Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 07.12.2016, 11:38
Ключевые слова
право, дисциплина, Дисциплинарный суд, Т. Белащенко, общий суд, Специальный суд, суд

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Дисциплинарная и судебная практика в армии США (1976)

Дисциплинарная и судебная практика в армии США

Капитан 1 ранга Т. Белащенко

В системе мероприятий по повышению боевой готовности личного состава вооруженных сил США к агрессивным действиям, противоречащим классовым интересам большинства военнослужащих, важное место занимает дисциплинарная и военно-судебная практика, изощренная система подавления воли и духа людей, одетых в солдатскую и матросскую форму.

Реакционные круги, командование вооруженных сил, органы буржуазной пропаганды в США уделяют большое внимание вопросам поддержания необходимой воинской дисциплины среди личного состава армии и флота. Это объясняется рядом факторов военного, политического и социального характера: возросшим влиянием прогрессивных кругов и демократической общественности на вооруженные силы, проникновением в буржуазную казарму идей социализма, усилением борьбы за человеческие права национальных меньшинств, особенно негритянского населения, распространением среди части военнослужащих антимилитаристских настроении и т. д.

В повышении внимания к вопросам воинской дисциплины важнейшее значение имеет также характер войны, к которой готовят свои вооруженные силы реакционные круги США. Война с применением оружия массового поражения, агрессивные акции против миролюбивых стран и народов, колониальные и другие авантюры, операции по подавлению демократических сил в своей стране и национально-освободительного движении в зависимых странах с особой остротой ставит перед Пентагоном вопрос об обеспечении морально-политической и боевой стойкости войск, их повиновения, равно как и о выносливости личного состава в стрессовых ситуациях, его способности переносить значительные физические, психологические и моральные перегрузи.

Насаждение безоговорочного повиновении, автоматической готовности совершать по приказу командования любые преступления, беспощадная борьба с политическим инакомыслием, осуществляемые реакционной военщиной в сочетании с тщательным отбором личного состава, его подкупом и идеологической обработкой, рассматриваются ныне как одна из наиболее важных задач всей системы подготовки войск, их воспитания и обучения.

Как и в буржуазном обществе в целом, дисциплина в американском казарме полностью подчиняется интересам правящих классов, служит средством закабаления солдат и матросов. Она строится в первую очередь на принуждении, базируется не на сознательном отношении военнослужащего к своим обязанностям, а на подавлении его воли и разума. Ведь в противном случае этот солдат или матрос, интересы которого объективно антагонистичны интересам правящих классов, может выйти из повиновения и, как говорится, "переложить винтовку с одного плеча на другое".

Конечно, в современных условиях американское военное руководство понимает, что одной лишь прусской муштрой в армии не обойтись. Поэтому оно старается более тщательно, чем раньше, маскировать свои истинные цели и замыслы, прикрывать их демагогией и обманом, иногда даже идти на послабления в вопросах службы для некоторых категорий военнослужащих. Принимаются и другие меры, рекламируемые буржуазной пропагандой как "либерализация военной службы", "демократические тенденции" в ней, которые на самом деле являются лишь вынужденными уступками в обстановке усиливающегося воздействия прогрессивных сил на личный состав буржуазной армии.

Показной характер подобных мероприятий, рассчитанных прежде всего на рекламу военной службы и привлечение в армию и на флот дополнительных контингентов молодежи, Не вызывает никакого сомнения. Они не преуменьшают значения и размаха мер принуждения в вооруженных силах США, дальнейших шагов по подавлению сознания и воли личного состава

Немаловажное значение в формировании политического и морального облика военнослужащих наряду с другими формами воздействия имеет действующая система подчиненности, дисциплинарная и военно-судебная практика Формулируя основы этой системы, буржуазные теоретики подчеркивают решающую роль, которую якобы играют в ней психологические инстинктивные начала. "Поведение среднего человека в бою, - говорится, например, в Полевом уставе армии США, - направляется скорее инстинктом, нежели сознанием. Целью дисциплины является насаждение инстинктивного повиновения приказам, внедрение в душу человека безоговорочного стремления повиноваться воле командира".

Стремясь ограничить до минимума сознательное начало и добиться того, чтобы в трудных условиях, особенно в бою, основой поведения солдата или матроса была бы в первую очередь именно такая привычка к нерассуждающему повиновению, командование вооруженных сил США кладет в основу основ дисциплинарной практики и всей системы подчиненности прежде всего меры репрессивного характера, тщательно продуманную муштру, страх перед наказанием Оно практически смотрит сквозь пальцы на то, что многие командиры и начальники практикуют в своих частях и подразделениях самый открытый произвол, грубость и издевательства над  подчиненными, фаворитизм и угодничество, насаждает дух "безоговорочной правоты" любого, кто стоит выше но служебной лестнице, "право" старшего третировать младшего и другие подобные нравы.

Характерно, что подобные явления наиболее распространены в учебных заведениях армии и флота США. В высших училищах, например, "система старшинства", основой которого является "священное право" старшекурсника издеваться и глумиться над молодым кадетом - "плебеем", возведена в неписаный закон и "освещенные временем традиции и обычаи". Воспитанный в подобном духе офицер, прибыв в подразделение, непременно смотрит с высокомерием и презрением на своих подчиненных и всех других военнослужащих, находящихся ниже его в служебной иерархии, считает их "людьми второго сорта". Это считается обязательным качеством "истинного офицера и джентльмена". В то же время такой лощеный хлыщ будет носить зонтик или складной стул за женой своего командира на пикнике или прогуливать собачку начальника.

По признанию официальных представителей армейских и флотских инстанций США, военных теоретиков а ученых, для большинства американских военнослужащих понятие "дисциплина" ассоциируется только с понятием "наказание". Недаром даже в таком официальном издании Пентагона, как пропагандистский бюллетень для офицерского состава "Коммандерс дайджест", говорится, что в вооруженных силах США теперь "принято рассматривать дисциплинарную практику лишь как систему карательных мер и исправительных учреждений".

В основном документе, регламентирующем дисциплинарную и военно-судебную практику в американской армии и флоте,- "Едином военно-юридическом кодексе" отсутствует какое бы то ни было упоминание о мерах поощрения в отношении военнослужащих, зато меры наказания разработаны самым тщательным образом. И они носят весьма жестокий характер. Офицер в звании "майор" ("капитан-лейтенант" на Флоте) в соответствии с положениями статьи 15 этого кодекса имеет право наложить на подчиненною ему военнослужащего рядового и сержантского состава следующие взыскания: арест с содержанием в гарнизонной каторжной тюрьме сроком до 30 суток, назначение в наряд вне очереди в течение 45 суток, неувольнение из части (с корабля) до 60 суток и т. д.

Наиболее действенными считаются наказания, связанные с материальным ущербом для военнослужащего - задержка в течение трех месяцев выплаты до 50%. причитающегося денежного содержания и лишение до 50% денежного содержания сроком на два месяца. "Когда я осуществляю дисциплинарную практику в своем подразделении,- писал в журнале "Милитэри ревью" один американский офицер,- я предпочитаю бить солдата по его самому уязвимому месту - кошельку".

Подобные дисциплинарные меры, по мнению американского командования, весьма действенны в условиях профессиональной армии, где деньги являются основным стимулом службы большинства личного состава. Учитывается, разумеется, и то, что более половины рядовых американских военнослужащих имеют семьи, в связи с чем у них на счету буквально каждый доллар. Дисциплинарная практика, основанная на страхе перед материальными потерями, оказывает на них весьма существенное влияние.

Чтобы еще больше усилить воздействие подобной системы, устав дает право командиру накладывать на подчиненных за один проступок одновременно два и даже три взыскания. Как правило, одно из этих взысканий связано с материальными потерями.

Не довольствуясь и без того весьма жесткой системой дисциплинарных наказаний, многие командиры в армии и на флоте США широко практикуют неуставные меры наказания - "собственные методы насаждения повиновения", основанные на неограниченной власти старшего над младшим, на неуважении человеческой личности и презрении к любому "нижестоящему". Они носят порой столь жестокий и бесчеловечный характер, что о них с осуждением пишет даже привычная ко всему буржуазная пресса Так, например, газета "Оверсиз уикли" сообщала о командире одной из рот 55-го пехотного полка (гарнизон Бамберг, ФРГ), первом лейтенанте Гретцере, который создал у себя в подразделении "ротную тюрьму" - холодный сырой подвал, куда за малейший проступок сажал солдат и сержантов. Многих из них лишал пищи, некоторых заставлял раздеваться донага, а часовым, охранявшим этот застенок, приказывал "не церемониться с негодяями и, если они вздумают открыть рог, стрелять в них, как в мятежников".

06 издевательствах над подчиненными и рукоприкладстве со стороны командира взвода второго лейтенанта Хилбрука писала военная газета "Арми таймс". Но флотским еженедельнике "Нэйви таймс" сообщалось о командире одного берегового ракетного дивизиона вооруженных сил США в Японии, который, чтобы "заставить этих скотов лучше уживаться между собой", приказал связать попарно весь личный состав, находившийся на боевых постах, и в таком виде заставлял людей заниматься на материальной части. Известно много других фактов такого рода.

Жесткая дисциплинарная практика в вооруженных силах США сочетается с деятельностью военно-юридической системы, развитой сетью различных военных судов, исправительных лагерей и военно-каторжных тюрем, с действиями службы военной полиции. В американский армии функционируют военно-полевые суды трех типов: дисциплинарный (командирский), специальный и общий (генеральный). Различаются они по своей юрисдикции, правам, подчиненности и составу.

Дисциплинарный (командирский) суд представляет собой скорее вспомогательное средство дисциплинарного воздействия на солдат и матросов со стороны командира части, нежели военно-юридический орган в обычном понимании этого слова. Осуществляется он командиром части единолично, как правило, без предварительного дознания или следствия. Наказание накладывается в объеме дисциплинарных прав командира. Отличительной особенностью этого суда является право военнослужащего, совершившего проступок, сделать выбор: получить взыскание со стороны командира подразделения или же предстать перед судом командира части. Второй вариант избирается тогда, когда военнослужащий надеется на более объективную оценку своего проступка вышестоящим командиром. Однако при этом он идет на определенный риск, так как в случае признания его виновным "по суду", он не только получит взыскание, но и будет уже считаться лицом, имеющим судимость. В случае нового нарушения дисциплины это автоматически влечет за собой уже более строгое разбирательство и предание суду высшей категории.

Специальный суд назначается приказом командира части (корабля) или соединения и состоит из трех человек. Он имеет право разбирать уголовные преступления, совершенные военнослужащими, в том числе и офицерами, если эти преступления по своему характеру могут караться наказанием в объеме полномочий данного суда. Полномочия эти, помимо всех дисциплинарных взысканий, перечисленных в "Едином военно-юридическом кодексе", следующие: заключение в военно-каторжную тюрьму с привлечением на тяжелые физические работы сроком до трех месяцев, привлечение к тяжелым физическим работам без тюремного заключения на срок до шести месяцев и удержание до 2/з денежного содержания в течение шести месяцев.

Специальный суд имеет право приговорить военнослужащего к такому не юридическому наказанию, как "увольнение с позором" с военной службы. Эта форма представляет собой, по сути дела, вручение демобилизованному "волчьего билета", так как в этом случае его запрещено принимать на работу во все государственные учреждения и на предприятия, выполняющие правительственные заказы. Хозяин любой частной фирмы, как правило, также предпочтет не связываться с таким человеком.

Подобная система позволяет командованию оказывать значительное воздействие на военнослужащих, прежде всего в плане контроля за их политическими взглядами, поскольку увольнение "с позором" применяется чаще всего в отношении лиц, уличенных в "нелояльности к существующему строю", в политическом инакомыслии.

Характерной особенностью является то, что выносимые специальным судом приговоры и тюремном заключении не означают увольнения осужденных с военной службы После отбытия наказания военнослужащий возвращается снова в часть, однако время, проведенное в заключении, в срок службы не засчитывается и не учитывается при определении выслуги и начислении денежных надбавок.

Наибольшей полнотой юридической власти пользуется общий (генеральный) суд, назначаемый приказом командира соединения. Он разбирает уголовные преступлении, совершенные как военнослужащими и всем персоналом военного ведомства, так и членами их семей, если последние проживают на территории военных городков и баз (особенно за границей). Общий суд состоит из пяти членов. Он имеет право выносить любые приговоры, определенные законом, вплоть до пожизненного тюремного заключения и смертной казни.

В отдельных случаях этот суд, рассматривая то или иное дело по обвинению в преступлении, совершенном в условиях мирного времени, имеет право "следовать букве и духу" военного времени. Подобная процедура предусмотрена прежде всего при рассмотрении дел, квалифицируемых как мятеж или подстрекательство к мятежу, и чаще всего практикуется в отношении лиц, выражающих протест против политики реакционных кругов, высказывющих антимилитаристские настроения, оказывающихся участвовать в вооруженных расправах над трудовым народом своей страны, т. е., как это определяется американскими уставами, в "подавлении внутренних беспорядков".

В период империалистической агрессии США в Индокитае и в последующие годы американские военные суды неоднократно выносили тяжелые приговоры (до 20 лет каторжной тюрьмы) солдатам и сержантам - участникам антивоенных выступлений, членам пацифистских организаций, противникам расовой дискриминации в стране и вооруженных силах и в то же время были более чем снисходительны к лицам, совершавшим преступления по отношению к местному населению стран, на территории которых находились и находятся ныне американские войска.

Система судопроизводства, существующая в вооруженных силах США, направлена своим острием прежде всего против рядового состава. Солдат и матрос вряд ли может рассчитывать на справедливый и беспристрастный разбор своего дела, особенно если оно носит политический характер и квалифицируется как "поведение, наносящее ущерб дисциплине и порядку в вооруженных силах". Одним из факторов, определяющих подобное положение, является то, что членами специальных, и особенно общих судов назначаются только офицеры и сержанты старших рангов, имеющие большой срок службы.

Немаловажное значение имеет и тот факт, что все военные суды назначаются только командиром части или соединения, который утверждает приговоры этих судов. Правда, в вооруженных силах имеется так называемый "апелляционный суд", призванный осуществлять контроль над решениями нижестоящих судебных инстанций, но роль его практически незначительна, добиться пересмотра дела солдату или матросу крайне трудно, тем более что апелляции принимаются только в связи с нарушением нижестоящими судами тех или иных юридических, процессуальных норм или по другим формальным мотивам.

Важная роль в насаждении повиновения среди личного состава армии и флота, в проведении дисциплинарно-карательной практики возложена на имеющуюся в вооруженных силах США разветвленную сеть военно-каторжных тюрем, исправительных лагерей и частей. Десятки таких учреждений, замыкающихся на начальника управления военной полиции штаба сухопутных войск, имеются как на территории США, так и в странах, где дислоцируются американские войска и базы, в первую очередь в ФРГ, Японии и Южной Корее.

Крупнейшая каторжная тюрьма вооруженных сил находится в гарнизоне Форт-Ливенуэрт (штат Канзас). По словам военной газеты "Арми таймс", она представляет собой "одно из наиболее строгих заведений подобного типа". Обычно в ней содержится около 500 осужденных и подследственных, однако в годы войны во Вьетнаме этот контингент более чем удваивался

В ряде американских гарнизонов действуют местные военно-исправительные заведения, куда направляются подследственные и лица, осужденные на относительно непродолжительный срок каторжных работ, а также солдаты и матросы, отбывающие длительный дисциплинарный арест. Примером заведений такого рода могут служить "дисциплинарные бараки" на военно-морской базе Бейнбридж (штат Нью-Йорк), "исправительные центры" в Портсмут (Нью-Гэмпшир) и Норфолк (Виргиния), следственный изолятор вооруженных сил в Кэми-Кьювз (о. Окинава) и другие.

В армейских и флотских тюрьмах и "исправительных центрах" процветают самые изощренные издевательства и произвол тюремной администрации в отношении солдат и матросов. Охранники постоянно избивают заключенных, за малейшие проступки лишают их сна и пищи Флотская газета "Нзйви таймс" писала, что командование вооруженных сил США в зоне Тихого океана "было вынуждено дать указание о проведении расследования фактов грубого и унижающего достоинство человека обращения охраны с заключенными в военной тюрьме Кэмп-Батлер (о. Окинава)". Случаи подобного рода имели место и в учебном центре морской пехоты Кэмп-Пендлтон, центре подготовки новобранцев в Паррис-Аиленд, на военно-морской базе Сан-Диего, в гарнизонной тюрьме во Франкфурте-на-Майне (ФРГ).

Охрана армейских и флотских военно-исправительных заведении осуществляется военной полицией. Это весьма многочисленный род войск. Например, во время второй мировой войны численность военной полиции превышала 300 тыс. человек. Военно-полицейские органы имеются в составе штабов всех эшелонов, а их части и подразделения действуют во всех объединениях и соединениях сухопутных войск и военно-воздушных сил как в США, так и на заграничных базах.

Бригады, батальоны и роты военной полиции комплектуются отборным личным составом (по физическим данным и в плане политической благонадежности), имеющим особую подготовку (существует школа военной полиции и несколько учебных подразделений). Военные полицейские пользуются большими правами, вплоть до применения оружия. Они охраняют штабы и другие военные учреждения, осуществляют комендантскую, гарнизонную, конвойную и патрульную службы, широко используются для подавления выступлений трудящихся, усмирения "бунтов" в частях и военных городках (например, столкновений на расовой почве, которые в последнее время довольно часто происходят в американской армии).

Как уже указывалось выше, в вооруженных силах США не предусмотрены официальные формы поощрения личного состава. Тем не менее поощрительные элементы являются весьма действенным средством в руках командования для обеспечения повиновения военнослужащих и ревностности в исполнении службы.

Как правило, они сводятся к денежным подачкам: надбавкам к денежному содержанию солдат и сержантов, проявляющих повышенное рвение и за это переводимых в более высокую категорию по таблице денежного содержания; выплатам различных "призовых" и "премиальных" сумм (некоторые командиры в Южном Вьетнаме выплачивали солдатам по 5 и более долларов "с головы" противника, для чего надо было предъявить отрезанные у вьетнамца уши или пальцы); некоторым льготам в получении дефицитных товаров в гарнизонных магазинах и лавках; попустительству к "благонадежным" солдатам и матросам, торгующим на "черном" рынке, участвующим в подпольном тотализаторе, азартных играх, а также употребляющим наркотики и т. д.

Таким образом, меры дисциплинарного воздействия, военные суды, развитая система военных тюрем и исправительных лагерей, военная полиция широко используются командованием вооруженных сил США для обеспечения действенности и надежности системы принуждения военнослужащих, а частично и гражданского населения (при "подавлении бунтов", "гражданских беспорядков" и т. п.). Они повседневно сочетаются с отупляющей муштрой, изощренной идеологической обработкой и прямым подкупом военнослужащих. Все эти мероприятия направлены в конечном счете на подготовку американских войск к выполнению роли надежного орудия в осуществлении агрессивной политики империалистических кругов страны.

Зарубежное военное обозрение, 1976, №7, с. 17-22

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (10.03.2012) | Автор: Капитан 1 ранга Т. Белащенко

Просмотров: 2299 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов