Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Вторник, 21.01.2020, 09:48
Ключевые слова
Подготовка, Агрессор

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура [141]
Боевые операции [55]
Личный состав, подготовка [91]
НИОКР [205]
Вооружение [220]
Техническое обеспечение [197]
Стратегия и тактика [128]
Форма, знаки различия, награды [7]
ТТХ [13]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к новой войне?
Всего ответов: 10
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » ВВС (Военно-воздушные силы) » Структура

Эскадрилья "Агрессор"
HTML clipboard

Эскадрилья "Агрессор"

А. Гольц

Людей в серо-голубой униформе военно-воздушных сил США во время моей поездки я встречал в каждом из важнейших командных центров Пентагона. Ведь именно ВВС выполняют функции по контролю за военной ситуацией по всему миру и в непосредственной близости от границ США.

О том месте, которое занимают военно-воздушные силы в структуре военной машины США, можно было уже судить по тому, как проходили слушания в комитете палаты представителей по делам вооруженных сил. Я попал как раз на то заседание комитета, где обсуждался бюджет ВВС. В документе под названием «ВВС и безопасность США: глобальный размах - глобальная мощь», последовательно проводилась мысль о том, что ВВС - это как раз тот вид вооруженных сил, который позволяет распространить американскую мощь по всему миру. Речь идет и о ядерном противостоянии Советскому Союзу - напомню, что не только стратегическая бомбардировочная авиация, но межконтинентальные ракеты наземного базирования организационно подчинены Стратегическому авиационному командованию. В то же время немало внимания предлагалось уделять поддержанию в высокой боевой готовности сил тактической авиации.

Именно на нее командование ВВС, как следует из этого документа, возлагает задачу достижения превосходства в воздухе в случае любого военного конфликта. ВВС должны обеспечивать все операции сил быстрого развертывания повсюду в мире, а также осуществлять поддержку боевых действий американских войск и войск американских союзников.

Справедливости ради замечу, что конгрессмены отнюдь не спешили соглашаться со всеми предложениями министра ВВС Д. Раиса и начальника штаба ВВС генерала Л. Уэлча.

Так и министр, поддержанный затем генералом, довольно напористо убеждал конгрессменов в том, что СССР постоянно модернизирует свои стратегические силы. По мнению руководства ВВС, Соединенным Штатам ничего другого не остается, как начать производство стратегических бомбардировщиков В-2 «Стелс» («невидимок»), а также развернуть мобильную ракету «Миджитмен» и ракеты MX на железнодорожных платформах.

- Разве изменения, происходящие в мире и в советско-американских отношениях, не требуют другого подхода к стратегическим арсеналам? - задал вопрос Л. Эспин, председатель комитета. - И нужны ли нам одновременно две мобильные стратегические ракеты? Нужно ли нам столько бомбардировщиков В-2?

Вновь сославшись на огромные «потенциальные возможности» «советских ядерных сил», генерал Уэлч пытался убедить присутствовавших в необходимости реализации всех этих программ. Но тут же ему резко возразил конгрессмен Р. Дэлламс. В итоге же слушаний члены комитета получили четкое представление о позиции министерства ВВС по всем затрагивавшимся вопросам. И надо сказать, в целом законодатели в высшей степени сочувственно отнеслись к идее распространения на весь мир глобальной мощи ВВС США.

Но не меньше внимания, чем финансированию программ по созданию новой техники, уделяется подготовке личного состава. В этом не раз пришлось убедиться во время поездок. Мы побывали в училище ВВС в Колорадо-Спрингс. Конечно, впечатляет прекрасная материальная база: сотни аудиторий и лабораторий, обширная библиотека. В распоряжении четырех тысяч кадетов несколько спортивных арен, хоккейное поле, площадка для тенниса. Нам показали центр по изучению иностранных языков. Русский, арабский и другие языки учат здесь, используя новейшее видеооборудование и компьютеры.

Кому-то, правда, может показаться, что будущие офицеры изучают дисциплины, далекие от летной работы. Так, например, существует кафедра менеджмента и бизнеса. Один из профессоров1 ее в звании полковника очень подробно растолковывал мне, как важно будущему кадровому офицеру ВВС приобщаться к бизнесу. Ведь боевые машины закупаются у частных фирм, частный же сектор обеспечивает ремонт боевой техники, через него же идет значительная часть снабжения на любой базе. И знание специфики заключения контрактов в такой ситуации отнюдь не лишнее. Другой профессор, тоже полковник, рассказывал, как детально преподают будущим офицерам американские законы. Ведь только на их основе должен он строить отношения с начальниками и подчиненными. Все это, конечно, в идеале. В жизни бывает и по-другому. Так, из программы местных теленовостей я узнал, что в день, когда мы были в училище, проходил суд над кадетом, который издевался над своими товарищами.

Но вернемся к учебному процессу. Что до непосредственно летной подготовки, то по существу, как я понял, в стенах училища преподают только ее азы. Главная задача - определить, способен ли человек летать. Непосредственно же пилотами становятся в специальных учебных центрах ВВС уже после окончания училища. А в Колорадо-Спрингс главная цель, говорили нам преподаватели, - подготовить офицера, обладающего широкими знаниями во многих областях. Подготовить лидера, способного руководить, способного завоевать авторитет.
Знания, полученные в училище, будут, что так же особо подчеркивалось, служить выпускникам училища и в том случае, если им придется прервать службу. Вот почему кадеты очень уверенно смотрят в завтрашний день.

Нет проблемы и с превращением гражданского специалиста в военного. Признаюсь, мне не удалось поговорить с летчиками, которые, учась в гражданских колледжах, закончили школы подготовки резерва (аналогия с ДОСААФ) и пришли после этого служить в ВВС. Авиаспорт к резервам отношения практически не имеет.

Выпускники Колорадо-Спрингс доказывали, что подготовка у пилотов из гражданских вузов гораздо хуже. Но вот на авиабазе в Лэнгли командующий тактической авиацией США представил капитана Кэтрин Корбан, командира одной из лучших технических команд. Ее подчиненные обеспечивают возможность в течение двадцати четырех часов развернуть эскадрилью боевых самолетов в любом районе земного шара. Я спросил, где она прошла подготовку. Капитан Корбан ответила - в школе бизнеса одного из университетов. Но а как же со знанием военной техники? Для этого потребовалось не более двух лет практической службы в вооруженных силах, ответила Корбан...
Как бы то ни было, главная подготовка и военных летчиков и технических специалистов идет непосредственно в войсках, в специальных учебных центрах. Мне довелось ее видеть в учебном центре морской авиации на базе «Мэримор» в Сан-Диего. Надо сказать, что даже приезд советской делегации не внес изменений в учебный график. И только закончились демонстрационные полеты команды пилотов-асов «Топган», как сразу же начались учебные. Буквально над нашими головами истребители F-14 вели отработку конвейерной посадки и взлета с палубы авианосца.

Еще с одним элементом учебной подготовки нас познакомили в Лэнгли, на авиабазе, где расположено командование тактической авиации США. Инструктор капитан ВВС показал нам тренажер, к которому подключена видеосистема с записью учебного боя. Благодаря ей воссоздается вся динамика воздушной схватки. В память компьютера заложены не только варианты правильных действий, но и возможные ошибки. И пилот может тут же убедиться, как любой из ошибок воспользуется противник.

Оттачиваются же боевые навыки в серии полевых маневров. Наиболее известными из них являются маневры «Ред Флэг». Организаторы стремятся максимально приблизить условия проведения учений к боевым. В частности, на полигоне устанавливаются имитаторы пусков ракет ПВО, активно действуют средства электронной борьбы. Одновременно против самолетов тактической авиации действует эскадрилья «Агрессор». На ее вооружении специальная модификация истребителей-бомбардировщиков F-16, которые напоминают советские «миги». А ее летчики действуют в соответствии с тактикой, принятой в наших Вооруженных Силах.

Наконец, особое место занимают тактические маневры, в ходе которых отрабатывается взаимодействие с сухопутными войсками. Его я увидел в Техасе на полигоне в Форт-Худе, крупнейшей армейской базы. Их ход и сценарий достаточно определенно говорят о задачах ВВС.
Сценарий учений, их ход свидетельствовали: в вооруженных силах США идет тщательная отработка деталей концепции «воздушно-наземной операции». В первую очередь это касается сглаживания высокой степени взаимодействия авиации, артиллерии и механизированных подразделений. Вертолеты появились практически мгновенно после артналета. И не успел последний из «Апачей» завершить атаку, как она была поддержана штурмовиками.

Особый разговор, конечно, о той технике, которой располагают ВВС США. В городе Форт-Уорт в том же Техасе мы побывали на заводе компании Дженерал Дайнемикс, производящей истребители-бомбардировщики F-16. Все 100 процентов продукции этого завода имеют исключительно военное применение. После осмотра его цехов своими впечатлениями поделился известный советский авиаконструктор, член Комитета Верховного Совета СССР по вопросам обороны и государственной безопасности Г. В. Новожилов:
- Мы увидели современное, очень продуманное с технологической точки зрения производство. Обращает на себя внимание широкая роботизация.

Заместитель директора программы производства самолетов F-16 Д. Ханкок с немалой гордостью рассказывал о необычайной эффективности этого истребителя-бомбардировщика. А возникавшие на экране конференц-зала диаграммы подтверждали его слова. Одна показывала, как из года в год росло производство (на заводе создано свыше 4 тысяч этих самолетов). Другая диаграмма демонстрировала, что не менее успешно идет и торговля ими. Десятки государств - европейские союзники США по НАТО, Израиль, Южная Корея, Таиланд, Пакистан и другие - приобрели крупные партии F-16.

Поэтому-то с холодным недоумением выслушивали представители компании наши вопросы о планах конверсии. Зачем нужна конверсия, если самолет так хорошо продается, пожимали плечами они. А если интерес к этому самолету будет падать, то мы готовы производить принципиально новый. Компания занимается бизнесом, и только.

Но посмотрим еще раз на список стран, покупающих F-16. Если исключить союзников по НАТО, то большинство остальных покупателей - из районов, где продолжаются региональные конфликты: Южной и Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока. Так выгодно ли для Дженерал Дайнэмикс, которая по объему контрактов стабильно занимает второе-третье места в списке пентагоновских подрядчиков, урегулирование этих конфликтов? Ответ очевиден.

Свою лепту вносит компания в то, чтобы в американских вооруженных силах не забывали, какая страна - «главный враг» США. В 1989 году начал сходить с конвейера завода в Форт-Уорте первый F-16 «Агрессор». Этот самолет в ходе учений должен изображать наш советский МиГ-29. А отрабатывается в ходе этих учений вовсе не взаимодействие с советскими самолетами...

Конечно, многое меняется в современном мире. И американский ас капитан Р. Вэлли, участвовавший в демонстрационных полетах на базе «Мэримор», сказал мне:

- Лучше всего было бы соревноваться с вашими летчиками только в искусстве пилотажа.

Но будем реалистичны. Пока это скорее благое пожелание. Пока фирмы буквально заинтересованы в войне, и, видимо, поэтому недолго прилагали США миротворческие усилия в Персидском заливе...

Крылья Родины №1 1991 С.30-31

Категория: Структура | Добавил: pentagonus (26.10.2009) | Автор: А. Гольц

Просмотров: 3893 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2020

Рейтинг Военных Ресурсов