Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 19.01.2020, 20:22
Ключевые слова
информационная война, РЭБ, НОРАД, противодействие воздушному террориз, система ПВО, разведка, причина терракта 11 сентября, терроризм

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [83]
Общевойсковые вопросы [466]
Разведка и контрразведка [86]
ВПК [73]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к новой войне?
Всего ответов: 8
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Некоторые подходы к проблеме противодействия воздушному терроризму в США
HTML clipboard

Некоторые подходы к проблеме противодействия воздушному терроризму в США

А. Краснов, доктор военных наук, профессор;
Н. Бессарабов, кандидат военных наук

В сложном комплексе борьбы с международным терроризмом не последнее место по важности занимает проблема противодействия воздушному терроризму, приобретающему ныне более скрытый и изощренный характер. Известны случаи, когда подготовленные и хорошо обученные боевики незаконно проникают на борт самолета и, ворвавшись в кабину экипажа, под угрозой применения оружия, или взрывчатых веществ вынуждают летчиков изменить курс и произвести посадку в заданном месте или продолжить полет по их указаниям, а могут и сами брать на себя управление самолетом.

Американцы одними из первых столкнулись с воздушным терроризмом - 11 сентября 2001 года крупные объекты городов Соединенных Штатов подверглись атакам воздушных судов, захваченных фанатиками-самоубийцами1. Следствием этого трагического события стала гибель 2 973 человек. Американская общественность восприняла такие атаки с воздуха как глобальную угрозу национальной безопасности государства и терроризм как главного врага США.

Проблема противодействия воздушному терроризму является предметом особого внимания СМИ и обсуждается в США в различных аспектах.

Исследуя природу воздушного терроризма в аспекте главного врага Соединенных Штатов, американские историки установили, что его истоки следует искать в странах исламского мира, где террористы опираются на мощную идеологическую поддержку большинства населения, объединенного единой религией и идеологией. Со ссылками на арабскую прессу западные СМИ напоминают, как 11 сентября 2001 года миллионы людей в странах Персидского залива кричали на улицах «Аллах Акбар», истолковав тот теракт как «операцию самозащиты», «народно-освободительную войну против внешних поработителей». Угонщики самолетов, совершившие массовое убийство людей, были окружены романтическим ореолом, уличные поэты слагали о них песни, называли «борцами за веру».

Для широкой общественности на Западе такая реакция была откровением и вызвала негодование американских граждан. Тем не менее в каждую годовщину того памятного теракта на улицах арабских городов красуются портреты фанатиков на фоне горящих небоскребов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и воспевается их храбрость.

После 2001 года крупных терактов с воздуха в Соединенных Штатах не случалось, но зарубежные СМИ продолжают сообщать о попытках проникновения в аэропорты лиц мусульманского вероисповедания с «поясами шахида», а также об изымаемых в лагерях террористов учебных пособиях и инструкциях по управлению пассажирскими самолетами «Боинг». Более того, судя по заявлениям представителей небезызвестной экстремистской организации «Аль-Каида», эти тревожные признаки являются звеньями одной цепи по подготовке гигантского мегаакта над территорией США с далеко идущими целями: довести страну до потери управления и на этой основе смести нынешнюю правящую элиту. Муссируя подобную информацию, лидеры террористов тем самым стремятся способствовать высокой мотивации воздушных терактов, что влечет за собой опасность их повторения. Исходя из размаха антиамериканской пропаганды и высокой конспирации террористов, многие западные обозреватели полагают, что Соединенные Штаты проигрывают информационную войну поборникам ислама и, что самое страшное, угроза остается.

Версий актов воздушного терроризма в Америке выдвигается много, но в качестве ключевых аналитики спецслужб выдвигают две. Первая, так называемая идеологическая - угон самолетов с пассажирами на борту и последующим выдвижением политических или иных требований в обмен на жизнь заложников; вторая - «ударная» -с использованием самолетов как оружия, когда угрозе уничтожения подвергаются важные объекты государства. Обе версии имеют целью вызвать панику у органов власти и населения и причинить крупный материальный ущерб экономическому потенциалу США. Не исключаются и версии терактов рекламного характера со стороны новых экстремистских организаций, демонстрирующих свое существование и состоятельность. Рассчитаны они прежде всего на тех, от кого будет происходить их финансирование.

Военно-политическое руководство (ВПР) США признает, что эти версии способны вызвать огромный общественный резонанс и, несмотря на их различия, страшны своими последствиями - авариями, катастрофами, гибелью мирных граждан и не так уж далеки от действительности - угроза воздушного нападения из разряда гипотетического переросла в разряд реальных.

В военно-политическом аспекте у Вашингтона своя позиция, отличающаяся от взглядов ВПР западноевропейских государств. В условиях усиления консолидации исламского мира им многое видится не так, как из Европы. В то время как в большинстве этих стран формируются контактные и мобильные подразделения быстрого реагирования, США продолжают совершенствовать свои вооруженные силы в направлении обеспечения стратегического господства в воздухе, космосе и на море. Отчуждения же состава сил и средств для противодействия терроризму, в том числе и воздушному, не предусматривается.

Американская стратегия глобальной борьбы с терроризмом, по мнению представителей западной военной печати, нарушает логику назначения и построения антитеррористических сил. Культивируемые же в США войны и захват целых государств как борьба с терроризмом приводят только к гибели американских солдат, активизации действий боевиков и порождают ненависть к сверхдержаве и ее союзникам. Сами американцы тоже упрекают администрацию Белого дома в том, что войска напрасно преследуют террористов за тысячи миль от территории своей страны, вместо того чтобы предпринимать шаги по ее превращению в непреступную с воздуха крепость.

В правоохранительном аспекте рассматривается деятельность спецслужб, таможенной полиции, армейских подразделений и других органов государственной власти, ведущих борьбу с терроризмом главным образом в аэропортах и на аэродромах. Они осуществляют паспортный контроль пассажиров, досмотр перевозимых грузов, препятствуют доступу подозрительных лиц на борт самолетов, а также выполняют ряд других профилактических и охранных функций. Усилиями этих структур задерживается и обезвреживается немало террористов.

Однако аналитики американских спецслужб признают, что воздушный транспорт еще слабо защищен от террористов. Применяемые средства контроля в своем развитии не поспевают за их ухищрениями и не способны надежно выявлять запрещенные к перевозкам грузы. Кроме того, отсутствуют средства помощи экипажам с земли в случаях захвата самолетов.

Сложность проблемы состоит и в том, что террористы могут не только захватывать многотонные лайнеры в крупных аэропортах, но и угонять любые летательные аппараты с аэродромов и частных площадок акционерных компаний, которых на территории США насчитывается до 40 тыс. При такой высокой неопределенности угроз и намерений террористов информация об их замыслах, естественно, становится отрывочной, противоречивой, и на ее основании трудно пресечь попытки угона самолета и просто узнать о начале теракта.

В противовоздушном аспекте идея привлечения истребителей для противодействия воздушным террористам нашла свое воплощение в США, которые первыми на горьком опыте убедились, к чему может привести поверхностное отношение к данной проблеме. Аналитикам американских ВВС, насколько это явствует из сообщений открытой военной печати, так и не удалось выяснить все обстоятельства того события.

Сообщалось, что утром 11 сентября после получения первых сведений о терактах с базы ВВС Лэнгли (штат Виргиния) по тревоге была поднята пара истребителей F-16, управление которыми осуществлялось с КП объединенного командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента (НОРАД). Однако там не было ни одного должностного лица, имеющего право на принятие адекватного обстановке решения и располагающего точной информацией о происходящем, в том числе о приказе Белого дома сбивать пассажирские лайнеры, если те будут представлять угрозу. Более того, поднявшиеся в воздух экипажи истребителей F-16, не получив такой информации, просто не знали, где и что искать после взлета. Позже один из американских летчиков вспоминал: «...Я думал, что угроза исходит от русских, искал крылатые ракеты со стороны моря, но в небе не было ни одного самолета, а о террористах нам никто не сообщил».

Этот инцидент стал достоянием общественности, вызвал возмущение американцев, немало комментариев в мировой прессе и стал предметом обсуждения на слушаниях в конгрессе США. По мнению конгрессменов, основными причинами случившегося явилась значительная неразбериха среди политического и военного руководства в отношении характера угроз и, как следствие, неадекватное реагирование на действия террористов и сбои в управлении.

Скандал был необычайным. Руководство ВВС признало допущенные просчеты, повлекшие за собой гибель тысяч людей, объяснив это не ошибкой летчиков или техническими неисправностями в системе управления, а несвоевременно полученной и недостоверной информацией и слабым уровнем подготовки персонала пунктов управления. И здесь выяснилось, что поскольку основной задачей системы ПВО страны считалось отражение ударов средств воздушного нападения извне, то определенная часть важных государственных объектов, расположенных в глубине страны (шахты баллистических ракет, атомные электростанции, крупные города, где живут миллионы людей), оказалась недостаточно защищенной от воздушных террористов. Поэтому, если террористы захватят воздушное судно, они смогут поразить любой из них. Специалистов в области ПВО беспокоило и недостаточное радиолокационное прикрытие громадной территории США, площадь которых составляет 9 826 675 км2.

Согласно принятым высшим руководством страны решениям были расширены функции правоохранительных органов, проведен ряд мероприятий по защите от воздушных террористов населения и инфраструктуры страны, а также санкционирована частичная мобилизация резервистов на действительную военную службу. Однако угроза воздушной атаки продолжает вызывать чувство тревоги у американцев.

В информационно-психологическом аспекте противоборство с воздушным терроризмом рассматривается как борьба умов, как процесс двусторонний, как обоюдоострое оружие. Оценивая воздействие на государственные власти и население терактов в воздухе и с воздуха, где создается больший пространственный эффект, видные американские психологи единодушно утверждают, что такие действия вызывают чувство безысходности, даже паники, быстро снижая возможность оказания сопротивления. По их мнению, даже сама угроза подобных терактов уже ведет к дестабилизации обстановки в обществе, а это и является основной задачей исламских фанатиков. Вот почему террористы пытаются добиться своей цели без осуществления самих терактов. В данном случае угроза страшнее исполнения.

Однако военные обозреватели многих СМИ считают, что трезво оценивать обстановку в подобных экстремальных ситуациях власти и широкая общественность Соединенных Штатов еще не готовы, равно как и противостоять веками складывавшейся мусульманской идеологии. Речь может идти лишь о сужении базы терроризма. Да, пропаганда стремления Соединенных Штатов к свободе и защите прав человека в какой-то мере ослабляет позиции радикальных исламистов в арабских регионах, но крайне неблагоприятная для американцев обстановка там сочетается еще и с ограниченным информационным ресурсом. Такое положение лишь навлекает на США «громы и молнии» зарубежных экстремистских группировок.

Еще одним упущением в этом аспекте считается недостаточное внимание, уделяемое информационно-психологическому воздействию на самих террористов в захваченных ими самолетах.

В международно-правовом аспекте противодействие воздушному терроризму в США истолковывается в официальных документах ООН как ответная реакция силовых структур на неправомерные действия с использованием различных летательных аппаратов. В этом случае для борьбы с ними разрешается привлекать вооруженные силы, авиацию и средства ПВО, а также контролировать воздушное пространство и электронную связь в зоне операции.

Тем не менее американские военные юристы и правоведы полагают, что противодействие воздушному терроризму опирается на слабую нормативно-правовую базу. Концепция борьбы с незаконным захватом воздушных судов, принятая в США, пока недостаточно четко определяет превентивные меры по недопущению подозрительных лиц в аэропорты, на борт воздушных судов, механизмы взаимодействия силовых структур, а главное, нет еще ясности в определении полномочий различных инстанций, в особенности конкретного права прерывать полеты воздушных судов, принуждать к посадке или поражать их огневыми средствами. Таким правом согласно американскому законодательству был наделен только президент США. Вследствие этого, как упоминалось ранее, не были перехвачены самолеты с террористами на борту 11 сентября 2001 года, хотя они 15-20 мин находились в зоне досягаемости истребителей.

Следовательно, возникает сложная и даже парадоксальная ситуация: имея абсолютное превосходство над малоскоростными пассажирскими самолетами, истребители не имеют права прерывать их полет. Впрочем единого мнения по этому непростому вопросу еще не .выработано.

Годами длится спор, разрешать ли вообще сбивать самолеты, захваченные террористами, если они не воспримут сигналы предупреждения (с командных пунктов или с сопровождающих истребителей) и если их невозможно принудить к посадке. Противники такой жестокой меры взывают к общественности, называя ее чудовищной, разрешающей жертвовать жизнями людей даже в случае гипотетической угрозы.

Самолет еще летит, пассажиры живы, а его уже сбивают. Сторонники же ее предупреждают, что отказ от силовых операций может привести к ущербу, более масштабному, чем гибель одного лайнера, то есть к «эффекту 11 сентября». Это, конечно, не значит, что нужно открывать огонь по любому не подчинившемуся требованиям о посадке самолету - какие-то нравственные ограничения все-таки необходимы.

Непреходящая опасность терроризма, в том числе и воздушного, и многоаспектность проблемы вынуждают государственные власти США привлекать к ее решению все военные и гражданские структуры общества, отвечающие за безопасность страны. В связи с этим на страницах газет, журналов и интернет-сайтов между военными учеными, инженерами, психологами в содружестве с крупными компаниями и фирмами развернулось настоящее соревнование: кто из них предложит наиболее рациональные подходы к решению проблемы или хотя бы назовет ориентиры для дальнейшего развития ее составных частей. Ставка делается на разнообразие подходов с учетом прогнозируемых угроз. Некоторые из них в кратком изложении приведены ниже.

Первый подход предусматривает расширение технической базы для противодействия террористам в аэропортах, на аэродромах и на борту самолетов. В рамках этого подхода ведется разработка средств обнаружения оружия и взрывчатых веществ малой мощности в багаже и ручной клади пассажиров на основе методов газового анализа и с применением рентгенотелевизионных интроскопов. Кроме того, предлагается принципиально новая аппаратура, созданная на основе биометрической технологии, позволяющая почти мгновенно распознавать любые физические характеристики людей (отпечатки пальцев, радужные оболочки глаз, голос и др.). Эти характеристики могут быть идентифицированы с помощью компьютеров для распознавания образов. Еще одна новинка - устройства для обеспечения ситуационной осведомленности о террористах в зонах аэропортов до посадки в самолеты.

В контексте этого подхода формируется как самостоятельное направление создание автоматизированных средств оповещения экипажей об обстановке в салонах воздушных судов и систем удаленного (дистанционного) пилотирования авиалайнеров, позволяющих наземным пунктам производить принудительную посадку самолетов в случае их захвата террористами.

Создаваемая техническая база, по мнению руководителей спецслужб, позволит создать зоны ограниченного доступа и ужесточить режимы пребывания граждан в аэропортах, а также придать необходимые полномочия их персоналу по управлению самолетами в кризисных ситуациях. На острие инженерно-технической мысли рождаются и обкатываются самые фантастические проекты. Все дело в том, как сделать их реальными.

Второй подход связан с разработкой многовариантных сценариев противодействия террористам с использованием компьютерного моделирования. Он обусловлен крайней неопределенностью и даже непредсказуемостью военно-политической обстановки, когда терактов нет и неизвестно, будут ли они вообще.

Варианты сценариев предлагается формировать заблаговременно на основе долгосрочных угроз с учетом местоположения важных объектов инфраструктуры. Они могут различаться по степени опасности и версиям терактов, составу привлекаемых сил и располагаемому времени на противодействие террористам на различных направлениях. В каждом из вариантов должны быть расписаны и промоделированы функции совместно действующих инстанций, начиная с объявления боевой готовности, порядка обмена информацией и взаимодействия между ними.

Для сил и средств ПВО, например, рекомендуется моделировать порядок оповещения о полетах террористов, рубежи их перехвата истребителями и поражения, а также передачи других требующих математического моделирования данных на взаимодействующие командные пункты.

Третий подход отдает приоритет истребительной авиации. На нее больше всего уповают военное руководство и сами силовые ведомства. В многочисленных печатных изданиях подчеркивается, что именно истребители, имеющие высокие скорости полета и маневренность, большую досягаемость объектов и эффективные средства поражения, способны быстрее, чем другие силовые структуры, воспрепятствовать полетам террористов, контролировать обширное воздушное пространство и быстро переносить усилия с одного направления на другое.

Приоритет истребителей по отношению к другим средствам ПВО обосновывается небольшими зонами поражения воздушных целей ЗРК, особенно на малых высотах, вследствие чего пребывание террористов в них будет исчисляться считанными минутами. Что же касается средств РЭБ, то, похоже, они меньше интересуют американцев. Помехи аэронавигационному оборудованию и другой аппаратуре, обеспечивающей безопасность полета, могли бы ставиться в тех случаях, когда террористы сами управляют самолетами («ударная версия»), но, как замечает руководство гражданской авиации, они могут серьезно нарушить и даже парализовать управление пассажирскими авиалайнерами.

Поиск и перехват самолетов, захваченных террористами, истребители могут вести отдельными парами в зонах дежурства по целеуказанию с пунктов управления. Однако эксперты ВВС, в памяти которых еще живы «уроки 11 сентября», отмечают недостаточную подготовку летных экипажей для быстрого и адекватного реагирования на неожиданные ситуации, например выбрасывание террористами заложников из самолетов или попытки умышленного столкновения с истребителями. Для исправления данного положения предлагаются различные тренажерные комплексы, имитаторы вооружения, но пока это не дало особого эффекта.

Четвертый подход предусматривает информационно-психологическое воздействие на воздушных террористов, то есть на их эмоции, восприятия, психику- на объекты, лежащие в виртуальной сфере. Этот подход, по мнению некоторых американских военных психологов, имеет весьма неплохой, но пока нереализуемый потенциал. Впервые о нем заговорили еще в 1999 году на X международном съезде по авиационной психологии в США, где профессиональные психологи сошлись во мнении о влиянии информационно-психологического воздействия на безопасность полетов.

В недавних исследованиях было подтверждено, что террористы, как и все люди в опасных ситуациях, испытывают повышенный уровень тревожности, волнение и другие, пока необъяснимые разновидности страхов, которые еще не получили установившихся названий в медико-психологической практике. Все они в какой-то степени отрицательно сказываются на их умственных способностях, сообразительности, концентрации внимания и вступают в противоречие с инстинктом самосохранения террористов. Но главное, по мнению авторитетов в области военной психологии, подобное состояние можно провоцировать путем сочетания различного рода обещаний, угроз, внушения террористам; мысли о том, что минуты их жизни сочтены.

Такое воздействие, если террористам удастся добраться до самолетов, может осуществляться по каналам радиосвязи, которыми они вынуждены пользоваться при выдвижений требований и переговорах с властями («идеологическая версия»). Это может вызвать, если не ужас, то, по крайней мере, чувство обреченности, перманентного страха, снизить волю к сопротивлению.

Военные психологи в содружестве с инженерами в США утверждают, что информационно-психологическое воздействие на террористов может быть значительно расширено путем создания на путях полета террористов мощных электронных полей. Считается возможным достичь психологической их дезадаптации вплоть до нервно-психологических расстройств. При этом речь идет не об изменении сознания людей до такой степени, чтобы сделать из них зомби, не помнящих своего имени, а лишь о снижении стремления к совершению асоциальных поступков, в том числе терактов. Конечно, данный подход не может быть принят в качестве основного. Его эффективность может оказаться недостаточной для деморализации террористов, они могут оказаться невосприимчивы к любым технологиям и угрозам. Тем не менее полная информационная изоляция террористов от внешнего мира, по мнению психоаналитиков США, всегда будет способствовать реализации других подходов.

Пятый подход предполагает дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы по противодействию воздушному терроризму. Суть этого подхода состоит в том, что вырабатываемые документы и рекомендации должны укладываться в рамки правового государства, международного права и демократических норм, иначе террористы получат дополнительную возможность оправдания своих действий, причем не только в странах исламского мира.

Огромная ответственность политического и военного руководства за жизни людей в захваченных террористами самолетах и за защиту объектов от их ударов требует в первую очередь заполнить пробел в правовом поле четким определением правомочности ответственных должностных лиц принимать решения о прекращении полетов самолетов, находящихся в воздушном пространстве. Ряд важных шагов в этом направлении уже сделан. Так, конгресс США этим правом наряду с президентом наделил и командующего НОРАД, а в экстренных чрезвычайных обстоятельствах и командующих воздушными армиями, дислоцирующимися за пределами континента.

Некоторые аналитики спецслужб предлагают еще и детализировать это право, исходя из принятых версий и сопутствующих им разведывательных признаков. Так, если террористы при угоне самолетов выдвигают какие-либо требования («идеологическая версия»), то следует предпринять предупредительные меры, включая сопровождение истребителями угнанных самолетов и принуждение их к посадке. Если же они, не вступая в переговоры, не подчиняясь сигналам предупреждения и заранее обрекая заложников на роль жертв, следуют в направлении жизненно важных объектов («ударная версия»), то их необходимо сбивать (наносить повреждения самолетам, исключающие их дальнейший полет).

Таким образом, способы противодействия воздушному терроризму в США совершенствуются в различных технологических формах и на базе разных подходов. Главное же, по мнению экспертов министерства обороны, состоит в том, чтобы правильно выбрать приоритеты и проявить волю к решению проблемы. Однако некоторые из них полагают, что вследствие влияния исламской идеологии борьба с воздушными террористами может растянуться на многие десятилетия и даже стать вечной. Правда, иные журналисты с нескрываемым сарказмом замечают, что таковой ее могут сделать не сами террористы, а как раз, наоборот, компании и фирмы, производящие средства противодействия, и службы безопасности.

1 В западноевропейской прессе, и в частности в книге «Zero», подготовленной группой экспертов под руководством депутата Европарламента Д. Кьезы, выдвигалась альтернативная версия, согласно которой теракт 11 сентября был организован сотрудниками спецслужб и ЦРУ США.

Зарубежное военное обозрение №11 2008 С.21-26

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (28.12.2008) | Автор: А. Краснов, д в н, проф.

Просмотров: 5812 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2020

Рейтинг Военных Ресурсов