Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 09:04
Ключевые слова
стратегия, политика, концепция, Д. Жильцов

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [433]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Эволюция военно-политических взглядов США в период с начала 90-х годов по настоящее время (2012)

Эволюция военно-политических взглядов США в период с начала 90-х годов по настоящее время

Д. Жильцов

Эволюцию взглядов военно-политического руководства (ВПР) США на роль и место государства в системе международных отношений можно проследить на основе анализа положений ключевого концептуального документа - "Стратегия национальной безопасности", регулярно разрабатываемого американской администрацией в соответствии с законодательством с начала 90-х годов по настоящее время.

Каждый из этих документов раскрывает цели, задачи и основные направления деятельности Белого дома в сфере внешней и военной политики. Содержание стратегий с течением времени изменялось, но вместе с тем для каждого периода американской истории были присущи определенные, характерные только для него черты, которые и нашли отражение в представленных документах.

Условно можно выделить и сформировать три группы стратегий. К первой группе - "Стратегии постсдерживания" - относят документы, вышедшие в период с 1991 по 1993 год. Первый из них, подготовленный администрацией Дж. Буша (старшего) еще до прекращения существования СССР, но после распада Варшавского Договора, был уже нацелен на построение нового мирового порядка в соответствии с американскими ценностями. В этом документе были определены элементы национальной мощи, которые в наибольшей степени соответствовали потребностям США в условиях неопределенности в развитии международных отношений и новых политических вызовов, ставших результатом явного уменьшения "советской угрозы".

В стратегии проявились три основных вектора внешнеполитической деятельности США, которые определяют направленность отношений с СССР, бывшими социалистическими странами и своими союзниками. С Советским Союзом предлагалось выстраивать взаимоотношения исходя из того, что он, по оценке американского руководства, продолжал оставаться "главным вызовом для интересов Соединенных Штатов". В связи с этим необходимо было "сдерживать советскую военную мощь, не допустить возврата СССР к проведению тоталитарной политики, продолжить ведение разведки против него. Одновременно планировалось активно предлагать помощь "в проведении перемен", а также обеспечить заключение соглашений с СССР по контролю над вооружениями, укрепляющих безопасность США и их союзников.

По отношению к бывшим социалистическим странам Восточной Европы предписывалось проведение политики, обеспечивающей "сохранение независимости новых демократий", в том числе в интересах содействия продвижению американских товаров на рынки Польши, Венгрии и Чехословакии.

Применительно к союзникам подчеркивалась необходимость взаимодействия в строительстве нового мирового порядка, поддержания разноплановых связей, а также разрешения экономических противоречий и разделения бремени по содержанию войск США в Европе и Японии. Североатлантический союз при этом рассматривался в качестве основного инструмента защиты от угроз агрессии против стран - членов блока.

В стратегиях делался акцент на необходимости обеспечить способность экономики реагировать на меняющиеся экономические условия с учетом того, что существует жесткая взаимозависимость между успехом в достижении национальных целей и мощью экономики США. Кроме того, отмечалась важность координации экономической политики во всемирном масштабе, либерализации мировой торговли, снятия торговых барьеров, а также обеспечения безопасности маршрутов доставки углеводородного сырья и стабильности нефтяного рынка в целом.

Эти документы, отмечая уменьшение угрозы возникновения крупного конфликта в Европе и опасности мировой войны, нацеливали вооруженные силы США на "борьбу с региональными угрозами" и возможность в случае необходимости "воссоздать силы, способные противостоять любой глобальной угрозе". Особое внимание по-прежнему отводилось обеспечению стратегического сдерживания через угрозу применения стратегических и нестратегических ядерных сил. Таким образом, структура ВС США определялась исходя из необходимости обеспечить стратегическое сдерживание, передовое присутствие и применение их в крупномасштабных и продолжительных региональных кризисах.

Стратегия национальной безопасности, разработанная в 1993 году администрацией Дж. Буша (старшего), отражала стремление военно-политического руководства закрепить выгодные для себя изменения в мире, произошедшие после распада СССР, и обеспечить единоличное лидерство. При этом война в Персидском заливе использовалась в качестве примера, демонстрирующего ведущую роль США в решении мировых проблем.

Для обеспечения "стабильного демократического мирового порядка", в котором никто не мог бы оспаривать лидерство Соединенных Штатов в глобальном масштабе, предусматривалось решение ряда политических и экономических задач, а также ликвидация военных угроз.

Так, в политической области приоритетами Белого дома стало содействие демократическим реформам в Китае, Северной Корее, Вьетнаме, Лаосе и на Кубе, в экономической - защита и расширение зоны свободной торговли и развитие конкуренции с Японией и Германией. В военной области в качестве угроз, на которые необходимо реагировать, были определены нестабильность в регионах, распространение обычных вооружений, технологий производства баллистических ракет большой дальности и ОМП, террористическая деятельность и международная торговля наркотиками.

В целом, продолжая заявленное в предыдущей стратегии строительство нового мирового порядка через декларацию достижения глобальной и региональной стабильности, администрация Дж. Буша поставила перед собой следующие задачи: защита Соединенных Штатов и их граждан от военной агрессии; укрепление соглашений о коллективной обороне; создание условий, исключающих возможность для любой враждебной силы контролировать или занимать доминирующее положение в регионах, где у США имеются жизненно важные интересы.

Американские интересы по отношению к России заключались в укреплении режима международной безопасности и поддержании происходящих в РФ перемен. В рамках первого направления США проявляли заинтересованность в сотрудничестве по разрешению конфликтов на границах бывшего СССР, угрожающих стабильности в Европе. Вашингтон был готов содействовать сокращению ядерных арсеналов России и выполнению соглашений по контролю над вооружениями, а также выступал с требованием полного отчета о бывших советских программах разработки биологического оружия.

Стратегия предусматривала оказание поддержки экономическим и политическим реформам в бывшем Советском Союзе за счет расширения помощи по официальным и неправительственным каналам, а также содействие становлению гражданского общества и его контролю над военными структурами.

Сложившиеся в мире условия позволили США закрепить в документе положение об "использовании беспрецедентной возможности утверждать, а не защищать интересы страны, опираясь на лидирующее положение", а также за счет активной политики в регионах и привлечения региональных организаций (НАТО, ОБСЕ, АСЕАН, ОАГ, ОАЕ) для продвижения собственных интересов.

Таким образом, стремление решать региональные проблемы там, где они возникают, стало оправданием вмешательства не только в региональные, но и во внутренние дела государств под лозунгом помощи мирному урегулированию этнических и национальных проблем в Восточной Европе и на Балканах, содействия "мирному" возвращению Гаити и Кубы на путь демократического развития, мирному урегулированию на Ближнем Востоке и обеспечения гарантированного доступа к нефти в регионах.

Глобализация национальных интересов США в экономической области выразилась в тезисах об "исчезновении различий между внутренней и внешней экономической политикой и в том, что "американская экономическая стратегия должна быть глобальной, а не национальной". Это повлекло за собой оправдание активного задействования Соединенными Штатами военных инструментов при отстаивании своих интересов в мире.

Переориентация США с противодействия глобальным угрозам на устранение региональных вызовов и рисков выразилась в создании новой национальной военной стратегии региональной направленности, декларирующей возможность Вашингтона самостоятельно решать международные проблемы, в стремлении единолично формировать мировой порядок. При этом вооруженные силы должны были быть готовы к быстрому реагированию, а при необходимости и к ведению боевых действий с целью достижения в них победы самостоятельно или в составе коалиционных сил. Фундаментальные положения национальной военной стратегии - стратегическое сдерживание и оборона, а также передовое присутствие - дополнились необходимостью реагировать на кризисные ситуации и способностью нарастить мощь ВС до требуемого уровня.

Кроме того, в документах первой группы отмечалась необходимость обеспечить укрепление режима нераспространения ОМП, усилить контроль над вооружениями, борьбу против терроризма и незаконного распространения наркотиков, а также повысить эффективность деятельности разведсообщества для достижения решающего преимущества при выборе оптимальных вариантов реагирования на угрозы. В интересах решения этих задач планировалось продолжить реорганизацию министерства обороны, военно-технологической и военно-промышленной базы, шире использовать передовые технические достижения при разработке новых систем вооружения и военной техники, а также концепций их эффективного боевого применения.

Ко второй группе стратегий можно отнести три документа, разработанных администрацией президента Б. Клинтона в 1994, 1995 и 1996 годах под одним и тем же названием - "Стратегия вовлеченности в международные дела и распространения демократии в мире". Они были ориентированы на обеспечение безопасности и процветания страны за счет поддержания статуса США в качестве главной мировой державы, утверждение активного лидерства страны за рубежом как необходимого фактора повышения безопасности, оживление американской экономики и открытие для нее новых рынков. Долгосрочную же цель Вашингтон видел в построении нового мирового порядка во главе с Соединенными Штатами и ведущими державами, принадлежащими к западной демократии, с постепенным присоединением к нему многих других стран, разделяющих принципы рыночной экономики и западные ценности. При этом главные задачи, определенные в этих документах, сводятся к взаимно дополняющим друг друга положениям об усилении безопасности с опорой на боеготовые ВС, способствовании оживлению экономики американского государства и содействовании укреплению демократии за рубежом.

Для попытки легитимизации вмешательства в решение региональных вопросов и во внутренние дела государств в стратегиях 1995 и 1996 годов была приведена классификация национальных интересов США (на жизненно важные и гуманитарные), позволяющая оправдывать применение за рубежом ВС, прикрываясь лозунгом отстаивания данных интересов, и получая, таким образом, основу для широкой поддержки со стороны конгресса и общественности. Угрозы интересам США связывались, во-первых, с распространением ОМП и расширением его обладателей за счет новых государств и негосударственных образований, во-вторых, с возрождением воинствующего национализма, возникновением межэтнических и межрелигиозных конфликтов. Должное внимание в стратегиях также уделялось и новым угрозам безопасности, таким как терроризм, организованная преступность и распространение наркотиков, а также транснациональным проблемам - ухудшению состояния окружающей среды, истощению природных ресурсов.

Кроме того, в документах отмечалось существование вызовов национальным интересам США со стороны неопределенности преобразований в РФ и сохранения репрессивного режима в Китае. В связи с этим национальную политику в отношении России предписывалось проводить с целью "поддержки демократии и личных свобод в стране", создания предпосылок для дальнейшего сокращения ядерных вооружений, выполнения соглашений по конверсии оборонной промышленности РФ, привлечения России к решению вопросов европейской безопасности.

Таким образом, под формальным предлогом "трансформации существовавших с Россией отношений в сфере безопасности в сферу дипломатического и экономического партнерства" предполагалось создать условия, в которых РФ утратила бы способность играть существенную роль в решении вопросов глобальной и региональной безопасности. Для достижения этих целей в политической сфере намечалось проведение превентивной дипломатии посредством поддержки демократии, оказания экономической помощи, сохранения военного присутствия за рубежом, расширения контактов по военной линии, участия в переговорах по региональным проблемам.

В экономической области достижение национальных целей планировалось обеспечить путем конкурентоспособности американских товаров и содействия их экспорту, доступу на иностранные рынки, укрепления макроэкономической координации в рамках большой семерки, обеспечения энергетической безопасности, а также стабильного развития других государств в интересах усиления их потребности в импорте американских товаров и услуг. В целом в документах отмечалось, что успешное функционирование экономики зависит от энергичной дипломатической деятельности, пропаганды ценностей США за рубежом и способности содержать мощные ВС.

При этом в стратегиях стало уделяться значительно больше внимания роли и месту вооруженных сил в обеспечении безопасности США, регламентации их применения по защите национальных интересов. Так, в соответствии с данными документами на ВС возлагались следующие задачи: сдерживание и разгром агрессоров в двух крупных региональных конфликтах, обеспечение необходимого присутствия на заморских территориях, противодействие распространению и защита от ОМП, участие в многосторонних миротворческих операциях, поддержка усилий по борьбе с терроризмом и иных действий в интересах обеспечения национальной безопасности.

Военное присутствие в стратегиях предписывалось осуществлять в следующих формах: содержание группировок войск на постоянной основе и заблаговременное складирование ВВТ на удаленных театрах; временное развертывание группировок, проведение совместных учений и поддержание контактов в военной области. Применяться ВС, как указывалось в документах, должны были "решительно, в том числе в одностороннем порядке, для защиты жизненно важных интересов". При этом подчеркивалось, что сначала необходимо было ответить на следующие вопросы: поставлены ли ясные и достижимые цели; какова степень риска; каковы могут быть потери военнослужащих и финансовые расходы; есть ли уверенность в том, что действия получат одобрение американского народа; определены ли временные рамки или этапы операции, которые дадут возможность оценить степень ее успеха либо неудачи, и разработан ли в обязательном порядке план прекращения военного участия в конфликте. Кроме того, использование ВС предполагало выполнение ряда требований. Во-первых, при направлении вооруженных сил за рубеж предписывалось ставить перед ними четкую и ясную задачу. Во-вторых, стремиться насколько возможно использовать помощь союзников или действовать в рамках международных организаций.

Борьбу с основной угрозой интересам национальной безопасности США на тот период - распространением ОМП и средств его доставки, предполагалось вести путем разработки мер по борьбе с этой угрозой, поддержания достаточного стратегического ядерного потенциала, а также выполнения соглашений по ограничению СНВ. В политике противодействия достаточно новой угрозе национальной безопасности - международному терроризму - предлагалось не идти на уступки террористам и продолжить оказывать давление на государства, поощряющие терроризм. Изменились подходы к стратегии борьбы с тесно связанной с международным терроризмом наркомафией - от пресечения транзита к совместной деятельности с другими странами по созданию соответствующих сил и средств, уничтожению преступных групп и пресечению поставок, а также перехвата наркотиков в местах их производства.

Третья группа документов такой направленности включает стратегии, разработанные администрацией Б. Клинтона в 1997, 1998, 1999 и 2000 годах и объединенные названием "Стратегия национальной безопасности США в следующем столетии". Являясь закономерным продолжением предыдущих документов, нацеленных на окончательное закрепление лидирующих позиций страны в глобальном масштабе и регионах, данные стратегии отражали стремление американской администрации определиться с угрозами, возможностями и инструментами выполнения "возложенной на Соединенные Штаты миссии в борьбе за мир, процветание, универсальные ценности демократии и свободы в XXI веке". Адаптированные к реальности новой глобальной эры, эти документы, тем не менее, преследовали практически те же цели, что и три предыдущих: укрепление безопасности США, повышение экономического процветания и содействие распространению демократии за рубежом.

Таким образом, в конце 90-х годов стратегическими приоритетами американской администрации являлись следующие: помощь в создании мирной, неразделенной и демократической Европы; стимулирование процесса
формирования сильного и стабильного общества в зоне Тихого океана; продолжение выполнения Соединенными Штатами роли лидера в глобальном масштабе; усиление сотрудничества с другими странами в противодействии новым, транснациональным угрозам безопасности для преодоления которых недостаточно принятия односторонних мер.

Анализ последующих стратегий и других дополняющих их концептуальных документов, подготовленных администрацией Дж. Буша (младшего) и Б. Обамы в 2002, 2006 и 2010 годах, свидетельствует о смене приоритетов в обеспечении национальной безопасности. В прошедшие десятилетия безопасность США имела два измерения: внешнее и внутреннее, которые обеспечивались различными способами. Внешняя составляющая безопасности обеспечивалась путем формирования международной обстановки за счет влияния на глобальные процессы в сфере политики, экономики, в военной и культурной областях; внутренняя - в основном за счет сил правопорядка и юридической системы.

По оценке военно-политического руководства США, после событий 11 сентября 2001 года происходит стирание между этими составляющими. Однако в связи с тем что главной целью считается предотвращение террористических атак на американской территории, на первый план выдвигается задача обеспечения внутренней безопасности страны. Решить ее предполагается двумя путями: один из них - борьба с террористической угрозой в самих США, другой - предотвращение угрозы терроризма из-за рубежа, так как "природа современного терроризма требует применения глобального подхода к предотвращению терактов".

Так, в стратегии 2002 года главной задачей борьбы с терроризмом декларировалось раздробление и уничтожение соответствующих международных организаций посредством нанесения ударов по их руководству, системам управления и связи, материального и финансового обеспечения. Результатом этих мероприятий должно было стать лишение террористов способности планировать и осуществлять их акции. Для обеспечения безопасности США готовились предпринять усилия по изоляции боевиков в регионах, а затем и в отдельных государствах, которым они планируют оказывать помощь в создании военных, законодательных, политических и финансовых инструментов, необходимых для завершения задачи собственными силами.

Организация борьбы с терроризмом предполагала расчленение и уничтожение таких организаций посредством: прямого и постоянного воздействия с использованием всех элементов национальной и международной мощи, прежде всего против международных террористических организаций, террористов или государств - спонсоров терроризма, пытающихся получить доступ к ОМП и материалам, необходимым для его производства; обеспечения защиты страны и американского народа, интересов как на собственной территории, так и за ее пределами путем вычленения и ликвидации угрозы терроризма до того, как она достигнет границ США; убеждения или принуждения отдельных государств взять на себя обязательства не предоставлять помощь террористам, лишая их тем самым спонсорской поддержки и возможности получить укрытие на территории этих стран. Оценивая "самую страшную для себя угрозу", состоящую в "сплетении радикализма и современных технологий", американские стратеги в 2002 году особое внимание место уделили предотвращению угрозы применения противником ОМП против США, их союзников и друзей, так как "распространение химического, биологического и ядерного оружия, а также технологий производства средств их доставки позволяет даже слабым государствам и небольшим группам людей обрести чрезвычайную мощь для нанесения ударов по великим державам".

С целью предотвращения угрозы применения ОМП Белый дом планировал: укреплять сотрудничество с союзниками, устанавливать партнерские отношения с бывшими противниками; внедрять новые концепции боевого применения ВС и современные технологии, включая разработку эффективной системы ПРО; уделять повышенное внимание совершенствованию процесса сбора и анализа разведывательной информации. Чтобы остановить или предотвратить враждебные акции, особенно с применением ОМП, Соединенные Штаты, как отмечается в документе, должны были быть готовы, если потребуется, действовать с упреждением, выбирая активную стратегию в борьбе с угрозами, с тем чтобы "не позволить врагам нанести удар первыми". Для обеспечения упреждающих действий США предполагали: существенно повысить возможности разведывательных структур в целях получения своевременной и точной информации об угрозах, откуда бы они ни исходили; обеспечить тесное взаимодействие с союзниками в вопросах совместной оценки наиболее опасных угроз; продолжить реформирование ВС для придания им способности достигать решительного успеха за счет проведения скоротечных боевых действий с применением высокоточного оружия.

Изменение характера угроз интересам США и потенциальных противников, которым они должны противостоять, привело к выводу о том, что структура ВС США, ориентированная на сдерживание огромных армий периода "холодной войны", должна быть реформирована на основе модели, в которой на первое место выдвигается вопрос, каким образом противник мог бы вести боевые действия, а не где и когда может начаться война.

Процесс трансформации ВС, как отмечается в стратегии, должен базироваться на экспериментальной оценке новых подходов к ведению боевых действий, развитии возможностей по проведению совместных операций, реализации преимуществ США в области разведки и использовании в полной мере научного и технического потенциала. Планировалось также совершенствовать организацию работы учреждений и служб военного ведомства, особенно в области управления финансовой деятельностью министерства обороны и комплектования ВС личным составом.

В целом главной целью реформы явилось обеспечение президента широким спектром военных возможностей по пресечению агрессии и любой другой формы насилия против США, их союзников и друзей при одновременном поддержании готовности ВС реагировать на угрозы, которые могут возникнуть в ближайшей перспективе.

В связи с тем что разведка названа первой линией обороны от террористов и угроз, исходящих от враждебных государств, выдвигалось требование реформировать имеющиеся разведывательные структуры и обеспечить их новыми возможностями с
целью приведения в соответствие с характером существующих и потенциальных угроз. Так, в концепции 2002 года отмечалось, что американская разведка в своей работе должна тесно взаимодействовать с МО и правоохранительными органами, а также координировать усилия с аналогичными структурами союзников США. Указывалась необходимость укрепления информационно-аналитических органов разведки и структур разведывательного предупреждения, чтобы обеспечить интегрированную оценку угроз национальной безопасности. Инициативы в области разведки предусматривали: расширение полномочий директора национальной разведки по управлению развитием и деятельностью национальных сил и средств внешней разведки; ввод в действие новой схемы разведывательного предупреждения, призванной обеспечить беспрепятственное и комплексное предупреждение по всему спектру угроз, с которыми сталкиваются США и их союзники; продолжение разработок новых методов добывания и сбора информации для сохранения преимуществ Соединенных Штатов в области разведки; инвестирование в развитие перспективных средств разведки с одновременным ужесточением мер по защите имеющей к этому отношение информации; организация сбора разведданных об угрозах терроризма с привлечением всех необходимых правительственных учреждений и проведением анализа информации, полученной из всех возможных источников.

В "Стратегии национальной безопасности США-2010" ВПР США признается необратимость формирования многополярного миропорядка, в котором Вашингтону будет все сложнее проводить политику одностороннего доминирования. Одновременно стратегические установки внешней и военной политики по обеспечению глобального лидерства страны, по сути, оставлены без изменений, а тактика достижения американских целей в сфере международных отношений скорректирована с учетом современных реалий и тенденций развития обстановки в мире.

Несмотря на изложенный в стратегии комплексный подход к обеспечению национальной безопасности, предполагающий сочетание политико-дипломатических, военных, экономических, идеологических и других инструментов, военное превосходство по-прежнему считается главным фактором сохранения могущества и влияния США на мировой арене. При этом в документе закреплена официальная позиция администрации Б. Обамы относительно использования военной силы как одного из способов защиты территории страны от внешних угроз, а также обеспечения безопасности союзников.

Таким образом, анализ сущности и содержания основных положений стратегий национальной безопасности США, действовавших в период с начала 90-х годов по настоящее время, показывает, что в этих документах нашли отражение взгляды американского военно-политического руководства по активной и последовательной реализации стремления к глобальному лидерству путем строительства "нового мирового порядка" в целях обеспечения собственной безопасности и экономического процветания. При этом в них прослеживается идеологическое оправдание своего якобы неизбежного лидерства на мировой арене в форме выполнения особой миссии по продвижению в мире своих идеалов и ценностей под видом распространения демократии.

Зарубежное военное обозрение №12, 2012, с. 3-11

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (17.01.2013) | Автор: Д. Жильцов

Просмотров: 4304 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов