Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник, 05.12.2016, 21:37
Ключевые слова
кибервойны, сетецентрическая война, С. Паршин, Управление ВС

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Современные тенденции в совершенствовании системы управления вооружёнными силами ведущих зарубежных стран в информационную эпоху (2009)

 Современные тенденции в совершенствовании системы управления вооружёнными силами ведущих зарубежных стран в информационную эпоху ч2

Полковник С. Паршин,
подполковник Ю. Кожанов

Неотъемлемыми характеристиками современного этапа нашей цивилизации стали неопределенность и непредсказуемость ее развития. Ситуация ухудшается еще и тем, что прослеживается тенденция к ее усложнению. Не в последнюю очередь такое положение связано и с обострением борьбы за обладание доступом к природно-сырьевым ресурсам, особенно энергетическим, и с процессом глобализации, создавшим мощные сетевые эффекты. В результате события локального масштаба теперь могут вызывать глобальные последствия, свидетельством чего стал современный экономический кризис, изначально возникший из-за финансовых проблем в кредитно-ипотечной системе США, а затем стремительно распространившийся по всему миру.

Оценка тенденций в сфере международной и национальной безопасности, а также особенностей ее развития привели к тому, что многие государства еще с конца XX века стали переживать глубокие структурные изменения в различных сферах жизни общества. Не является исключением и такая важная функция государства, как вооруженная защита национальных интересов на международной арене. Эти изменения носят фундаментальный характер, сопоставимый, например, с изобретением огнестрельного оружия и его массовым использованием в военных целях, и связываются главным образом с широким прикладным использованием результатов научных исследований и достижений в сфере информатизации экономики, обусловивших переход от постиндустриального общества к информационному или, по емкому определению, впервые данному известным специалистом в области теории управления и социологии Питером Друкером1, к информационной эпохе или эпохе экономики знаний.

Здесь прежде всего необходимо отметить, что «информационная эпоха» - это понятие весьма условное, не имеющее формального определения и каких-либо признанных временных границ. Смена «эпох» происходит при возникновении факторов и условий, являющихся причиной резкого изменения множественных аспектов жизни и деятельности цивилизации. Наступление «информационной эпохи» ассоциируется в первую очередь с революционными изменениями в информационной сфере (возникновение экономики знаний2), оказавшими глубокое влияние на поиск и разработку новых форм и методов ведения бизнеса и управления экономикой. Вероятнее всего, главнейшей причиной революции в области информатизации процессов управления стали технологические достижения в микроэлектронике и микропроцессорной технике, что привело к снижению стоимости хранения, обработки и передачи информации и, как следствие, явилось катализатором стремительного развития рынка программно-математического обеспечения и информационных технологий. С учетом такой взаимосвязи, а также широкого заимствования и прикладного использования гражданских достижений в военной сфере это, в свою очередь, стало стимулом для разработки информационно-зависимых средств ведения вооруженной борьбы и создания более совершенных форм организаций и подходов к управлению. Появились новые стратегические концепции и доктрины. При этом ВС США, являющиеся сегодня наиболее технически оснащенными, оказывают существенное влияние на формирование современных доктрин, стратегий и концепций строительства вооруженных сил зарубежных государств, и особенно входящих в НАТО.

В рамках создания теоретической базы, обосновывающей основные принципы управления вооруженной борьбой в информационную эпоху, в США была разработана концепция «Сетецентрическая война» (Network Centric Warfare3 -NCW), в отечественной военной науке получившая наименование концепция «ведения боевых действий в едином информационном пространстве».

Такая трактовка названия концепции, по мнению авторов статьи, не совсем объективна с точки зрения понимания ее сути, так как позволяет воспринимать ее как концепцию ведения информационных операций (ИО), ставших новой формой ведения боевых действий, или как концепцию борьбы с системами боевого управления (кибервойны, или сетевой войны) в качестве одной из составных частей ИО. Представляется более правильным предложить другое ее название - концепция «управления ведением боевых действий на основе единого информационно-коммуникационного пространства» (УВБД на основе ЕИКП4. Эта формулировка более точно акцентирует внимание на том, что концепция «сетецентрической войны» является не концепцией ведения войны, а, напротив, концепцией управления, отражающей по своей сути основные технологические подходы к реализации концепции «объединенности» управления ВС США5.

Для обоснования этой точки зрения необходимо прежде всего отметить, что появление концепции «УВБД на основе ЕИКП» стало следствием информационно-технологического прорыва, а одна из областей военного дела, которая в наибольшей степени испытывает его воздействие, - это управление войсками и оружием.

Для формирования объективного представления об управлении ВС в информационную эпоху, необходимо обратиться в первую очередь к оценке основных тенденций в изменении характера войн и вооруженных конфликтов. Именно эти тенденции, по взглядам представителей военной науки США, обуславливают качественный аспект преобразований, происходящих в сфере управления вооруженной борьбой в современных условиях, и их можно выразить в виде следующих предпосылок и факторов:

1. Качественное изменение пространства безопасности, в котором существовали государства в индустриальную эпоху, а также появление широкого спектра асимметричных угроз, усугубленных социальными интеграционными процессами (глобализацией), реагирование на многие из которых не может происходить с использованием традиционного военного искусства и возможностей вооруженных сил.

2. Размывание классических границ между стратегическим, оперативным и тактическим звеньями управления за счет широкого внедрения информационных технологий в процессы управления, фундаментально изменивших порядок и способы взаимодействия организаций, разделенных в пространстве и во времени.

3. Поле боя больше не представляет собой непрерывное линейное пространство и к тому же существует не только в физической, но и в информационной, социальной и когнитивной (рационально-ментальной) сферах.

4. Революция в области безопасности, под которой понимается сокращение возможностей извлечения выгоды из способности массового истребления людей или причинения массовых поражений, то есть физическое уничтожение противника и истощение его возможностей более не является конечной целью вооруженной борьбы

Вполне естественно, что с учетом этих факторов и предпосылок вносятся соответствующие изменения не только в структуру управления ВС США, но и в содержание самих процессов и функций системы управления. Поэтому с учетом изменения характера войн и военных конфликтов в Соединенных Штатах продолжается масштабное целенаправленное реформирование вооруженных сил, направленное в том числе на осуществление структурных и функциональных изменений в системе их управления. Основным содержанием этого процесса является трансформация совокупности разнородных сил и средств, унаследованных от индустриальной эпохи, в объединенные ВС информационного века - более гибкие и мобильные, способные, используя современные системы связи и автоматизированные информационно-управленческие системы, усовершенствованные средства разведки и высокоточное оружие, в сжатые сроки и при минимальных потерях обеспечить эффективное достижение военно-политических или иных целей государства (коалиции государств) в ходе противоборства с любым противником.

При этом, признавая важность научно-технических исследований и разработок, направленных на оснащение ВС новыми средствами вооруженной борьбы, первостепенное значение в научных кругах США и других ведущих стран НАТО придается все-таки исследованиям в области управления вооруженными силами. В связи с этим там ведутся активные научные исследования и разработки, направленные не только на совершенствование организационной структуры, но и на уточнение собственно функций и процессов, необходимых этой перспективной системе управления ВС.

Ниже раскрывается суть основных аспектов концепции «Управление ведением боевых действий на основе единого информационно-коммуникационного пространства» и ключевого слова в ее названии - «управление».

Под системой управления понимается организационно-техническая основа управления войсками, совокупность функционально и организационно связанных между собой органов управления, пунктов управления и средств управления (систем связи, автоматизации, а также других специальных систем)6.

Следовательно, как и любой сложный процесс, управление предполагает наличие трех основных составляющих его компонентов: организационного, технического и теоретического (концептуального).

Так что же представляет собой управление боевыми действиями в информационную эпоху?

Традиционно в ВС США и ОВС НАТО управление вооруженными силами определяется термином «командование и оперативное7 управление» (Command and Control, С2 - КиОУ,), хотя в отечественных источниках этот термин трактуется просто как боевое управление. В принятых в МО США уставных документах это понятие действительно имеет как целостное определение -«командование и оперативное управление», так и раздельное, поэлементное - «командование» и «оперативное управление». На современном этапе о сущности и содержании данных категорий в военно-научных кругах США и НАТО ведутся серьезные дискуссии с целью выработки новых подходов к совершенствованию системы управления вооруженными силами.

В едином уставе ВС США JP1-02 «Словарь военных и специальных терминов» под термином «командование» понимается «... осуществление властных полномочий и руководство назначенным в соответствии с требованиями руководящих документов командиром выделенными войсками (силами) при выполнении поставленных задач»8.

«Оперативное управление» осуществляется командиром посредством согласованного задействования личного состава, вооружения и военной техники, средств связи, элементов инфраструктуры и процедур в ходе планирования и организации боевых действий, взаимодействия, координации и управления военными действиями при проведении операции в целях выполнения поставленных задач.

Аналогичным образом эти термины трактуются в НАТО9:
Командование - возложенные на военнослужащих (командира и штаб) властные полномочия по руководству, координации и контролю за действиями войск (сил).

Оперативное управление - частичные полномочия командования (командующего) по осуществлению оперативного руководства деятельностью подчиненных формирований или других организационных единиц, как правило, не находящихся под его командованием, включая обеспечение выполнения приказов, директив и достижение поставленных целей.

Командование и оперативное управление - властные полномочия и деятельность командира (штаба) по руководству войсками (силами) при выполнении ими поставленных задач. «Командование и оперативное управление» осуществляются за счет согласованного задействования личного состава, ВВТ, средств связи, оборонной инфраструктуры и необходимых процедур в ходе планирования, руководства, координации, управления и контроля за действиями войск (сил) в целях выполнения поставленных задач.

Таким образом, невзирая на довольно широкую трактовку термина Command and Control в уставных документах ВС США и ОВС НАТО, а также в различных научно-исследовательских разработках, фактически «командование» -это юридически закрепленная власть и обязанность разработки «замысла командира», а «оперативное управление» - это процессы и функции, обеспечивающие его реализацию.

Схема. Комплексный процесс командования и оперативного управления

Вопросам определения сущности «командования и оперативного управления» для современных условий продолжает уделяться самое пристальное внимание. В целях формирования представления о процессах и функциях командования и оперативного управления целесообразно представить их через содержание цикла боевого управления «обнаружение - ориентирование - решение - действие» (цепочка OODA- Observe, Orient, Decide, Act), общепринятого в уставах ВС США по известному определению цепочки OODA полковником ВВС Джоном Бойдом, отобразившим ее компоненты в виде структурированной схемы10. Как следует из схемы, обе составляющие - Command (командование) и Control (оперативное управление), хотя и представляют собой единый процесс, но функционально разделены.

Изучение опыта вооруженных конфликтов конца XX - начала XXI столетия привело даже к возникновению в определенных кругах западной военной науки мнения, что веками устоявшееся представление о роли командования и оперативного управления для современных условий претерпевает кардинальные изменения. По взглядам ряда военных ученых ведущих зарубежных стран, традиционное иерархическое командование и оперативное управление сохраняют свою актуальность лишь в вооруженных силах, состояние и деятельность которых характеризуются ограниченностью коммуникационного пространства, консерватизмом в соблюдении военных традиций и применении предшествующего боевого опыта.

Известные канадские специалисты в области теории управления Кэрол Маккэн и Росс Пижо впервые предложили определение, которое выдвигает на первый план личностные аспекты «командования» и переводит «оперативное управление» в разряд вспомогательной функции. Командование - это созидательное (или творческое) проявление разумной инициативы, необходимое для выполнения поставленной задачи.
Оперативное управление - формируемые при осуществлении «командования» структуры и процессы для управления рисками при подготовке и в ходе выполнения задачи.

Командование и оперативное управление - это разработка единого замысла и его реализация для достижения скоординированных действий.
В связи с этим заслуживает внимания оценка Маккэн и Пижо данных функций: «Командование» и «оперативное управление» являются взаимодополняющими и тесно связанными элементами. «Командование» не может осуществляться без «оперативного управления» и, в свою очередь, «оперативное управление» становится бессмысленным без «командования». Тем не менее обе эти составляющие не эквивалентны. Только «командование» формирует и изменяет структуры и процессы «оперативного управления» для адаптации к неопределенности11».

Как показывает анализ научно-исследовательских разработок и руководящих документов, в современных условиях общепризнанные и традиционные модели управления вооруженными силами США начали претерпевать коренные изменения с развитием информационных технологий и с внедрением АСУ, созданных на их основе, а также в связи со стремительным переоснащением войск информационно насыщенными ВВТ, высокоточными средствами разведки и поражения и информационной войны.

Информационные технологии естественным образом привели к возникновению новой оперативно-стратегической категории, получившей название «информационное превосходство»12, а она, в свою очередь, четко обозначила необходимость смещения акцента на разработку новых оперативно-концептуальных установок, процессов и процедур для системы управления войсками и оружием.

Другим аспектом, оказывающим важнейшее влияние на развитие теории и практики командования и оперативного управления, является то, что вооруженные силы в современных условиях считаются лишь одним из элементов системы обеспечения национальной безопасности, а достижение политических и других целей государства на международной арене может быть достигнуто только при комплексном, синергетическом применении всех составляющих национальной мощи, то есть политических, дипломатических, экономических, информационно-психологических и собственно военных мер. С учетом распространенной в США и НАТО концепции «Планирование и проведение объединенных операций, нацеленных на конкретный результат13», можно сделать следующий вывод: в рамках проводимой в Соединенных Штатах трансформации в военной сфере признается, что войны в XXI веке не являются исключительно прерогативой военных, а победа в них не может быть достигнута только военными средствами. В связи с этим, одно из приоритетных направлений деятельности Пентагона по реформированию и модернизации ВС - это трансформация модели КиОУ, являющейся основополагающим аспектом структуры и деятельности всех военных организаций.

Вооруженные силы, как и любая другая достаточно сложная организация, строятся по иерархическому принципу. Термин «иерархическая организация» используется для описания многих структур древовидной топологии. Сам по себе этот тип организации не может считаться «хорошим» или «плохим», а только адекватным либо неадекватным по отношению к решаемым задачам. Особенность военных иерархий заключается в их адаптации в соответствии с жесткими требованиями к качеству и непрерывности связи в боевом пространстве14. В подобных иерархиях передача информации между командными инстанциями должна осуществляться по вертикали вверх и вниз. Особенностями иерархической организации являются:

- отсутствие самостоятельности у управляемых подуровней системы;

- низкая скорость прохождения информации по структуре самой иерархии, то есть замедленная реакция на управляющие воздействия и на данные обратной связи;

- потеря информации внутри иерархической структуры, что приводит к потере управляемости некоторых элементов системы и зачастую к полной потере обратной связи от более низких уровней организации.

В основе традиционного КиОУ в индустриальную эпоху лежат следующие принципы: декомпозиция, специализация, иерархия, оптимизация, деконфликтизация, централизованное планирование и децентрализованное исполнение. Примечательно то, что и по сей день они остаются важными элементами в деятельности современных военных институтов как в США, так и в других государствах.

В наиболее развитых ВС XX века было выявлено шесть различных моделей управления, отличающихся уровнем централизации: циклическая, командно-директивная, проблеморешающая, ограничивающая проблему, избирательного контроля и автономная. Их структуризация по степени убывания этого показателя означает степень центрального контроля, основанного на распоряжениях, исходящих от командных структур оперативного звена управления.

Одна из наиболее важных особенностей военного искусства в индустриальную эпоху заключается в отсутствии единой «наилучшей» модели командования и оперативного управления. Детальное изучение факторов и условий той эпохи позволяет сделать главный вывод, что выбор модели КиОУ зависит от множества факторов, таких как:

- условия ведения военных действий (от позиционной до маневренной войны);

- непрерывность коммуникации между боевыми порядками войск (от циклической до непрерывной);

- объем и качество информации, циркулирующей между боевыми порядками войск и функциональными компонентами органов управления;

- профессиональная компетенция командного состава, а также уровень боевой подготовки и слаженности войск;

- степень творческого мышления и инициативность лиц, принимающих решения в войсках, в том числе и подчиненных командиров.

Комплексный характер угроз безопасности и сложность противодействия им привели к возникновению у ряда авторитетных западных военных ученых мнения, что одна из наиболее важных универсальных характеристик вооруженных сил в информационную эпоху наряду с функциональной совместимостью - это способность к быстрой структурно-функциональной адаптации к изменениям пространства безопасности. Ее источниками являются: организационная структура; модель КиОУ; оперативные концепции; обеспечивающие системы; профессиональный личный состав войск (сил), обладающий синергетическим сочетанием необходимых характеристик.

По мнению ведущих военных экспертов США, любая из шести моделей командования и оперативного управления, доказавших свою эффективность в индустриальную эпоху, может быть использована в интересах войск, где налажено устойчивое сетевое взаимодействие органов управления на основе информационно-коммуникационных систем.

Способное к быстрой структурно-функциональной адаптации командование и оперативное управление имеет смысл только при наличии таких же способных к быстрой структурно-функциональной адаптации войск (сил) и оперативных концепций. Способные к этому должностные лица, организации, системы управления (личный состав, обеспечивающие информационные системы и средства поддержки принятия решений), а также войска (силы) обладают синергетическим сочетанием следующих шести атрибутов, являющихся основополагающими характеристиками такой способности:

1. Устойчивость - возможность поддерживать эффективность функционирования в широком спектре задач, ситуаций и условий.

2. Восстанавливаемость - восстановление или приспособление к негативному внешнему воздействию, а также к дестабилизирующему влиянию окружающей среды.
3. Оперативность (способность к быстрому реагированию) - умение своевременно реагировать на изменение условий окружающей среды.
4. Гибкость - применение различных способов достижения цели, а также возможность их использования в комбинации.
5. Инновационность - умение создать и распространить новое средство, продукт, процесс (технический, экономический, организационный, культурный и др.) или использовать новые способы их внедрения.
6. Адаптивность - способность к изменению функциональных процессов и организационной структуры.
Принцип интеграции деятельности в функциональных сферах, между звеньями управления и организациями, являющийся ключевым аспектом концепции «УВБД на основе ЕИКП», предполагает необходимость существенных изменений в организационной структуре и функциональных процессах. Это предопределяет следующий вывод американской военной науки: в современных условиях традиционная иерархия не может рассматриваться как оптимальная модель организации для военных ведомств.
Таблица
Сравнение свойств иерархий и краевых организаций

Аспект сравнения Иерархии Краевые организации
Командование Определяется директивой Устанавливает условия
Руководство Определяется должностью Определяется компетенцией
Оперативное управление Посредством руководящих указаний Эмерджентное свойство
Принятие решений Линейная функция Коллективная деятельность
Информация Накопление Коллективное использование
Преобладающие информационные потоки Вертикальные, обусловленные порядком подчиненности органов управления  Горизонтальные, независимо от порядка подчиненности органов управления
Управление информацией «Активная доставка» или «проталкивание» (то есть доставка без запроса пользователя)  «Размещение и интеллектуальное извлечение по запросу»
Источники информации Жестко связанные разобщенные монополии Эклектические, адаптируемые механизмы распределения
Организационные процессы Предписанные Последовательные Динамические Параллельные
Представители на краю организации Связаны ограничениями Снабжены полномочиями

По взглядам руководства ведущих зарубежных стран, возможности по структурно-функциональной адаптации подразумевают создание так называемой краевой организации, характеризующейся динамической структурой, сложной системой целей и задач, гибкой системой функций и статусов ее компонентов. Динамическая структура позволяет делегировать принятие решений на низшие уровни организационной иерархии. Гибкая система функций и статусов предполагает нестрогую специализацию в областях предметной деятельности и наличие горизонтальной коммуникации.

Краевым организациям часто свойственна более низкая зависимость от наличия промежуточных звеньев управления, на которые традиционно возлагаются задачи по выполнению вспомогательных функций в интересах процессов управления.

Различие между иерархиями и краевыми организациями (см. таблицу) очевидно при рассмотрении их способности решать знакомые (стандартные) и незнакомые (нестандартные) задачи.

1.  Peter F. Drucker, Post Capitalist Society. Harper Business, 1994.

2. Экономика знаний зависит в большой степени от состояния и уровня НИОКР по развитию информационных технологий.

3. Сетецентрическая война - это ориентированная на достижение информационного превосходства концепция проведения военных операций, предусматривающая увеличение боевой мощи группировки объединенных сил за счет создания единой информационно-коммуникационной сети, связывающей датчики (источники данных), лиц, принимающих решения, и исполнителей, что обеспечивает доведение до участников операций информации об обстановке, ускорение процесса управления силами и средствами, а также повышение темпа операций, эффективность поражения сил противника, живучесть своих войск и уровень самосинхронизации боевых действий. (Net-Centric Environment Joint Functional Concept // DOD, 2005. - Appendix B. Glossary.) Таким образом, концепция NCW, основными аспектами которой являются коллективная оценка и анализ обстановки и самосинхронизация, направлена на придание войскам (силам) возможности действовать как синхронизированно, так и быстрее.

4. Добавление слова «коммуникационного» отражает один из принципов концепции NCW - «.. .обеспечение гарантированной коммуникации между любыми двумя точками боевого пространства (battlespace environment) и любой точкой боевого пространства и любой точкой вне его».

5. О становлении и развитии концепции «объединенности» см.: д.в.н. Печуров С. Л. «Англо-саксонская модель управления в военной сфере». - М.: КомКнига, 2005. - 232 с.

6. Основные оперативно-стратегические понятия, определения и термины, применяемые в уставных документах Вооруженных сил Российской Федерации. - Москва, Генеральный штаб ВС РФ, 2002. - 46 с.

7. Слово «оперативное» не имеет отношения к звену управления, а является характеристикой процесса управления

8. JP 1-02. «The Department of Defense Dictionary of Military and Associated Terms», US Joint Chiefs of Staff. 2006.

9. North Atlantic Treaty Organization (NATO). «Glossary of Terms and Definitions». Standardization Agreement No. AAP-6 (R). NATO HQ, Brussels: 1988.

10. Curts, Raymond J., Charles Ristorcelli. Information Warfare Implementation Plan and Acquisition Strategy. Washington, DC: Space & Naval Warfare Systems Command (SPAWAR), 1996.

 11. Pigeau, Ross and Carol McCann. «Re-Conceptualizing Command And Control". Canadian Military Journal, 3.1: 53-64, 2002.

12. Информационное превосходство (information superiority) является основой достижения превосходства в принятии решений (decision superiority) в цикле боевого управления, которое в сочетании с информационными операциями (information operations), целенаправленным тыловым обеспечением (focused logistics), решающим маневром (dominant maneuver) и высокоточными сражениями (precision engagement) (боестолкновениями) войск, в свою очередь, становится основой достижения уже полного превосходства (full spectrum dominance) над противником.

13. Концепция «Effects - Based Approach to Joint Operations*. В основе ее лежит системный подход к анализу оперативного пространства, предусматривающий моделирование и вскрытие отношений между взаимосвязанными системами, отражающими их политические, военные, экономические, социальные, информационные и инфраструктурные характеристики (Political, Military, Economic, Social, Informational and Infrastructural - PMESII), в каждой из которых могут находиться ключевые объекты (Centers of Gravity - COGs), воздействуя на которые дипломатическими, информационными, военными или экономическими мерами (Diplomatic, Informational, Military and Economic - DIME) можно достигнуть поставленной цели (эффекта). Основные положения концепции предполагают отказ от принципов формулирования требований для решения задач и переход к использованию анализа и комбинирования возможностей применительно к решаемым задачам на основе рациональной оценки и формальной выработки решения конкретной проблемы. Классическим примером реализации этой концепции стала операция сил НАТО против Югославии в 1999 году, когда боевым и информационным воздействием на ключевые элементы в системе управления и на критические объекты инфраструктуры была достигнута главная цель операции - принуждение Югославии к заключению Дейтоновского соглашения со всеми вытекающими на сегодняшний день для Сербии негативными последствиями.

 14. Creveld, Martin van. Command in War. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1985.

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (22.07.2009) | Автор: Полковник С. Паршин

Просмотров: 16395 | Рейтинг: 4.3/3 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов