Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 03.12.2016, 20:42
Ключевые слова
информационное противоборство

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [433]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Использование возможностей средств массовой информации в локальных вооружённых конфликтах
HTML clipboard

Использование возможностей  средств массовой информации в локальных вооружённых конфликтах

Майор В. Малышев

Несмотря на усилия, предпринимаемые мировым сообществом по укреплению мира, продолжают существовать предпосылки для возникновения различных локальных и региональных конфликтов. Причинами становятся межэтнические, религиозные, территориальные и иные противоречия сторон. За последнее десятилетие вооруженные конфликты имели место в зоне Персидского залива, Гаити, Гренаде, па территории бывшей Югославии. Их характерной особенностью было активное использование ведущими мировыми державами государственных информационных структур в качестве важного фактора достижения поставленных целей. Наиболее крупными среди них в настоящее время являются: информационное агентство Соединенных Штатов (ЮСИА), агентство Франс Пресс (АФП), Британский совет совместно с центральным бюро информации, федеральное ведомство печати и информации (Германия!.

О масштабах деятельности этих организаций, а также об их общественной и государственной значимости свидетельствует, например, то, что директор ЮСИА является главным советником президента США по вопросам информации, а само агентство функционирует под непосредственным руководством совета национальной безопасности (СНБ) страны. Статс-секретарь федерального ведомства печати и информации, имеющего статус высшего федерального ведомства Германии, принимает участие во всех заседаниях кабинета министров. Британский совет, разрабатывающий основные направления государственной информационной политики, находится в непосредственном подчинении МИД Великобритании

Являясь основными поставщиками информации для различных СМИ внутри страны (например, АФП предоставляет около 75 проц. информации, используемой печатью, радио и телевидением Франции), мировые информационные агентства обладают значительными возможностями для работы с зарубежной аудиторией. Располагая штатом в 9 тыс. человек и выпуская информационные программы на 62 языках мира, ЮСИА имеет более 200 отделений в 120 странах. Свыше 2 тыс. сотрудников Франс Пресс работают в 13 отделениях во Франции и в 163 - за границей. Занимающее ведущее место на национальном информационном рынке германское агентство печати ДП А имеет свои бюро и корпункты в 80 странах, причем половину расходов на их содержание берет на себя федеральное правительство.

Ведущие мировые державы благодаря наличию отлаженного механизма государственного контроля за проведением информационной политики располагают широкими и разнообразными возможностями для достижения своих политических целей и защиты государственных интересов посредством влияния через СМИ на общественное сознание как внутри своих стран, так и за рубежом. Данный вывод относится также к ситуациям, когда складываются предпосылки для принятия решения об участии вооруженных сил ведущих держав в локальных вооруженных конфликтах в различных регионах. При этом использование противоборствующими сторонами возможностей СМИ в своих интересах, как правило, становится составной частью общего сценария проведения операций с применением вооруженных сил. Наиболее наглядно это проявилось при подготовке операции «Буря в пустыне» (1991). в ходе вторжения войск США на Гаити (1994). боевых действий армии Израиля в Южном Ливане (1996), а также агрессии НАТО в Югославии (1999).

Можно выделить несколько этапов использования СМИ в локальных вооруженных конфликтах.

Подготовительный этап. Основные задачи этого этапа зависят прежде всего от степени информационного «охвата» предполагаемого района применения вооруженных сил. а также от степени информированности мирового сообщества о проблемах данного региона. Так, если традиционные «горячие точки» планеты (Персидский залив, Ближний Восток, Балканы и другие) постоянно находятся в поле зрения мировых информационных агентств, то другие регионы планеты (Центральная и Восточная Африка, Латинская Америка. Центрально-Азиатский регион и т. д.) в некотором смысле являются «второстепенными» в рейтинге СМИ. Если при освещении операции «Буря в пустыне» или действий НАТО в бывшей Югославии фактор достаточной информированности мирового сообщества и сложившиеся устойчивые стереотипы подачи информации о регионе явились надежным фундаментом, на котором строилась последующая деятельность СМИ, то подобная основа практически отсутствовала при подготовке операций с участием американских войск в Панаме (1989), Сомали (1993) и Гаити (1994).

Таким образом, важнейшей целью подготовительного этапа является формирование на международном уровне позитивного общественного мнения в отношении предполагаемых внешнеполитических акций с использованием военной силы.

В этом смысле классическим примером является использование возможностей СМИ командованием многонациональных сил в ходе войны против Ирака в 1991 году. Общее руководство деятельностью по информационно-психологическому воздействию (ИПВ) на стратегическом уровне осуществляли непосредственно СНБ США, а также представитель президентской администрации в лице заместителя министра обороны по политическим вопросам. Организация взаимодействия командования оперативного звена с представителями СМИ в ходе подготовки и проведения боевой операции была возложена на специально созданный орган - межведомственный координационный комитет по общественной дипломатии.

Главная роль в распространении необходимой информации принадлежала агентству ЮСИА. Подобная схема полностью подтвердила свою высокую эффективность и жизнеспособность. С подачи ЮСИА многие мировые и региональные СМИ еще за два месяца до начала боевых действий стали распространять информационные материалы, направленные на подготовку общественного мнения к возможной военной акции. Так, например, значительный интерес вызвал растиражированный на видеокассетах фильм «Нации мира принимают вызов», имевший ярко выраженную антииракскую направленность. Лейтмотивом мощной кампании, развернутой на подготовительном этапе, стал тезис о том, что «многонациональные силы, объединившись ради общего справедливого дела, обязаны защитить свободный мир от проявления вселенского зла в лице С. Хусейна».

Используя опыт, полученный в ходе войны в зоне Персидского залива, военно-политическое руководство США задолго до высадки американских войск на Гаити начало информационно-психологическую подготовку этой акции через СМИ. Основную роль в формировании мирового общественного мнения сыграли передачи международной службы новостей Си-Эн-Эн. Предоставление ей монопольного права на освещение развития ситуации в этой стране позволило осуществлять эффективное ИПВ более чем на 90 стран мира. За три месяца до вторжения на остров под непосредственным руководством СНБ и во взаимодействии с атлантическим командованием вооруженных сил США начала работать так называемая «группа информационного обеспечения». Среди стоявших перед ней задач выделялись оценка реакции мирового сообщества на распространяемую СМИ информацию о многочисленных проявлениях антидемократического характера режима военной хунты и нарушениях прав человека на острове, а также планирование мероприятий по недопущению массовой эмиграции населения Гаити в Соединенные Штаты.

Важным аргументом, позволившим создать атмосферу одобрения мировым сообществом использования вооруженных сил США за рубежом, стала апелляция к ООН, ОБСЕ и другим авторитетным международным организациям. Именно многократные ссылки в СМИ на соответствующие решения ООН позволяли создать в общественном сознании прочную «правовую базу» для наращивания сил вторжения. Например, в специальной резолюции этой организации определялся конкретный срок (до 15 января 1991 года) окончания периода мирного разрешения кризиса в зоне Персидского залива. В свое время принятая Советом Безопасности ООН резолюция № 940 прямо санкционировала «создание многонациональных сил под единым командованием и использование всех необходимых средств для отстранения военных от власти на Гаити». Исходя из этого можно сделать вывод о том, что формирование позитивного общественного мнения в региональном и мировом масштабе становится одним из определяющих факторов успеха последующих силовых акций и главной задачей СМИ на подготовительном этапе, предшествующем применению вооруженных сил.

Как показывает мировой опыт, недооценка этой работы может привести к самым негагивным последствиям. Так, несмотря на тщательную проработку чисто военных аспектов операции Израиля в Южном Ливане против отрядов шиитской организации «Хезболлах» в апреле 1996 года, получившей кодовое наименование «Гроздья гнева», Тель-Авив был вынужден под давлением СМИ и мирового общественного мнения пойти на прекращение огня и отвод войск, что фактически привело к отказу от достижения политических и военных целей операции.

Другими важными задачами подготовительного этапа являются введение потенциального противника в заблуждение, дискредитация его военно-политического руководства и конкретных лидеров, а также проведение мероприятий по ограничению информационно-психологической деятельности противостоящей стороны вплоть до организации частичной или полной информационной блокады.

В процессе развертывания войск антииракской коалиции в зоне Персидского залива значительная часть мероприятий по дезинформации осуществлялась, как свидетельствует пресса, по специальному плану комитета начальников штабов вооруженных сил США. В этот период американское командование, широко используя СМИ, приступило к планомерному распространению заведомо ложных сведений о характере подготовки вооруженных сил к возможным боевым действиям против Ирака. Наиболее важные дезинформационные мероприятия были проведены во второй половине августа 1990 года, когда происходило интенсивное наращивание группировки американских войск в Саудовской Аравии. Именно тогда по информационным каналам неоднократно передавались значительно завышенные данные об уже переброшенной в регион живой силы и техники, что заставило иракское командование отказаться от нанесения превентивного удара по войскам коалиции, которые в тот момент, по признанию американских генералов, были достаточно уязвимы.

В целях дезориентации мирового общественного мнения и в конечном итоге сокрытия от противника истинных сроков начала операции «Буря в пустыне» возникла необходимость сформировать специальную группу журналистов, прошедших проверку на лояльность и давших подписку о неразглашении доверительной информации. Одновременно было значительно сокращено число иностранных журналистов, аккредитованных при штабе Объединенного центрального командования вооруженных сил США в Эр-Рияд (Саудовская Аравия), а также введена жесткая цензура на передаваемую информацию.

Активное использование СМИ в мероприятиях по дезинформации выражалось в организации «регулярных утечек» секретных сведений и распространении «личных мнений» информированных высокопоставленных представителей американской администрации и военно-политического руководства США. Результативность и высокая эффективность подобных действий, достигаемая путем их тщательной подготовки и организованного проведения, неоднократно подтверждались и в других вооруженных конфликтах современности.
Таким образом, важность и значимость использования возможностей СМИ на подготовительном этапе любого локального вооруженного конфликта трудно переоценить. Именно в этот период закладывается фундамент для дальнейшего наращивания ИПВ и, в конечном итоге, успешного ведения боевых действий в ходе основной фазы.

Основной этап. Начало и развитие вооруженного конфликта, как правило, приводят к нарушению нормального режима функционирования СМИ, ограничению или полному прекращению их деятельности в районе боевых действий. В связи с этим вероятно возникновение в зоне конфликта ситуации, когда недостаток достоверной информации может привести к появлению противоречивых слухов, вызвать массовые волнения и возникновение стихийных очагов напряженности. Для того чтобы подобные обстоятельства не могли отрицательно повлиять на ход боевых действий или привести к срыву военной части операции, командование и штабы, как правило, предпринимают энергичные меры по заполнению образовавшегося информационного вакуума в своих интересах и созданию благоприятных информационно-психологических условий для выполнения поставленных задач путем широкого использования возможностей прессы, радио и телевидения.

При этом значительная часть усилий СМИ, одновременно продолжающих в прежнем режиме свою деятельность на стратегическом уровне, переносится на оперативный и тактический уровень, т. е. непосредственно на регион конфликта, конкретные воинские формирования противника и местное население. Так, среди основных задач СМИ. решаемых в ходе операции «Буря в пустыне», американские специалисты выделяли следующие: добиваться понимания и одобрения действий многонациональных сил в региональном масштабе; представлять США в качестве единственного и надежного защитника, способного справиться с ситуацией; способствовать возникновению среди иракских военнослужащих разногласий и массового психоза, подрывать их способность к сопротивлению, склонять к дезертирству и сдаче в плен; содействовать расколу в иракском руководстве, подорвать доверие к нему со стороны населения; способствовать объединению действий дружественных стран в борьбе с агрессией.

Важным фактором, в немалой степени способствовавшим успешному решению этих задач, являлось достижение высокой степени управляемости деятельностью всех СМИ со стороны военно-политического руководства США и командования многонациональных сил. Об этом свидетельствует тот факт, что для достижения максимальной тактической внезапности и уменьшения боевых потерь с началом наземной операции было полностью прекращено распространение официальной информации из района боевых действий. Командование объединенного штаба ввело 48-часовой мораторий на сообщения СМИ и особые ограничения на любую информацию, касающуюся содержания оперативных планов и местоположения группировок войск. Только через 2 суток, когда в ходе проведения наступательной операции были достигнуты первые положительные результаты, СМИ была вновь предоставлена возможность широкого освещения событий.
Специально созданная в интересах решения задач ИПВ радиостанция «Голос залива» не только ретранслировала программы Би-Би-Си и «Голоса Америки», но на протяжении почти двух месяцев по 18 ч в сутки вела собственное вещание, используя наземные станции на территории Турции и Саудовской Аравии, а также самолеты сил специальных операций ЕС-130 Е «Ривет Райдер», оборудованные аппаратурой теле- и радиовещания.

Особенно заметно роль СМИ проявилась в ходе проведения мероприятий по сокрытию истинного направления главного удара многонациональных сил по иракским позициям. В прессе регулярно появлялись сообщения о якобы имевшем место выделении дополнительных подразделений и частей тактической, палубной и армейской авиации в интересах воздушного обеспечения предполагаемой десантной операции. Эти специально организованные «утечки» информации преследовали определенную цель - убедить иракское командование в существовании основной угрозы со стороны кувейтского побережья. Например, телерадиокампания Би-Би-Си сообщила со ссылкой на «компетентные источники», что морская пехота США захватила о. Файлака в Персидском заливе и сосредоточивается у побережья Кувейта. О результативности подобных акций свидетельствует то, что иракское военное руководство приступило к активной подготовке по отражению морской десантной операции, сконцентрировав в районах предполагаемой высадки по меньшей мере семь дивизий и выделив в их распоряжение значительное количество артиллерии и инженерных средств. Однако в итоге главный удар американского 7-го армейского корпуса был нанесен на сухопутном направлении в обход основной группировки вооруженных сил Ирака в Кувейте.

Необходимо заметить, что в ходе войны в зоне Персидского залива активное ИПВ, проводимое США и их союзниками через СМИ, не встретило какого-нибудь серьезного информационного противодействия со стороны противника. Иракское военно-политическое руководство, в силу объективных причин располагавшее значительно меньшими возможностями влиять на международное общественное мнение, ограничивалось в основном лишь пассивными мерами. К ним, в частности, относились попытки заглушать радиостанции многонациональных сил, изымать у военнослужащих личные радиоприемники, создавать «отряды смертников», которые вылавливали в нейтральной зоне и уничтожали на месте перебежчиков и дезертиров и т. д.

В то же время, как показывает опыт, общая эффективность использования СМИ в информационном обеспечении боевых действий может быть существенно снижена продуманными и организованными кампаниями информационного противодействия. С активными мерами в сфере информационно-психологического противоборства собственным акциям в СМИ столкнулась, например, израильская армия в ходе проведения в 1996 году операции «Гроздья гнева».

По мнению специалистов, организация «Хезболлах» имеет хорошо налаженную информационную службу, которая на протяжении многих лет ведет эффективную информационно-психологическую кампанию против Израиля. Основанная в 1990 году телекомпания «Аль-Манар» имеет в своем штате более 120 сотрудников и является основным инструментом ИПВ «Хезболлах» на население Ливана и Израиля. Ее передачи хорошо принимаются на всей территории этих ближневосточных стран. Несмотря на то что основные вопросы информационного обеспечения операции «Гроздья гнева», по некоторым данным, согласовывались с американскими военными специалистами по связям со СМИ, Израилю не удалось найти оптимальное соотношение между собственными мероприятиями ИПВ в СМИ и реальными силовыми акциями, проводимыми армейскими частями. Подготовленные сотрудниками «Аль-Манар» видеорепортажи «с мест событий», доказывающие военную нецелесообразность израильских бомбардировок жилых кварталов Бейрута и населенных пунктов Южного Ливана, оперативно передавались ведущими западными телекомпаниям для трансляции по всему миру. Растиражированный прессой факт нанесения израильтянами «ошибочного» ракетно-бомбового удара по базе фиджийского контингента миротворческих сил ООН, в результате которого погибло около 100 южноливанских беженцев, а также многочисленные рассказы очевидцев привели к тому, что отношение международных организаций и СМИ к военной акции Израиля изменилось коренным образом. Если раньше оно было относительно нейтральным, то тогда стало резко отрицательным.

Необходимо отметить, что, не имея реальной возможности на равных соперничать с Израилем по уровню военно-технического оснащения и военному потенциалу, ливанское руководство, представлявшее арабскую сторону конфликта в целом, благодаря грамотно организованной информационно-психологической работе в СМИ сумело добиться осуждения действий израильтян мировым сообществом и заставить Тель-Авив решать существующие в этом регионе проблемы путем переговоров.

Характеризуя основную фазу современного локального конфликта, можно выделить следующие закономерности: степень и масштабы использования СМИ определяются результатами аналогичной деятельности на подготовительном этапе; эффективность проводимой работы во многом зависит от ее четкого планирования на государственном уровне, наличия профессионально подготовленных кадров и достаточного материально-технического и финансового обеспечения; командование и штабы, планирующие и проводящие военную операцию, как правило, обладают «эксклюзивным правом» на предоставление сведений из зоны боевых действий; использование СМИ носит массированный и многоуровневый характер; активная работа, проводимая на информационном уровне по противодействию противнику, может значительно снизить эффективность ведения им боевых действий в целом и даже повлиять на их исход; использование СМИ в ходе основного этапа конфликта должно предполагать наличие перспективных направлений информационной политики после его завершения, то есть на заключительном этапе.

Заключительный этап. Мировая практика подтверждает, что завершение непосредственной военной фазы локального конфликта, как правило, не подразумевает снижение интенсивности или прекращение использования СМИ командованием и политическим руководством противоборствующих сторон. В большинстве случаев определенным изначальным преимуществом в этой ситуации обладает сторона, достигшая наиболее значительных результатов в военной и информационно-психологической областях в ходе основной части конфликта.
Деятельность СМИ и степень использования их возможностей на заключительном этапе конфликта необходимо рассматривать в качестве логического продолжения общей концептуальной информационной политики государства в данном регионе. Так, например, Соединенные Штаты, давно объявившие о включении Ближнего Востока и зоны Персидского залива в сферу своих «жизненных интересов», после окончания войны против Ирака не только снизили, но. напротив, значительно активизировали информационную деятельность в регионе. При этом на СМИ были возложены следующие основные задачи: разъяснение необходимости и целесообразности проведенной против режима С. Хусейна военной операции; достижение максимальной поддержки акции многонациональных сил в странах Ближнего Востока; убеждение в целесообразности развития военно-технического и политического сотрудничества с США, для чего использовался пример Саудовской Аравии, создавшей с помощью американских специалистов «одну из самых совершенных в мире» систем материально-технического обеспечения войск; поддержание и укрепление негативного имиджа Ирака как потенциального агрессора, имеющего перспективные планы по созданию ОМП.
Активная информационная деятельность США в зоне Персидского залива преследует в конечном итоге главную политическую цель - с помощью военного присутствия, а также экономических, дипломатических и идеологических рычагов воздействия иметь постоянную возможность определяющим образом влиять на ход развития событий в регионе.

Иногда использование СМИ в ходе вооруженных конфликтов может носить специфический характер. Так, командование и штабы, планирующие военную акцию, в особых случаях прибегают к так называемым «жестким» или нетрадиционным методам при решении задач с применением вооруженного насилия. Наиболее показательным примером в этом отношении является «локальная полицейская операция», проведенная в г. Лос-Анджелес в мае 1992 года. Правоохранительные органы совместно с формированиями национальной гвардии и армейскими подразделениями с начала полностью локализовали районы уличных беспорядков в городе, предприняли решительные меры по недопущению в зону проведения операции любых представителей национальных и зарубежных СМИ, после чего жестоко подавили очаг «антиконституционных выступлений». В данном случае руководители операции вообще отказались от использования СМИ. Печать, радио и телевидение в итоге были вынуждены ограничиться лишь констатацией факта, не имея возможности его комментировать. В совокупности с четким планированием и молниеносной быстротой, с которой проводилась силовая операция, а также продолжительным периодом жесткой цензуры на любую информацию «с места события», это принесло положительный результат. С одной стороны, подтвердилась решимость государства защитить основы конституционного строя и свои интересы, а с другой - ни одно информационное агентство не обвинило США в нарушении прав человека на их собственной территории.

Подобный «силовой» метод при решении информационных задач был применен в октябре 1997 года на территории Боснии и Герцеговины. Основываясь на сведениях, что некоторые радиостанции, находящиеся на территории сербской части страны, симпатизируют представителям оппозиционного движения, подразделения НАТО из состава сил по выполнению Дейтонских соглашений провели быструю операцию по их полной блокаде с запретом выхода в эфир. На просьбу сербских лидеров снять ее и возобновить работу передающих центров из штаб-квартиры НАТО последовал ответ, что деятельность СМИ в регионе берется под контроль, а все выходящие в эфир «неконструктивные передачи» будут глушиться. Специально с этой целью из Соединенных Штатов прибыли три самолета ЕС-130 Е, оснащенные соответствующей аппаратурой подавления.

Роль западных средств массовой информации особенно наглядно проявилась также в период агрессии против Югославии в 1999 году. Тон этой кампании задал президент Билл Клинтон, который фазу после начала авиационных ударов выступил перед журналистами и обратился к соотечественникам по телевидению, а затем распространил с помощью СМИ воззвание, в котором пытался доказать, будто бомбардировки суверенного государства не направлены против его народа. Министр обороны США Уильям Коэн только за первый день выступил фазу в восьми телепрограммах и два интервью записал специально для радио. Обработкой общественного мнения активно занимались помощник президента по национальной безопасности Сэмюел Бфгер, государственный секретарь Мадлен Олбрайт и ее заместитель Строуб Тэлботт. Несмотря на все эти усилия, шаг, предпринятый США и их партнёрами по НАТО в отношении Югославии, нельзя было расценить иначе, как агрессию. Тем не менее официальному Вашингтону в целом удалось затушевать этот факт хотя бы для африканской аудитории. Сообщения национальных СМИ выдерживались в основном в ура-патриотических и антисербских тонах.

Широкомасштабную кампанию по оправданию военных действий на Балканах осуществляли средства массовой информации Франции, которая приняла в ней активное участие. Оказалось, что они, несмотря на различный статус (государственный, акционерный, частный), являются хорошо отлаженной машиной по внедрению в общественное сознание сомнительных целей и задач государственной политики, а различия взглядов левой правительственной коалиции и президента-правоцентриста по важнейшим вопросам международной и военной политики практически неуловимы. Открыто против войны выступили лишь ультраправые национальный фронт Ле Пена, Национальное движение Бруно Мефе и общественное движение «Нет войне» (последнему удалось собрать под своей антивоенной петицией подписи сотен влиятельных французских и зарубежных деятелей науки и культуры). Однако упорное замалчивание информации об этом движении в ведущих французских СМИ привело к постепенному снижению его активности. Следует добавить, что движение «Нет войне» в течение недели пыталось опубликовать в газете «Фигаро» заявление А. Солженицина с осуждением натовской агрессии. Еще недавно западная общественность внимала каждому слову российского писателя, а теперь его напечатали лишь после того, как наметились некоторые изменения во внешней политике страны в сторону мирного урегулирования балканской проблемы, когда перед Францией возникла перспектива приема десятков тысяч беженцев из Косово.

Французские государственные телеканалы в своих победных реляциях сообщали о поражении Приштины десятками крылатых ракет, а затем без всякого стеснения показывали колонны косовских беженцев, якобы спасающихся от репрессий сербской полиции. Разрушенный мост через Дунай в Нови-Саде - это военный объект, уничтоже1 п шй завод бытовой техники в Чачаке - тоже урон «репрессивному аппарату Милошевича». Зато ни разу не прозвучало в общенациональном эфире страшное известие о тысяче жертв бомбардировок, не было там ни слова и о попадании натовских ракет в древний косовский монастырь Грачаница, взятый под охрану ЮНЕСКО.

Примером тотальной цензуры на сообщения из Югославии стали данные о потерях в этом регионе французской стороны. В ответ на многочисленные вопросы, возникшие в ходе брифингов, происходивших в министерствах иностранных дел и обороны, сообщения СМИ других западных стран, а также на информацию из Белграда пресс-секретари обоих министерств в унисон со штабами НАТО утверждали, что контингент стран-участниц не понес никаких потерь. При этом не было проведено ни одного журналистского расследования.

В освещении самой военной кампании официальные власти использовали все свое влияние, чтобы оправдать ее и исказить суть. Несколько частных и государственных телеканалов направили в конце марта 1999 года свои съемочные группы в Албанию и Македонию, откуда они ежедневно по ТВ транслировали передачи, где зачастую показывали одни и те же кадры прибытия косовских албанцев в палаточные лагеря и интервью, в которых рассказывалось исключительно о насилиях сербов в Косово. Центральная пресса в целом поддерживала официальный курс, критикуя только тогда, когда официальные власти пытались внести свой вклад в урегулирование балканского конфликта. Однако эти инициативы в виде предложи шй установить протекторат ЕС над Косово, в проработке других совместных действий с руководством Германии или Великобритании наталкивались на негативную реакцию со стороны Вашингтона, в результате чего французское руководство с опорой на национальные СМИ возобновляли антисербские выступления.

На конференции, организованной в апреле 2000 года союзом афинских журналистов, журналист Филипп Найтли (газета «Санди тайме») прямо обвинил военное руководство НАТО в сознательной и постоянной лжи представителям прессы во время и после окончания военных действий, чтобы держать в неведении широкую общественность о происходящем. В частности, по его словам, «западные читатели не знали, что НАТО лгала им, когда заявляла, что не наносит специально ударов по гражданским объектам и что потери среди гражданского населения являются чистой случайностью».

С июня 1999 года все сербские СМИ в Косово прекратили существование. К косовским албанцам перешли помещения редакций и оборудование сербских СМИ. На многочисленные обращения представителей властей СРЮ и Сербии в Косово к руководству КФОР и миссии ООН содействовать возобновлению выхода прессы на сербском языке действенных мер не последовало. За это же время список издававшихся ранее албанских СМИ пополнили информационное агентство, ряд газет, радио- и телестанций. По состоянию на апрель 2000 года в крае издается 70 ежедневных, еженедельных и ежемесячных газет и журналов на албанском языке. Косовские сербы не имеют ни одного печатного или электронного издания.

Следует отметить, что единственный оставшийся после бомбардировок в Косово ретранслятор официальных телепередач Белграда был уничтожен французскими военнослужащими из состава сил КФОР. Как заявил представитель этих сил, ретранслятор был поврежден и представлял собой угрозу для жизни людей. На самом же деле он находился в горной непроходимой местности вдали от населенных пунктов.
Таким образом, вышесказанное подтверждает, что «информационная составляющая» любого локального вооруженного конфликта является существенным элементом, который учитывается при планировании и проведении военных операций. При этом продуманное, гибкое и максимально полное использование разнообразных возможностей СМИ становится одним из важных факторов в современных и будущих вооруженных конфликтах.

Зарубежное военное обозрение №7 2-8

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (18.03.2010) | Автор: Майор В. Малышев

Просмотров: 6582 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
avatar
1
I'm impressed by your writing. Are you a professional or just very knwoledgaeble?

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов