Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 09.12.2016, 03:03
Ключевые слова
Н. Камзеев, Воздушно-морская операция, концепция

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
XVIII век [0]
XiX век [0]
I Мировая - 1939 г [0]
II Мировая война - Война во Вьетнаме [15]
1970 - 1990 гг [314]
1990 - 2000 гг [66]
2000 - настоящий момент [246]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 406
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Материалы посвящены » 2000 - настоящий момент

Воздушно-морская операция – новая оперативная концепция ВС США

Воздушно-морская операция – новая оперативная концепция ВС США

Николай Камзеев

Чуть более месяца назад завершена операция НАТО в Ливии "Объединенный защитник" (Unified Protector). Руководство блока 2 ноября 2011 года опубликовало официальный суммарный статистический отчет о результатах этой операции. Бросается в глаза отсутствие информации о потерях блока в этой войне. Были ли они? Совершенно очевидно, что если и были, то очень небольшие, находящиеся на уровне повседневных армейских потерь, связанных с опасностью воинской службы как особого вида человеческой деятельности.

В этом смысле можно смело утверждать, что это была война без обильных человеческих потерь для победителей, и это была первая такая война в истории. А то, что победа была достигнута, не вызывает сомнения – все ее характерные признаки налицо: разгром армии противника, насильственное отстранение бывшего политического руководства от власти, изменение политического строя.

Война без человеческих потерь для победителей – это принципиально новый тип войны. Он разрабатывается в настоящее время военными теоретиками Пентагона и получил наименование "Воздушно-морская операция" (ВМО) или Air-Sea Battle (ASB). Боевые действия НАТО в Ливии стали прототипом такой операции.

История развития концепций войсковых операций

Концепция ВМО возникла не на пустом месте, а явилась логическим продолжением всей истории развития принципов вооруженной борьбы в новых политических, экономических и технологических условиях.

Идея о тесном взаимодействии различных видов вооруженных сил не нова и насчитывает столько же лет, сколько и разделение вооруженных сил на виды. Сначала основной формой этого взаимодействия была наземно-морская операция, потом появилась наземно-воздушная, а развитие экономики и технологий превратило ее в воздушно-наземную.

Качественный переход к началу периода воздушно-наземных операций окончательно оформился в начале 1990-х годов – с началом проведения операции "Буря в пустыне", и двадцатилетний промежуток 1991-2011 годов стал периодом воздушно-наземных операций. Причины такого перехода от наземно-воздушной операции к воздушно-наземной исходят из древней формулы военного искусства "Скорость важнее силы, точность важнее скорости".

Авиация с ее скоростями как вид вооруженных сил с самого зарождения была неотъемлемой частью любой успешной военной операции. Но только стремительное развитие технологий позволило к началу 1990-х годов придать авиации такую точность боевого применения, которая вывела ее на первое место в формулах, описывающих концептуальный характер военных операций.

Причины появления концепции ВМО

Принципиальным и значимым признаком формулы новой концепции вооруженной борьбы, ВМО является исчезновение из нее определения "наземная". Причины этого изменения лежат уже в политико-экономической области.

Экономическое и технологическое развитие ведущих мировых экономик, оказывающих реальное влияние на мировые события, привело к политическому осознанию следующих факторов:

- возрастания ценности собственной территории проживания и развития и принципиального недопущения ведения на ней каких-либо боевых действий вообще;

- снижения ценности территории, захватываемой у противника, как территории для собственного проживания и развития;

- лавинообразного возрастания ценности морей и океанов, а также некоторых специфических участков суши как на побережье материков, так и в виде отдельных островов.

По данным ВМС США, приведенным в их видовой доктрине 2007 года – Cooperative Strategy for 21st Century Seapower, водой покрыто три четверти поверхности планеты; на побережье или на расстоянии в несколько сотен километров от берега, то есть на глубине проведения одной войсковой операции, проживает 80% населения Земли и более 90% мирового коммерческого товарооборота осуществляется по морским транспортным путям.

Этот перечень можно дополнить величиной доли морепродуктов в пищевом балансе населения, величиной доли протяженности авиационных коммерческих трасс, проходящих над поверхностью морей и океанов, величиной доли энергоресурсов, добываемых в морских условиях, а также ростом количества строящихся в море производственных и складских мощностей, предприятий обслуживания и т.д.

Но в списке причин роста значения морей и океанов существуют еще два явления глобального характера, оказавших решающее влияние на возникновение концепции ВМО, и их необходимо выделить особо. Во-первых, это предстоящее освоение и связанный с ним политический и экономический раздел поверхности и шельфа Северного Ледовитого океана. Во-вторых, наличие участков поверхности суши как на побережье, так и в виде отдельных островов, специфика которых заключается в возможности их использования в качестве зон запрета доступа и ограничения маневра противника (в дальнейшем – запретных зон).

Официальные документы Вооруженных сил США о причинах возникновения концепции ВМО

Официальные военно-политические документы США, находящиеся в открытом доступе, в том числе "Четырехлетний обзор оборонной политики – 2010" (далее – обзор), концентрируются именно на последнем пункте – наличии запретных зон как основной причине возникновения концепции ВМО.

В соответствии с их содержанием на протяжении всей истории войн противники пытались ограничить свободу действий или лишить друг друга доступа к районам, на территории и акватории которых они планировали проведение боевых операций, направленных на достижение целей всей военной компании. В качестве примера, подтверждающего это фундаментальное положение, американские документы приводят операцию "Буря в Пустыне" в 1991 году, когда гарантированный доступ войск США и их союзников к месту проведения операции, дополняемый превосходящей американской военной мощью, позволил быстро освободить Кувейт от иракской оккупации. Результаты операции позволили потенциальным военным противникам сделать вывод, что победить США в прямом военном противостоянии невозможно, и они стали искать пути и возможности для реализации классического для таких случаев принципа военного искусства – ограничения использования противником своего боевого потенциала.

Одной из таких возможностей стало принятие технических, оперативных и политических мер, направленных как на ограничение доступа американских войск к географическим районам, представляющим взаимный интерес, так и на ограничение их маневра вблизи и внутри этих районов. Среди американских военных стратегов и аналитиков эти меры получили обозначение anti-access и area denial или схематично – A2/AD, что в русском языке соответствует приведенному выше понятию "запретных зон".

В военно-политических кругах США считают, что разработка и приобретение современных образцов вооружения, а также модернизация тактики применения старого вооружения, предпринятые некоторыми странами за прошедшие 20 лет, были направлены на использование уязвимостей американской военной мощи. В результате эти страны получили в свое распоряжение значительный потенциал для реализации принципов создания "запретных зон" в ряде регионов мира, являющихся важными для национальных американских интересов.

Такими образцами вооружения стали:

- баллистические и крылатые ракеты;

- перспективные интегрированные средства ПВО;

- широкий спектр противокорабельных систем вооружения (от современных высокотехнологичных ракет и подводных лодок до устаревших мин и большого количества маломерных судов);

- модернизированные истребители 4-го поколения, имеющие на вооружении управляемые ракеты и современное неуправляемое вооружение;
беспилотные летательные аппараты с элементами малозаметности;

- информационно-вычислительные системы, порождающие киберугрозы в информационном пространстве, способные вывести из строя американские системы связи и искусственного интеллекта.

Дополняя друг друга в различных сочетаниях, эти системы вооружения уже сегодня оказывают значительное ограничивающее влияние на элементы американской военной мощи в космосе, воздухе, на земле и в море. Если развитие этих систем продолжится, американские ВС в самом ближайшем времени столкнутся с серьезными рисками при размещении своих войск и организации их деятельности в сравнительно безопасных районах передового развертывания и районах размещения тыловой и обеспечивающей инфраструктуры. В конечном счете это может привести к необходимости для США покинуть те или иные районы мира и значительно ограничить свое влияние в районах, представляющих для них стратегический интерес.

Во многих документах и выступлениях официальных лиц подчеркивается, что концепция ВМО содержит в своем обосновании и направлениях реализации и финансовые вопросы, но ее появление не было обосновано финансовыми трудностями возникшего экономического кризиса. Разработка концепции началась фактически до возникновения кризиса.

История возникновения и развития концепции ВМО в США

Родоначальником, идеологом и инициатором разработки концепции ВМО считают генерал-лейтенанта Филиппа Бредлава (Philip Breedlove), заместителя начальника Главного штаба ВВС США по проведению операций, планированию и разработке требований. Он ввел это понятие в оборот в 2005 году, а с 2006 года оно начало входить в текст основных организационно-плановых документов ВВС США. Главный замысел Бредлава состоит в том, что эффективность проводимых боевых операций значительно увеличится, если боевые действия ВВС (истребителей, бомбардировщиков и ракет) планово и согласовано дополнятся боевыми возможностями ВМС (палубных истребителей, ракет на подводных лодках и наземных кораблях). Согласованное использование ядерной составляющей потенциалов обоих видов также присутствовало в начальной версии концепции ВМО, предложенной Бредлавом. С 2007 года аналогичные принципы организации подготовки и проведения боевых операций без использования термина ВМО стали появляться и в документах ВМС США.

Наиболее вероятно, что ВВС и ВМС пришли бы к решению о необходимости разработки такой концепции самостоятельно и разрабатывали бы ее под различными обозначениями независимо друг от друга, то есть несогласованно. Однако тогдашнее руководство министерства обороны США вовремя уловило эту тенденцию и под давлением интенсивности нарастания угроз появления "запретных зон" осознало необходимость более рационального и быстрого реагирования на них. Понимая всю важность поиска адекватного ответа на возрастающие угрозы и вызовы, связанные с возникновением и расширением районов "запретных зон", и необходимость координации усилий видов ВС, министр обороны США решил возглавить это направление деятельности и дал указание министрам ВВС и ВМС США на совместную разработку концепции ВМО. Это сделано в обзоре, утвержденном 1 февраля 2010 года.

Основные принципы концепции ВМО

Для исполнения этого документа ВВС и ВМС США разработали первый совместный вариант концепции ВМО, который можно назвать прототипом оперативной концепции, подлежащим последующему уточнению и доработке в результате целевых исследований и накопленного боевого опыта.

Первый вариант концепции сконцентрирован на методах и средствах, необходимых для нейтрализации уже существующих угроз и новых угроз, вызываемых к жизни возникновением и расширением районов "запретных зон". Эти методы и средства должны обеспечить поддержание и сохранение возможностей Объединенных вооруженных формирований США по распространению влияния и защите национальных интересов США. Разработанный прототип концепции ВМО получил обозначение NIA-D3 (networked, integrated, attack-in-depth to disrupt, destroy and defeat) и концентрируется вокруг трех основных принципов:

- придание войскам сетецентрических возможностей;

- интеграция их потенциалов;

- нанесение глубоко эшелонированных ударов для подрыва функционирования, выведения из строя и уничтожения угроз.

Эти принципы позволяют использовать и наращивать военное превосходство США в воздухе, в море, на земле, в космосе и в киберпространстве, которое необходимо для победы над комплексами разведывательных и ударных систем, развернутых вероятными противниками для реализации "запретных зон". Аббревиатура NIA означает, что решение наступательных и оборонительных задач в рамках ВМО должно строго координироваться в реальном масштабе времени посредством использования сетецентрических технологий в процессе контроля и управления воздушными и морскими силами в условиях информационного и других видов противодействия в спорных районах. Воздушные и морские силы должны быть адаптированы, организованы и обучены процессу интеграции своих боевых возможностей посредством сетецентрических технологий во всех средах противоборства. Аббревиатура D3 означает, сто весь комплекс боевых задач, решаемых глубоко эшелонированным ударом авиационных и морских сил, разделяется на три уровня:

- подрыв функционирования разведывательной, информационной и командной инфраструктуры противника, через которые обеспечивается развертывание и применение образцов вооружения при создании "запретной зоны";

- выведение из строя или нейтрализация ударных систем "запретной зоны" противника, находящихся внутри эффективного радиуса поражения американских войск передового развертывания;

- уничтожение других систем вооружения противника, направленное для сохранения существующего превосходства Объединенных Вооруженных сил Америки и их возможностей.

Используя принципы NIA-D3 и различные методы для увеличения живучести, маневренности, скорости и эффективности боевых действий, авиационные и морские силы должны достичь интегрированного эффекта применения силы во всех средах противоборства.

Первые мероприятия по реализации концепции ВМО

Министерство обороны США реализует концепцию ВМО по трем ключевым направлениям:

- институциональном – формирование в составе министерства обороны Управления ВМО, составленного из представителей различных видов Вооруженных сил;

- организационном – определение конкретных стратегические направлений и положений, описывающих способы взаимодействия видов ВС при подготовке и проведении операций;

- материальном – наполнение стратегических институциональных и организационных инициатив кадровыми, тактическими и материально-техническими мерами, включающими формирование доктрины, проведение учений, согласованные разработки и поставки вооружения, руководство и образование, кадры, вспомогательные и сопутствующие решения – сокращенно DOTMLPF (Doctrine, Organization, Training, Materiel, Leadership & Education, Personnel, and Facilities), которые должны определяться и применяться комплексно, дополняя друг друга.

Прототип концепции ВМО представлен министерству обороны США в конце 2010 года и в качестве одной из первых мер институционального характера предусматривал формирование в структуре министерства обороны Управления ВМО. Такое Управление создано 9 ноября 2011 года. Специалисты, вошедшие в состав Управления ВМО, будут исследовать, уточнять и оценивать в будущем концепцию и ее применение, разрабатывать и готовить к утверждению официальные руководящие документы министерства обороны и соглашения о взаимодействии между видами ВС при подготовке и проведении ВМО, в том числе по определению командующего ВМО. По-армейски традиционно, вопрос о том, кто и откуда будет руководить такой операцией остается самым сложным и открытым.

ВВС предлагают осуществлять управление начальником с оперативно-командного пункта 613-го авиационно-космического оперативного центра 13-ой воздушной армии, дислоцированного на авиабазе Хикам, Гавайи. Однако ВМС настроены против потери контроля над своими воздушными крыльями, базирующимися на авианосцах. Кроме того, в инициативном порядке ВМС начали формирование своих собственных Морских оперативных центров, которые должны работать совместно с авиационными. В настоящее время это невозможно из-за несовместимости коммуникационных систем и форматов представления информации от информационно-разведывательных и обзорных датчиков.

Работа в организационном направлении начата с выравнивания оперативно-боевых возможностей видов ВС и согласования их боевых сетей управления. Эти мероприятия проводятся на основе разработанных описаний и инструкций, которые являются приложением к исследовательским материалам и определяют порядок интеграции боевых возможностей для отражения угроз "запретных зон".

Наполнение концепции данными материального характера началось с проведения разведывательно-рекогносцировочных мероприятий и серии исследовательских учений. При проведении совместных учений с армиями иностранных государств на их территории военнослужащие США с апреля 2010 года обязаны вести разведку и регулярно предоставлять донесения о состоянии и пригодности зарубежных военных авиационных и морских баз: длине и состоянии ВПП, надежности электроснабжения, безопасности хранения топлива, пригодности ангаров и причалов.

По мнению американского командования, одним из самых критических моментов реализации концепции ВМО является создание сети альтернативных аэродромов по всей Азии для предоставления возможности авиационным подразделениям ВВС и ВМС действовать в рассредоточенном состоянии с первого дня войны. Это должно затруднить выявление и поражение противником важных элементов инфраструктуры и самолетов на аэродромах, обеспечить повышение живучести экипажей, которые получат возможность совершать посадки на запасные аэродромы в случае повреждения самолета или базового аэродрома.

Управлением ВМО министерства обороны США начата разработка планов по превращению авиационных и военно-морских баз США в Японии, Корее и на Гуаме в защищенные от ракетного нападения и хорошо укрепленные командные пункты и узлы связи. Усиливается защита ангаров и ремонтно-восстановительных предприятий, топливных хранилищ, электростанций, складов и верфей. Возле ВПП и причалов, которые не могут быть защищены от нападения, планируется создать укрепленные помещения в непосредственной близости от них для размещения инженеров и техников, которые могли бы оперативно устранять повреждения. Кроме того, в дальнейшем планируется использовать для защиты этих объектов элементы "активной обороны", используя их для уничтожения самолетов и ракет противника или для снижения ущерба от их атак. Система "активной обороны" основывается на широком и гибком применении самолетов, вооружения ПВО/ПРО, а также использовании радиоэлектронного противодействия и проведении информационных операций в киберпространстве.

"Ненаправленность" концепции против какой-либо из стран

Официальные документы министерства обороны США подчеркивают, что разработка и реализация концепции ВМО не направлена против какого-либо конкретного потенциального противника и не нацелена на достижение каких-либо специфических и скрытых национальных интересов США, это концепция ограниченного применения, разработанная исключительно для преодоления условий "запретных зон". Она определяет меры для преодоления этих угроз и материальные и нематериальные решения для реализации этих мер.

Военные эксперты, аналитики и корреспонденты военных изданий практически единодушны в том, что основной целью разработки концепции является сдерживание Китая с его быстро растущей по объему и качеству военной мощью. В противном же случае она представляет собой оперативное обеспечение сравнительно безопасного ухода США из Восточной Азии и западной части Тихого океана, а это не может быть реальностью. По их мнению, как не жонглируй понятиями "противник", "конкурент", "источник силы", в среднесрочной перспективе таким "источником" в Восточной Азии и западной части Тихого океана является только Китай.

Китай представляет собой реальный потенциал угрозы для национальной безопасности США, гораздо больший, чем Ирак, Афганистан, Иран или Северная Корея. Именно Китай, опираясь на темпы своего экономического развития, показывает двузначные числа роста ежегодных расходов на оборону, именно он способен разрабатывать и в достаточных количествах производить современные реактивные самолеты, зенитные ракеты, сложные РЛС, ракетные и противолодочные корабли, наземные и морские минные заграждения, предназначенные для реализации условий "запретных зон" в отношении США в огромной акватории близлежащих морей и в воздушном пространстве над ними. Кроме того, Китай вводит в состав своих ВМС корабли океанской зоны, районы боевой службы которых распространяются от Аляски до Индийского океана, включая Южно-Китайское море. Китайские корабли появляются уже в непосредственной близости от Гуама и Гавайских островов.

Концепция ВМО рассматривает вопросы сдерживания и ответных мер на растущую военную мощь Китая. Президент и Пентагон утверждают, что война с Китаем не является неизбежной. Может быть и так, но среди стран, которые в среднесрочной перспективе могут вмешаться в перераспределении сфер влияния на планете, "Четырехлетний обзор оборонной политики -2010" называет Китай и Индию. Если определение Индии звучит как "самая большая в мире демократия", то на долю Китая досталось только "непрерывное усиление военной мощи страны с самым большим населением в мире". В подтверждение своих амбиций на передел сфер влияния Китай 12 декабря 2011 года объявил о начале строительства своей первой зарубежной военной базы на Сейшельских островах.

Операция НАТО "Объединенный защитник" как прототип ВМО

Руководство НАТО 2 ноября представило обобщенные данные по результатам своей операции в Ливии "Объединенный защитник":

- операция под эгидой НАТО продолжалась с 25 марта по 31 октября 2011 года;

- на пике нарастания военной мощи группировки в ее состав входили 8000 военнослужащих, 260 летательных аппаратов, 21 боевой корабль и вспомогательное судно.

Летательные аппараты осуществили 26500 вылетов, в том числе 9700 с оружием, поразили 5900 военных целей, в том числе 400 ракетных пусковых установок и 600 танков и бронемашин. Морская группировка альянса блокировала морскую акваторию площадью 210000 км2, осуществила контроль 3100 судов с высадкой на борт 300 из них и запретом доступа в Ливию или из Ливии – 11.

В характере этой операции явственно проглядываются многие характерные черты новой концепции ВМО и официальная, утвержденная Советом Безопасности ООН цель операции – "Установление зоны запрета полетов над Ливией для защиты жизней гражданского населения страны от угрозы со стороны войск режима Каддафи", то есть военная и политическая цели операции разнесены по средам военно-политического противоборства.

Изначально оперативно спланировано, а в ходе реальных боевых действий достигнуто состояние, при котором военная победа в воздухе при нейтрализации морского побережья может обеспечить достижение политической победы на земле. Руководил операцией "Объединенный защитник" представитель авиации генерал-лейтенант ВВС Канады Бушар (Bouchard).

Примечательно, что внутри этой операции некоторые страны-участницы, в частности США и Великобритания, реализовывали свои собственные военные операции: "Рассвет Одиссея" (США) и "Эллами" (Великобритания). Это означает, что этими странами преследовались свои собственные оперативные цели, одной из которых могла быть отработка элементов будущих военных операций типа ВМО.

Например, в ходе этих операций проведено несколько уникальных экспериментов по боевому применению и перебазированию войск, которые никогда раньше не реализовывались:

- в ночь с 19 на 20 марта по войскам Каддафи нанесен массированный ракетно-бомбовый удар с кораблей и подводных лодок ВМС двух стран были выпущены 124 крылатые ракеты Tomahawk, 95 из которых применила одна подводная лодка SSGN28 Florida типа Ohio, переоборудованная в носитель крылатых ракет из ПЛАРБ;

- в период 8-9 апреля 2011 года для участия в операции в Ливии из Афганистана переброшены шесть конвертопланов морской пехоты MV-22B Osprey, которые с несколькими дозаправками в воздухе осуществили самый длительный для аппаратов подобного типа беспосадочный перелет протяженностью 4500 км и совершили посадку на борт вертолетоносца LHD3 Kearsarge в Средиземном море.

Заключение

Разрабатывая и реализуя концепцию ВМО, США получат надежную возможность для оказания силового давления и защиты своих национальных интересов и интересов союзников и партнеров в различных районах мира. Кроме того, эта концепция нацелена на стимулирование инноваций и разработку технических и информационных средств, которые дадут значительный импульс развитию высокотехнологичных секторов американской экономики, даже если ни одной из стран так и не удастся создать в каком-либо из регионов планеты условия для образования "запретных зон", достаточных для ограничения мирового влияния США.

Фрагмент одной из памяток, выданных военнослужащим США в преддверии очередных учений в Восточной Азии гласит: "Противник создал угрозу позициям США, сконцентрировав в Восточной Азии воздушные, морские и информационные ресурсы в нескольких ключевых районах, создав в них условия для образования "запретных зон" для американских войск. В состав группировки противника входят баллистические и крылатые ракеты, современные ударные подводные лодки, разветвленная информационно-боевая сеть. Дата: mm.nn.2028 года". Комментарии излишни.

FLOT.com



Источник: http://flot.com/nowadays/concept/opposite/aeromarineoperation/
Категория: 2000 - настоящий момент | Добавил: pentagonus (21.12.2011) | Автор: Николай Камзеев

Просмотров: 2661 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов