Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 09.12.2016, 20:28
Ключевые слова
трансформация, реформирование, А. Медин

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [233]
Боевые операции [67]
Личный состав [122]
Вооружение [213]
Законы, Уставы [52]
Подготовка [150]
НИОКР [133]
Техническое обеспечение [200]
Форма, знаки различия, награды [20]
Кадры [14]
Информационное противоборство [78]
Тактика и стратегия [148]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Структура и организация

К вопросу о "Трансформации" вооружённых сил США (2005)

К вопросу о "Трансформации" вооружённых сил США

Полковник А. Медин, кандидат военных наук

В последнее время для того, чтобы представить масштабы изменений, происходящих в вооруженных силах (ВС) США, военные эксперты все чаще употребляют термин «трансформация». При этом подразумевается, что происходящие изменения касаются структуры войск (сил), доктрины их применения в свете возможных угроз XXI века. В то же время отмечается, что помимо общей идеи революционных преобразований, которые влекут за собой передовые технологии, «трансформация» все более настойчиво вынуждает руководство отдельных видов ВС США принимать конкретные совместные («единые») программы действий. В противном случае отсутствие тесного взаимодействия и единого подхода видовых командований, высшего военного и гражданского руководства может свести все преобразования к тому, что называют риторикой в обычном бизнесе, или остановиться только на ограниченных и урезанных мероприятиях, которые страна может позволить себе в данный момент времени.
Объединенным усилиям высшего военного руководства США, предпринимавшимся в ходе выработки согласованного определения «трансформация», препятствовали существовавшие разногласия в самом министерстве обороны (МО). Они касались как главной цели преобразований и применяемого для ее достижения подхода, так и определения сути «трансформации»: что это - процесс реформирования или только его результат либо и то и другое, вместе взятое?
До последнего времени среди бюрократии министерства обороны США применялись по крайней мере три определения термина «трансформация». Мало того, что это вызывало серьезные затруднения в работе видовых министерств по реализации требований реформирования подчиненных сил, нарушало общую координацию совместных усилий, но и подчас вынуждало отдельных специалистов и подрядчиков министерства обороны применять термин к любой системе оружия или программе, к которым они обращались. Так, понятие «трансформация» применялось в качестве общепринятого термина ко всему, начиная с новых технологий в объединенном командовании специальных операций ВС США и заканчивая отмененной программой сухопутных войск по созданию нового разведывательно-ударного вертолета «Команч». В качестве примера неудачного подхода к реформированию, явившегося следствием неправильного понимания «трансформации», можно привести также недавнюю борьбу руководства сухопутных войск за сохранение перспективной программы разработки самоходной артиллерийской установки «Крусейдер».
Довольно быстро стало очевидно, что для американских войск требуется единая, стандартизированная и согласованная по всем направлениям концепция, на основе которой и нужно начинать преобразования, постепенно согласовывая их по мере необходимости. Главной же целью планируемых мероприятий должно стать превращение существующих структуры войск и доктрины их применения, оставшихся в наследство от «холодной» войны, к более гибким силам, способным вести эффективные боевые действия в XXI веке.
Термин «трансформация»* впервые был применен в американских вооруженных силах на официальном уровне для обозначения возможных изменений внутри министерства обороны в докладе специальной комиссии, созданной для оценки «Всестороннего обзора состояния и перспектив развития ВС США», изданного весной 1996 года. Изменения внутри МО были установлены секцией 924 закона «О структуре ВС» (1996 года), не имеющего ничего общего с трансформацией в ее настоящем виде. И все же 1 декабря 1997 года в докладе упомянутой комиссии «Реформирование обороны - национальная безопасность в XXI веке» в общих чертах была обозначена концепция предстоящих революционных преобразований.
В течение последующих 12 месяцев (до 1 декабря 1998 года) в официальных документах военного ведомства США можно встретить только два упоминания, подразумевающих реформирование обороны, или «военную трансформацию». В следующем (1999) году их было уже около 30. Это можно объяснить тем, что комиссия непосредственно не определила новый термин и соответствующий ему процесс. Ее выводы носили всего лишь рекомендательный характер, но они послужили толчком к началу «стратегии трансформации» национальной обороны. Специалисты, работавшие в комиссии, выделили тот факт, что «технологические изменения повлекут за собой появление новых систем вооружения и военной техники, концепций ведения боевых действий и приведут к реструктурированию войск (сил)». Экспериментирование также рассматривалось в качестве важнейшей составляющей предстоящего реформирования МО. Президент Дж. Буш упомянул термин «трансформация» в своей первой речи в качестве кандидата на пост президента США в сентябре 1999 года. Однако только с началом работы новой администрации в январе 2001 года теоретические положения начали воплощаться в практические мероприятия, а понятие «трансформация» нашло прикладное применение в системе приобретений министерства обороны и программах реорганизации отдельных видов американских ВС.
Руководство отдельных видов ВС США приступило к разработке собственных планов реформирования. И вот на этом этапе начали возникать существенные разногласия между видовыми министерствами по вопросу о том, что фактически означает «трансформация» для подчиненных им войск (сил).
Так, «трансформация» стала отличительным знаком, своеобразным рекламным слоганом, нового «Плана реформирования сухопутных войск США». Его ключевые положения впервые были обнародованы на конференции, организованной ассоциацией сухопутных войск США в октябре 1999 года. Именно на основании того, что их план явился первым в ряду подобных видовых документов, руководство сухопутных войск по праву считает себя «первооткрывателем» нового этапа реформирования ВС.
По мнению генерала Э. Шинсеки, бывшего в то время начальником штаба этого вида ВС, под «трансформацией» следовало понимать процесс преобразования сухопутных войск «в силу, способную к доминированию над любым противником во всем спектре военных операций». Результатом же «стратегии трансформации» должно было стать создание сухопутных войск нового типа (Objective Force), значительно превосходящих существующие силы по следующим показателям:
- быстрое реагирование на кризисные ситуации в любом регионе мира;
- своевременное развертывание в районы оперативного предназначения;
- высокая маневренность;
- универсальность применения группировок войск (сил);
- достаточная для успешного ведения любого рода действий поражающая сила формирований;
- значительная живучесть на поле боя;
- способность к ведению длительных боевых действий.
Эти показатели потребовали корректировки всех планов и программ развития американских сухопутных войск. Произошло смещение акцента на создание «средних» формирований и повышение их боевых возможностей, особенно в части быстрого развертывания в районы оперативного предназначения. В настоящее время оперативно-стратегические нормативы требуют, чтобы каждая бригада из состава сухопутных войск нового типа была способна к развертыванию в любом регионе мира в пределах 96 ч, дивизия - 120 ч, а пять дивизий на любом театре войны - в течение 30 сут.
К марту 2001 года и руководство ВВС США выработало собственное определение концепции, согласно которому «трансформация» предполагает «фундаментальные изменения, касающиеся трех принципиальных элементов и их взаимодействия друг с другом: во-первых, перспективных технологий, обеспечивающих появление новых возможностей; во-вторых, новых концепций ведения боевых действий, позволяющих на порядок увеличить возможности войск, обеспечивающие достижение желательных результатов, и в-третьих, организационных изменений, систематизирующих изменения в предыдущих элементах и способствующих более эффективному выполнению задач стратегии национальной безопасности».
Необходимо отметить, что большинство американских специалистов соглашается, что технологии - один из важнейших элементов «трансформации». В то же время в целом определение ВВС рассматривается как не совсем корректное, поскольку оперативные концепции и связанные с ними мероприятия по реорганизации были бы, вероятно, более революционными, если бы не традиционное стремление военного ведомства следовать уже имеющимся технологиям.
Руководство ВМС США до последнего времени вообще не применяло термин «трансформация» в широком смысле. Для обозначения этого понятия использовался широкий диапазон текущих и перспективных программ, таких, например, как строительство нового боевого корабля DD (X), система «Интранет» корпуса морской пехоты, программа создания беспилотных (летательных и подводных) аппаратов, новая инициатива «Ведения боевых действий с использованием единой информационной сети» и другие. По мнению американских экспертов флота и морской пехоты, именно в ходе их реализации и будет проявляться сущность реформирования подчиненных сил.
Вполне обоснованно некоторые американские военные специалисты считают, что совсем не плохо иметь отдельные виды ВС с их уникальными подходами к «трансформации». И все же большинство экспертов придерживается мнения о том, что невозможность принять единое, стандартизированное определение не позволяет видовым министерствам и другим ведомствам МО США в должной мере сконцентрироваться на выполнении перспективных программ, быстрее сосредоточить усилия на революционном преобразовании американских войск.
В связи с этим усилия Пентагона в последнее время были направлены на уточнение целей и задач «трансформации». Большая работа была проведена в верхних эшелонах военно-политического руководства и в среде самих военных кругов. Так, например, генерал морской пехоты Питер Пайс, заместитель председателя комитета начальников штабов, заявил по этому поводу в начале апреля 2002 года, что он был вынужден «присутствовать на восьми встречах в прошлом месяце, на которых в том или ином виде обсуждалась проблема «трансформации».
27 апреля 2001 года министр обороны США Д. Рамсфелд представил результаты работы возглавляемой им специальной группы по изучению трансформации. В докладе это понятие описывается как сложный процесс «изменений в концепциях, организации, принципах применения технологий в вооружении и военной технике, при котором достигается наибольшая оперативная эффективность, боевая производительность и/или снижение стоимости».
В очередном «Всестороннем обзоре состояния и перспектив развития ВС США», опубликованном в сентябре 2001 года, процесс «трансформации» трактуется как «перестроение и развитие боевых возможностей, обеспечивающих революционное или асимметричное преимущество для американских войск».
В конце ноября 2001 года отставной вице-адмирал Артур Цебровски был назначен начальником специально созданного управления по реформированию ВС министерства обороны США. Он существенно развил определение понятия «трансформация» и внес в него новые положения. По его словам, «это - продолжающиеся процессы и действия, создающие новые источники боевой мощи и способствующие значительному возрастанию конкурентоспособности в военной области как результат новых или открытия фундаментальных изменений, лежащих в основе вооруженной борьбы».
Под непосредственным руководством А. Цебровски был разработан и в конце 2003 года опубликован принципиально новый документ в системе военного планирования ВС США - доклад «Военная трансформация: стратегический подход». Он рассматривается американским военно-политическим руководством в качестве стратегии реформирования всего военного потенциала страны. В частности, в документе отмечается, что «трансформация является сердцевиной нового подхода к национальной обороне. Развитие реформируемых возможностей, всех важнейших процессов и вооруженных сил в целом будет давать стратегический импульс принципиальным изменениям положений национальной военной стратегии».
Предстоящие изменения в военном строительстве и боевом применении американских войск, которые и составляют суть «военной трансформации», были представлены в виде шести критических оперативных задач:
- защита важнейших операционных баз и противодействие химическому, биологическому, радиологическому и ядерному оружию;
- проецирование силы на удаленные регионы и их всесторонняя поддержка;
- лишение противника возможности укрыться от воздействия ВС США;
- использование информационных технологий;
- защита информационных систем и проведение информационных операций;
- повышение возможностей космоса.
При этом в министерстве обороны подчеркивают, что проводимые и предстоящие преобразования касаются не только разработки и внедрения новых оперативных концепций, приобретения систем ВВТ, но относятся также к общей военной культуре в целом и распространяются на сам процесс принятия решений в данной области. В связи с этим начали появляться различные концепции (например, «спиральная трансформация»), развивающие и уточняющие точку зрения руководства Пентагона.
В общем виде «трансформация» описывается как «процесс, формируемый изменяющейся природой вооруженной борьбы, усиливающимся взаимодействием отдельных составляющих ВС через новые комбинации концепций, боевых возможностей, людей и организаций, которые используют национальные преимущества и защищают страну от асимметричных угроз для сохранения стратегического положения Соединенных Штатов, которое помогает укреплять мир и поддерживать необходимую стабильность». Именно это определение трансформации в настоящее время и является официально принятым в национальном министерстве обороны.

Схематично новый подход к «военной трансформации», предложенный А. Цебровски, представлен на с. 7.
Анализ эволюции подхода командования американских ВС к рассматриваемой проблеме позволяет сделать вывод о том, что положения, приведенные выше в различных определениях понятия «трансформация» и характеризирующие процессы, происходящие в настоящее время в вооруженных силах США, можно объединить в две группы: первая - это фундаментальные, революционные изменения боевых возможностей (упоминаются в документах руководства сухопутных войск и управления по реформированию ВС министерства обороны); вторая - это технологические достижения, первенство в определении которых по праву принадлежит руководству ВВС США.
В качестве итогового документа по всем вопросам реформирования американских вооруженных сил (понятийный аппарат, распределение полномочий, порядок и сроки проведения мероприятий и др.) необходимо рассматривать «Указания по планированию реформирования министерства обороны», утвержденные министром Д. Рамсфелдом. Они в качестве приложения вошли в «Указания по планированию обороны» 2004 года. С их помощью командование отдельных видов ВС США уже начало корректировку своих долгосрочных программ строительства подчиненных сил, разработку бюджета и уточнение системы приобретения ВВТ.
Таким образом, видовые министерства вооруженных сил и другие организации МО США приняли единственное стандартизированное определение «трансформации», что стало хорошей новостью для руководства страны. Многие разногласия в понимании общей концепции, по словам американских экспертов, были улажены или будут сняты в ближайшее время. Это, в свою очередь, позволит ускорить подготовку американских вооруженных сил к решению задач в XXI веке и будет способствовать улучшению взаимодействия между министерством обороны и подрядчиками по вопросам приобретения вооружения и военной техники.

Зарубежное военное обозрение 2005 №7 с. 2-7

Категория: Структура и организация | Добавил: pentagonus (10.07.2005) | Автор: Полковник Л. Медин

Просмотров: 2175 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов