Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 10.12.2016, 00:14
Ключевые слова
Подготовка, комплектование, С. Владимирова

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [233]
Боевые операции [67]
Личный состав [122]
Вооружение [213]
Законы, Уставы [52]
Подготовка [150]
НИОКР [133]
Техническое обеспечение [200]
Форма, знаки различия, награды [20]
Кадры [14]
Информационное противоборство [78]
Тактика и стратегия [148]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Личный состав

Исследования в области совершенствования профессионализма личного состава ВС США (2006)

Исследования в области совершенствования профессионализма личного состава ВС США

Подполковник м/с С. Владимирова;
полковник А. Стрелецкий, профессор АВН

В одном из разделов утвержденного военно-политическим руководством (ВПР) США 1 марта 2005 года доктринального документа «Стратегия национальной обороны» ставится задача повысить уровень профессионализма личного, и прежде всего командного, состава вооруженных сил. Эту задачу наряду с использованием традиционных способов американское ВПР пытается решить путем совершенствования интеллектуального потенциала командного офицерского состава. Так, в процесс обучения и переподготовки военных специалистов старшего и среднего звена внедряется программа, призванная обеспечить достижение интеллектуального превосходства над противником в различных оперативно-тактических ситуациях и при планировании операций.
Программа по формированию интеллектуального потенциала командного состава создается на стыке психологии интеллекта и психологии управления, в частности на основе психологических исследований оперативного мышления и практического интеллекта, а также процесса принятия управленческих и интеллектуальных решений. В настоящее время работы ведутся по следующим направлениям: изучение проблем практического интеллекта; внедрение управленческих технологий и знаний как в систему военного обучения, так и в управление воинскими подразделениями; привлечение к консультированию командования среднего и высшего звена психологов и специалистов, работающих по различным управленческим и масс-медиа технологиям (таким, как «уменьшение сопротивления инновациям», «управление видением проблем», «формирование будущего», «лечение событий», и др.).
Исследованиям в области практического интеллекта в повседневной деятельности военнослужащих министерство обороны США уделяет особое внимание с начала 90-х годов. Финансирование работ в этой сфере осуществляется преимущественно через управления научных исследований СВ (ARI, Contract MDA903-92-K) и ВМС США. В соответствии с публикациями в открытой печати к ним привлекаются ведущие научно-исследовательские учреждения армии и ВМС, а также ряд военных учебных заведений, в частности военная академия в Вест-Пойнт. Кроме того, этими проблемами занимаются и некоторые гражданские структуры: управление исследований и усовершенствования в области образования, управление просвещения США, Фонд Джеймса С. Мак-Донелла, национальный центр статистики и др.
Основные работы под эгидой американского военного ведомства проводятся в рамках проекта «Скрытые знания в сфере военного руководства», главная задача которого - выявление психологических механизмов,
обеспечивающих работу практиче
ского интеллекта Под практическим интеллектом американские психологи понимают способность добиваться поставленной цели, находить оптимальные решения в нестандартных ситуациях, адаптироваться к изменениям оперативной обстановки. Военных психологов Пентагона интересует объяснение природы практического интеллекта прежде всего в плане использования в прикладных целях: для достижения контролируемого (запланированного) повышения или снижения интеллектуальной продуктивности лица, принимающего ответственное профессиональное решение. Проводимые исследования направлены на выявление механизмов мышления, воздействуя на которые, можно предопределить поведение человека или группы в конкретной оперативно-тактической ситуации.
Особое внимание сосредоточено на изучении так называемых неявных, или скрытых, знаний, которые лежат в основе управления и самоуправления интеллектуальными процессами. По мнению ученых, воздействие на это звено регуляции процесса принятия профессионального решения особенно сильно влияет на механизмы планирования, целеобразования, предвидения, контроля за ходом решения и обратной связи с результатами деятельности, распределения внимания. Неявные (скрытые) знания представляют собой опыт удачного решения жизненных проблем и профессиональных задач. Исследования направлены на разработку технологии обучения, позволяющей интенсивно передавать эти знания своим специалистам, а также программировать появление ошибок в ходе оказания дезориентирующего воздействия на противника.
Неявные знания необходимого свойства передаются путем создания соответствующих учебно-практических ситуаций. Считается, что такие знания приобретаются людьми при решении практических задач, при включении их в процесс разрешения проблемных ситуаций. Для получения запрограммированного результата достаточно оказать обучающемуся (или объекту воздействия) помощь в следующих случаях: при выделении значимой информации из информационного потока (селективное кодирование и иерархизация информации), построении выводов путем комбинирования элементов информации в нужном порядке (селективное группирование), идентификации знаний в памяти (селективное сравнение).
Знания, полученные таким образом, оказывают влияние на процесс принятия всех последующих решений. Так, результаты отдельных исследований показали, что, даже когда память о конкретных эпизодах кажется утраченной, информация об этих эпизодах все равно влияет на поведение человека.
Структуру неявных знаний составляют процедурные правила. Неявные знания являются процедурными, отвечают на вопрос «как», имеют готовые схемы действий. Например, ответ на вопрос «Как Вы оцениваете людей?» означает «какими именно правилами Вы пользуетесь при оценке людей в зависимости от целей и в различных условиях». Выявленные правила представляются (маркируются) в виде многокомпонентных пар «условие-действие»: если (определяющие условия) - тогда (соответствующие действия). Далее в обработку данных включаются военные эксперты. Их задача заключается в группировке правил и способов принятия решения по категориям в зависимости от функционального предназначения. На этой основе разрабатываются различные сценарии и опросники, воспроизводящие типы проблем, с которыми офицеры сталкиваются в служебной деятельности. Такая информация может преобразовываться в алгоритмы для создания программных продуктов компьютерной поддержки при принятии решений командирами разных уровней с использованием конкретной информации об оперативной обстановке и о ключевых лицах противостоящей стороны.
Модель неявных знаний (структура которой приведена на рисунке), разработанная американскими специалистами, включает в себя процессы кодирования, хранения и извлечения информации в различных ситуациях. В структуре модели неявных знаний содержится три вида памяти: эпизодическая, семантическая и процедурная.
Эпизодической считается память, хранящая события из личного опыта, семантическая хранит абстрактные и теоретические знания, процедурная накапливает информацию о специфических, отдельных поступках в виде «условие-действие». Она включает в себя знания, полученные в процессе обучения (например, как управлять машиной), а также знания, приобретенные на основе жизненного опыта (как заставить начальство изменить решение). Например, память офицера об успешных действиях, примененных в отношении не подчинившегося распоряжению солдата и заставивших того выполнять приказ, квалифицируется как процедурная. Считается, что в конкретной ситуации все поведение человека определяется содержанием процедурной памяти.
Стрелки иллюстрируют взаимосвязь между видами памяти во время процесса кодирования, хранения и извлечения информации. В верхней части рисунка представлены стимулы внешних условий (источник входа в систему памяти), а в нижней - поведенческие результаты обучения (выход из системы памяти). Жирным шрифтом выделены пути получения неявных знаний.

Линия А на рисунке характеризует процесс, в рамках которого события личного опыта фиксируются в эпизодической памяти. Такая информация может быть использована в качестве основы для накопления обобщенных знаний в процедурной или семантической памяти (этот процесс показан буквами A1 и А2). Обобщенные знания возникают благодаря процессам индукции, абстрагирования или извлечения инвариантов (постоянных параметров). Таким образом, линия А - это путь, по которому информация о личном опыте благодаря последующему кодированию поступает в процедурную или семантическую память.
Линия В соответствует процессу, благодаря которому основные знания о мире приобретаются теоретически, чаще всего в процессе обучения. Например, гражданский исследователь, не имея личного опыта общения с солдатами, прочитав армейский устав, узнает, какое дисциплинарное взыскание может быть наложено за тот или иной проступок. Такие знания согласно представленной на рисунке модели поступают в семантическую память.

Линии С соответствуют знания об определенном поведении и выполнении задач. Например, армейский устав расписывает процесс воспитания солдат, которые не выполняют приказы (линия С2). Знания о дисциплинарных действиях могут быть почерпнуты и из собственного опыта (линия С1). Знания, полученные путем, который показывают линии В и С2 возникают благодаря взаимосвязи с обобщенными знаниями, основанными на опыте кого-либо другого. Знания, находящиеся в процедурной памяти, могут также быть получены из эпизодической памяти (линия А1).
Информация о различном опыте кодируется в виде процедурных правил, определяющих порядок реагирования на различные ситуации. Например, после нескольких стычек с недисциплинированными солдатами офицер может выработать ряд правил о том, какое дисциплинарное взыскание следует применить в зависимости от ситуации. Информация, хранящаяся в процедурной памяти, также может быть в дальнейшем закодирована и переведена в обобщенные знания (линия С3). Например, знания офицера о дисциплинарном взыскании могут быть выражены в обобщенном правиле, согласно которому лишение привилегий - более действенная мера, чем наказание дополнительными физическими нагрузками. Модель учитывает как прямое, так и непрямое воздействие процесса получения знаний на поведение.
Характерные особенности неявных знаний (представлены жирными линиями А1 и С1) заключаются в том, что они:
- являются подмножеством процедурных знаний, которые получают на основе собственного опыта;
- прямо воздействуют на поведение (ИЛИ направляют поведение);
- формируют знания об образе действия;
- остаются недоступными осознанному самоанализу человека;
- возникают в целенаправленной деятельности;
- направляют действия на достижение целей, воспринимаемых как личные;
- дают преимущества тому, кто ими обладает;
- содержат информацию об условиях, касающихся типов проблем или ситуаций, с которыми и связаны данные знания (несут контекстуальную информацию);
- обеспечивают адекватный ответ на реальную проблему с учетом контекста ситуации;
- усваиваются косвенным путем в процессе принятия самостоятельного решения, а не прямо в процессе передачи знаний.
Как утверждают исследователи практического интеллекта, более эффективны те знания, которые приобретены по направлению, представленному линиями A1 и С1, чем те, что получены в соответствии с линиями В или С2.
Представленная модель дает возможность идентифицировать и оценить объем неявных знаний. Она показывает, как полученные знания оказывают воздействие на поведение через кодирование в процедурной, эпизодической или семантической памяти.
Разработки американских психологов в области практического интеллекта, по мнению руководства МО США, позволяют путем
вмешательства в неосознаваемую сферу личности ускоренно и целенаправленно формировать заданный тип мышления. Они, в частности, составляют основу для развития технологий рефлексивного управления противником, таких, как «формирование доктрины противника путем его обучения». Есть основания утверждать, что подобные технологии активно практикуются в ведущих зарубежных образовательных центрах в ходе обучения иностранных граждан на различных «всемирных» семинарах для «начинающих лидеров» и «высших руководящих кадров». В настоящее время подобная работа ведется, например, в Йельском университете.
Еще одним направлением формирования профессиональной компетентности американских офицеров является освоение ими психологических основ управления и практических навыков руководства, заимствованных из развитой в США науки управления (менеджмента). При этом руководство в воинских подразделениях и частях рассматривается как процесс выполнения управленческих функций. Считается, что обучение решению таких военных задач, как управление, а также развитие управленческой компетентности офицерского состава расширяют потенциальные возможности и арсенал средств командования и повышают его эффективность.
Методика обучения военнослужащих навыкам управления основана на увязывании персональных целей с доминирующими целями деятельности, передаче социокультурных стандартов и опыта преодоления затруднений в жизни и деятельности, на усвоении определенных алгоритмов, схем, образцов - четких и достаточно однозначных образов действия.
Работа психологов с командным составом армии США по этой программе ведется в направлении обучения трем стратегиям:
- «адаптации» к окружающей среде, которая предполагает умение самостоятельно решать свои проблемы, изменять самого себя адекватно обстоятельствам;
- «формирования среды», предусматривающей умение изменять в нужном направлении окружающую обстановку и влиять на развитие событий (технологии «формирования будущего», «формирования ситуаций и исторических событий»);
- «выбора среды», предполагающей умение находить и захватывать новое жизненное пространство.
Отдельно ведется подготовка к действиям в ситуациях, слабо поддающихся прогнозированию. Она основана на методах антикризисного управления, управления рисками и управления по результатам. Американские офицеры среднего и старшего командного звена обучаются коррекции обстановки путем оказания воздействия на «зоны неустойчивости» тактико-оперативной ситуации. Таковой является, например, «зона выбора правил или критериев решения», которая закономерно требует поиска оснований для оценки и выбора решения. Поставляя в эти зоны необходимую информацию, можно гибко управлять как людьми, так и событиями.
Обучение офицеров принятию особо сложных тактических и оперативных решений строится на обосновании нерациональности детального планирования. «Рациональным», по мнению зарубежных психологов, следует считать:
- умение выделять наиболее критичный аспект ситуации, воздействие на который позволяет выиграть время, скорректировать
ближайшие цели;
- принятие обоснованного риска, а не стремление избежать его;
- умение применять тактику «мелких шагов» (step by step) в условиях неопределенности;
- способность гибко изменять правила «игры» и своевременно отказываться от устаревшего плана в пользу управления по результатам;
- способность оказывать «попутные» воздействия, направляющие ситуацию сообразно естественному ходу ее развития;
- способность выбирать и воздействовать на динамические факторы ситуации (ожидания, настроения, предпочтения, слухи).
Результаты исследований в рамках проекта «Неявные знания», финансируемые американским военным руководством, могут быть использованы в следующих целях:
- для сбора дополнительных сведений военными кадровыми органами при отборе кандидатов на обучение и продвижение по службе, при подборе и подготовке офицеров под специальные задачи;
- для создания технологической базы знаний и модернизации различных целевых компьютерных программных продуктов для консультирования офицеров старшего и среднего звена ВС, военных администраторов и технических специалистов в МО США (в том числе, в рамках развития нейрокомпьютерных самообучающихся технологий);
для повышения уровня достоверности в процессе планирования специальных операций и отдельных акций с учетом психологических и интеллектуальных особенностей объекта воздействия из числа лиц (групп лиц), принимающих и готовящих решение, в составе военно-политического руководства противника, представителей науки «страны-жертвы», при подготовке и проведении операций против командиров и членов экипажей боевых кораблей, радиолокационных станций наведения, экипажей ударных самолетов, пилотируемых космических аппаратов и др.

Зарубежное военное обозрение 2006 №5

Категория: Личный состав | Добавил: pentagonus (18.05.2006) | Автор: Подполковник м/с С. Владимирова

Просмотров: 2143 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов