Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 15.12.2017, 03:30
Ключевые слова
В. Вяземский, реформа ВВС

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура [136]
Боевые операции [55]
Личный состав, подготовка [90]
НИОКР [192]
Вооружение [215]
Техническое обеспечение [187]
Стратегия и тактика [124]
Форма, знаки различия, награды [7]
ТТХ [13]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 192
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » ВВС (Военно-воздушные силы) » Структура

Программа реформирования ВВС США часть 2 (2005)

Программа реформирования ВВС США

Полковник В. Вяземский,
полковник А. Романов

Начало ЗВО№1 2005

Для обеспечения национальной безопасности виды вооруженных сил (ВС) должны обладать значительными и устойчивыми преимуществами над потенциальным противником, предоставляя командующим объединен-оперативными формированиями самые эффективные решения для проведения широкого спектра совместных операций. Возможности, необходимые для достижения этого, конечно, с течением времени изменяются, вынуждая военнослужащих постоянно адаптироваться к складывающимся условиям и реформироваться. ВВС, как и другие виды ВС, внесли за многие годы значительный вклад в реформирование вооруженных сил. К числу примеров прошлых достижений в технологиях по разработке воздушной и космической техники относятся: реактивный самолет, сверхзвуковой полет, ракеты, ядерное оружие, космический корабль, дальняя авиация, высокоточные управляемые боеприпасы. На протяжении многих лет своей истории ВВС также подверглись значительным организационным и концептуальным изменениям, направленным на максимально эффективное использование этих возможностей. Процесс реформирования ВВС США продолжается и сегодня.
Цель «Программы реформирования ВВС». Первоначальный вариант этого документа, представленный министру обороны в июне 2002 года, был ответом на требование, изложенное в «Указаниях по военному планированию» на 2003 финансовый год: «подготовить и ежегодно обновлять для рассмотрения министром обороны план, определяющий временные рамки и позволяющий разработать особые возможности видов ВС, необходимые для достижения критичных оперативных целей реформирования, которые определены в «Указаниях по военному планированию» (2003) и во «Всестороннем обзоре состояния и перспектив развития вооруженных сил США» (2001), а также «изложить потребности в ресурсах для полного финансирования реформирования через «Оборонную программу будущих лет». .
Издание 2003 года основывается на положениях «Указаний по планированию реформирования», утвержденных министром обороны в апреле 2003 года, в которых дается определение стратегии реорганизации, роли и обязанностей в серии
«реформаторских задач», направленных на претворение этой стратегии в жизнь. В широком плане стратегия реформирования направлена на то, чтобы:
- разработать новые единые оперативные концепции и соответствующие связующие архитектуры, которые описывают, как объединенные оперативные формирования будущего должны вести боевые действия, чтобы добиться конечных результатов, определенных шестью оперативными задачами реформирования, определенными во «Всестороннем обзоре состояния и перспектив развития вооруженных сил США». Это описание должно быть достаточно детальным для того, чтобы определить потребности реформирования и их первоочередность в рамках оборонной программы;
- побудить виды ВС и объединенное командование единых сил подготовить «дорожные карты» реформирования для определения возможностей, требуемых едиными оперативными концепциями и обеспечивающими их архитектурами, и четко сформулировать, каким образом они намерены добиваться этих возможностей;
- приступить к быстрой разработке программ исследований, усовершенствований, испытаний и оценок для того, чтобы ускорить выполнение этих ориентиров и стимулировать альтернативные пути для лучшего достижения желаемых возможностей, не подвергая риску личный состав, технику или угрозе срыва стоящей текущей задачи;
- оценить и направить усилия по выполнению всех аспектов этого реформирования, рекомендуя исправления и пересмотры программ там, где это требуется.
Более конкретно «Указания по планированию реформирования» требуют следующих оценок:
- стратегическая оценка реформирования (разрабатывается управлением реформирования Пентагона) поможет министру обороны определить масштабы прогресса, достигнутого в ходе реформирования. Министерство обороны включит полученные рекомендации в следущие «Указания по планированию в области обороны»;
- в обобщенном докладе по результатам обзора программ и бюджета (составляется управлением анализа и оценки программ министерства обороны) суммируются реформаторские элементы оборонной, программы и проводится оценка стоимости программ видов ВС в свете их «дорожных карт» реформирования и выполнения инициатив;
- в документе «Дорожная карта»/Меморандум о программных целях (разрабатывается управлением анализа и оценки программ Пентагона) оцениваются «Меморандумы о программных целях», исходя из их согласованности с «дорожными картами» реформирования видов ВС, и предлагаются рекомендации, которые необходимо будет учитывать при рассмотрении программ.
«Указания по планированию реформирования» содержат несколько положений, отражающих взгляды министра обороны на цели нынешних и будущих реформаторских преобразований:
- «Эти «дорожные карты» продемонстрируют, каким образом виды ВС и объединенное командование единых сил намерены добиваться создания возможностей, необходимых для реализации единых оперативных концепций. После утверждения этих документов виды ВС должны разработать «Меморандумы о программных целях». Во время ежегодных обсуждений программ и бюджета «дорожные карты» реформирования будут использованы начальником управления анализа программ и оценки в качестве критерия для оценки реформаторской ценности этих «Меморандумов о программных целях.
- В этих документах, разрабатываемых в соответствии с «Указаниями по планированию реформирования» (2003 год), определен основной подход к оценке для всех подразделений министерства обороны, занимающихся реформированием. Очередной комплект обновленных «дорожных карт» будет касаться возможностей и соответствующей оценки шести задач реформирования и единых оперативных концепций. Кроме того, «дорожные карты» видов ВС позволят составить план для формирования единых возможностей в интересах единых оперативных концепций».
- «...виды ВС и объединенное командование единых сил создадут «дорожные карты» реформирования для достижения реформируемых возможностей (как предусмотрено шестью оперативными задачами) в интересах единых оперативных концепций и обеспечивающих операций. «Дорожные карты» реформирования определят развитие возможностей, необходимых для поддержки этих концепций, и будут служить в качестве основных планов для реализации оперативных концепций. Они определят конкретные шаги, которые должны предпринять структуры для того, чтобы использовать эти возможности с целью реализации единых концепций и концепций видов ВС».
- «Обновленные «дорожные карты» реформирования ... определят, каким образом структура планирует применить реформаторские архитектуры для будущих оперативных концепций, согласующихся с едиными оперативными концепциями и концепциями видов ВС, для того чтобы спрогнозировать, когда и каким образом будут реализованы возможности, оценить критичные возможности, отличающиеся от возможностей других видов ВС и управлений, которые необходимы для достижения целей, а также установить изменения в организационной структуре, оперативных концепциях, доктрине и уровне профессионализма личного состава».
Хотя реформаторская деятельность осуществлялась на протяжении всей истории ВС, термин «реформирование» в его настоящем контексте является совершенно новым и разными людьми понимается по-разному. Обширные, туманные и/или противоречивые определения вызвали не только неразбериху, но и привели к широко распространенному неправильному толкованию военных реформаторских усилий. Для того чтобы решить, какие мероприятия следует включать в «Программу реформирования ВВС США», и внести в нее стратегический контекст, ВВС в первую очередь должны дать определение понятию «реформирование».
Большая часть дискуссий, в ходе которых предпринимаются попытки охарактеризовать реформирование, по всей видимости, распадается на два главных направления. Сторонники первого связывают реформирование исключительно с так называемой «революцией в военном деле» или видят в нем переход от вооруженных сил «индустриального столетия» к ВС «информационного века». Сторонники второго рассматривают реформирование в более широком смысле, в контексте перехода от ВС периода «холодной войны» к вооруженным силам периода после «холодной войны». Ниже рассматриваются оба эти взгляда, а также концепция реформирования ВВС, которая учитывает и тот и другой подход.
Реформирование как «революция в военном деле». «Революция в военном деле» определяется как резкое увеличение боевых возможностей, которое меняет правила игры и делает статус-кво устаревшим.
«Революция в военном деле» сочетает новую революционную технологию с организационными и концептуальными изменениями, которые максимально повышают эффективность и потенциал этой технологии. «Революция в военном деле» не обязательно зависит от изменений обстановки или вызывается этими изменениями. Наоборот, эти изменения обстановки вызываются преимущественно новыми технологическими достижениями. Сторонники этой концепции склоняются к строго узкому взгляду на то, что действительно является «реформаторским», рассматривая, что имеет непосредственное отношение к новой революционной технологии, вызывающей «революцию в военном деле» и, соответственно, появление новых концепций и организационных изменений.
Защитники взгляда на реформирование как на «революцию в военном деле» утверждают, что крупные достижения в информационной технологии, разведке и управлении, а также в создании высокоточного кинетического и некинетического оружия радикальным образом преобразуют способы ведения войны. Вскоре командующие объединенными оперативными формированиями будут иметь возможность контролировать все боевое пространство, идентифицировать ключевые моменты и быстро передавать информацию об этом своим войскам, чтобы они могли применять высокоточные боеприпасы для уничтожения или поражения целей противника. Другими словами, командующий сможет победить противника, лишив его возможностей по управлению, вместо того чтобы вести кровопролитные изнурительные операции или оказать массированное воздействие без применения крупных группировок войск (воздушных, наземных либо морских). В свою очередь, это потребует перебросок меньших контингентов сил, уменьшит продолжительность конфликта и ограничит побочные потери. Кроме того, контролируя все боевое пространство с помощью современных средств управления, связи, компьютерного обеспечения, разведки и наблюдения, командующий также будет иметь возможность определять угрозы и своевременно доводить войскам информацию о них.
В контексте ведения воздушных и космических операций путями избежания угрозы и применения нужных сил в нужном месте и в нужное время являются тесно взаимосвязанные концепции ведения параллельной войны и операций, ориентированных на достижение желаемых результатов. Параллельные боевые действия предусматривают одновременное нанесение удара по тщательно отобранным целям, чтобы достичь особых результатов, в противовес нанесению ударов в последовательном порядке, чтобы уничтожить все, что содержится в перечне целей для поражения. До войны в зоне Персидского залива имелось три главных препятствия, которые делали параллельные боевые действия проблематичными: во-первых, существовала необходимость массированного воздействия, чтобы компенсировать недостаток высокоточного оружия, во-вторых, требовалось большое количество средств для подавления систем ПВО противника и, в-третьих, отсутствовала концепция оперативного уровня, ориентированная на результаты, с целью установления контроля над противником, а не полного его уничтожения. Разработки малозаметных самолетов и высокоточного оружия, способность проводить информационные операции, а также новая оперативная концепция позволили преодолеть эти препятствия и сделать возможными ведение параллельных боевых действий.
В то время как параллельные боевые действия - это проявление «революции в военном деле», операции, ориентированные на достижение желаемых результатов, - это критичный вспомогательный элемент. Главная идея последних состоит в разработке боевых действий, направленных на достижении желаемых результатов кампании в интересах национальной безопасности, а не просто нанесение предусматривающих ударов по целям, чтобы уничтожить силы противника. Цель
заключается в том, чтобы осознать результат, который требуется на поле боя, и затем добиваться его более целенаправленно и действенно. Операции, ориентированные на достижение желаемых результатов, могут предусматривать нанесение ударов по меньшему числу целей с применением меньшего количества ВВТ, уклонение от угроз со стороны противника, сведение к минимуму последствий действий противника, а также возможных побочных разрушений и потерь среди гражданского населения, которые бывают при проведении более традиционной воздушной кампании. Такие операции направлены также на объединение и координацию всех элементов национального потенциала, военного и гражданского секторов, чтобы добиться нужных целей, воздействуя на волю руководства противника. Операции, ориентированные на достижение желаемых результатов, требуют системного анализа данных разведки, который раскрывает замысел противника, а также обеспечение возможности применять эти данные и всю сопутствующую информацию в нужном месте и в нужное время, вести боевые действия в правильном порядке с использованием широкого спектра средств, включая нелетальное оружие и информационные операции.
В то время как принципы операций, ориентированных на достижение желаемых результатов, могут быть применены на любом этапе военной кампании, относительные преимущества воздушно-космического потенциала - скорость, дальность, маневренность, гибкость, точность, перспективность и летальность - входят как неразрывное целое в эту стратегическую конструкцию.
Однако нынешние ограничения как в технологической, так и в организационной структуре не дают военным возможности использования полного потенциала параллельных боевых действий и операций, ориентированных на достижение желаемых результатов. Устранение этих ограничений за счет применения нелетального оружия, проведения информационных операций, использования миниатюрных боеприпасов, средств борьбы с ОМП и систем космического базирования - главная цель происходящей революции в военном деле.
Реформирование ВС периода «холодной войны» в ВС после «холодной войны». Второе направление рассматривает реформирование в более широком смысле - в контексте изменения ВС США от сил периода «холодной войны», предназначенных главным образом для боевых действий, препятствующих вторжению стран Варшавского Договора в Западную Европу, и для сдерживания ядерного нападения путем угрозы подавляющего ядерного возмездия, в силы, способные противостоять широкому спектру новых вызовов, исходящих от множества потенциальных противников. Поэтому многие реформаторские усилия, которые дадут Соединенным Штатам возможность противостоять новым реалиям, могут не быть «революционными», или «реформаторскими», как считают сторонники концепции «революции в военном деле». Другими словами, вместо того чтобы приравнивать реформирование к «революции в военном деле», сторонники второго направления склонны рассматривать такую «революцию» как одну из составляющих или категорий реформирования.
Кроме того, сторонники первого направления часто утверждают, что только «революция в военном деле» способна помочь ВС США более эффективно вести боевые действия против традиционного военного противника в ходе конфликта с применением обычных вооружений, игнорируя многие новые, нетрадиционные угрозы, на которые «революция в военном деле» будет иметь ограниченное воздействие. Сегодняшние условия имеют много новых характеристик, которые требуют, чтобы ВС «реформировались».
Асимметричные меры, применяемые противником. Военно-политическое руководство большинства государств анализируя уроки войны в зоне Персидского залива уяснило бесполезность попыток победить США в обычной войне. Вместо этого от них можно ожидать использования широкого спектра «асимметричных» мер, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам. К их числу относятся:
- применение крылатых и баллистических ракет и оружия массового поражения с целью в первую очередь удержать США от ответных действий;
- ведение информационных операций, особенно атак на американские компьютерные сети, психологических операций, терроризм и операций в космосе;
- стремление вести боевые действия не с целью победить, а скорее с целью не проиграть в попытке сломить политическую волю США и их союзников;
- новые способы маскировки и введения в заблуждение, которые со временем будут становиться все более изощренными. К их числу относятся укрепленные объекты, обман и маскировка (использование макетов объектов и камуфляж), операции в городских условиях и частые перемещения под прикрытием ночи или при неблагоприятных погодных условий.
Негосударственные субъекты. Многие из противников США, возможно, будут представлять собой не войска, применяющие обычное оружие. Наоборот, это, скорее всего, будут террористы, наркодельцы или партизанские группы. Соединенные Штаты намерены разработать новые концепции сдерживания этих противников, к которым традиционные концепции сдерживания неприменимы.
Возросшее количество миротворческих операций. Необходимость поддерживать стабильность в неблагополучных странах значительно возросла - отсюда повышенная потребность в миротворческих операциях, которые предполагают использование ряда «нетрадиционных» возможностей.
Доступ противника к новым технологиям. Потенциальные противники тоже исследуют быстро развивающиеся технологии в области нанесения ударов и разведки, стоимость которых повсюду уменьшается, что делает их более доступными. Распространение оружия массового поражения также сделало его технологии более доступными. Кроме того, быстрое развитие нанотехнологии, генной инженерии и других современных наук создаст множество потенциальных угроз в будущем.
Уменьшившаяся безопасность территории США. Как наглядно показали акты терроризма в городах Нью-Йорк и Вашингтон, территория Соединенных Штатов находится под значительно возросшей угрозой. Ответ на эту угрозу потребует больших изменений как в вооруженных силах, так и в гражданском секторе страны. Для защиты от этих новых угроз необходимо проявлять больше упорства и бдительности, чем основная часть американцев привыкла проявлять. Боевые части и подразделения могли бы привлекаться к обеспечению внутренней безопасности, но это привело бы к некоторому ослаблению возможностей министерства обороны по успешному проведению боевых операций в передовых районах. Возможность ВС США осуществлять переброски в условиях нападения на территорию страны представляет еще один дополнительный повод для беспокойства. Роль Пентагона в обеспечении внутренней безопасности также должна быть тщательно взвешена в свете существующих национальных законов и политических соображений, ограничивающих участие МО в укреплении внутреннего порядка и сборе разведывательной информации.
Непредсказуемые угрозы. В целом угрозы Соединенным Штатам сегодня непредсказуемы как по своей сущности, так и месту. Страна должна быть готовы к широкому спектру угроз.
Ограниченный доступ к передовым базам. США имеют ограниченный доступ к передовым базам, необходимым для проведения крупных военных операций. В результате американские ВС становятся все более экспедиционными по своему характеру и поэтому должны обладать большими возможностями в плане мобильности.
Изменяющийся характер коалиционных операций. Во времена «холодной войны» руководство ВС США в большинстве случаев рассчитывало на потенциал официальных партнеров и союзников. Эти официальные союзы будут оставаться критичными и для будущего планирования. Однако недавние операции показали, что количественный и качественный состав и определенный для этих целей характер будущих союзов являются еще более неопределенными. Кроме того, в отличие от «холодной войны» вклад союзников может быть, со значительными исключениями, лучше измерен в терминах политической поддержки и обеспечения доступа к объектам, чем боевым потенциалом. Чтобы противостоять этим новым реалиям, сторонники второго направления склонны доказывать, что Соединенные Штаты должны усовершенствовать свои возможности, осуществив переход от сил, предназначенных только ведения высокоинтенсивных боевых действий с применением обычных средствлоражения, к силам, подготовленным к широкому спектру будущих вооруженных конфликтов.
Определение реформирования. Оба вышеуказанных взгляда на реформирование содержат веские доказательства и взаимно не исключают друг друга. Независимо от того, представляют ли они действительно революцию, быстрые достижения в технологии позволяют значительно повысить возможности ВС, что потребует серьезных изменений в порядке ведения обычных боевых действий. В то же время нынешние условия безопасности резко отличаются от тех, которые были до распада Советского Союза. И ВС США должны адаптироваться вне рамок происходящей «революции в военном деле» к широкому спектру угроз.
В «Указаниях по планированию реформирования» дается следующее определение процесса реформ: «Реформирование - это процесс, который изменяет характер военного соперничества и сотрудничества через новые сочетания концепций, возможностей, людей и организаций, которые используют наши национальные преимущества и защищают нас от асимметричных угроз для удержания нашей стратегической позиции, способствующей поддержанию мира и стабильности на Земле».
Кроме того, «изменение характера военного соперничества в конечном счете озна-
чает пересмотр определении стандартов для достижения военного успеха путем выполнения военных задач, которые ранее были невыполнимыми, исключая те, которые требовали больших расходов и риска. Военнослужащие Соединенных Штатов понимают нынешние стандарты успеха, потому что они готовятся к суровым стандартам самым реалистически возможным образом. Исходя из этого, мы можем сравнить и оценить новые оперативные концепции, которые используют новые организационные структуры, возможности и доктрину для достижения военных целей, и решить, являются ли они достаточно реформаторскими, чтобы заслуживать крупного инвестирования. В конце концов, такие усилия сделают предыдущие способы ведения боевых действий устаревшими и обеспечат успех в военных операциях».
Цель реформирования министерства обороны, согласно «Указаниям по планированию реформирования», заключается в том, чтобы создать вооруженные силы, способные к ведению к концу этого десятилетия следующих боевых действий:
- постоянные штабы объединенных оперативных формирований будут осуществлять ориентированное на достижение желаемых результатов адаптивное планирование в ответ на ситуации чрезвычайного характера с целью отразить угрозы противника, используя разнесенные на местности модульные формирования, способные проводить параллельные и совместные операции;
- ВС США превзойдут противника с точки зрения его возможностей по противодействию вторжению за счет комплексного проведения более эффективных мероприятий по устранению угрозы заражения территории, повышения мобильности и борьбы с критичными по времени целями;
- ВС США в максимальной степени достигнут асимметричных преимуществ настолько, насколько это только возможно, используя возможности систем управления, связи, компьютерного обеспечения, разведки и наблюдения, которые обеспечивают единую ситуационную осведомленность о боевом пространстве, быстрое и точное наведение оружия на цель, обратную связь и создают другие необходимые предпосылки для ведения сетецентричных боевых действий;
- объединенные оперативные формирования видов ВС, обладающие ситуа-
ционной осведомленностью, будут более легко маневрировать на поля боя и вынудят противника сосредоточиваться там, где с максимальной эффективностью могут быть применены возможности высокоточного поражения.
Представляются важными несколько разъяснений взглядов руководства ВВС на реформирование в боевой составляющей.
1. Истинное реформирование является результатом не одноразового улучшения, а длительных и решительных усилий в широком кругу об-
ластей. Каждая область имеет начальную и конечную точку и находится на разной стадии развития, но сфокусирована на том, чтобы способствовать улучшению целого. «Программареформирования ВВС США» делает «моментальный снимок во времени» этих областей.
2. Руководство ВВС считает, что значимое реформирование требует интеграции повышающихся возможностей ВВС и возможностей других видов ВС, а также гражданского сектора. Реформирование ВВС не может осуществляться в вакууме.
3. Реформирование - это не просто новые технологии. Оно обычно предполагает объединение технологий с чем-то или со всем из следующего:
- адаптируя существующие возможности и используя их новым образом;
- внося изменения в организационную структуру, что повышает ее эффективность;
- внося изменения в военную доктрину и оперативные концепции таким образом, чтобы эти изменения касались боевой подготовки, тактики, методов и процедур, которые определяют необходимость развертывания войск или пути управления либо взаимодействия друг с другом, чтобы получить лучшие результаты.
4. Вероятно, будет невозможным, необходимым или желаемым реформировать все вооруженные силы сразу. Исторически реформы затрагивают не все войска. Кроме того, попытка реформировать все ВС сразу может быть опасной, если оценка будущих угроз окажется неправильной. В результате может появиться формирования неправильного типа , полностью неспособного к отражению действительной угрозы.
5. Реформирование не должно предприниматься в ущерб текущим важным операциям, боевой готовности, развитию инфраструктуры и поддержанию соответствующего уровня подготовки личного состава. Между этими потребностями должно сохраняться тщательно выверенное равновесие в связи с ограниченными ресурсами.
Во «Всестороннем обзоре...» 2001 года содержится оборонная стратегия' (известная как формула «1-4-2-1»), которая предписывает видам ВС порядок укомплектования и организации своих сил и средств, чтобы: 1 - защищать Соединенные Штаты; 4 - сдерживать агрессию и насилие в четырех критических регионах; 2 - быстро отражать агрессию в двух совпадающих по времени крупных конфликтах...; 1 - ...и в то же время сохранять за президентом вариант, предусматривающий решительную победу в одном из этих конфликтов.
В дополнение к освоению возможностей, необходимых для выполнения стратегии «1-4-2-1», «Всесторонний обзор...» требует, чтобы Соединенные Штаты были способны проводить некоторое количество операций меньшего масштаба, а также обеспечивали возможность наращивания сил, достаточных для уменьшения риска. Предпринимаемые и запланированные усилия по реформированию ВВС значительно увеличивают их возможность реализовать эту стратегию и позволят осуществить это меньшими силами и средствами. В этот период важно, чтобы ВВС (и другие виды ВС) поддерживали численность на необходимом уровне, что обеспечит эффективную реализацию оборонной стратегии и критичные возможности, которые будут оставаться необходимыми в предсказуемом будущем.
ВВС должны также реформироваться в критичных областях, касающихся личного состава, включая его морально-психологическое состояние и качество жизни. Реформирование невозможно без комплектования, боевой подготовки, образования и сохранения разнообразного сочетания людей, обладающих многими навыками, разумом и личными качествами, соответствующими главным ценностям ВВС, необходимым для того чтобы отвечать на динамичные вызовы XXI века, а также для обеспечения соответствующего качества жизни военнослужащих ВВС и их семей.
6. Не каждое изменение является реформой. Определить различия между реформаторскими и нереформаторскими усилиями, однако, нелегко. Этот вопрос
стоит в центре дискуссий при определении реформирования. Реформаторские усилия, являются ли они программами, концепциями или адаптацией организаций, должны приводить к значительному повышению возможностей по ведению боевых действий или умению отвечать на новые вызовы. Не все усилия обеспечивают это.
К сожалению, не существует ни одной системы измерения или рамок, что позволило бы сказать: «Выше этой черты программа, концепция или организационное изменение является реформаторским, а ниже - нет». Является ли технология, увеличивающая возможности в определенной области в 5 раз, реформаторской, а технология, обеспечивающая повышение этих способностей в 4 раза, нереформаторской? Отсюда даже делается ошибочный вывод, что реформируемые возможности вообще являются количественно определяемыми. Такая система измерений исходит из того, что реформирование только включает в себя значительные улучшения существующих возможностей. Она игнорирует тот факт, что многие реформаторские усилия направлены на то, чтобы адаптироваться к условиям периода после «холодной войны», что не всегда требует улучшений одной и той же возможности, но различных возможностей, вместе взятых, которые несопоставимы с существующими. В конечном счете определение того, что является реформаторским, заканчивается призывами к оценкам с точки зрения качества, которые исходят от информированного руководства, основывающего свое мнение на согласованных стандартах.
Руководство ВВС предпочитает концентрироваться больше на реформируемых возможностях, чем на реформаторских программах или технологиях, потому что новая технология либо программа часто должна быть объединена с новой-оперативной концепцией и/или организационным изменением, чтобы реформа была результативной. Самым известным историческим примером этого является тот факт, что в начале Второй мировой войны французы имели больше танков, которые были лучше германских. Однако последние интегрировали свои танки с новой концепцией и организацией (блицкриг) и другими новыми системами, такими как пикирующие бомбардировщики, и этим произвели реформаторский эффект, который революционизировал приемы ведения войны того времени.
Чтобы решить, что включать в «Программу реформирования ВВС США» для выполнения требований руководства министерства обороны по определению предпринимаемых усилий и обоснованного финансирования, руководство этого вида ВС первоначально разработало перечень возможностей, согласующихся с определением термина «реформирование». К этим возможностям оно отнесло те, которые, по его мнению, необходимы для достижения целей новых оперативных концепций ВВС, реформаторских задач «Всестороннего обзора состояния и перспектив развития вооруженных сил США» и «Перспективы ВВС». Затем руководство ВВС определило те исследуемые ключевые программы и концепции будущих систем, которые, по всей вероятности, являются критично важными для того, чтобы сделать эти реформируемые возможности действующими после объединения их с новыми оперативными концепциями и/или организационными изменениями. Однако необходимо подчеркнуть, что эти перечни являются предварительными. Они могут быть изменены после того, как будет закончена разработка новых оперативных концепций и оценка возможностей и риска.
7. Реформирование требует нового уровня взаимодействия между исторически изолированными сообществами в составе ВВС. Скорость и гибкость, с которыми последние должны реагировать на возрастающие угрозы, означают, что этот вид ВС уже не может позволить себе последовательно перемещать развитие новых возможностей от одной функции к другой. ВВС должны работать в параллельном и постоянном сотрудничестве, чтобы переводить многообещающие технологии из лаборатории в войска как можно быстрее и эффективнее.
8. Важно подчеркнуть, что реформы направлены не только на изменение способов ведения боевых действий. Они предусматривают также к изменения в том, как военнослужащие занимаются деловой деятельностью и как они работают с другими структурами национального потенциала и союзниками США.

(Продолжение следует)

"Зарубежное военное обозрение" 2005 №3 С.41-50

Категория: Структура | Добавил: pentagonus (26.03.2005) | Автор: Полковник В. Вяземский

Просмотров: 2559 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг Военных Ресурсов