Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 18.11.2018, 19:24
Ключевые слова

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [79]
Общевойсковые вопросы [461]
Разведка и контрразведка [83]
ВПК [71]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Кибервойска в своей основе предназначены для
Всего ответов: 50
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 21
Гостей: 20
Пользователей: 1
fyls77

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Военные конфликты на рубеже 2030 года (часть 2)

(Часть 1) Военные конфликты на рубеже 2030 года (часть 2)

Вице-адмирал М. Панов;
полковник В. Маневич

Средства и способы ведения военных конфликтов будущего. Зарубежные теоретики, оценивая значение средств вооруженной борьбы, которыми располагало человечество на каждом этапе своего развития, сходятся во мнении относительно того, что уровень научно-технических достижений общества и способность экономики обеспечивать их массовое внедрение в интересах армии являются важными факторами, влияющими на облик военных конфликтов. Появление новых видов вооружений и военной техники (ВВТ) не только ведет к изменению формы и содержания военных действий, но и способно изменить политическую сущность военного противоборства.
Во всем мире самым наглядным примером влияния научных открытий на войну как «продолжение политики другими средствами» считают использование ядерной энергии в военных целях. Появление атомной, а затем и водородной бомбы в сочетании с созданием межконтинентальных средств доставки сделало самоубийственными попытки развязывания глобального конфликта , для достижения каких бы то ни было преимуществ. В связи с этим ядерное оружие (ЯО) со второй половины XX века является важным гарантом международной стабильности и, как ожидается, сохранит свою значимость после 2030 года. Такой вывод подтверждается содержанием программ закупок ВВТ в США, Великобритании, Франции, КНР, которые отводят особое место качественному совершенствованию ядерных сил.
По данным зарубежной печати, США в рассматриваемой перспективе сохранят в составе стратегических ядерных сил триаду, включающую межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) шахтного базирования, баллистические ракеты морского базирования, размещенные на атомных подводных лодках (БРПЛ на ПЛАРБ), крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) с ядерной боевой частью (ЯБЧ), применяемые стратегической авиацией.
Существуют планы замены к 2030 году ядерных зарядов, размещенных на этих носителях, более совершенными образцами, создаваемыми без проведения испытаний. Основное внимание намечается уделить повышению таких характеристик боеприпасов, как надежность, способность противостоять старению и технологичность. В результате замены ожидается сокращение как общего количества ЯБЧ, так и числа боеголовок, устанавливаемых на одну МБР или БРПЛ. По некоторым сообщениям американской прессы, уже к 2012 году национальный ядерный арсенал по сравнению с настоящим временем может сократиться на 50 проц. Сегодня нельзя точно спрогнозировать, сколько ядерных боезарядов и носителей в результате будут иметь вооруженные силы США к 2030 году, но подходы Вашингтона к ведению переговоров об ограничении стратегических настутительных потенциалов свидетельствуют о его стремлении удержать количественное превосходство по этому параметру над Россией и КНР.
На текущем этапе Соединенные Штаты отказались от планов применения в ядерном снаряжений такого тактического оружия, как торпеды, противолодочные и зенитные ракеты, артиллерийские снаряды, глубинные бомбы, управляемые фугасы, но сохраняют определенное количество ЯБЧ крылатых ракет морского базирования и тактических ядерных авиационных бомб (по некоторым оценкам, по несколько сотен). С учетом технической совместимости таких ракет с новейшими стратегическими бомбардировщиками-«невидимками» В-2. возросшего боевого радиуса собственно тактической авиации (более 1 000 км с учетом дозаправки в воздухе), наличия специализированных хранилищ за пределами континентальной части США данный тип боеприпасов может быть использован против целей практически в любой точке земного шара. Официальный Вашингтон почти не комментирует предназначение своего арсенала тактических авиабомб, но специалисты по проблемам разоружения считают, что таким образом Соединенные Штаты демонстрируют готовность перехода к ограниченному применению ЯО против носителей угроз своим жизненно важным интересам. Кроме того, наличие американских ядерных складов в Европе призвано обеспечить солидарность в вопросах ядерного планирования в рамках НАТО.
В западной прессе неоднократно проходила информация о якобы имеющихся у американского командования планах принятия на вооружение так называемых сверхмалых боеприпасов (мощность измеряется десятками тонн в тротиловом эквиваленте), предназначенных для ограниченного применения в ходе региональных войн, локальных конфликтов и антитеррористических операций. Считается, что они могли бы использоваться для поражения заглубленных объектов или создания мощного электромагнитного импульса, выводящего из строя радиоэлектронную аппаратуру противника на обширной территории. Особенностью «сверхмалых» боеприпасов должно стать сочетание собственно ЯБЧ минимально достаточной мощности с высокоточными средствами доставки, что позволяет обеспечить необходимый поражающий эффект при снижении радиационного загрязнения местности. Однако многие зарубежные эксперты полагают, что реализация такого проекта сдерживается по политическим соображениям.
Франция, являясь европейским лидером в сфере ядерных и ракетных технологий, имеет полный научно-производственный цикл создания ядерных боеприпасов и средств их доставки. Заявления французского руководства свидетельствуют о намерениях сохранять существующую структуру сил «ядерного устрашения» на протяжении последующих 25 лет. В ближайшие годы будет введена в строй последняя в серии (четвертая) ПЛАРБ типа «Триумфан», оснащенная в отличие от предыдущих новыми БРПЛ М-51 (не менее трех комплектов по ^ракет с шестью ЯБЧ каждая). Ракеты на ПЛАРБ призваны обеспечить гарантированное нанесение неприемлемого ущерба любому агрессору в ситуации, когда исчерпаны остальные возможности по защите жизненно важных интересов страны. На вооружение ВВС и ВМС начали поступать тактические истребители «Рафаль» модификации F.3 в обычном и палубном вариантах, способные нести новую управляемую ракету ASMP-А класса «воздух - земля» (по некоторым оценкам, планируется иметь не менее сорока готовых к применению ракет). Авиационному компоненту ядерных сил по французской терминологии отводится роль предстратегического средства, предназначенного для нанесения противнику одиночных ударов в качестве последнего предупреждения о намерении задействовать весь национальный ядерный потенциал.
Во Франции продолжается наращивание возможностей экспериментально-вычислительной базы ядерного оружейного комплекса, в состав которого входят суперкомпьютер, специальная рентгеновская установка и другое уникальное оборудование, позволяющее проектировать ядерные боеприпасы без проведения полномасштабных испытаний. Как заявили представители генеральной делегации по вооружениям министерства обороны страны, комплекс активно используется при создании новой ЯБЧ TNO для ракеты М-51.
Великобритания после окончания «холодной войны» взяла курс на поддержание своих ядерных сил на минимально достаточном уровне - порядка 200 ЯБЧ на 58 БРПЛ «Трайдент-2» американского производства. Их применение должны обеспечить четыре ПЛАРБ проекта «Вэнгард», одна из которых постоянно находится на боевом патрулировании в Северной Атлантике. По сообщениям пресс-службы британских ВМС, несмотря на то что каждая ракета может быть оснащена 12 боеголовками, подводные лодки выходят на боевое патрулирование, имея не более 48 зарядов на 16 ракетах. Для выполнения «предстратегических» задач предусматривается использовать эти же ракеты в моноблочном варианте. Ожидается, что подобная конфигурация ядерных сил Великобритании сохранится до 2030 года.
Руководство КНР, в отличие от западных стран, не предает огласке подробную информацию о планах развития национальных ядерных сил, заявляя лишь о намерении поддерживать в обозримой перспективе их потенциал на уровне, гарантирующем нанесение удара по любым объектам на территории Евразии и Северной Америки. Иностранные военные эксперты высказывают предположение, что Китай не заинтересован в наращивании ядерного арсенала до уровня США или России и, скорее всего, сосредоточится на его качественном совершенствовании. В частности, к 2030 году не исключено усиление морской составляющей стратегических ядерных сил, в которых сегодня имеется только одна ПЛАРБ с 16 БРПЛ. Возможно также, что через 20-25 лет выработают ресурс и морально устареют имеющиеся у китайских ВВС авиационные носители ядерного оружия - бомбардировщики Ту-16, а замена им будет найдена, например, за счет соответствующего переоборудования современных тактических истребителей. В любом случае, достигнутые Китаем за последние годы успехи в экономическом и научно-техническом развитии положительно отразятся на боевых возможностях ядерных сил.
Облик возможных военных конфликтов на рубеже 2030-х годов с высокой долей вероятности будет формироваться и с учетом наличия ядерного оружия у Израиля (оценочно 200 ЯБЧ), Индии (40) и Пакистана (160). Указанные страны пока не стремятся к обладанию носителями межконтинентального радиуса, так как объекты их вероятных противников находятся в досягаемости ракет средней и меньшей дальности, а также тактической авиации. Помимо определенного сдерживающего эффекта в рамках соответствующих регионов ЯО все же будет оказывать отрицательное влияние на международную стабильность в целом. Это вызвано как созданием опасного прецедента расширения «ядерного клуба», так и высоким конфликтным потенциалом на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Также нет гарантий того, что в перспективе нестабильность внутренней обстановки в Пакистане не приведет к ослаблению контроля Исламабада над ядерным оружием, соответствующими материалами и технологиями.
Многие специалисты, и прежде всего в странах НАТО, заявляют о наличии угрозы дальнейшего распространения ЯО. Такого рода опасения подкреплены общемировой тенденцией к интенсификации обмена научно-технической информацией, расширению торгово-экономических связей, в том числе и по нелегальным каналам. Вместе с тем злоупотребление силой именно со стороны западных государств значительно повышает привлекательность ядерного оружия в качестве средства, гарантирующего от внешнего вмешательства.
События XX века показали, что разрушительная мощь ЯО не исключила военные конфликты из жизни человечества полностью, и поэтому потребность в обычных средствах вооруженной борьбы не снижается. Как отмечают зарубежные эксперты, после Второй мировой войны плавный, постепенный эволюционный процесс разработки и модернизации ВВТ начал уступать место их скачкообразному обновлению. Это явление отражает динамику прогресса в целом, увеличения в геометрической прогрессии объема знаний, а также интенсивного экономического развития, основанного на внедрении новых технологий.
В результате научно-технического прорыва создаются и в больших количествах поступают в войска не просто новое оружие, а целые боевые системы, объединяющие средства поражения, радиоэлектронного подавления, управления, связи, разведки, наблюдения, навигации. Ракеты, бомбы и снаряды со сложнейшими системами наведения дополняются оружием, действующим на новых физических принципах: боевыми лазерами, ускорителями массы, генераторами различных полей. Появились средства информационно-программного воздействия на автоматизированные системы управления и компьютерные сети (компьютерные вирусы, программы для осуществления несанкционированного доступа к информации, программные продукты с недокументированными возможностями).
По оценкам зарубежных исследователей, современное высокоточное оружие (ВТО) постепенно превращается в решающий фактор вооруженной борьбы и победы в войне. Во-первых, массированный и внезапный удар высокоточными средствами поражения по объектам системы государственного и военного управления, промышленности, энергетики, транспорта, вооруженных сил менее развитого в технологическом отношении противника может решительным образом изменить дальнейший ход войны.
Во-вторых, если ядерное оружие рассматривается как средство сдерживания, которое в идеале не должно быть применено никогда, то обычные высокоточные средства поражения могут использоваться в конфликтах любого масштаба и любой интенсивности. Сторона, обладающая только ядерными силами, будет лишена этой возможности и в случае агрессии столкнется с необходимостью выбора момента, когда уже не останется надежд на мирное завершение конфликта, но еще сохранится потенциал для нанесения удара возмездия. В условиях мощного информационного воздействия на органы государственного и военного управления момент для принятия такого решения может быть упущен.
В-третьих, появление ВТО, оружия на новых физических принципах, средства информационно-программного воздействия на автоматизированные системы управления и компьютерные сети позволяют переносить боевые действия в сферы, где применение традиционных средств было невозможным или малоэффективным: труднодоступные районы суши и Мирового океана, подводная среда, верхние слои атмосферы, космос, киберпространство. Благодаря этому Соединенные Штаты уже сегодня получили возможность начать работы по созданию глобальной системы противоракетной обороны, включающей наземный, морской, а в перспективе воздушный и космический компоненты.
Многие специалисты справедливо считают, что развертывание подобной системы, способной обеспечить гарантированный перехват сотен баллистических ракет, запущенных в течение нескольких часов по объектам на территории Соединенных Штатов и Западной Европы, сопряжено с серьезными техническими проблемами, решения которых еще не существует. Однако если речь идет об ответном ударе, то число ракет и боевых зарядов, которым теоретически должна противодействовать американская система ПРО, может сократиться на порядок. В этих условиях Соединенные Штаты если и не гарантируют себя от ответного удара полностью, то в значительной степени смогут снизить его мощь. Следовательно, ядерное оружие не всегда сможет выполнить свою сдерживающую функцию, особенно если его устойчивость не будет обеспечена собственными силами общего назначения. Кроме того, средства ПРО могут использоваться для уничтожения спутников противника, составляющих основу современных систем разведки, связи и навигации.
Профессионализация передовых армий, высокие моральные издержки от потерь в личном составе стимулировали создание индивидуальной экипировки «солдата будущего», повышающей эффективность и безопасность действий военнослужащего на поле боя за счет расширения возможностей по получению упреждающей информации о противнике и окружающей среде, улучшения координации действий в составе подразделения, увеличения точности и огневой мощи личного оружия, оснащения качественно новыми средствами маскировки и защиты от поражающих факторов, диагностирования в реальном масштабе времени психофизического состояния каждого военнослужащего.
Продолжится развитие беспилотных летательных аппаратов, дистанционно управляемых катеров и сверхмалых подводных лодок, малогабаритных самодвижущихся машин, способных выполнять по команде оператора и с опорой на искусственный интеллект боевые задачи в опасных для человека условиях. Возможно появление боевых роботов, в том числе и сверхмалых, а также биокибернетических систем - различных животных (птицы, крысы, морские млекопитающие) с вживленными электронными датчиками и стимуляторами активности отделов головного мозга.
Не утратят актуальности военные исследования в сфере биологии и медицины. Различные террористические и экстремистские организации не оставят попыток получить в свое распоряжение биологические агенты, при помощи которых можно сравнительно легко отравить воздух, воду, продукты, различные предметы. В развитых странах основное внимание будет уделено не созданию смертельно опасных боевых препаратов, а качественно новым разработкам с целью выведения бактерий и вирусов, поражающих людей, животных и растения с определенным генотипом. Не прекращаются работы по конструированию микроорганизмов, временно лишающих противника работоспособности, уничтожающих запасы продовольствия и даже горюче-смазочных материалов. Увеличится потребность в компактных средствах экспресс-диагностики, позволяющих в реальном масштабе времени выявлять возбудителей опасных заболеваний и их носителей, а также в новых вакцинах, антибиотиках и других медицинских препаратах.

Динамика появления новых средств вооружённой борьбы

Активные работы ведутся в сфере манипулирования человеческим сознанием при помощи определенных приемов подачи информации, воздействия на организм химических веществ, биологических агентов и различного рода излучений. Дальнейшее развитие получит так называемое оружие нелетального действия. К нему можно отнести: аэрозоли, ленты и порошки из электропроводящих материалов, ускорители элементарных частиц, выводящие из строя электротехнические устройства, в том числе вызывающие короткие замыкания в электрических цепях; клеящие или сверхскользкие вещества для блокирования взлетно-посадочных полос, мостов, тоннелей, участков дорог; генераторы электромагнитных и акустических полей, вещества со специфическим запахом для рассеивания толпы или удержания ее на безопасном расстоянии; лазеры для временного ослепления и термического воздействия; оглушающие, ослепляющие и травматические боеприпасы для снижения сопутствующих потерь. Принятие на вооружение подобных образцов вызвано не гуманными соображениями, а стремлением избежать обвинений в непропорциональном применении силы. Более того, некоторые средства нелетального действия оказываются эффективнее, чем традиционное оружие. Например, последствия попадания авиабомбы во взлетно-посадочную полосу аэродрома можно устранить за несколько часов, но чтобы возобновить эксплуатацию этой же ВПП после распыления над ней специального клея, может не хватить и суток.
Качественно повысится мобильность войск (сил) главным образом за счет массового внедрения широкофюзеляжных авиалайнеров, быстроходных морских судов, создания гибридных летательных аппаратов большой грузоподъемности, объединяющих лучшие характеристики самолетов и вертолетов или самолетов и катеров (экранопланы).
Эксперты по вопросам безопасности считают, что по мере насыщения систем управления, транспорта, другой инфраструктуры и собственно вооруженных сил сложными техническими устройствами повышается не только их эффективность, но и уязвимость. Выявление критически значимых элементов и их вывод из строя при помощи примитивных средств могут вызвать каскадные и сетевые эффекты, совокупный ущерб от которых сопоставим с результатами авиационного налета времен Второй мировой войны. В связи с этим ожидается дальнейшее увеличение спроса на оружие, боевую и специальную технику, предназначенную для противодействия терроризму, организованной преступности, пресечения массовых беспорядков, охраны границ, обеспечения гражданской обороны, ликвидации последствий техногенных катастроф и стихийных бедствий.
В иностранной прессе отмечают, что доступность современных средств вооруженной борьбы для отсталых стран, не имеющих современной научно-технической и производственной базы, повышается в результате формирования глобального рынка, открывающего широкие возможности по приобретению современных средств ее ведения.
Увеличение удельного веса высокотехнологичных образцов в общем потенциале ВВТ современных армий требует качественно нового подхода к подготовке кадров, поэтому ВС передовых стран будут комплектовать силы постоянной готовности и резерв преимущественно профессиональными военнослужащими.
Значительно возрастет сложность военного производства, что снизит способность оборонно-промышленного комплекса противостоять внешним разрушительным воздействиям. В результате наращивание, а тем более организация производства высокотехнологичных средств вооруженной борьбы «с нуля» в условиях военного конфликта становится невозможной, поэтому они должны выпускаться в необходимых количествах и поступать в войска в мирное время.
Некоторые тенденции развития стратегии и тактики ведения войн будущего. Масштабные изменения геополитических условий противоборства, наращивание военного превосходства США и их союзников над остальными странами, появление и массовое принятие на вооружение новых образцов ВВТ, по мнению зарубежных исследователей, повлекут за собой серьезные изменения в стратегии и тактике.
Державы и военно-политические блоки, ВС которых обладают технологическим превосходством над любым вероятным противником, получат очевидное преимущество в выборе места, времени и масштабов боевых действий. Вместе с тем вооруженная борьба не всегда будет вестись по законам и правилам, продиктованным стороной, наиболее подготовленной к реализации на практике передовых научно-технических достижений.
В условиях дальнейшего усиления экономической, экологической, демографической и гуманитарной взаимозависимости членов мирового сообщества ни одно государство не сможет позволить себе победу любой ценой. Для ведущих стран мира становятся неприемлемыми потери среди личного состава, не говоря уже об угрозе безопасности своего гражданского населения. Кроме того, начиная боевые действия, будущему победителю придется думать и о побежденных: жертвы среди мирных граждан могут повлечь серьезный международный резонанс, спровоцировать массовое движение сопротивления, а разрушение экономики чревато превращением побежденной страны в территорию постоянной нестабильности. Критическое значение приобретет и временной фактор, так как затягивание боевых действий ведет к потере инициативы, риску расширения конфликта как по территории, так и по составу участников, повышению экономических, моральных и политических издержек.
Привычка к высоким стандартам качества жизни, выработанная в течение нескольких десятилетий благополучия, заставляет жителей постиндустриальных стран остро реагировать на малейшее снижение уровня потребления. С учетом этого обстоятельства военно-политическое руководство США, и особенно стран Западной Европы, только в самом крайнем случае сможет позволить себе для защиты национальных интересов переводить все государство на режим военного времени. В стратегическом развертывании армий развитых стран основной акцент будет делаться не столько на мобилизационных мероприятиях, сколько на перегруппировке боеготовых войск (сил) с использованием их возросшей стратегической мобильности, способности поражать противника с больших дистанций, в том числе с передовых военных баз, из воздушно-космического пространства и Мирового океана.
Изменится подход к формированию резерва, основу которого составят контрактники, постоянно проходящие переподготовку. Резервисты в ходе конфликтов, как правило, не будут замещать должности кадрового состава, поскольку изначально нацеливаются на решение своих специфических задач. Это позволит избежать распыления регулярных войск (сил), затрат на подготовку специалистов по редким для армии профессиям, упростит процедуру поддержания необходимого уровня боеготовности резерва, в частности оправдывает себя использование резервистов в подразделениях охраны, материально-технического и тылового обеспечения, на административной работе.
Характер войн будущего не оставит шансов на победу странам, действующим с опорой только на национальные ресурсы, и в большинстве случаев важным элементом стратегического развертывания станет создание многонациональной коалиции. В связи с этим повысится актуальность расширения существующих и формирования еще ряда союзов, заключения соглашений в военно-политической и военно-технической сферах, создания новой системы гарантий международной стабильности.
С учетом новых условий и факторов военная стратегия сильного при действиях против слабого будет ориентирована не на разгром противника в ходе одной крупномасштабной кампании, а на его последовательное ослабление за счет сочетания серии ограниченных по масштабам и времени операций с мероприятиями политического, экономического и информационного характера. Основная ставка будет делаться на упреждение противника в действиях и обеспечение полной его информационной «прозрачности», демонстративном, но по возможности избирательном характере применения силы. Это снизит вероятность выхода ситуации из-под контроля и необратимой дестабилизации обстановки, вызовет у противостоящей стороны чувство безысходности и убедит ее принять условия победителя. Большое внимание будет уделяться максимальной изоляции противника при одновременном расширении круга собственных союзников и привлечении на свою сторону местной оппозиции.
Стратегия действий слабого против сильного будет строиться на так называемом асимметричном подходе. В его основе лежит навязывание противнику боевых действий в условиях, в которых сложно реализовать свое техническое преимущество, расширение географических границ и длительности конфликта, выбор объектов нападения с учетом не их военного значения, а воздействия на моральное состояние личного состава и гражданского населения противника, провоцирование несоразмерного применения силы, активное ведение информационной борьбы. Будут предприниматься попытки компенсировать техническое отставание за счет напряжения всех материальных и духовных сил нации, придания войне тотального характера. В технической сфере данный подход выражается в уничтожении личного состава, а также в выводе из строя дорогостоящих и сложных систем вооружения при помощи более дешевых средств. В политическом плане более слабые субъекты будут пытаться балансировать на грани войны и мира, инициировать различные переговоры с целью затягивания времени, пытаться заручиться поддержкой авторитетных членов международного сообщества.
У отстающих в техническом отношении государств стратегическое развертывание будет сводиться в основном к мобилизации значительной части населения. Успех ее проведения зависит прежде всего от морального духа граждан и их отношения к войне. Американские психологи и социологи отмечают, что военнослужащие, мобилизованные под угрозой привлечения к ответственности вопреки своему желанию, в ситуациях, связанных с риском для жизни, склонны выходить из-под контроля, дезертировать или сдаваться в плен. Не менее важен и материально технический аспект: возможности экономики по подготовке, оснащению и содержанию дополнительно призванного личного состава. При нехватке ресурсов призванные из запаса резервисты могут предназначаться только для формирования частей территориальной обороны и иррегулярных отрядов, а в более сложных случаях мобилизационные мероприятия сведутся к раздаче оружия населению.
Необходимость реализации обновленных стратегий потребует новых подходов к планированию и проведению операций. Изменятся их пространственные и временные параметры, состав привлекаемых войск (сил) и распределение функций между ними.
Проведенный анализ развития средств вооруженной борьбы позволяет сделать вывод о том, что новизна будущих операций будет определяться прежде всего переносом вооруженной борьбы в новые пространства - реальные и созданные искусственно.
Понятие театра войны утратит свое исключительно географическое значение и будет восприниматься как боевое пространство, объединяющее участки суши и акватории, часто разделенные сотнями километров, атмосферу, космос, а также информационную среду.
Воздушно-космическое пространство будет широко использоваться для нанесения ударов и обеспечения действий войск (сил). Без завоевания превосходства в воздухе и космосе станет невозможным достижение устойчивого преимущества на суше и на море. В ходе воздушно-космических операций противнику будет наноситься наибольший ущерб, поэтому по своему значению они начнут доминировать над действиями сухопутных войск.
Борьба на море будет направлена прежде всего на обеспечение устойчивости своих транспортных коммуникаций и нарушение коммуникаций противника. Эти задачи приобретут особую важность с учетом роли морского и трубопроводного транспорта в обеспечении энергоресурсами основных потребителей.
Кроме того, повысится значение Мирового океана как среды, в которой могут скрытно и быстро перемещаться носители ракетно-ядерного и обычного высокоточного оружия, элементы ПРО, амфибийно-десантные силы, средства разведки и наблюдения. В результате количество средств поражения стратегической и оперативной досягаемости, размещенных на морских платформах, может превысить количество аналогичных средств на воздушных и наземных носителях. Неотъемлемой частью боевых действий становится информационное противоборство. Без преимущества в этой сфере даже более сильная в военном плане сторона столкнется с серьезными трудностями при организации и ведении боевых действий. В техническом плане вывод из строя системы управления рассматривается в качестве важного условия нанесения противнику поражения. Еще до начала военных действий должно быть завоевано полное информационное превосходство, а с их началом ставится задача достичь молниеносного, малокровного стратегического и оперативного паралича управления. Нарушение работы линий связи, массовые сбои в работе компьютеров, отказы другого радиоэлектронного оборудования не позволят противостоящей стороне организованно вести боевые действия. Массированному психологическому воздействию подвергнется в первую очередь военно-политическое руководство, военнослужащие и гражданское население противника для подталкивания их к сознательному или спонтанному совершению определенных действий. Активная пропаганда будет направлена и на свое население, и на жителей «третьих стран» для формирования выгодных внутри- и внешнеполитических условий для дальнейшего ведения войны.
Высокая эффективность средств поражения и динамика изменения обстановки в ходе вооруженной борьбы повысят значимость управленческих ошибок, а в ряде случаев не оставят времени и ресурсов на их исправление, поэтому стремительно возрастет потребность в упреждающей разведывательной информации. Для снижения временной задержки между получением информации и ее реализацией средства разведки и поражения будут интегрироваться в единые системы телекоммуникационными сетями, связывающими пространственно распределенные элементы.
Изменится последовательность разгрома противника: если раньше оно начиналось с решительного наступления на приграничные группировки сухопутных войск, то перспективные средства поражения позволят уже в ходе первой операции вывести из строя важнейшие элементы системы административного и военного управления, оборонно-промышленного комплекса, транспорта и энергетики на всей территории страны.
Боевые действия в войнах будущего станет труднее классифицировать по признаку их принадлежности к стратегическому, оперативному или тактическому уровню, так как активность на каждом из них окажет прямое влияние на обстановку в целом. Такое встречалось и раньше, но сейчас тесная взаимосвязь событий на локальном, региональном и глобальном уровнях стала нормой. Вылазка группы боевиков или поведение солдата, участвующего в гуманитарной операции, могут быть растиражированы СМИ и в считанные минуты оказать влияние на обстановку в зоне кризиса. Это подтверждает вывод о «сжатии» элементов стратегического, оперативного и тактического уровней в объеме одного конфликта. Все чаще действие тактического уровня сказывается на ходе всей операции, что приводит к последствиям стратегического характера.
Поле боя преобразуется в своеобразное операционное пространство, раздробленное на малые «поля». При ведении боевых действий будет возникать эффект «малых» боев между полностью или почти автономными группами. Они могут быть разделены территорией, на которой находятся некомба-танты, потенциальные противники, объекты жизнеобеспечения населения. В результате исчезнет возможность и необходимость создания сплошной линии фронта, войска (силы) должны будут находиться в постоянной готовности к столкновению с противником, быстрому переходу от наступления к обороне и наоборот. Численное преимущество в каждом конкретном случае будет создаваться не общей большой численностью личного состава, а его мобильностью и досягаемостью средств поражения.
Широкое распространение получат операции и систематические боевые действия по блокированию зоны конфликта, установлению режима эмбарго.
Возрастет значение операций по обеспечению безопасности территории и населения от различных разрушительных воздействий на объекты критической инфраструктуры. Ожидается, что такие воздействия будут осуществляться в форме терактов, диверсий, кибернетических атак и точечных ударов с использованием ВТО.
Качественно новые требования к мобильности, скрытности, гибкости, оснащенности и профессионализму боевых подразделений повлекут за собой дальнейшие изменения системы их всестороннего обеспечения. Гражданский персонал будет более активно привлекаться к решению вспомогательных задач, которые всегда относились к компетенции военнослужащих: обслуживание техники, доставка грузов, охрана и эксплуатация военных баз.
Проведение операций на враждебной территории станет невозможным без военно-гражданского компонента, готового участвовать в восстановительных работах в интересах местного населения, решать первоочередные гуманитарные проблемы, поддерживать общественный порядок, воссоздавать лояльные местные органы самоуправления.
Тактика действий участников конфликтов будет определяться соотношением их возможностей. Более сильная сторона попытается максимально реализовать свое техническое преимущество, нанося противнику удары без вхождения в его зону поражения. На «мозаичном» поле боя станет необходимым передавать значительную часть сил и средств, а также командных полномочий на уровень небольших автономных групп и подразделений.
Слабейшая сторона попытается обезопасить свои силы от ударов с использованием ВТО, рассредоточив их в густонаселенных урбанизированных зонах, местах выращивания сельскохозяйственных культур, дельтах рек, джунглях и горах. В подобных местностях проживает более 75 проц. населения Земли. Как правило, для зон со сложными физико-географическими условиями характерно чередование открытых и труднопроходимых участков, в пределах которых скован маневр и снижены возможности для наблюдения, поэтому вероятность неожиданного боевого столкновения с врагом в ближнем бою, нивелирующим техническое превосходство, гораздо выше. При ведении боевых действий против более сильного противника ставка будет делаться не на разгром его вооруженных формирований, а на моральное подавление, нанесение регулярных потерь путем совершения диверсий, обстрелов, действий из засад, ведения «минной войны». Имеющиеся дорогостоящие образцы современного ВВТ (авиация, зенитные ракетные комплексы, тактические ракеты, бронетехника, боевые корабли и катера) слабая сторона постарается рассредоточить, замаскировать, применять постепенно и внезапно для поддержания у противника состояния неопределенности в течение максимально длительного времени. Не исключена возможность совершения терактов против гражданского населения противника и местных коллаборационистов.
Однако насыщенность

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (03.04.2008) | Автор: Вице-адмирал М. Панов

Просмотров: 14591 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 2
avatar
1 rommel • 21:29, 19.03.2009
слабо верится
в прогнозах амеров есть существенные противоречия, либо это ошибки перевода. Я читал прогноз в оригинале, но там они тоже есть. Таким образом, полномасштабная война достаточновероятна.

Респект Автору сайта, много интересного smile

avatar
2 Наталья • 22:54, 07.04.2011
Функционирует программа разрушения у всех , а кто не желает , тому помогут .

avatar


Copyright MyCorp © 2018

Рейтинг Военных Ресурсов