Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 23.05.2018, 21:38
Ключевые слова
А. Краснов, БЛА-применение

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура [137]
Боевые операции [55]
Личный состав, подготовка [90]
НИОКР [196]
Вооружение [217]
Техническое обеспечение [190]
Стратегия и тактика [126]
Форма, знаки различия, награды [7]
ТТХ [13]

Поиск


Наш опрос
Война дронов
Всего ответов: 16
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » ВВС (Военно-воздушные силы) » Вооружение

Беспилотные летательные аппараты: от разведки к боевым действиям ч2 (2004)

Беспилотные летательные аппараты: от разведки к боевым действиям ч.2

А. Краснов, доктор военных наук, профессор;
полковник А. Путилин

Окончание. Начало см.: – Зарубежное военное обозрение. – 2004. – No4. – С.41–47.
Управление перспективных исследований министерства обороны США (DARPA) возобновило интерес к разработке небольших БЛА, которые имеют большие размеры и обладают более высокой эффективностью, чем аппараты класса «микро». Эта концепция воплотилась в БЛА «Хорнет» с топливными элементами и «Уосп» (WASP) с литиевой батареей. Эти аппараты созданы по схеме типа летающее крыло и имеют размах крыла 0,33–0,38 м.

Расчетная продолжительность полета БЛА «Хорнет» составляет 3 ч, однако в ходе испытаний он находился в воздухе только 5 мин. Как отмечают зарубежные эксперты, требовалась доработка топливных элементов аппарата в соответствии с условиями влажности воздуха.

Управление DARPA отказалось от варианта БЛА с топливными элементами и сконцентрировало свое внимание на системе «Уосп». В ходе одного из исследовательских полетов БЛА находился в воздухе 1 ч 47 мин, однако на его борту не было полезной нагрузки. В настоящее время специалисты продолжают поиск работы по созданию автопилотов и других систем, которые сделают возможным использование такого аппарата неквалифицированным оператором.

БЛА, рассчитанные на полет с переходом на режим зависания, привлекли внимание научно-исследовательской лаборатории ВВС США. Предполагается, что подобные аппараты будут использоваться для решения таких задач, как обеспечение подразделений сил специальных операций, ведение наблюдений в целях охраны портов и баз, а также доставка нелетального оружия. Лаборатория заключила контракт с компанией «Аэро Вайронмент» на создание БЛА вертикального взлета и посадки (ВВП) «Скай Тоут». Данный БЛА напоминает опытные образцы истребителей вертикального взлета и посадки XFY-1 «Пого» фирмы «Конвэр» и XFV-1 – «Локхид-Мартин», разработка которых проводилась в 1950-х годах. Эти самолеты оснащались большими воздушными винтами противоположного вращения с системой управления общим и циклическим шагом. Так, БЛА «Скай Тоут» имеет длину 1,5–1,8 м и оснащается двигателем, работающем по циклу Ванкеля. Первый полет данного БЛА запланирован на конец 2004 года.

Европейский аэрокосмический и оборонный концерн EADS в последние годы увеличивает инвестиции в разработку беспилотных летательных аппаратов, в том числе малоразмерных беспилотных вертолетов с поршневыми двигателями. В частности, согласно заявлению пресс-секретаря одного из подразделений компании, в настоящее время ведутся испытания малоразмерных беспилотных аппаратов вертолетного типа «Скорпио», предназначенных для ведения разведки и наблюдения. Эти аппараты несколько отличаются по массогабаритным характеристикам и могут совершать полет на удалении до 10 км от пункта управления. Они имеют взлетную массу от 13 до 38 кг, скорость 35–50 км/ч, могут нести полезную нагрузку от 6 до 15 кг, и совершают полет на высотах до 2 000 м в течение 1–2 ч. Установленное на их борту оптико-электронное оборудование работает днем и ночью, обеспечивая передачу видеоизображений через линию связи на наземный пункт управления. По мнению экспертов, аппараты EADS могут применяться для выполнения самых разнообразных задач, таких как разведка и наблюдение, в том числе в населенных пунктах, обеспечение антитеррористических операций, защита VIP-персон и многие другие.

Сообщается, что к обеим европейским мини-БЛА был проявлен особый интерес со стороны представителей силовых ведомств различных стран.

Отмечается также, что аппараты военного назначения, как правило, состоят на вооружении специализированных авиационных подразделений. США, Израиль, Франция и ряд других стран, обладающие такими БЛА, достигли заметных успехов по их применению ходе ведения боевых действиях, для охраны границ и в миротворческих операциях. Однако, по мере того как выгоды использования БЛА становятся все более очевидными, спрос на них начинает превышать возможности специализированных авиаотрядов.

В последнее время возник интерес к тактическим БЛА, которые могут использоваться сухопутными подразделениями и входить в состав их штатного оснащения. Существующие тактические БЛА имеют ограничения по условиям базирования, поскольку могут запускаться с трейлеров, оборудованных катапультами, для посадки таких аппаратов необходимы ВПП, а для трейлеров нужны дороги. К тому же на практике тактические БЛА рассматриваются всего лишь как разновидность «стратегических», отличающиеся от последних меньшей продолжительностью полета, поэтому к ним применяются такие же процедуры постановки задачи, командования и управления, только на более низком уровне.
Переносные микро-БЛА, запускаемые вручную или с помощью подручных средств, в этом отношении обладают большей гибкостью, но имеют ограничения по массе. В разгар боевых действий они вообще могут быть признаны непригодными к использованию. Для обеспечения эффективного использования даже самых малоразмерных военных БЛА требуются значительные инвестиции. В то же время вооруженные силы ряда стран вообще не могут позволить себе роскоши иметь БЛА, тем более однократного применения.
Таким образом, строительство БЛА на Западе продолжается высокими темпами. Однако военные аналитики предупреждают, что если не так давно создание новых БЛА было нечастым явлением, то сейчас быстрый рост научно-технического прогресса, появление иных технологий и материалов ведут к почти ежегодному созданию новейших БЛА или их модификаций, и нет теоретических препятствий ускорению этого процесса. Считается, что поступающие на вооружение БЛА, особенно с изменением облика войн, будут быстро устаревать, хотя их разработка обходится очень дорого.
Если о перспективах развития БЛА в техническом плане в американских СМИ говорится много и охотно (возможно в целях рекламы и нежелания уступать рынок), то об их боевом применении в войнах будущего высказывания военных исследователей и руководителей ВВС очень скупы и касаются главным образом войн ближайшего десятилетия. Более отдаленные перспективы затрагиваются только в общих чертах.
Каким же образом представляются боевые действия БЛА? Разрабатывая предположительные сценарии, их авторы выдвигают различные концепции, из которых наиболее рельефно вырисовываются следующие.
Концепция первая: БЛА разведывают и обозначают цели. Гипотеза разрабатывается главным образом применительно к бесконтактным или дистанционным войнам. В таких войнах, где, по замыслу их идеологов, победа будет достигаться путем подрыва военно-экономического потенциала противостоящей стороны, но без вступления войск на ее территорию, БЛА должны стать одним из основных средств вскрытия и уточнения характеристик разнесенных на местности, подлежащих поражению жизненно важных военно-экономических центров, объектов энергетики и других, без которых жизнедеятельность и функционирование государств окажутся невозможными. В пользу этой концепции приводится немало аргументов, среди которых опыт боевых действий авиации в Югославии и Афганистане, где основные ее операции проводились на удаленных от США территориях. При этом управляемое оружие применялось с самолетов С удаленных рубежей без предварительного целеуказания и наведения с пунктов управления. Такая ситуация приводила к недостаточной эффективности ударов, а использование же в этих целях самолетов ДРЛО оказалось весьма дорогостоящим. Выходом из этой ситуации явилась организация передачи с борта разведывательных БЛА телевизионных изображений местности и объектов в кабины экипажей боевых самолетов, что, по заявлениям американских аналитиков, впервые было осуществлено в ходе боевых действий авиации в Афганистане. В связи с этим считается возможным возложить на БЛА и задачи непосредственного целеуказания высокоточным системам оружия и контроля результатов ударов.
В качестве возможных платформ таких систем рассматриваются высотные разведывательные БЛА RQ-4 «Глобал Хок» (США) и «Игл» (европейский концерн EADS) с практическим потолком более 20 км и продолжительностью полета не менее суток, но при условии установки на них более мощных РЛС, ИК-аппаратуры и средств радиотехнической разведки. При необходимости непрерывного контроля за обстановкой эти БЛА могут постоянно находится над заданным районом со сменой аппаратов в воздухе.
Концепция вторая: БЛА сражаются. Согласно ей на ударные БЛА могут быть возложены две основные задачи. Первая из них - подавление ПВО ключевых военно-экономических объектов противника и вторая - выборочное поражение самих объектов в зависимости от степени их важности. С дальнейшим улучшением точностных характеристик вооружения БЛА могут назначаться малоразмерные объекты инфраструктуры (мосты, переправы, командные пункты).
Данная концепция считается менее разработанной из-за недостаточной материальной базы и боевого опыта. Вначале ее авторы опирались на результаты летных испытаний модернизированного разведывательного БЛА RQ-1А «Пре-датор» с установленными на нем УР AGM-114 «Хеллфайр» (на полигоне ракеты поразили 12 из 16 целей). Далее несколько БЛА «Предатор» в ударном варианте с обозначением MQ-1 были направлены в Афганистан, где они участвовали в боевых действиях США и продемонстрировали высокую точность ударов по группам боевиков «Аль-Каиды» и «Талибан». В качестве примера в иностранной печати неоднократно приводился удар по одной из кабульских гостиниц, где, по данным американской разведки, размещались командиры террористичекой группировки «Аль-Каида». При этом атаки выполнялись не по зданию в целом, а по окнам тех номеров, в которых якобы поселились боевики. Тем не менее, по заключению экспертов ВВС, эти малоскоростные и слабоманевренные летательные аппараты, несмотря на большой радиус действия (до 4 000 км), не приспособлены для преодоления перспективной ПВО.
Концепция действий ударных БЛА получила дальнейшее развитие с началом более глубоких исследований по программе UCAV (Unmanned Combat Air Vehicle), конечным результатом которой ставится создание боевых БЛА к 2010 году. Пока же разработчики гипотезы ориентируются на проходящие летные испытания экспериментальные боевые аппараты UCAV X-45 (заказчик министерство ВВС США) и Х-47 (ВМС) с максимальным радиусом действия 1 660 км и управляемыми авиационными бомбами и ракетами.
При разработке основ боевого применения ударных БЛА военные аналитики предусматривают следующую последовательность их действий: полет в заданный район, поиск объектов, передача на КП изображений для идентификации целей, их поражение по команде с земли и последующее возвращение к месту базирования. Удары рекомендуется наносить с больших высот, на которых эти БЛА менее уязвимы для ПВО противника. После нанесения ударов БЛА могут продолжать полет на заданной высоте для сбора информации либо ожидать команды для ударов по другим объектам. Если же какой-либо объект представляет исключительную важность, то по нему следует наносить единственный удар с минимальной дистанции, используя приемы камикадзе. Могут быть и другие варианты, например, при высокой неопределенности обстановки нахождение в зоне патрулирования с последующей посадкой на базу, если необходимости в ударах не будет.
Реакция экспертов на это предположение неодинаковая. Одни считают, что в ней завышены боевые возможности БЛА даже с учетом перспектив развития и с нескрываемой иронией называют ее научной фантастикой. Они утверждают, что, приобретая функции ударных средств за счет оснащения боеприпасами и прицельной аппаратурой, БЛА теряют такие положительные качества, как малые габариты и высокая маневренность. Другие соглашаются, что привкус фантастики здесь имеется, но строить гипотезы - право ученых. К тому же принципиально новые идеи часто остаются непонятыми современниками и могут быть реализованы в отдаленной перспективе.
Третья концепция: БЛА ведут радиоэлектронную борьбу. Эта идея согласуется с принятыми на Западе концепциями информационно-психологических войн, также ориентированными не на сражения с участием больших по численности армий и уничтожение живой силы и техники, а на приведение в небоеспособное состояние систем управления войсками и оружием и морально-психологическое воздействие на противостоящую сторону.
По мнению авторов этого варианта, в напряженном ритме информационного противоборства, когда каждая из сторон будет стремиться упредить другую и нанести ей максимальный информационный ущерб, БЛА предстоит участвовать в массированном радиоэлектронном подавлении объектов противника и тем самым увеличить для него неопределенность обстановки. При обнаружении радиоизлучающих объектов такие аппараты должны определять их принадлежность и координаты, которые сразу же вносятся в системы самонаведения УР, а затем поражать выявленные цели либо подавлять их помехами. При этом, учитывая наличие на ТВД единого информационного поля, можно свести к минимуму или вообще не использовать бортовые датчики аппаратов, а обеспечивать БЛА информацией об окружающей обстановке через каналы обмена данными от спутников или наземных источников.
Вместе с тем БЛА смогут участвовать и в «психологических войнах», в которых основным объектом воздействия становится общественное сознание людей. Эта задача может решаться постановкой помех широковещательным радио- и телевизионным центрам, разбрасыванием листовок и другой агитационно-пропагандистской литературы и даже демонстративными полетами отдельных аппаратов на малых высотах - все для того, чтобы сломить волю противостоящей стороны к сопротивлению, создать атмосферу тревоги, страха, неуверенности среди войск и населения.
Информационное воздействие на противостоящую сторону согласно этой концепции может осуществляться с помощью БЛА еще до развязывания военных действий, с тем чтобы держать ее в постоянном напряжении и неведении относительно своих реальных намерений. Тактика применения аппаратов в этом случае может сводиться к полету БЛА на ложных направлениях и имитации действий крупных сил авиации.
При известных обстоятельствах такие действия БЛА могут перерастать в демонстрацию силы и явиться составной частью неядерного сдерживания, чтобы заставить потенциального противника отказаться от развязывания военного конфликта. Правда в настоящее время политическое руководство НАТО рассматривает сдерживание как элемент политического давления на противостоящую сторону, и не более того.
Концепция четвертая: роль БЛА в борьбе с системой противовоздушной обороны. По своей сути она является непременной составляющей всех предыдущих концепций и разрабатывается применительно к перспективным многоэшелонированным, многослойным системам ПВО. По мнению западных аналитиков, такие системы будут представлять серьезную опасность для БЛА еще на дальних подступах к объектам, а для пилотируемой авиации могут оказаться вообще непреодолимыми.
Решающим фактором неуязвимости БЛА в зонах ПВО является скрытность полета за счет их малой заметности в оптическом, инфракрасном и других диапазонах электромагнитного спектра, достигаемая с помощью технологии «стеле». Малая уязвимость БЛА будет обеспечена за счет действий на больших высотах полета, способности создавать помехи средствам ПВО, поражать их, а также, реагируя на противодействие противника, какие-то участки маршрута проходить в автономном режиме без излучения аппаратуры.
Есть у этой гипотезы и другой аспект. Если мощное противодействие системы ПВО будет настолько велико, что практически не останется никаких шансов на успех, то последним шансом может быть массовый пуск БЛА с плотностью налета, превышающей возможности ПВО по его отражению, с целью вызвать огонь на себя и истощить запасы ЗУР противника. При этом, как считают эксперты ВВС, произойдет смена понятия «преодоление противодействия ПВО». Речь пойдет не столько о преодолении, сколько о провоцировании ПВО. По расчетам экспертов, нападающая сторона рискует потерять до 50 проц. БЛА, но зато проложить путь крылатым ракетам к объектам. Авиация же постепенно превратится в эффективного носителя высокоточного оружия или, как ее называют в западных СМИ, «подносчика боеприпасов».
Пятая концепция: БЛА и пункты управления. Исследуя вопросы управления БЛА с наземных и воздушных пунктов управления, западные военные аналитики полагают, что именно они призваны раскрыть потенциальные возможности перспективных БЛА, «научить» их решать новые, неординарные задачи. Однако деятельность управляющих ими операторов значительно усложнится. Им будет необходимо сформировать оптимальные маршруты полетов БЛА для проникновения к объектам на большую глубину, координировать совместные действия некоторого количества аппаратов и выполнять другие функции в условиях острого дефицита времени, находясь за многие сотни километров от объектов разведки ударов. Считается, что отсутствие непосредственного контакта с противником позволит операторам проявлять больше инициативы, находчивости, однако объем решаемых задач будет превышать их физиологические возможности. Ошибки же и задержки в выдаче команд даже на несколько секунд могут привести к срыву заданий и потерям БЛА.
Ожидается, что принципиально новым в области управления БЛА, и в частности аппаратами UCAV, будет их оборудование компьютерными системами с искусственным интеллектом (экспертными системами), что позволит этим аппаратам без вмешательства операторов или при потере связи с ними осуществлять распознавание объектов, применять средства поражения и вырабатывать другие логические действия. Каких-либо конкретных данных об этом в западной прессе не приводится, но, как полагают зарубежные военные обозреватели, возможно, удастся полностью автоматизировать режим полета БЛА вплоть до возвращения на базы, а для управления аппаратом операторам потребуются совершенно другие навыки, равно как и иное распределение функций управления между наземными, воздушными пунктами и бортовыми средствами БЛА. В этом отношении наиболее перспективным окажется поколение, воспитанное на компьютерных играх. Тем не менее, даже если удается запрограммировать аппарат на самостоятельный поиск и поражение объектов, то операторам по-прежнему необходимо обладать оперативно-тактическим мышлением - последнее слово остается за ними.
В этой связи подчеркивается, что для БЛА не требуется регулярных тренировочных полетов и они могут находиться на длительном хранении в готовности к применению, а их операторы будут проходить систематическую подготовку на тренажерах, которые довольно легко создать.
На фоне неконтактных, информационных и других войн проблеме разработки БЛА для ведения борьбы в войнах с международным терроризмом руководители западных стран уделяют недостаточно внимания. И это несмотря на то что терроризм в его перспективных высокотехнологических формах, включая применение химико-биологического и других видов оружия массового поражения, становится более опасным явлением современности, чем прочие войны, которые пока являются теоретическими изысканиями военных ученых.
Такому парадоксальному обстоятельству военные аналитики дают два объяснения. Во-первых, характер вооруженного противоборства с терроризмом вряд ли будет связан с большим количеством крупноразмерных сложных объектов и преодолением мощной ПВО, и поэтому нет надобности в каких-то сверхновых «антитеррористических аппаратах». Во-вторых, после свершения терактов в городах Нью-Йорк и Вашингтон, а также в ходе антитеррористической операции в Афганистане основной акцент в борьбе с терроризмом в США делается на создание министерства национальной безопасности, преобразование армейских подразделений в мобильные формирования и внедрение в мировую практику международно-правовых принципов и норм, призванных оградить общество от угрозы терроризма. Но, в таких условиях для БЛА не останется достойного места в нише современного вооружения.
Правда, есть и более прагматичные комментарии. Многие военные специалисты на Западе полагают, что именно БЛА, как и прежде, незаменимы при выявлении очагов терроризма и отслеживании террористических акций. Особенно это важно, если в результате терактов возникнут обширные зоны радиоактивного заражения местности и потребуется длительное наблюдение без присутствия человека. Но для этого вполне достаточно уже эксплуатируемых аппаратов, имеющихся во многих странах.
И наконец, важнейшим концептуальным положением является роль и место БЛА в войнах будущего. По этому поводу в военно-научной среде западных стран продолжается давняя дискуссия. Часть видных военачальников и авиационных командиров сомневаются, смогут ли БЛА с присущей им формальной логикой быстро ориентироваться в обстановке, неадекватной ожидаемой, даже при наличии управляющих ими высококвалифицированных операторов. Не забывают сказать они и о малой эксплуатационной надежности таких аппаратов, сложности управления ими, особенно если в воздухе находится большое количество БЛА. Конечно, по мнению военного руководства, перспективные БЛА будут способствовать росту боевой мощи ВВС и может быть даже несколько потеснят пилотируемые самолеты, но в силу свойственных им недостатков их роль будет заключаться главным образом в том, чтобы обеспечивать боевые действия авиации и наносить удары по известным объектам противника в относительно несложной обстановке.
Однако далеко не все разделяют это мнение. Другая, большая часть компетентных в вопросах строительства БЛА профессионалов утверждает обратное. В качестве аргументов приводятся возрастающий уровень потерь экипажей пилотируемых самолетов по мере развития систем ПВО, а с другой - еще непознанные возможности логики технических, технологических решений боевого применения БЛА, сулящие прямо-таки фантастические достижения. При этом беспилотные аппараты всегда будут превосходить пилотируемые по маневренным характеристикам, которые не ограничиваются физиологическими возможностями экипажей, и весовым из-за отсутствия систем их жизнеобеспечения и защиты.
Немаловажное значение приобретают и такие факторы, как относительно небольшая стоимость производства и отсутствие необходимости затрат на подготовку летного состава. Американские авиационные эксперты подсчитали, что ВВС США ежегодно расходуют на первоначальное обучение одного летчика около 2 млн долларов, а на поддержание уровня натренированности летного состава только тактических истребителей F-16 (около 2 тыс. человек) - 1 млрд. В этом контексте специалисты по безопасности полетов отмечают такой парадоксальный момент, суть которого сводится к такому тезису: «С ростом надежности авиационной техники увеличивается число авиационных происшествий из-за человеческого фактора».
Указывается также на необходимость иметь для обеспечения боевых действий авиации части и подразделения дозаправки топливом, РЭБ, поиска и спасения экипажей и другие. Боевые БЛА считаются экономически выгодными по сравнению с крылатыми ракетами, каждая из которых стоит более 1 млн долларов и применяется лишь однократно.
Опираясь на эти аргументы, сторонники БЛА приходят к выводу, что создание новых высокоэффективных беспилотных комплексов и расширение спектра задач, ранее решаемых экипажами пилотируемых самолетов, приведет к формированию нового вида авиации - беспилотной. Она будет играть лидирующую роль в ВВС и, что очень важно, позволит разрешить наиболее острую в авиации проблему - снижение степени риска для экипажей.
При определении места БЛА в общей авиационной группировке отмечается, что они могут включаться в боевые порядки авиации или следовать с некоторым опережением на дистанции, исключающей своевременный перенос огня зенитных средств по идущим вслед за ними ударным группам. При подходе к объектам БЛА надлежит первым произвести доразведку и обозначение целей, а также подавление средств ПВО и нанести по ним удары маломощными боеприпасами до подхода самолетов с более мощными средствами поражения.
Споры вокруг роли и места БЛА продолжаются до сих пор, однако большинство западных военных аналитиков считают, что в обозримом будущем должны активно развиваться и применяться как беспилотные, так и пилотируемые средства, дополняя друг друга в разумном сочетании в плане их боевых возможностей. При этом чем опаснее будет обстановка и больше степень риска для экипажей, тем острее будет ощущаться необходимость применения беспилотных летательных аппаратов.

Окончание. Начало см.: – Зарубежное военное обозрение. – 2004. – No4. – С.41–47.

Зарубежное военное обозрение №4 2004 с. 42-49

Категория: Вооружение | Добавил: pentagonus (25.05.2004) | Автор: А. Краснов

Просмотров: 6923 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов