Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 11.12.2016, 13:02
Ключевые слова
СЯС, С. Чварков, М. Вильданов, ЯО

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [435]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 407
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Ядерная стратегия США и основные направления развития стратегических наступательных сил (2015)

Ядерная стратегия США и основные направления развития стратегических наступательных сил

Генерал-майор С. Чварков,
профессор, доктор военных наук;
генерал-майор М. Вильданов,
профессор Академии военных наук,
кандидат военных наук, доцент

Президент США Б. Обама в июне 2013 года подписал политическую директиву № 24 "Стратегия применения ядерного оружия США". В документе особое внимание уделено рассмотрению роли, места и значимости ядерного оружия (ЯО) в обеспечении национальной безопасности Соединенных Штатов и их союзников. Проведен анализ основных положений действующей ядерной стратегии, представленной во "Всестороннем обзоре состояния и перспектив развития ядерных сил США" от 2010 года.

По взглядам зарубежных аналитиков, президентская директива содержит ряд уточненных принципов, касающихся ЯО и его роли в решении задач ядерного сдерживания потенциальных противников. Ядерное оружие рассматривается как главная составляющая сил и средств стратегического сдерживания. При этом затрагивается вопрос обеспечения стратегической стабильности при сокращенных уровнях стратегических наступательных вооружений в связи с выполнением Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ).

В документе обращено внимание на усиление роли регионального ядерного сдерживания вероятных противников и подтверждается обязательство американского руководства перед союзниками по их прикрытию "ядер-ным зонтиком". Наряду с этим, обращается внимание на безусловность достижения целей ядерной политики США в случае "провала" решения задач ядерного сдерживания; совершенствование форм и способов применения, модернизации и развития стратегических наступательных сил (СНС); предотвращение распространения ЯО в мире; обеспечение интересов национальной безопасности Соединенных Штатов при выполнении положений Договора о СНВ; обеспечение безопасности, защиты и надежности ядерных боеприпасов (ЯБП) в условиях действия моратория на ядерные испытания.

В документе отмечается, что вероятность развязывания крупномасштабной войны на современном этапе с применением ЯО и участием США незначительна. Однако имеет место неконтролируемое распространение ЯО, ракетно-ядерных технологий и разработка ракетного оружия в ряде государств, что связано с нарушением бессрочного Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Серьезной угрозой является потенциальная возможность нанесения некоторыми странами одиночных ракетно-ядерных ударов (РЯУ) по территории США и их союзников.

Схема трансформации существующей ядерной триады в новую стратегическую триаду


Исходя из этого, Соединенные Штаты должны поддерживать СНС в таком состоянии, которое бы гарантировало безусловное ядерное сдерживание. В то же время потенциальные противники должны осознавать, что последствия нападения на США и их союзников будут весьма серьезными. На это якобы и направлено развертывание системы глобальной противоракетной обороны (ПРО) и ее региональных сегментов.

В отношении России заявлено, что РФ и США более не "являются противниками, между ними снижен уровень военной конфронтации, угроза ядерной войны стала более отдаленной, страны принимают меры по поддержанию стратегической стабильности". При этом в документе выражена серьезная озабоченность в связи с проводимой в России модернизацией имеющихся и разработкой перспективных стратегических наступательных вооружений. Касательно Китая отмечается отсутствие прозрачности планов строительства и развития стратегических ядерных сил этой страны, которые реализуются "в широких объемах и быстрыми темпами".

В связи с этим президентская директива обязывает министерство обороны США разработать дополнительные меры по повышению эффективности глобального и регионального ядерного сдерживания вероятных противников. Предлагается расширить перечень задач в интересах защиты государств, с которыми США наладили военно-техническое сотрудничество и которые находятся "под американским ядерным зонтиком". К их числу относятся страны НАТО, Япония, Австралия, Республика Корея и ряд государств Ближнего Востока, прежде всего Израиль.

В директиве подчеркивается, что только президент Соединенных Штатов как главнокомандующий вооруженными силами имеет право отдать приказ на применение ядерного оружия для ликвидации угроз жизненно важным интересам США и их союзников при возникновении чрезвычайных обстоятельств, а в военное время -для поражения стратегических и критически важных объектов противника. Пентагону поставлена задача по поддержанию готовности СНС к реализации наступательной ядерной стратегии и применению ЯО в первом ударе. Рекомендовано проработать вопрос о создании "контрсилового ракетно-ядерного потенциала", требуемого для нанесения РЯУ по объектам ядерных сил вероятных противников "с целью минимизации возможности нанесения ответного удара". Одновременно заявлено, что надежное сдерживание необходимо обеспечивать минимальным количеством ядерного оружия.

В интересах обеспечения проведения ядерных операций предусматривается, что в перспективе стратегические наступательные силы сохранят значительный потенциал "оперативно неразвернутых ядерных боезарядов", которые должны перераспределяться между носителями в интересах "реагирования на изменения военно-политической и военно-стратегической обстановки в мире или регионе". При этом замена ядерных боезарядов при необходимости будет производиться как внутри каждого компонента ядерной триады, так и между ними. Утверждается, что подобный маневр боезарядами позволит усиливать боевые возможности того или иного компонента ядерной триады в зависимости от обстоятельств.

Как уже отмечалось, Вашингтон оставляет за собой право применять ЯО только в чрезвычайных обстоятельствах. По оценкам зарубежных специалистов, такое право может быть реализовано в любое время для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров как в упреждающем, так и в ответно-встречном ракетно-ядерном ударе. В документе подчеркнуто, что американская сторона будет придерживаться данной позиции в течение XXI века. Основные положения президентской директивы подтверждают направленность действующей ядерной стратегии: "Угроза развязывания ядерной войны стала отдаленной, однако риск ядерного нападения возрос. Это требует содержания необходимого количества стратегического и тактического ядерного оружия в готовности к нанесению первого РЯУ по решению президента США".

По оценкам американских аналитиков, в настоящее время угроза нанесения внезапного ядерного удара по США со стороны потенциальных противников значительно снизилась. В связи с этим американское военное руководство полагает целесообразным уточнить в оперативных планах раздел, регламентирующий формы и способы нанесения ответно-встречного РЯУ. В очередной раз отмечено, что Белый дом не планирует применять ядерное оружие против безъядерных стран, являющихся участниками ДНЯ О и строго выполняющих свои обязательства.

Особое внимание в директиве обращено на необходимость выполнения Договора о СНВ, что позволит осуществлять ядерное сдерживание вероятных противников уменьшенным на треть количеством развернутых носителей и боезарядов. В то же время США должны быть готовы к более глубоким сокращениям СНВ в увязке с сокращением ТЯО, но только после подписания с Россией соответствующего соглашения. При этом американская сторона предусматривает сохранить свое тактическое ядерное оружие (ТЯО) в Европе (авиабомбы типа В-61) в качестве основы "расширенного регионального ядерного сдерживания", до тех пор пока "НАТО не определит условия для изменения" ядерной политики альянса. Однако по оценкам зарубежных экспертов, Североатлантический союз пока не рассматривает вопрос о необходимости и целесообразности изменения данной политики.

В директиве министерству обороны рекомендовано уточнить содержание оперативных планов боевого применения, программ модернизации и развития СНС с учетом возможностей ядерных союзников США по НАТО. Подчеркнута актуальность перехода к более эффективным формам и способам боевого применения СНС в любых условиях обстановки и при возникновении форс-мажорных обстоятельств, затрагивающих интересы национальной безопасности Соединенных Штатов и их союзников.
Подтверждена программа создания новой стратегической триады, представляющей собой оперативное и организационно-техническое объединение стратегических наступательных и стратегических оборонительных сил с глобальной инфраструктурой военно-промышленного комплекса США. Основой такой интеграции является единая система разведки, оперативного планирования, боевого управления и связи в рамках объединенного стратегического командования ВС США. В состав ударного компонента триады будут входить стратегические наступательные вооружения, ТЯО и стратегическое неядерное оружие (СНЯО), в частности: высокоточное оружие большой дальности, гиперзвуковые средства поражения и оружие, основанное на новых физических принципах.

Задачу поражения части стратегических и критически важных объектов вероятного противника планируется возложить на стратегическое неядерное оружие. В связи с этим рассматривается возможность снижения роли СНВ в обеспечении национальной безопасности США и их союзников. Исходя из этого, министерству обороны поручено подготовить предложения по заблаговременному "планированию различных вариантов неядерных ударов" с оценкой эффективности боевого применения ядерных и неядерных сил при последовательном и комплексном их применении.

В то же время отмечается, что стратегические неядерные средства поражения "не являются заменой ядерного оружия". С целью снятия озабо-ченностей союзников и партнеров в надежности "американского ядерного зонтика" предполагается усиление роли регионального ядерного сдерживания вероятных противников за счет наличия ТЯО на ТВД и в удаленных географических районах.

Вместе с тем при осложнении военно-политической и военно-стратегической обстановки, угрожающей интересам национальной безопасности США и их союзников, будет обеспечено оперативное наращивание боевых возможностей СНС благодаря использованию "значительного количества неразвернутых ядерных боезарядов".

В документе особое внимание уделено реализации программ модернизации и развития стратегических наступательных сил Соединенных Штатов в условиях действия Договора о СНВ. В настоящее время СНС включают стратегические ракетные силы наземного базирования (силы МБР), стратегическую бомбардировочную авиацию (СБА) и стратегические силы морского базирования (ПЛАРБ).

Военное руководство США отмечает высокий уровень боеготовности стратегических наступательных сил, подтверждая свои выводы результатами учебно-боевых пусков МБР и БРПЛ. Так, в 2013 году проведено девять успешных пусков стратегических ракет: четыре - МБР "Минит-мэн-3" и пять - БРПЛ "Трайдент-2", которые оснащались боеголовками в испытательной комплектации. Их результаты подтвердили надежность ракет и системы боевого управления силами МБР, а также соответствие требуемому уровню подготовки боевых расчетов пунктов управления пуском.

Организационно МБР и СБА входят в состав ВВС, а ПЛАРБ - в состав ВМС США. В боевом составе ВВС имеются МБР "Минитмэн-3" с ядерной разделяющейся головной частью индивидуального наведения, тяжелые бомбардировщики (ТБ) В-52Н и В-2А с ядерными крылатыми ракетами воздушного базирования большой дальности и ядерными бомбами свободного падения. Стратегические бомбардировщики В-1В переоборудованы для решения неядерных задач.

На вооружении ВМС находятся БРПЛ "Трайдент-2" с ядерной РГЧ ИН, которыми оснащены ПЛАРБ типа "Огайо". Крылатые ракеты морского базирования "Томахок" в ядерном оснащении сняты с вооружения в 2012 году.

Согласно данным обмена уведомлениями между РФ и США на 1 сентября 2014 года, в СНС США развернуто 794 МБР, БРПЛ и ТБ, за которыми засчитывается 1 642 боезаряда, а количество развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также развернутых и неразвернутых ТБ составляет 912 единиц. В соответствии с Договором о СНВ уровни сокращения стратегических наступательных вооружений РФ и США через семь лет после его вступления в силу должны составить: 1 550 развернутых ядерных боезарядов; 700 развернутых МБР, БРПЛ и ТБ; 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также ТБ.

Перспективный боевой состав СНС США (к 5 февраля 2018 года), объявленный еще в 2010 году, был опубликован в очередном бюллетене, авторами которого являются американские эксперты.

В части касающейся структуры стратегических наступательных сил США предусматривается сохранить на вооружении все компоненты действующей ядерной триады: МБР "Ми-нитмэн-3", ПЛАРБ типа "Огайо" с БРПЛ "Трайдент-2" и тяжелые бомбардировщики В-52Н и В-2А. Как уже отмечалось, в ходе проводимой трансформации традиционной ядерной триады в новую стратегическую триаду реализуются программы модернизации и развития всех составляющих СНС.

Так, в стратегических ракетных си-' лах наземного базирования в рамках Договора о СНВ предусматривается сокращение боевого состава до 420 ракет с их оснащением моноблочной головной частью. Предполагается, что данное условие будет выполняться путем вывода из боевого состава сил МБР одной из эскадрилий с сохранением квалифицированных специалистов. В 2015 году планируется завершить модернизацию основных систем ракетного комплекса (РК) "Минитмэн-3" с продлением срока его эксплуатации до 2030 года. В частности, уже завершены работы по переоснащению двигателей маршевых ступеней ракет, модернизации системы управления, а также по замене жидкостных двигательных установок платформы разведения боевых блоков МБР.

Американские специалисты считают, что данный РК после модернизации будет обладать достаточным эксплуатационным ресурсом до указанного срока. Одновременно проводятся исследования с целью принятия решения о продлении срока эксплуатации РК "Минитмэн-3" на период после 2030 года или разработке новых ракетных комплексов стационарного и мобильного способов базирования.

Так, согласно критерию "стоимость" наиболее эффективным направлением развития сил МБР признаны модернизация и продление срока эксплуатации существующего РК "Минитмэн-3".

Исследования показали, что по критерию "живучесть" стационарные РК, размещенные в высокозащищенных шахтных сооружениях, являются более устойчивыми, поскольку их способны уничтожить только российские СЯС. В отчете информационно-аналитической корпорации "Рэнд" отмечается, что выбор в пользу мобильных ракетных комплексов будет целесообразным лишь при масштабном обновлении российских СЯС, изменении стратегического баланса в связи с выходом РФ из Договора о СНВ или вынужденных односторонних сокращениях американских СНВ.

По критерию "эффективность применения" специалисты корпорации предложили осуществить перегруппировку части сил МБР с развертыванием ее на авиабазе Ванденберг (штат Калифорния) и м. Канаверал (Флорида). Это позволило бы в условиях отсутствия международно-правовой базы частично решить проблему пролета МБР над территорией РФ и КНР для поражения объектов вероятных противников. Сделан также нестандартный вывод о принципиальной возможности управления траекториями полета МБР типа "Минитмэн-3", стартующих с трех ракетных баз на территории США, что потребует принципиальной доработки конструкции, системы управления ракет и наземного проверочно-пускового оборудования пунктов управления.

В материалах отчета корпорации представлены также результаты исследований МБР и БРПЛ в неядерном оснащении. Рекомендовано, что принятие на вооружение МБР, а также БРПЛ с головными частями в обычном снаряжении не должно быть приоритетным, поскольку они способны эффективно поражать только стационарные и незаглубленные объекты. Кроме того, сделан вывод о возможности возникновения ядерных инцидентов с Россией и Китаем, поскольку способов идентификации стартов МБР и особенно БРПЛ с неядерными головными частями не существует и каких-либо научных исследований в этом направлении страны не ведут.

Таким образом, специалисты корпорации "Рэнд" предложили ориентироваться на вариант модернизации ракетного комплекса "Минитмэн-3" с продлением срока его эксплуатации до 2030-2035 годов. В случае коренного изменения военно-политической и военно-стратегической обстановки и возникновения новых угроз национальной безопасности США и их союзников должна быть обеспечена готовность американского военного руководства и ВПК к разработке и принятию на вооружение перспективных ракетных комплексов, в том числе мобильных, с использованием научно-технического задела, созданного при разработке подвижных грунтовых РК "Миджитмен".

В стратегических ракетных силах морского базирования с целью выполнения Договора о СНВ планируется начать сокращение количества пусковых установок с 24 до 20 на всех 14 ПЛАРБ типа "Огайо". При этом к 2018 году количество развернутых БРПЛ "Трайдент-2" не должно превышать 240 единиц. Однако общее число боезарядов на БРПЛ "Трайдент-2" будет поддерживаться на требуемом уровне.

В связи с продлением срока службы ПЛАРБ типа "Огайо" (с 40 до 44 лет) реализуется программа модернизации БРПЛ "Трайдент-2" (Life Extension Program- LEP), направленная на продление сроков эксплуатации таких ракет до 2042 года. На проведение НИОКР и закупки новых ракет ежегодно выделяется до 1,5 млрд долларов. Это позволило завершить разработку новой бортовой системы управления БРПЛ и запланировать передачу ВМС США первой партии таких ракет начиная с 2017 года.

Замену систем управления на всех БРПЛ "Трайдент-2", находящихся на вооружении морских стратегических ядерных сил США, предполагается осуществить в течение десяти лет. С 2015 года намечается производить плановую замену маршевых двигателей ракет и газогенераторов платформ разведения головных частей. Одновременно ведутся работы по совершенствованию боевого оснащения с установкой на ракеты доработанных боеголовок типа Мк 4 с продленным на 20-30 лет эксплуатационным ресурсом.

Следует отметить, что ВМС США проводят также НИОКР с целью создания научно-технического задела для принятия решения по дальнейшей модернизации БРПЛ "Трайдент-2" или разработке ракет нового поколения.

Согласно докладу исследовательской службы конгресса США в планы развития ВМС входит замена (с 2030 года) 14 ПЛАРБ типа "Огайо" стратегическими лодками нового класса SSBN (X), оснащенными 16 пусковыми установками. В январе 2013 года компания "Дженерал дайнэмикс" заключила с ВВС США пятилетний контракт на сумму 1,85 млрд долларов для проведения НИОКР по созданию ПЛАРБ нового поколения в рамках программы NORBMS (Navy Ohio Replacement Ballistic Missile Submarine Program). Начало строительства первой ПЛАРБ намечено на 2021 год, а ввод ее в состав флота запланирован на 2031-й. Согласно расчетам, стоимость одной лодки составит около 5,36 млрд долларов. При этом ожидается, что на вооружении будут находиться модернизированные БРПЛ "Трайдент-2" (D-5LE).

В стратегической бомбардировочной авиации США предусматривается сокращение количества тяжелых бомбардировщиков до 60 единиц. Для действий в ядерном варианте сохраняются самолеты В-52Н и В-2А. Бомбардировщики В-1В уже переориентированы для решения неядерных задач. Это же предполагается сделать и с частью находящихся на вооружении бомбардировщиков В-52Н. Параллельно ведутся работы по модернизации стратегических бомбардировщиков, что обеспечит их пребывание в боевом составе ВВС до 2040 года. Кроме того, проводятся концептуальные исследования по облику стратегического бомбардировщика нового поколения.

Перспективный бомбардировщик планируется создать на основе технологии "стелт" с возможностью нанесения авиационных ударов с передовых авиабаз по объектам противника на удаленных ТВД. Его массогабаритные показатели по сравнению с бомбардировщиком В-2А намечается уменьшить в 2-3 раза. Предусматривается возможность оснащения самолета ядерным оружием, современными высокоточными средствами класса "воздух - земля" в неядерном оснащении, крылатыми ракетами повышенной дальности "воздух - воздух" и малогабаритными боеприпасами. Расчетная стоимость бомбардировщика составит не более 500 млн долларов.

В декабре 2012 года ВВС США объявили конкурс на создание перспективной КРВБ большой дальности LRSO (Long Range Standoff), по результатам которого будет определен единственный разработчик и поставщик новой крылатой ракеты. В 2013 финансовом году на разработку ее проекта было выделено 2 млн долларов, в 2014-м -5 млн, а в течение трех последующих лет ежегодное финансирование составит 41,7, 209,0 и 352,9 млн соответственно. Принятие на вооружение КРВБ LRSO запланировано на середину 2020 года, а к 2030-му она должна заменить крылатые ракеты воздушного базирования AGM-86B. По имеющейся информации, новая ракета будет иметь ядерное или неядерное оснащение и должна изготавливаться с использованием технологии "стелт". Дальность ее полета составит не менее 3 000-3 500 км при средней скорости 800 км/ч, точность стрельбы (КВО) будет не хуже 3-5 м.

В президентской директиве подтверждены положения ядерной стратегии о дальнейшем содержании и модернизации тактического ядерного оружия США, размещенного в Европе. Предусмотрены разработка и принятие на вооружение стратегических ЯАБ типа В-61-12 для оснащения перспективных истребителей-бомбардировщиков F-35.

Таким образом, вышеуказанные особенности президентской директивы "О стратегии применения ядерного оружия США" свидетельствуют о том, что Вашингтон не предусматривает внесения существенных коррективов в действующую ядерную стратегию государства. При этом в документе отмечается возрастающая роль ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности США и их союзников.

Подчеркивается, что стратегические наступательные силы являются ключевым средством ядерного сдерживания и устрашения вероятных противников. По оценкам зарубежных экспертов, СНС США обладают совокупностью сильных и слабых сторон. К сильным сторонам относятся: интеграция стратегических наступательных и оборонительных сил под единым руководством ОСК американских вооруженных сил, что позволяет значительно сократить срок принятия решения президентом США на ответные действия; высокая боевая готовность СНС к нанесению РЯУ для поражения стратегических объектов вероятного противника в любых условиях обстановки; наличие одной номенклатуры МБР "Минитмэн-3 и БРПЛ "Трай-дент-2", что существенно сокращает затраты на эксплуатацию вооружения, поддержание кооперации, научно-исследовательской и испытательной базы; способность к оперативному наращиванию боевых возможностей при обострении военно-политической и военно-стратегической обстановки за счет наличия "возвратного потенциала"; устойчивое финансирование и реализация программ модернизации всех компонентов стратегических сил; создание значительного научно-технического задела и проведение исследований в интересах разработки и принятия на вооружение перспективных видов СНВ; единая система планирования боевого применения СНС Соединенных Штатов и ядерных союзников (Великобритания и Франция); принятие решения военно-политическим руководством США и НАТО по дальнейшему сохранению и модернизации американского тактического ядерного оружия, находящегося на территории некоторых стран - участниц альянса.

В качестве слабых сторон отмечается: недостаточная живучесть наземной составляющей СНС и отсутствие в ее составе мобильной группировки ракетных комплексов, а также уязвимость и слабая защищенность основных объектов СНС, системы управления войсками и ядерным оружием, предприятий ВПК.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №3, С.3-12

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (18.04.2015) | Автор: Генерал-майор С. Чварков

Просмотров: 3734 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов