Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 09.12.2016, 01:05
Ключевые слова
С. Иноземцев, Африка

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

О некоторых аспектах политики США в Африке (2005)

О некоторых аспектах политики США в Африке

Полковник С. Иноземцев

Ведущие западные страны уделяют серьезное внимание вопросам реализации своей политики в Африке. Наибольшую активность на континенте в настоящее время проявляют Соединенные Штаты, которые стремятся к усилению здесь собственного влияния и укреплению позиций, в том числе в интересах диверсификации источников получения энергоресурсов и другого ценного минерального сырья.
Серьезность преследуемых Вашингтоном экономических и военно-политических целей находит подтверждение как в заявлениях американских высокопоставленных чиновников, так и в практических действиях госдепартамента, Пентагона и частного бизнеса в ключевых африканских странах. Так, исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Африки Чарльз Снайдер, выступая в апреле 2004 года на конференции, посвященной стратегическим интересам Соединенных Штатов в Африке, отмечал: «...благодаря практически ежедневным открытиям нефтяных месторождений на континенте и в его непосредственной близости, я прямо заявляю, что в ближайшем будущем 30 проц. всего объема импортируемой нами нефти мы будем получать именно из Африки, и я подчеркиваю в связи с этим, именно здесь имеются наши стратегические интересы». Красноречивы в данном контексте и показатели инвестиционных вложений американских нефтяных компаний в разведку и добычу нефти на Черном континенте. Сегодня они составляют, по разным оценкам, от 67 до 75 проц. суммы всех инвестиций страны в Африку.
В последнее время зоной особого внимания Вашингтона все в большей степени становится Западно-Африканский субрегион. Речь идет в первую очередь о странах Гвинейского залива и Сахельской зоны, которые считаются наиболее перспективными в плане наличия богатых запасов углеводородов.
Анализ политики Белого дома в отношении этого континента кроме экономической составляющей высвечивает его растущую заинтересованность в получении доступа к элементам инфраструктуры некоторых африканских районов. Интерес представляют прежде всего аэродромы и океанские порты Атлантического побережья континента, Африканского Рога и государств Южно-Африканского региона, которые могут быть задействованы для стратегических перебросок ВС США и НАТО.
При этом в Вашингтоне отчетливо понимают, что стабильность практического использования Африки в своих геополитических интересах будет зависеть в первую очередь от устойчивости складывающейся на континенте военно-политической обстановки. Вместе с тем американские аналитики и политологи скептически оценивают возможности большинства существующих в странах региона режимов самостоятельно, надежно и в полной мере контролировать внутриполитическую ситуацию, эффективно противодействовать этническому сепаратизму, религиозному экстремизму и международному терроризму. Тревожащим фактором остается нарастание масштабов организованной преступности, особенно связанной с морским пиратством и хищением сырой нефти, ущерб от которых только в западноафриканских государствах оценивается в 3-4 млн долларов ежегодно.
В свою очередь, ни США, ни их союзники не располагают на сегодняшний день действенными„ механизмами оперативного и адекватного реагирования на происходящие в Африке процессы. Особую обеспокоенность Пентагон выражает по поводу возможности использования обширных, слабо контролируемых национальными правительствами территорий континента международными террористическими группировками для организации центров подготовки, баз хранения оружия и средств материально-технического обеспечения (МТО), а также убежищ для разыскиваемых боевиков. Кроме того, значительная часть финансовых средств, получаемых преступным сообществом от нелегальной деятельности в некоторых африканских странах, может быть направлена на финансирование международного терроризма. Все вышеперечисленные факторы и потенциальные угрозы активно используются американскими политиками в качестве предлогов для обоснования важности африканского направления внешней политики в общей системе приоритетов военно-политического курса Вашингтона.
Действенным инструментом распространения американского влияния и контроля являются программы военной помощи, реализуемые Пентагоном в первую очередь в тех африканских государствах, где США имеют устойчивые политические, военные или экономические интересы. В основном такие программы ориентированы на развитие миротворческого потенциала и антитеррористических компонентов африканских ВС, что, во-первых, является востребованным с учетом новых угроз и вызовов, а во-вторых, позволяет американцам демонстрировать международному сообществу гуманитарную направленность своих внешнеполитических устремлений.
Значимость вопросов, связанных с африканским миротворчеством и обеспечением региональной безопасности, возросла в конце 90-х годов прошлого столетия на фоне потрясших мир актов геноцида в Бурунди. Ответной реакцией администрации Б. Клинтона стала декларация намерений в сжатые сроки сформировать на континенте мобильные миротворческие силы, способные предотвратить подобные трагедии в будущем при минимальном участии западных государств. В 1996 году была сформулирована и официально озвучена американская концепция создания Африканских сил кризисного реагирования - ACRF (African Crisis Response Force). Однако эта амбициозная, но не до конца продуманная программа в силу различных причин не была принята африканцами и не получила поддержки европейских союзников, что вынудило США в конце концов отказаться от ее практической реализации. Концепция ACRF была доработана, после чего ее название трансформировалось в «Инициативу кризисного реагирования в Африке» (African Crisis Response Initiative -ACRI).
Новая американская инициатива была представлена в качестве одной из важных составляющих африканской политики президента Б. Клинтона. Ответственность за ее осуществление возложена на госдепартамент и оборонное ведомство. Целью ACRI декларировалось повышение возможностей стран континента эффективно участвовать в операциях, проводимых на базе правовых норм главы VI Устава ООН, то есть преимущественно в операциях по поддержанию мира (ОПМ). При этом оснащение подразделений африканских ВС и предоставление им материально-технических средств, за исключением связного оборудования, не предусматривались. За счет бюджета ACRI финансировались только программы подготовки африканских военнослужащих на территории Соединенных Штатов, а также работа в странах Африки военных инструкторов и гражданского персонала США.
К середине 1997 года двусторонние договоры об участии в ACRI были подписаны Вашингтоном с Сенегалом, Угандой, Мавританией, Мали, Ганой, Бенином и Кот-д'Ивуаром, несколько позднее к инициативе присоединилась Кения. За время действия программы ACRI (1997-2002) по ней прошли подготовку около 9 000 африканских миротворцев, которые в последующем приняли участие в нескольких ОПМ в различных государствах Африки3.
Несмотря на значительные усилия и финансовые вливания США в укрепление миротворческого потенциала некоторых африканских стран, практическое использование подготовленных в рамках ACRI миротворцев вскрыло ряд слабых моментов и существенных недостатков американской программы. В последующем эта программа неоднократно подвергалась критике как со стороны африканских стран-участниц, так и в самих США. Негативным моментом являлся достаточно общий характер ее содержательной части, которая в большей степени была ориентирована на изучении теории миротворчества, чем на практические аспекты этой деятельности. Сосредоточившись на реализации ОПМ, идеологи ACRI не уделяли должного внимания вопросам подготовки миротворцев к операциям по принуждению к миру. Значительным пробелом в данной концепции стало и отсутствие возможности технического оснащения и вооружения миротворческих подразделений. Одним из главных минусов оставалась излишняя политизированность американской инициативы, что заметно снижало ее популярность на континенте в сравнении, например, с французской программой RECAMP (Renforcement des capacites africaines du Maintien de la Paix). За право участвовать в ACRI США требовали выполнить ряд условий, носивших, в том числе, определенный политический подтекст, что расценивалось некоторыми африканскими лидерами, как посягательство на национальный суверенитет. В частности, это стало одной из причин отказа от участия в ACRI стран-членов Сообщества развития Юга Африки.
Пытаясь как-то восполнить недостатки ACRI, в период с августа 2000 по декабрь 2001 года американцы реализовали программу подготовки и оснащения спецподразделений ВС Нигерии, Ганы и Сенегала - OFR (Operation Focus Relief), общий бюджет которой составлял около 84 млн долларов США. Замысел и содержание OFR формулировались в строгой увязке в связи с нарастанием масштабов вооруженного конфликта в Сьерра-Леоне. В рамках этой программы Соединенные Штаты не только осуществляли боевую подготовку африканских подразделений силами инструкторов войск специального назначения, но и обеспечивали их необходимыми вооружением, техникой и имуществом. Большая часть подготовленных по данной программе африканских спецназовцев была задействована в боевых операциях в Сьерра-Леоне и позднее в Кот-д'Ивуаре.
В мае 2002 года администрация Дж. Буша официально сформулировала проект новой программы, получившей название «Содействие странам Африки в подготовке к действиям в чрезвычайных обстоятельствах» - АСОТА (African Contingency Operations Training and Assistance). Эта программа, к практической реализации которой США приступили в 2003 году, имеет ряд принципиальных отличий от не до конца оправдавшей себя и устаревшей клинтоновской инициативы ACRI. Новым моментом явилась переориентация учебного процесса с методики проведения операций по поддержанию мира в рамках главы VI Устава ООН на боевые операции в соответствии с главой VII (принуждение к миру). Правовая основа для силового миротворчества нашла отражение в Уставе Африканского союза (АС), которым предусматривается возможность проведения операций вмешательства при возникновении форс-мажорных обстоятельств (для прекращения геноцида и грубого нарушения прав человека).
Такое акцентирование подготовки африканских миротворцев на силовых вариантах урегулирования конфликтов во многом объясняется настойчивым стремлением Соединенных Штатов узаконить в практике международного миротворчества новый тип вооруженных интервенций, лишь формально проводимых под флагом ООН. Американские политологи и эксперты сегодня все активнее навязывают миру, в том числе и африканцам, расширенную мотивацию силового использования многонациональных миротворческих сил. Кроме вмешательства по гуманитарным мотивам, согласно взглядам американских политологов, в перспективе все чаще будут практиковаться «интервенции возмездия» (подобные операции ВС США в Афганистане, проведенной для «наказания» режима талибов) или «превентивное вмешательство» (наглядным примером которого явилась военная интервенция в Ираке, когда Вашингтон заблаговременно осуществил развертывание ВС для недопущения возможного применения С. Хусейном ОМП).
Другим важным отличием АСОТА от ACRI явилось то, что помимо подготовки миротворческих подразделений программа предусматривала обучение представителей командного состава африканских армий, которые после завершения учебного курса самостоятельно смогут заниматься подготовкой военнослужащих своих национальных армий к действиям в составе миротворческих сил.
Помимо африканских государств, участвовавших в ACRI (за исключением Уганды, чье членство приостановлено до урегулирования ситуации в ДРК), Пентагон рассчитывает на подключение к программе АСОТА Ботсваны, Нигерии и Эфиопии. Американские эксперты связывают с участием этих стран значительные ожидания, ввиду того что их вооруженные силы имеют достаточно высокий уровень общей подготовки, а также определенный опыт участия в миротворческих операциях на Африканском континенте (в Сьерра-Леоне, ДРК и Бурунди). Финансирование программы предлагается осуществлять на прежнем уровне - от 20 до 25 млн долларов в год.
Следует отметить, что в последнее время Белый дом все более отчетливо демонстрирует неудовлетворенность как действиями ООН в целом (что в очередной раз было продемонстрировано на только что завершившемся юбилейном саммите этой организации), так и существующей под ее эгидой системой проведения международных миротворческих операций в частности. Выражая недовольство медлительностью принятия решений ооновскими чиновниками и необходимостью поиска консенсуса с большим количеством участников (даже в рамках существующего Совета Безопасности ООН), в Вашингтоне пытаются сформулировать новые принципы организации миротворческой деятельности.
Одной из перспективных концепций, по мнению администрации США, является так называемая «Инициатива глобальных миротворческих операций» - GPOI (Global Peace Operations Initiative). Смысл GPOI заключается в формировании вне рамок ООН резерва боеготовых миротворческих сил для решения широкого круга задач, включая участие в операциях по принуждению к миру в любом кризисом регионе мира. Отмечается, что основой международного миротворческого контингента численностью до 75 тыс. военнослужащих станут подразделения ВС африканских стран. В 2005-2010 годах для реализации этой инициативы из бюджета Пентагона и госдепартамента США планируется выделить около 660 млн долларов. Реализацию данной инициативы Вашингтон предполагает осуществлять во взаимодействии со странами НАТО при активном подключении европейских программ помощи, таких, например, как французская RECAMP. Следует также отметить, что GPOI органически вписывается и является дальнейшим развитием программы создания Африканских сил постоянной готовности, которые в настоящее время уже формируются под эгидой АС при участии Соединенных Штатов в каждом из пяти африканских субрегионов.
Названные программы развития миротворческого потенциала стран Черного континента тесно координируются по целям и задачам с действиями США по подготовке африканских антитеррористических подразделений. В июне 2005 года началась реализация новой инициативы - TSCTI (Trans-Sahara Counter-Terrorism Initiative), направленная на совершенствование возможностей ряда государств Африки эффективно противодействовать террористическим угрозам. Данная инициатива является расширенным продолжением прежней программы - PSI (Pan Sahel Initiative), в ходе которой Пентагон уже оказал помощь в контртеррористической подготовке и вооружении по одной роте для Мавритании, Нигера и Чада, а также трех рот для Мали.
Исходя из имеющегося негативного опыта использования подразделений ВС США для противодействия террористическим организациям за рубежом (Афганистан и Ирак), основной акцент в программах PSI и TSCTI сделан на антитеррористическую подготовку и соответствующее техническое оснащение подразделений национальных вооруженных сил. Как ожидается, местный спецназ, лучше зная специфику и условия горно-пустынной местности Сахеля, сможет более эффективно проводить здесь контртеррористические операции. Общий курс подготовки, как правило, включает в себя:
- ориентирование и перемещение спецгрупп в горно-пустынной местности с использованием космической радионавигационной системы «Навстар» и радиосредств;
- патрулирование на специальной автомобильной технике труднодоступных приграничных районов;
- обнаружение и идентификация подозрительных объектов, их блокирование и захват;
- ведение боевых действий против вооруженных группировок исламских экстремистов и контрабандистов, действующих в регионе.
В ходе реализации TSCTI предполагается продолжить оказание помощи в подготовке специальных подразделений быстрого реагирования для участия в контртеррористических и других операциях. Кроме того, важной задачей этой программы является повышение уровня координации между правительствами отдельных стран субрегиона и содействие обмену разведывательной информацией, в том числе по антитеррористической тематике. Согласно заявлениям официальных представителей Пентагона, к участию в данной инициативе помимо названных стран-участниц PSI планируется привлечь Сенегал, Алжир и Марокко. Правительство США на реализацию TSCTI в течение пяти лет выделило 100 млн долларов.
Американские эксперты отмечают целесообразность использования подготовленных в рамках программ TSCTI и PSI специальных контртеррористических подразделений в составе создаваемых под эгидой АС африканских сил постоянной готовности, в частности, в Североафриканском регионе и Сахельской зоне.
В заключение представляется целесообразным дать краткую характеристику еще одной американской программе, известной под названием «Подготовка и обучение иностранного военного персонала» (International Military Education and Training - IMET). Несмотря на то что эта программа непосредственно не относится к числу миротворческих или антитеррористических, в контексте поднятой темы она, безусловно, заслуживает отдельного упоминания.
IMET является одной из наиболее масштабных американских программ военной помощи, в которой заложена правовая и организационная база всей системы подготовки иностранных военнослужащих на территории США5. В 1990 году программа была расширена и на ее основе утверждена новая инициатива - Expanded IMET (E-IMET), к участию в которой кроме военных были приглашены гражданские лица из числа высокопоставленных правительственных чиновников и сотрудников зарубежных международных организаций. К началу нынешнего столетия в рамках обеих программ на более чем 2 тыс. курсах, созданных на 150 американских военных объектах, ежегодно обучалось около 8 тыс. иностранных военных слушателей из 120 стран мира. За период своего существования IMET превратилась в один из эффективных и реально действующих механизмов распространения американского идеологического влияния, внеся существенный вклад в формирование американского лобби в рядах военной и политической элиты многих, в первую очередь развивающихся, стран мира.
Таким образом, военно-политическое руководство США придает важное значение вопросам реализации глобальных целей своей политики в стратегически важном с точки зрения наличия запасов энергоресурсов и элементов инфраструктуры африканском континентальном районе. Краткий анализ содержания основных американских программ военной помощи странам Африки позволяет говорить об их едином замысле. Конечной целью этой деятельности является обеспечение контроля ключевых вопросов национального военного строительства, что с учетом особой роли и статуса армий государств Черного континента во внутриполитических процессах позволит Соединенным Штатам обеспечить их развитие в нужном для себя направлении.

ЗВО №10 2005

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (11.10.2005) | Автор: Полковник С. Иноземцев

Просмотров: 3173 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов