Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 18.02.2018, 21:12
Ключевые слова
В. Иванов, стратегия

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [74]
Общевойсковые вопросы [453]
Разведка и контрразведка [79]
ВПК [71]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 553
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 20
Гостей: 19
Пользователей: 1
pentagonus

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Особенности военно-политического курса США на современном этапе (2004)

Особенности военно-политического курса США на современном этапе

Полковник В. Иванов

Военно-политический курс администрации Дж. Буша строится на предпосылке о том, что Соединенные Штаты в настоящее время являются и на обозримую перспективу будут оставаться единственной военной и экономической сверхдержавой, способной формировать такие условия международной обстановки, которые бы в максимальной степени отвечали их интересам.
Подходы США к проблеме борьбы с международным терроризмом определяются требованиями «Национальной стратегии по борьбе с терроризмом», утвержденной в 2003 году. В основу этого документа положен принцип превентивности действий, предполагающий использование военных, политических, дипломатических, экономических и других средств. Основное внимание обращается на необходимость заблаговременного вскрытия планов террористов для того, чтобы исключить возможность их практической реализации.
Ведущей структурой в области координации деятельности по предупреждению терактов на национальной территории, минимизации потенциальных угроз, ликвидации последствий террористических нападений является министерство внутренней безопасности (МВБ), которое функционирует с начала 2003 года. О том, какое место занимает эта структура в системе государственных учреждений США, говорит тот факт, что число занятых в МВБ составляет около 170 тыс. человек, а годовой бюджет достигает 40 млрд долларов.
Расширяется диапазон участия национальных вооруженных сил в решении задач обеспечения внутренней безопасности государства. В этих целях в 2002 году сформировано объединенное командование ВС США в зоне Северной Америки. В аппарате Пентагона введена должность помощника министра по вопросам защиты национальной территории, которому поручена задача координации деятельности министерства обороны в этой сфере с другими силовыми ведомствами.
Последним по срокам принятия в стране документом, определяющим пути и способы противодействия другой важнейшей угрозе - распространению ОМП, является подписанная в декабре 2002 года президентская директива «Национальная стратегия борьбы с оружием массового поражения». В ней декларируются следующие основные направления скоординированной деятельности американских федеральных структур в этой области:
- противодействие распространению ОМП за счет укрепления существующих международных нераспространенческих режимов (Договор о нераспространении ядерного оружия - ДНЯО, Конвенции о запрещении химического и биологического оружия, режим контроля за ракетными технологиями и другие), ужесточения экспортного контроля, сотрудничества с РФ по линии программы «Совместное уменьшение угрозы»;
- борьба против применения ОМП путем повышения эффективности разведки, развития систем противоракетной и противовоздушной обороны, перехвата компонентов этого вида оружия в ходе их транспортировки, выявления объектов ОМП на территориях других стран и их нейтрализация путем превентивных действий;
- физическая зашита от ОМП. предполагающая повышение уровня зашиты войск и отработку действий по ликвидации последствий его применения.
Осуществляя различные мероприятия в сфере противодействия распространению оружия массового поражения, официальный Вашингтон стремится добиться максимума преимуществ для себя при одновременном выдвижении жестких требований к другим.
Новыми шагами США в сфере противодействия распространению ОМП в мире являются Инициатива глобального партнерства и Инициатива по борьбе с распространением ОМП.
Инициатива глобального партнерства выдвинута в 2002 году на саммите «большой восьмерки» (неформальная группа государств в составе США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады, Японии и России) в г. Кана-наскис (Канада). В качестве основной ее цели определена мобилизация ресурсов на нужды сокращения избыточного потенциала оружия массового поражения России. Выполнение Инициативы предполагает подписание на двусторонней основе юридически обязывающих межправительственных документов по оказанию помощи Российской Федерации, в соответствии с которыми подписываются контракты под решение конкретных задач (уничтожение химического оружия, утилизация списанных атомных подводных лодок, хранение радиоактивных материалов, переподготовка ученых, которые ранее были заняты в советском военно-промышленном комплексе и т. д.).
В 2003 году США предложили планируемые в рамках этой инициативы ресурсы расходовать на уничтожение ОМП также в других странах мира, в частности в Ираке и Ливии.
В целом по линии Глобального партнерства намечается израсходовать в течение 10 лет до 20 млрд долларов (10 млрд - США, 10 млрд - другими странами, включая как членов «восьмерки», так и ряд других государств).
Президент США Дж. Буш, находясь в мае 2003 года с визитом в г. Краков (Польша), выдвинул Инициативу по борьбе с распространением ОМП(ИБОР). Целью данной инициативы, декларируемой американцами, является усиление борьбы с распространением в мире оружия массового поражения, баллистических ракет и военных технологий путем ужесточения контроля за транспортировкой этого вида продукции по земле, воздуху и морю и ее пресечения.
В рамках реализации ИБОР Соединенные Штаты первоначально объединили под своим руководством группу стран, включающую Австралию, Великобританию, Германию, Испанию, Италию, Нидерланды, Польшу, Португалию, Францию и Японию. Позже в состав группы вошли Канада, Норвегия, Сингапур. Американская сторона выступает за дальнейшее увеличение числа стран - участниц ИБОР, стремясь добиться ее максимальной «интернационализации». Заинтересован Белый дом в подключении к этой инициативе и России.
Одним из важных направлений деятельности военно-политическое руководство США считает организацию сотрудничества с другими государствами в области противоракетной обороны. Его основной целью является привлечение максимально возможного числа стран к созданию стратегической системы ПРО, что позволит ускорить ее разработку и снизить собственные финансовые затраты за счет использования их научного и технического потенциала, обеспечить возможность размещения элементов системы ПРО на зарубежных территориях.
Реализуя программу создания системы ПРО, Вашингтон планирует уже в ближайшие годы развернуть часть ее элементов в Европейской зоне. В связи с этим американская администрация активизирует военно-политическое сотрудничество с такими союзниками по НАТО, как Великобритания. Польша, Чехия, Венгрия. Турция, Испания, Дания. Нидерланды. Кроме того, активное взаимодействие по созданию компонентов системы ПРО осуществляется также и с рядом других государств Европы. Азии и Ближнего Востока. При этом США строят свои отношения с потенциальными партнерами в реализации программы ПРО преимущественно на двусторонней основе.
Что касается региональных аспектов военно-политического курса Соединенных Штатов, то в них также отражается стремление Вашингтона использовать благоприятный для себя исторический период в интересах укрепления своих политических, торгово-экономических и военно-стратегических позиций в мире.
Курс американской администрации в отношении России направлен на максимальное использование ее потенциала в решении стоящих перед США задач (борьба с международным терроризмом, распространением ОМП. участие в совместных мероприятиях по урегулированию ближневосточной и корейской проблем и ряд других). Одновременно Белый дом стремится сдержать восстановление влияния РФ в ближнем зарубежье и других странах, с которыми Москва на протяжении многих лет поддерживала партнерские связи.
Соединенные Штаты последовательно активизируют усилия, направленные на всестороннее укрепление своих позиций на постсоветском пространстве за счет поэтапной переориентации республик бывшего СССР на Вашингтон как на основного и наиболее выгодного партнера. При этом американская сторона полагает, что в условиях сохранения традиционно тесных торгово-экономических связей стран СНГ с Россией приоритетное развитие диалога с ними в сфере безопасности позволит Соединенным Штатам в относительно короткие сроки обеспечить свою вовлеченность в региональные процессы и таким образом оказывать непосредственное влияние на их развитие в области контртеррористической борьбы. Взаимодействие с США и присутствие американских военных специалистов на территориях ряда стран СНГ также объективно способствуют достижению этой цели.
В Европе основные усилия США в настоящее время сосредоточены на сохранении за собой лидирующей роли в формировании системы коллективной безопасности, центральным компонентом которой должен оставаться Североатлантический союз. Соединенные Штаты выступают главным инициатором наращивания военных возможностей альянса за счет приема новых членов, преодоления военно-технологического разрыва в оснащенности вооруженных сил союзников, оптимизации командных структур и расширения сферы его ответственности. НАТО уже играет заметную роль в процессе нормализации обстановки в Афганистане. Вашингтон подталкивает руководство Североатлантического союза к принятию решения взять на себя ответственность за обеспечение безопасности в Ираке.
Одновременно Белый дом пытается блокировать возможности для получения европейскими странами реальной самостоятельности в решении военно-политических вопросов и создании автономных от НАТО региональных военных ' структур на основе Европейского союза.
Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) в силу своего геостратегического положения и экономического веса представляет особый интерес для Соединенных Штатов. Свои основные усилия по обеспечению безопасности и стабильности в АТР руководство США направляет на дальнейшее укрепление политических и военных связей с союзниками, налаживание и развитие партнерских отношений со странами региона, а также на формирование благоприятного для себя регионального баланса сил.
Укреплению двусторонних отношений с Японией Соединенные Штаты придают особое значение. По оценке Вашингтона, американо-японские связи в области безопасности играют важную роль в плане ведения политики США в АТР.
Республика Корея (РК) является ближайшим союзником Вашингтона в Северо-Восточной Азии. На территории РК размещена крупная группировка американских войск. Дальнейшее содержание курса США в отношении Сеула будет определяться необходимостью сохранения долгосрочного американского военного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе и решения «северокорейской ядерной проблемы».
К двустороннему диалогу с Китаем Вашингтон подходит с тех позиций, что, с одной стороны, КНР - потенциальный региональный соперник США, а с другой - крупнейший торговый партнер, готовый к сотрудничеству в сферах, где стратегические интересы двух стран не вступают в противоречие. Белый дом декларирует признание только «одного Китая», хотя одновременно поддерживает разносторонние связи с Тайванем, в том числе и в военно-технической области.
Стратегический подход США заключается во всемерном углублении связей с Пекином и оказании на него соответствующего влияния в выгодном для себя направлении. На слушаниях в американском конгрессе в феврале текущего года директор ЦРУ указал на потенциальную угрозу, которая исходит для Соединенных Штатов из Пекина. Он, в частности, отметил, что «нашей самой большой озабоченностью является наращивание военной мощи Китая».
Подход США к проблеме ядерного нераспространения в Южной Азии предполагает снижение риска развития полномасштабного конфликта между Индией и Пакистаном с возможным применением друг против друга ядерного оружия. При этом Белый дом стремится развивать с Нью-Дели и Исламабадом всесторонние связи, в том числе в военно-политической и военной сферах. В то же время американское правительство рассматривает углубление партнерства с Индией в качестве одного из важнейших приоритетов своей внешней политики.
Что касается Афганистана, то после начала в 2001 году антитеррористической операции против талибов главной задачей Вашингтона и поддерживаемых им усилий НАТО в этой стране является нормализация внутриполитической обстановки и приведение к власти лояльного по отношению к Западу руководства.
В вопросах развития отношений со странами АСЕАН (Бруней, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Вьетнам, Лаос и Мьянма) США исходят из того, что Юго-Восточная Азия -регион с быстро развивающейся экономикой и совокупный валовый национальный продукт (ВНП) этих государств может в перспективе превысить ВНП Китая. С тремя членами АСЕАН - Филиппинами, Таиландом и Сингапуром - имеются договорные отношения, предусматрива-
ющие обязательства Вашингтона в сфере безопасности. Кроме того, Соединенные Штаты активно сотрудничают в военной сфере с другими странами АСЕАН. Согласно существующим договоренностям боевые корабли ВМС США регулярно заходят в военно-морские базы стран -участниц этой организации, американская стратегическая и военно-транспортная авиация совершает посадки на их аэродромы.
На Ближнем Востоке главные задачи Соединенных Штатов состоят в защите национальных военно-стратегических и экономических интересов, сдерживании возможных враждебных акций против своих союзников в регионе, обеспечении безопасности морских и воздушных коммуникаций.
Усилия администрации Дж. Буша в ближневосточном урегулировании предпринимаются в рамках плана «Дорожная карта», который реализуется на Ближнем Востоке совместными усилиями США. России, Европейского союза и ООН. Белый дом, выступая в роли посредника, предпринимает, пока, правда, без особых успехов, меры по налаживанию диалога между израильтянами и палестинцами. Между тем два других «трека» ближневосточного урегулирования (ливано-израильский и сирийско-израильский) пока не входят в число первоочередных задач Вашингтона.
Нынешняя администрация активно пропагандирует на международной арене свою концепцию «Большого Ближнего Востока» (ББВ). Главной декларируемой целью новой концепции является оказание помощи в глубокой модернизации мусульманских государств путем создания институтов гражданского общества, обеспечения верховенства закона, развития мелкого и среднего предпринимательства, значительного повышения роли женщин во всех социальных сферах, развития независимых СМИ, расширения доступа населения к глобальным компьютерным информационным сетям и другим современным источникам информации. Американское руководство указывает на то, что посредством насаждения западных стандартов демократии и ведения бизнеса они будут стремиться осуществить социальное переустройство стран зоны ББВ, уменьшив тем самым питательную среду, способствующую росту в них исламского экстремизма и терроризма.
Географические границы применения концепции ББВ пока не определены. По заявлениям представителей американской администрации, в понятие региона «Большой Ближний Восток» могут быть включены страны Северной Африки (Марокко, Алжир, Тунис, Ливия), традиционного Ближнего Востока и Персидского залива (Египет, Израиль, Сирия, Иордания, Ливан, Йемен, Ирак, Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар), а также Иран, Афганистан и Пакистан. Некоторые американские специалисты полагают, что к данному региону следует отнести Турцию, а кроме того, бывшие советские республики Закавказья и Центральной Азии.
По мнению Вашингтона, основной объединяющий признак для стран ББВ - то, что многие из них в той или иной степени являются источниками международного терроризма, распространения ОМП, политической и экономической нестабильности.
Ожидалось, что в окончательном виде концепция ББВ будет выработана Белым домом к серии встреч в верхах в июне этого года (встреча на высшем уровне «большой восьмерки», саммиты США - ЕС и НАТО).
В Латинской Америке Вашингтон намерен продолжать курс на сохранение контроля за внешней и внутренней политикой стран этого региона путем использования экономических рычагов, дипломатического нажима и прямого силового давления, считая своей главной задачей обеспечение своих экономических интересов в Западном полушарии и борьбу с наркобизнесом, реально угрожающим внутренней безопасности США.
Африканское направление внешнеполитического курса Соединенных Штатов определяется стремлением усилить свое политическое влияние на континенте и за счет этого укрепить свои экономические позиции, в том числе в интересах диверсификации источников поступления в США энергоресурсов и другого ценного минерального сырья. Вашингтон также проявляет повышенный интерес к ряду африканских государств, желая получить надежный доступ к элементам инфраструктуры на их территориях.
Анализ шагов американской администрации на международной арене в конце 2003 - начале 2004 года и комментариев представителей высшего политического и военного руководства США показывает, что официальный Вашингтон в последнее время вносит в свой внешнеполитический курс некоторые коррективы. В деятельности руководства страны наметилась тенденция к приданию американской внешней политике, при сохранении неизменным ее основного содержания, более привлекательного облика. Белый дом стремится существенно повысить качество информационно-пропагандистского обеспечения своих действий за рубежом, проводят активную разъяснительную работу по каналам двусторонних отношений и по линии международных организаций.
Администрация Дж. Буша, ранее неоднократно подчеркивавшая, что США обладают неоспоримым «правом» осуществлять по собственному усмотрению превентивные силовые действия против суверенных государств, с начала текущего года, под влиянием неудач послевоенного восстановления в Ираке и Афганистане, несколько изменила тональность своих заявлений и стала делать упор на пропаганд}' своих успехов, достигнутых главным образом политико-дипломатическими методами. В настоящее время Белый дом проявляет демонстративное внимание к Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и, конечно, к НАТО. Американская сторона указывает на свое активное участие в создании условий для добровольного отказа Ливии от программ разработки оружия массового поражения и подписания Ираном Дополнительного протокола о гарантиях МАГАТЭ. Продвижение американской Инициативы по борьбе с распространением ОМП и многостороннего переговорного процесса по «северокорейской ядерной проблеме» подается как стремление Вашингтона решать сложные международные проблемы в рамках многосторонних усилий.
В целом, по оценке ведущих международных военных экспертов, военно-политический курс США в будущем сохранит направленность на одностороннее доминирование в мире и готовность учитывать интересы других стран только в той мере, в какой это выгодно Белому дому. Вместе с тем на фоне роста антиамериканских настроений в мире и возрастания таким образом угрозы национальной безопасности Соединенных Штатов нынешняя американская администрация вынуждена в большей степени учитывать точку зрения влиятельных международных структур и ведущих государств мира, включая Россию, на пути и формы урегулирования сложных международных проблем. ®
P. S.: Фактический кандидат в президенты США Джон Керри выступил 3 июня в г. Индепенденс (штат Миссури) с резкой критикой взятого Белым домом на вооружение проекта национальной системы ПРО. Он обвинил администрацию Дж. Буша в том, что она строит свою оборонную политику на устаревших принципах, не соответствующих задачам сегодняшнего дня, и подчеркнул: «Мы не можем позволить себе тратить миллиарды на быстрое развертывание непроверенной системы ПРО. Она не только не готова, но это и неправильный приоритет в борьбе с терроризмом, где противник наносит удар с помощью бомбы, спрятанной в кузове грузовика, или пробирки со спорами сибирской язвы, находящейся в портфеле».

ЗВО №7 2004 с 2-7

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (09.07.2004) | Автор: Полковник В. Иванов

Просмотров: 6007 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов