Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 10.12.2016, 08:03
Ключевые слова
право, закон, Е. Волох, Ю. Иваничкин

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Международно-правовая регламентация применения Вооружённых сил США

Международно-правовая регламентация применения Вооружённых сил США

Полковник Ю. Иваничкин,
подполковник Е. Волох

Международно-правовой основой применения вооруженных сил любой страны мира, в том числе США, являются нормы международного общего и гуманитарного права, законы и обычаи ведения войны (военных действий), положения межгосударственных и союзных (коалиционных) договоров и соглашений. Применительно к военной области американские специалисты-правоведы определяют международное право как распространение международных соглашений, правовых норм, а также принципов, признаваемых большинством государств, на область военных операций и военных действий. Документально эти положения закреплены в Уставе Организации Объединенных Наций, резолюциях Совета Безопасности ООН, Гаагских конвенциях 1907 года, Женевских конвенциях 1949-го, Дополнительных Протоколах к ним 1977 года и др.

В соответствии с данными документами правовое регулирование военных конфликтов определяется нормами международного гуманитарного права, которое и устанавливает законы ведения войны. Основное значение этих документов заключается в том, что они закрепляют принцип гуманизации войн как основополагающий при их ведении.

В американском справочнике «Оперативное право» (2007 года) и директиве МО № 2311.01Е (2006) «Программа министерства обороны по соблюдению законов войны (военных действий)» дается следующее определение понятия «законы ведения войны» - это «... часть международного права, которая регламентирует ведение военных действий, направленных против США или их граждан, включая международные договоры и соглашения, где Соединенные Штаты являются одной из сторон, на которую распространяются положения международного права».

По взглядам американских правоведов, вышеуказанный закон должен распространяться на все случаи войны или вооруженного конфликта, которые могут возникнуть между США и другим государством, даже если состояние войны не признается одной из сторон. Это положение вытекает из содержания общей ст. 2 Женевских конвенций. Кроме того, в конфликтах, не достигающих уровня международных, применение ВС США должно основываться также на «принципах и духе» законов ведения войны. К числу подобных конфликтов американские военные специалисты относят и миротворческие операции.

Как отмечается в международно-правовых документах, нормы вышеуказанного закона в рамках международного гуманитарного права (МГП) направлены на устранение наиболее жестоких форм ведения военных действий, улучшение участи раненых и больных, гуманное обращение с военнопленными, защиту мирного населения и гражданских объектов.

Так, в ст. 35 Дополнительного Протокола I сформулировано следующее положение: «... в случае любого вооруженного конфликта право сторон, участвующих в нем, выбирать методы и средства ведения войны не является неограниченным». Из этого положения следуют два основных правила правового характера. Первое запрещает применять оружие, снаряды, вещества, а также методы ведения военных (боевых) действий, которые по своей природе могут вызвать излишние разрушения и человеческие жертвы. Второе предписывает делать различие между гражданским населением (гражданскими объектами) и комбатантами1.

Ст. 48 вышеуказанного протокола четко указывает, что стороны конфликта должны вести боевые действия только против комбатантов и военных объектов. При этом МГП не ставит перед собой цель определить ответственность за развязывание вооруженных конфликтов. Это относится к исключительной компетенции ООН. Следует подчеркнуть, что большая часть норм МГП, регламентирующих участие национальных ВС в военных конфликтах, закреплена в гражданском и военном законодательстве США.

Устав ООН впервые заложил правовые основы функционирования системы безопасности, которая в настоящее время развивается и совершенствуется. Одной из целей создания этой организации было ограничение применения вооруженной силы государствами в международных отношениях. В связи с этим суть одного из главных принципов современного международного права состоит в исключении применения силы или угроз силой из практики международного общения (п. 4 ст. 2 Устава ООН). Этот принцип дополняется другим, не менее важным: все международные конфликты и споры должны решаться только мирными средствами (п. 3 ст. 2 Устава ООН). Интегральным аспектом этих положений является принцип невмешательства (non-intervention), предусматривающий воздержание любого государства от вмешательства во внутренние дела другого, то есть уважение государственного суверенитета.

Однако практика свидетельствует о том, что руководство США не всегда строго придерживается обязательств по соблюдению этих принципов и норм. Как правило, причиной таких нарушений является необходимость решения приоритетных военно-политических и военно-стратегических задач, отвечающих национальным интересам страны, а также выполнения союзнических обязательств.

Организация Объединенных Наций, используя возложенные на нее полномочия, призвана принимать необходимые меры для предупреждения и пресечения инцидентов, возникающих между государствами, в том числе с применением вооруженной силы2. Допуская возможность возникновения конфликтных ситуаций, международное сообщество стремится поставить их участников, склонных к разрешению спора вооруженным путем, в рамки соблюдения правил применения силы. В преамбуле Устава ООН провозглашается, что народы объединенных наций ставят перед собой цель устранить войны из сферы межгосударственных отношений. Принципы разрешения международных споров мирными средствами, не подвергающие угрозе международный мир и безопасность, соблюдение территориальной неприкосновенности и политической независимости любого государства, закрепленные в ст. 2 Устава ООН и других международных документах, побуждают государства воздерживаться от применения и угрозы применения силы.

Исключением является самооборона. Ст. 51 Устава ООН позволяет государству - члену этой организации осуществлять коллективную или индивидуальную самооборону с применением силы только в том случае, когда на него совершено вооруженное нападение. Необходимо особо отметить, что в последнее время со стороны западных правоведов, особенно представителей англо-саксонской школы международного права, наблюдается стремление расширить понятие «самооборона». При этом вопрос о том, в какой мере та или иная конкретная ситуация позволяет говорить о правомерности применения силы в порядке самообороны, отдастся ими на усмотрение не только Совета Безопасности, но и по существу самих государств. И как следствие, появление концепции «превентивного» и «упреждающего» применения силы в качестве «естественного развития понятия самообороны», позволяющей государству формально законно использовать ВС для нанесения упреждающих ударов.

В мире в последнее время наметилась тенденция необоснованного применения вооруженной силы при проведении военных операций под эгидой ООН без соответствующей санкции СБ. Тем самым нарушается ключевой элемент Устава ООН - принцип неприменения силы в международных отношениях. Однако военно-политическое руководство (ВПР) ряда государств, и прежде всего США, для обоснования применения своих ВС якобы в рамках международного права приводит ряд аргументов, к которым относятся «подразумеваемые полномочия», «исключительные обстоятельства» и «гуманитарное вмешательство».

«Подразумеваемые полномочия» базируются на ранее принятых решениях СБ ООН относительно той или иной сложившейся ситуации в рамках главы VII Устава ООН «Действие в отношении угроз миру, нарушений мира и актов агрессии» (ст. 39-42). В 1999 году НАТО и в 2003-м США и Великобритания ссылались на резолюции СБ ООН при обосновании применения силы касательно соответственно Югославии и Ирака, хотя в тексте этих резолюций 1160 (1998 года), 1199 и 1203 (1999-го) по Косово и 1441 (2002-го) по Ираку отсутствуют положения, которые бы уполномочивали государства - члены ООН, в том числе США, делать это.

Зарубежные правоведы, в частности ряд американских, считают, что толкование решений СБ в рамках вышеуказанной главы устава применительно к конкретной ситуации не может быть расширительным. Кроме того, в таких решениях имели место нечеткие формулировки и определения.

«Исключительные обстоятельства» подразумевают, по взглядам американского ВИР, возможность действовать, не считаясь с международно-правовыми нормами, в ситуациях, когда затронуты жизненно важные интересы государства. Еще в 60-е годы XX века госсекретарь США Дин Ачесон заявлял, что «выживание страны - это не вопрос права». Тезис об исключительности ситуации присутствовал и в аргументах сторонников военных действий против Ирака в 2003 году.

«Гуманитарное вмешательство» предусматривает самостоятельное введение воинских формирований США на территорию другого государства либо какие-либо другие действия в гуманитарных целях для жизнеобеспечения населения и инфраструктуры этого государства, поставленных под угрозу внутренней политической или экономической дестабилизацией.

24 марта 1999 года постоянный представитель США при ООН заявил по поводу военных действий в Югославии: «Предпринимаемые действия законны... В этих обстоятельствах и в качестве исключительной меры, продиктованной крайней гуманитарной необходимостью, военное вмешательство является юридически оправданным».

Законы ведения войны, соблюдаемые в период вооруженных конфликтов, как специфическая отрасль международного права, содержат свои принципы, которыми должны руководствоваться воюющие стороны, в том числе и США. Эти принципы регулируют отношения в период вооруженных конфликтов (межгосударственных) и немеждународного характера. Их можно объединить в следующие группы:
- ограничивающие воюющих в средствах и методах ведения войны;
- защищающие жертв войны, законные права комбатаптов и некомбатантов, а также права гражданского населения;
- обеспечивающие нейтралитет и отношения воюющих и нейтральных государств.

Специфическим предметом регулирования данной отрасли права являются как аспекты, касающиеся непосредственно вооруженной борьбы (средства, способы, методы ведения войны, боевых действий), так и косвенно связанные с ней (режим раненых, больных, военнопленных, лиц, потерпевших кораблекрушение, заключение соглашений о перемирии, подписание мирных договоров и т. д.). Нормы МГП адресованы прежде всего ВС воюющих сторон, которые обязаны знать их и выполнять в своей практической деятельности. Они также имеют целью защитить жертвы войны и ограничить применение воюющими государствами определенных методов и средств ее ведения. Таким образом, существует реальная возможность минимизации последствий вооруженных конфликтов путем ужесточения правовых норм, ограничивающих произвол государств-участников, а также формирования института юридической ответственности государств, их ВС и отдельных физических лиц за нарушение указанных норм. Однако на практике такая возможность дискредитируется в ряде случаев неправовыми действиями ВС США.

Важный аспект международно-правовой базы применения вооруженных сил, как считают американские специалисты, - обоснование легитимности их использования за пределами Соединенных Штатов. В связи с этим ВПР страны полагает, что правовыми основами любого пребывания американских войск за границей являются международные договоры, предусмотренные ст. 102 Устава ООН и Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года. Между тем эти документы должны соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права, гарантировать уважение суверенитета государств, принимающих войска, соблюдение прибывшими войсками национального законодательства, традиций, невмешательство во внутреннюю и внешнюю политику этих стран, неприменение в отношении них силы или угрозы силой, что не всегда выполняется американской стороной.

Вопросы ответственности за незаконное применение вооруженных сил регламентируются «Кодексом поведения, касающимся военно-политических аспектов безопасности» 1994 года. Ст. 31 данного документа закрепляет следующие принципы: «Государства-участники будут обеспечивать положение, чтобы личный состав вооруженных сил, наделенный командными полномочиями, осуществлял их в рамках национального законодательства и международного права, а также чтобы он был осведомлен о том, что согласно этим правовым нормам он может привлекаться к индивидуальной ответственности за противозаконное осуществление таких полномочий. Приказы, противоречащие национальному законодательству и международному праву, отдаваться не должны. Ответственность вышестоящих лиц ни в коей мере не освобождает подчиненных от их собственной ответственности».

На практике в случае проведения операций в особых условиях мирного времени, и прежде всего международных (коалиционных) под эгидой ООН, привлекаемые контингенты и ВПР США исходят в правовом отношении из требований так называемого оперативного права. Согласно соответствующим правовым документам ВС страны это понятие определяется как совокупность юридических принципов и норм международного, внутреннего права, а также права других иностранных государств, которые оказывают непосредственное воздействие на ведение военных операций. В рамках данного права используются конкретные детализированные документы оперативного характера, учитывающие общие положения и требования вышерассмотренных международно-правовых документов. К их числу относятся мандат ООН, «Соглашение по статусу ВС», «Соглашение по задачам» и «Правила применения сил».

Мандат ООН (UN Mandate) - это резолюция Совета Безопасности или Генеральной ассамблеи, разрешающая международную поддержку (проведение) миротворческих операций в форме привлечения многонациональных воинских контингентов под эгидой ООН, а также определяющая политическую цель и конкретных участников таких операций. Срок действия мандата ограничен и требует продления СБ или Генеральной ассамблеей ООН. В правовом отношении мандат предоставляет странам - участницам международной операции юридически законное право применения ВС. Как правило, документ содержит перечень следующих вопросов:
- основная цель операции;
- роль, задачи и функциональные обязанности привлекаемых воинских контингентов;
- состав и организация этих сил;
- назначение командующего силами ООН и определение его юридической и функциональной ответственности;
- создание органа, ответственного за наблюдение и правовой контроль операции;
- юридическая и функциональная ответственность задействуемых органов ООН и национальных органов участников операции;
- определение прав, льгот и принципов неприкосновенности международных сил участников операции;
- срок и условия, на которых страна пребывания согласна на присутствие сил ООН;
- срок действия мандата ООН.

«Соглашение по статусу ВС» (Status of Forces Agreement) является международным документом, который определяет юридическую и функциональную ответственность (обязанности) ВС США, развернутых или находящихся за рубежом на постоянной основе, то есть их правовой статус и легитимность пребывания на территории данного государства. Это соглашение может представлять собой договор или меморандум о взаимопонимании, заключаемый между ООН в лице Секретариата и страной пребывания в случае проведения операций под эгидой международной организации. В отличие от мандата ООН оно не требует постоянного возобновления и является фактически постоянно действующим правовым документом (по договоренности между сторонами).

Учитывая, что такой документ регулирует вопросы, затрагивающие отношения между военными структурами, гражданской властью и населением страны пребывания, его можно отнести к категории соглашений по связям с гражданской администрацией (Civil Affairs Agreements).

В случае проведения международных операций ВС США вне мандата ООН вышеуказанные документы либо заключаются индивидуально между применяющей ВС страной и страной пребывания, либо, если не требуется обязательного согласия на военное присутствие в стране пребывания, вообще не практикуются.

«Соглашение по статусу ВС» охватывает следующие основные вопросы:
- осуществление контрольных и властных полномочий в зоне действия ВС США;
- свобода передвижения и миротворческие действия в зоне операции;
- регламентация материального и финансового обеспечения;
- использование средств обеспечения страны пребывания (связь, водо- и электроснабжение, аэропорты, морские порты и др.);
- обеспечение права неприкосновенности: защита от насильственного захвата или задержания личного состава, помещений, документов или их просмотра;
- каналы взаимодействия и связи между американским командованием и местными властями страны пребывания;
- привлечение местного гражданского персонала;
- использование символики (знамена, флаги, опознавательные знаки и др.);
- процедура разрешения спорных вопросов и разногласий.

В правовом плане ключевым моментом вышерассмотренного документа является регламентация гражданской и уголовной ответственности личного состава американских ВС. Если в нем не содержится специальная договоренность, то личный состав американского воинского контингента несет гражданскую и уголовную ответственность в соответствии с законами, традициями (обычаями) и процессуальным кодексом страны пребывания. При возникновении трудностей командующий (командир) этим контингентом обязан консультироваться со своей военно-юридической службой и представителем посольства (консульства).

Американские эксперты считают, что США должны иметь в рамках рассматриваемого документа эксклюзивное право уголовной юрисдикции над личным составом привлекаемого воинского контингента. Но, как правило, принимающая сторона стремится ограничить такое право наиболее тяжкими преступлениями, связанными с нанесением ущерба гражданам или их собственности.

В 1995 году американский сенат ратифицировал «Соглашение по статусу ВС НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира» (ПРМ). Кроме США, этот документ в качестве участников подписали Чехия, Польша, Венгрия, а также Латвия, Литва, Эстония, Румыния, Болгария, Словакия и Словения, принятые в альянс соответственно в 1995 и 2002 годах. По этому же соглашению американские вооруженные силы получили право проводить учения на территории всех стран - участниц программы ПРМ.

«Правила применения сил» (Rules of Engagement). В последней публикации единого устава ВС США JP 1-02 «Словарь военных и связанных с ними терминов МО» этот документ определяется как «директивные указания правительства и военного руководства, устанавливающие условия и ограничения, при которых применяемые ВС страны начинают и/или продолжают боевые действия против сил противника».

Основные цели «Правил ...» подразделяются на политические, военные и правовые. Первые обеспечивают доведение директивных указаний ВПР США в рамках проводимой национальной политики до подчиненных командующих (командиров) привлекаемых военных формирований в целях эффективной реализации этих указаний в ходе боевых действий, особенно в условиях нарушения или невозможности связи с вышестоящей командной инстанцией.

Военные цели определяют параметры, в рамках которых командующий (командир) должен действовать в интересах решения поставленных задач. Кроме того, эти цели предусматривают:
- определение масштаба и уровня проводимой операции во избежание нежелательной эскалации боевых действий;
- регламентацию возможностей командования влиять на ход боевых действий;
- обеспечение при необходимости смещения (переориентирования) акцентов решаемых задач.

Правовые цели рассматриваемого документа предполагают определение и введение ограничений на действия привлекаемых группировок войск (сил) в интересах их соответствия как внутреннему законодательству, так и международному праву. Следует отметить, что вводимые ограничения могут носить даже более жесткий характер, чем это предусматривается внутренними и международными законами. Кроме того, правовые цели и особенно ограничения могут увязываться с содержанием соответствующих резолюций СБ ООН (например, № 940 по Гаити, № 1031 по Боснии), что наиболее характерно при проведении миротворческих операций.

Общей основой для разработки и использования вышеуказанного документа во всем диапазоне проведения военных операций (от мирного времени до состояния войны) является инструкция комитета начальников штабов (КНШ) «Постоянно действующие правила применения сил» (CJCS Standing Rules of Engagement). Рассматриваемый документ представляет собой практическое руководство по применению вооруженных сил и использованию права на самооборону (определяет его рамки). В сфере оперативного права «Постоянно действующие правила применения сил» распространяются на все операции и чрезвычайные ситуации за пределами США, а внутри страны - на воздушные и морские операции, проводимые в рамках обеспечения внутренней безопасности.

Необходимо отметить, что этот документ включает специальный раздел, регламентирующий решение задач по военной поддержке гражданских структур, в том числе правоохранительных, а также сухопутных войск на территории США в целях обеспечения внутренней безопасности. Он же отменяет инструкцию КНШ № 3121.02 по применению ВС в целях поддержки правоохранительных структур в контрнаркотических операциях на континентальной части страны и «Правила применения войск в случае гражданских беспорядков», включенные в оперативный план действий «Гарден плот» (Garden Plot).

В современных условиях американские ВС часто проводят операции в «условиях многонациональности» (multinational environment). При этом с санкции министра обороны разрабатывается специальный документ «Правила применения сил в условиях многонациональности» (Multinational Rules of Engagement) или используются вышерассмотренные «Правила...» КНШ. В любом случае ВС США сохраняют право на самооборону в ответ на враждебный акт либо проявление угрозы. При действиях в составе международной военной коалиции в рамках «Правил...» создаются единые общие правовые основы ведения операций объединенной группировкой.

Вышерассмотренные документы включают следующие конкретные нормативно-правовые положения и требования:
- все военные операции ведутся в рамках законов и правил ведения войны;
- применение военной силы рассматривается только как последнее, исключительное средство;
- ничто в данном документе не ограничивает права командующего (командира) принимать все необходимые и адекватные меры в интересах самообороны (самозащиты);
- войска могут открывать ответный огонь в случае огневого воздействия противостоящей стороны или наличия четкого признака враждебного намерения либо совершения враждебного действия; при этом под враждебным намерением подразумевается угроза немедленного применения силы другим иностранным государством, террористической группой или отдельными лицами; под враждебными действиями понимаются действия вооруженных сил, направленные на прекращение либо затруднение выполнения задач и/или обязательств союзническими войсками;
- в случае нападения на войска невооруженных гражданских элементов и/или мятежников командование должно использовать минимум сил в зависимости от обстановки и адекватно угрозе; в этом случае, например, командующий американским контингентом имеет право принять следующие меры по ликвидации угрозы: словесное предупреждение через соответствующие технические средства, демонстрацию силы, открытие предупредительной стрельбы и др;
- запрещается захват чужой собственности для выполнения поставленной задачи;
- задержание гражданских лиц разрешается только в целях безопасности или самообороны.

Документ определяет, когда и как могут быть применены выделенные силы, отражает законы и правила ведения операций, требования оперативной обстановки и содержит ограничения на использование военной силы. Кроме того, в правовом отношении, по оценке американских специалистов, он является главным средством доведения командующим (командиром) до своих подчиненных правовых, политических, дипломатических и военных указаний. В связи с этим «Правила...» обязательно включаются в оперативный план и боевые приказы. Следует подчеркнуть, что этот документ тщательно рассматривается военно-юридической службой, имеет несекретный гриф и в сокращенном варианте (включает только основные нормативные положения) выдается личному составу контингента в виде специальных текстуальных карточек с тем, чтобы военнослужащие неукоснительно соблюдали основные положения и требования, содержащиеся в нем.

В целом, по взглядам ВПР США, все виды «Правил применения сил» являются главным инструментом регулирования, в том числе правового, применения ВС, что делает эти документы фундаментальной основой соблюдения оперативного права.

Кроме вышерассмотренных документов, юридическая основа проведения международных операций с привлечением ВС США формируется директивами генерального секретаря ООН, «директивными разработками ООН» и директивой командующего миротворческими силами ООН.

Директива генерального секретаря ООН (UN Sec Gen Directive) является официальным письменным документом, направляемым командующему международными силами ООН и определяющим общие условия и процедуры применения миротворческих сил и проведения миротворческих операций.

«Директивные разработки ООН» (UN Regulations), которые готовятся в рамках и во исполнение директивы генерального секретаря ООН, включают следующие основные вопросы:
- общие положения проведения операции, а также используемая терминология и понятия;
- сфера ответственности командующего миротворческим силами (управление, связь, командование, передача полномочий, дисциплинарная практика, взаимодействие с военной полицией);
- права, обязанности и ответственность личного состава в отношении местных законов, поведения и юридической защищенности;
- информационное обеспечение личного состава по правовым вопросам;
- перечень ключевых положений и требований международных соглашений, регламентирующих данную операцию;
- международная символика, льготы, правовой иммунитет.

Директива командующего миротворческими силами ООН (Force Commander's Directive), разрабатываемая на основе вышеуказанных документов ООН, является оперативным документом, регламентирующим проведение данной операции с участием многонациональных воинских контингентов, в том числе американских.

В связи со спецификой каждой операции рассматриваемые директивы могут различаться, но их общей основой являются следующие аспекты:
- командование и управление;
- организационная структура;
- ведение операции (цели, задачи, замысел, план реализации и др.);
- правовое обеспечение;
- информационное обеспечение;
- ведение воздушных операций;
- тыловое и финансовое обеспечение операции;
- связь с ООН и общественностью.

Следует особо подчеркнуть, что современные вооруженные конфликты и способы применения военной силы характеризуются в том числе и снижением роли права в вопросах урегулирования международных отношений. Несмотря на декларативные заявления о предпочтительности политических, экономических, дипломатических и других средств в рамках существующего международно-правового поля, применение военной силы в урегулировании конфликтов не утратило своего значения.

Анализируя военное законодательство США, можно отметить, что международно-правовое понятие и вооруженные силы разделено с внутригосударственным понятием и толкуется более широко. Тем не менее такое различие допускается венской Конвенцией о праве международных договоров 1969 года, однако практика показывает, что различия в понятиях приводят порой к недопониманию той или иной стороной договора отдельных ее положений, особенно в тех случаях, когда в международном договоре какие-либо понятия четко не определены. В частности, п. 3 статьи 43 I Дополнительного протокола к III Женевской конвенции содержит положение, в соответствии с которым сторона конфликта, в случае включения в свои ВС полувоенной или вооруженной организации, обеспечивающей охрану порядка, обязана уведомить об этом другие стороны конфликта. Нарушение указанной процедуры чревато негативными последствиями для личного состава полувоенных формирований, который может утратить свой привилегированный статус в плену и преследоваться по уголовному законодательству держащей его в плену державой за участие в военных действиях.

Практика применения ВС США в современных условиях в рамках проведения международных (коалиционных) военных операций (операции в зоне Персидского залива, в Ираке, Афганистане, Ливии) выявила необходимость особого внимания к международно-правовым аспектам операций со стороны американской администрации. В связи с этим наметилась устойчивая тенденция создания объединенных международных юридических групп.

По взглядам ВПР США, наряду с основополагающими правовыми документами международного сообщества важным элементом международно-правовой базы применения национальных ВС являются двух- и многосторонние международные соглашения. К их числу относятся договоры о запрещении и распространении ОМП, ракетно-ядерных технологий, использования противопехотных мин и разминирования в зонах военных конфликтов, разработки и применения зажигательных боеприпасов и лазерного оружия и др. Однако необходимо особо подчеркнуть, что ряд таких международных соглашений либо не подписаны Соединенными Штатами, либо не ратифицированы конгрессом.

Например, конгресс США не ратифицировал Дополнительные протоколы I и II Женевской конвенции 1949 года, Гаагскую конвенцию по защите культурных ценностей (1954), Женевский протокол по химическому оружию (1925), Протоколы III и IV (соответственно запрещают использование боевых зажигательных средств в определенных ситуациях, главным образом при скоплении гражданского населения, а также использование ослепляющего лазерного оружия) Конвенции ООН по ограничению или запрещению использования некоторых видов обычного оружия (1980) и др.

Вместе с тем необходимо отметить, что многие положения вышеуказанных международных соглашений и конвенций включены в уставы и наставления ВС США, регламентирующие правовые аспекты их применения и ведения военных операций. К ним относятся уставы сухопутных войск FM 1-04.10 «Закон ведения наземных боевых действий» и сухопутных войск FM 1-04 «Правовое обеспечение (поддержка) военных операций», единый устав ВС США JP 1-04 «Объединенное правовое обеспечение (поддержка) военных операций» и др.

К проблемным аспектам МГП в современных условиях и на перспективу относительно применения американских вооруженных сил можно отнести следующие:
- основополагающие нормы, касающиеся применения ВС за пределами национальных территорий;
- регулирование правового сотрудничества государств при осуществлении миротворческой деятельности;
- координация деятельности по имплементации норм МГП в национальное право, его распространению и практическому применению в вооруженных силах государств;
- определение соответствия разрабатываемых или приобретаемых и принимаемых на вооружение новых видов оружия требованиям МГП и международных договоров;
- вопросы, касающиеся задач и порядка применения войск, не входящих в состав ВС государств, определения четкого порядка и форм использования последних при возникновении международного вооруженного конфликта.

Таким образом, международно-правовая база применения вооруженных сил США охватывает большое количество правовых документов - от имеющих международный характер до конкретных оперативных: соглашений по статусу воинских контингентов, директив командующего миротворческими силами ООН, «Правил применения сил» и др. Она основывается на общепринятых международным сообществом правовых принципах с обязательным учетом национальных интересов страны, даже в ущерб международному гуманитарному праву и законам ведения войны (военных действий).

Рассмотренные основы формирования и использования нормативно-правовой базы применения ВС США взаимосвязаны и частично перекрываются по решаемым задачам, обеспечивая тем самым определенную гибкость практической деятельности. Необходимо также отметить, что в настоящее время со стороны американского ВПР наблюдается тенденция сузить сферу действия международного принципа неприменения силы и обосновать законность односторонних шагов в нарушение Устава ООН.

1 К комбатантам относятся лица, входящие в состав регулярных формирований вооруженных сил воюющих сторон, а также партизаны, участники военных ополчений, личный состав организованных движений сопротивления, лица, стихийно взявшие в руки оружие для борьбы с вторгшимся противником и еще не успевшие организоваться в отряды.

2 Ст. 42 Устава ООН разрешает Совету Безопасности задействовать все средства, которые необходимы для сохранения или восстановления международного мира и безопасности.

Зарубежное военное обозрение. 2011. № 8. - С. 3-13

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (17.10.2011) | Автор: Полковник Ю. Иваничкин

Просмотров: 6287 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов