Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник, 05.12.2016, 23:37
Ключевые слова
ПРО, Иджис, Aegis

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Морской компонент глобальной системы противоракетной обороны США (2009)

Морской компонент глобальной системы противоракетной обороны США

Капитан 1 ранга В. Чертанов

Американская система противоракетной обороны (BMDS - Ballistic Missile Defense System) традиционно, еще со времен «холодной войны», была ориентирована главным образом на обеспечение безопасности Соединенных Штатов в случае нанесения по ним ракетно-ядерных ударов с применением межконтинентальных баллистических ракет. И хотя на эти цели по-прежнему ассигнуются миллиарды долларов, вероятность применения МБР против США оценивается американским командованием в настоящее время как относительно небольшая. Вместе с тем активизация разработки и производства баллистических ракет малой и средней дальности в ряде развивающихся стран мира (в том числе таких проблемных как Иран и КНДР) создает, по мнению американских военных аналитиков, реальную угрозу континенту и группировкам ВС США и их союзников, развернутых на передовых театрах военных действий. По данным американской разведки, за последние пять лет количество БР этого класса увеличилось на 1 200 единиц и составило в общей сложности (исключая ракетный потенциал США, НАТО, России и КНР)
5 900 (из них 93 проц. ракет малой и 6 проц. средней дальности). Исходя из этого, развертывание глобальной системы ПРО, включающей соответствующие компоненты видов вооруженных сил и обеспечивающей надежную защиту США и союзных им государств как от межконтинентальных, так и от БР малой и средней дальности, стало с началом нового столетия одним из основных направлений военной политики Соединенных Штатов в сфере обеспечения национальной безопасности.

Координирование разработки, производства и испытаний элементов ПРО наземного, воздушного и морского базирования (противоракетных комплексов, радиолокационных и электронных систем слежения, обнаружения и сопровождения БР на траектории полета) относится к ведению Агентства ПРО (АПРО) министерства обороны США. Организация, подготовка, материально-техническое обеспечение, комплектование, дислоцирование компонентов глобальной системы ПРО, а также развитие концепций их развертывания и применения возложены на соответствующие командования видов ВС.

Агентство ПРО (MDA - Missile Defense Agency) организационно входит в структуру министерства обороны США и укомплектовано по штату федеральными служащими и военными специалистами всех видов вооруженных сил. К основным функциям агентства, которое возглавляет генерал-лейтенант Патрик Дж. О'Рейли, относится координирование разработки и развертывания интегрированной системы противоракетной обороны Соединенных Штатов, способной обеспечить перехват баллистических ракет любой дальности и на всех фазах полета для прикрытия континента США, группировок их вооруженных сил, а также союзных и дружественных стран. В центре особого внимания АПРО - последовательное продвижение программ совершенствования технологий элементов противоракетной обороны наземного, воздушно-космического и морского базирования.

Разработка морского компонента глобальной системы противоракетной обороны США велась в рамках Агентства ПРО по программе обеспечения обороны от баллистических ракет малой и средней дальности на базе многофункциональной системы управления оружием (МСУО) «Иджис» -Aegis Ballistic Missile Defense (Aegis BMD - «Иджис» ПРО). Эта программа была нацелена на усовершенствование стандартной системы «Иджис» с РЛС AN/SPY-1 (изначально обеспечивающей ПВО корабельных соединений флота в море) с целью придания ей возможностей обнаружения и сопровождения баллистических ракет, а также управления стрельбой противоракетами, создаваемыми на базе ЗУР «Стандарт».

Соответственно подлежала модернизации часть боевых надводных кораблей ВМС (крейсера УРО типа «Тикондерога» и эскадренные миноносцы УРО типа «Орли Бёрк»), оснащенных для решения задач ПВО оперативных формирований флота стандартной МСУО «Иджис» и вооруженных ЗУР «Стандарте» (Standard Missile-2 - СМ-2) мод. ЗА (Block ША). В ходе реализации программы штабом ВМС было намечено модернизировать (к 2009 году) 18 кораблей (три крейсера и 15 эсминцев). Элементы ПРО, которые должны составлять морской компонент системы противоракетной обороны США, концептуально отображены на рисунке на стр. 64.

Стратегическое значение и роль морского компонента американской системы ПРО, отличающегося высокой мобильностью развертывания на наиболее угрожаемых направлениях, заключаются в усилении и дополнении других ее компонентов при условии достижения следующих конечных целей программы «Иджис» ПРО:
- обеспечение перехвата БР малой, средней и промежуточной (IR - Interim Range) дальности ракетами «Стандарт-3» на маршевых участках траектории (Mid course Engagement) в рамках зональной ПРО;
- поражение БР малой дальности на конечном участке траектории ракетами СМ-2 мод. 4А при обеспечении объектовой ПРО (Terminal Defense);
- обнаружение пусков и сопровождение БР большой дальности (LRS &Т), включая межконтинентальные (ICBM), с передачей параметров целей разведывательным элементам системы ПРО США для обеспечения захвата целей стационарными РЛС и последующего перехвата наземными противоракетными комплексами.

К развертыванию элементов ПРО морского базирования ВМС приступили уже в 2004 году, осуществляя его поэтапно по мере модернизации кораблей с целью усовершенствования их противоракетного вооружения.

Зенитная управляемая ракета «Стандарт-2» мод. 4 - двухступенчатая универсальная. Кроме использования в целях ПВО (для поражения самолетов и КР) она способна перехватывать БР на конечном участке траектории (на высотах до 20 км). На ее базе была разработана и трехступенчатая противоракета «Стандарт-3» мод. 1 и 1А (RIM-16 1А) с досягаемостью по высоте более 200 км. Наведение ракеты на цель осуществляется системой пространственной ориентации и маневрирования (СПОМ), а ступени перехвата кинетического действия (при скорости 3,5 км/с на конечном участке) - ИК-системой.

В числе первых МСУО «Иджис», модернизированной в целях решения задач ПРО, был оснащен эскадренный миноносец УРО «Куртис Уилбер» (DDG-54) типа «Орли Бёрк». В сентябре 2004 года этот корабль, действовавший в составе 7-го флота США, приступил к патрулированию в Японском море (на рубеже Япония - Корея). Обновленное программно-аппаратное оборудование (ПАО) системы «Иджис» позволяло решать информационно-разведывательные задачи - дальнее радиолокационное обнаружение пусков и сопровождение БР на траектории полета с возможностью взаимообмена данными о параметрах целей с наземными элементами системы ПРО США по каналам спутниковой связи («Линк-16»). По расчетам специалистов Агентства ПРО, систематическое радиолокационное наблюдение, обработка и обобщение полученных (сводных) данных должны были выявить со временем полную картину распределения целей (пусковых установок БР) в регионе.

Параллельно АПРО форсировало разработку и производство противоракет (ПР) «Стандарт-3» мод. 1 и 1 А, а также ЗУР «Стандарт-2» мод. 4 и 4А, предназначенных для обеспечения кораблями ВМС, оснащаемыми модернизированной МСУО «Иджис», зональной и объектовой противоракетной обороны.

В 2005 году к патрулированию в Японском море приступил крейсер УРО «Шайло» (CG-67) типа «Тикондерога» (из состава 5-й авианосной ударной группы 7-го флота), оснащенный модернизированной МСУО «Иджис» и ракетами «Стандарт-3» мод. 1 для перехвата БР малой дальности.

Остальные корабли из состава надводных сил флота, отобранные командованием ВМС для решения задач ПРО, последовательно в течение 2006-2008 годов проходили модернизацию с оснащением их усовершенствованной в интересах решения задач ПРО МСУО «Иджис» (ПАО 3.6.1) и вооружением противоракетами «Стандарт-3» мод. 1 и 1А и ЗУР «Стандарт-2» мод. 4 и 4А (расходы на модернизацию одного корабля составляли около 12 млн долларов).

В 2007 году корабельная группировка сил ПРО ВМС включала уже 10 модернизированных кораблей (три крейсера и семь эсминцев), а в 2008-м модернизацию прошли еще восемь эскадренных миноносцев, доведя общую численность кораблей, способных решать задачи ПРО, до намеченной (18 единиц).

Шесть из этих 18 кораблей приписаны к ВМБ Пёрл-Харбор (штат Гавайи), по пять базируются в ВМБ Йокосука (Япония) и Сан-Диего (Калифорния), два - в ВМБ Норфолк (Виргиния). Поименный перечень кораблей и их организационная принадлежность к тактическим соединениям надводных сил флота указаны в таблице.

 
Элементы ПРО, составляющие морской компонент системы противоракетной обороны США

К концу 2008 года на вооружении этих кораблей кроме ЗУР «Стандарт-2» мод. ЗА уже состояли 32 противоракеты «Стандарт-3» мод. 1А и 31 ЗУР «Стандарт-2» мод. 4. При этом возможностями применения (с установки вертикального пуска Мк 41) ПР «Стандарт-3» (для перехвата БР малой и средней дальности) обладали (после модернизации) десять кораблей: три крейсера («Порт-Ройал», «Лейк-Эри» и «Шайло») и семь эсминцев УРО («Дикейтор», «Рассел», «Джон Мак-Кейн», «Куртис Уилбер», «Стетем», «Фитцджеральд» и «Ремейдж»).

По мере достижения полной боевой готовности после модернизации корабли развертывались в передовые районы в составе оперативных соединений и групп флота, параллельно участвуя в решении задач ПВО формирований ВМС и ПРО на ТВД с выходом в заданные позиционные районы.

Корабли, базирующиеся в ВМБ Йокосука, входят в состав 7-го оперативного флота и постоянно несут боевое дежурство (на ротационной основе) в Японском море, обеспечивая зональную ПРО в Западной части Тихого океана (в том числе территории Японии, включая о. Окинава). Часть из них действует в составе 5-й авианосной ударной группы, которая периодически переходит в Индийский океан для усиления 5-го флота в Аравийском море и Персидском заливе. Остальные корабли морского компонента ПРО планируется использовать в интересах решения задач противоракетной обороны при развертывании, как правило, в составе авианосных ударных групп или других формирований флота в районы Западной части Тихого океана, Индийского океана и Средиземного моря. В ближайшей перспективе предусматривается также выход кораблей ПРО в Красное, Черное и Балтийское моря.

Испытания противоракетных систем. С 2006 года Агентство ПРО и командование ВМС регулярно проводят испытания МСУО «Иджис» по обнаружению запусков и сопровождению БР, обеспечению зональной ПРО с опытными пусками ПР «Стандарт-3» мод. 1А (главным образом с борта КР УРО «Лейк-Эри»), а позднее также и объектовой ПРО - с поступлением на корабли ЗУР «Стандарт-2» мод. 4А. Всего за три года (с мая 2006 по июль 2009-го включительно) на Тихоокеанском ракетном полигоне ВМС было проведено 23 опытных пуска противоракет, в том числе по мишеням-имитаторам БР, из них 19 (по официальным сообщениям АПРО) оказались успешными.

Первые испытания системы «Иджис», модернизированной по варианту ПАО 3.6.1, по обнаружению и сопровождению БР малой дальности прошли в мае 2006 года в ходе флотских учений «Пасифик Феникс». В июне 2006-го проводились летные испытания (FTM-10) противоракеты СМ-3 мод. 1А, а в декабре к участию в аналогичных испытаниях (FTM-11) кроме американских кораблей привлекался голландский ФР УРО «Тромп» типа «Де Зевен Про-винсиен». В июне 2007 года были проведены испытания (FTM-12) с участием испанского фрегата УРО «Мендез Нуньез» (F-104) типа «Альваро де Базан». На испытаниях (FTM-14) в июне 2008 года был впервые продемонстрирован перехват БР малой дальности (SRBM - Short Range Ballistic Missile) ракетой «Стандарт-2» мод. 4А.

 
Концептуальное отображение роли морского компонента системы ПРО США

Придавая серьезное значение сотрудничеству с Японией по развертыванию ее собственных элементов противоракетной обороны морского базирования, Агентство ПРО провело серию совместных испытаний японского варианта МСУО «Иджис» (ПАО 3.6.1) и ПР СМ-3 мод. 1А.
В ходе первых испытаний (JFTM-1) в декабре 2007 года перехват БР малой дальности противоракетой СМ-3 мод. 1А успешно продемонстрировал японский ЭМ УРО «Конго» (DDG-173). Вторые подобные испытания (JFTM-2) в ноябре 2008-го с участием ЭМ УРО «Текай» (DDG-176) прошли неудачно. Третьи испытания (JFTM-3) были проведены ВМС Японии и Агентством ПРО 28 октября 2009 года. На этот раз цель - БР средней дальности, запущенная со стартовой позиции Баркинг-Сэндс (о. Кауаи, Гавайи) Тихоокеанского ракетного полигона, была успешно перехвачена противоракетой СМ-3 мод. 1А с японского ЭМ УРО «Меко» (DDG-175) на высоте 100 миль (185 км) над Тихим океаном (через 4 мин после выработки решения МСУО «Иджис ПРО» на пуск ПР). От ВМС США в испытаниях принимали участие КР УРО «Лейк-Эри» и ЭМ УРО «Пол Гамильтон», которые также отрабатывали задачи ПРО в операции - по обнаружению, сопровождению и перехвату (условно) цели.

Показательными стали испытания МСУО «Иджис» (ПАО 3.6.1) и противоракет СМ-3 мод. 1 А, проведенные 1 ноября 2008 года в районе Гавайских о-вов, впервые в рамках учений 3-го оперативного флота - «Пасифик блитц-2009».

Две цели - баллистические ракеты малой дальности - стартовали с наземной пусковой установки Тихоокеанского ракетного полигона в Баркинг-Сэндс (о. Кауаи, Гавайи). С двух эскадренных миноносцев УРО - «Пол Гамильтон» (DDG-60) и «Хоппер» (DDG-70) - после обнаружения и захвата целей РЛС системы «Иджис» были применены противоракеты «Стандарт-3» мод. 1А . Ракета, запущенная с борта первого эсминца, успешно поразила цель, второй ПР (с ЭМ УРО «Хоппер») перехватить цель не удалось, несмотря на уверенное ее сопровождение и выход ракеты на заданную траекторию.

Командующий 3-м флотом вице-адмирал С. Локлиэр, отметив необходимость тщательного анализа причин неудачи при пуске ПР с эсминца «Хоппер» и дальнейшего совершенствования МСУО «Иджис», тем не менее, положительно оценил результаты всей операции, продемонстрировавшей реальные возможности элементов ПРО морского базирования.

После устранения сбоев в системе «Иджис»/ПР СМ-3, ЭМ УРО «Хоппер» на очередных (23-х) испытаниях, проведенных 30 июля 2009 года с участием также КР УРО «Лейк-Эри» и ЭМ УРО «О Кейн», успешно выполнил задачу по перехвату аналогичной цели.

Американскими средствами массовой информации широко афишировалась операция «Бёрнт фрост» по уничтожению вышедшего из строя космического аппарата (КА), который использовался Национальным разведывательным управлением с 2006 года. Аппарат (массой около 2,5 т) начал неконтролируемое снижение с орбиты и был сбит 20 февраля 2008 года ракетой «Стандарт-3» мод. 1А, запущенной с борта КР УРО «Лейк-Эри» (CG-70) из района северо-восточнее Гавайских о-вов, на высоте 153 мили (245 км) над Тихим океаном. Операция, проведенная якобы во избежание нанесения ущерба экологии океанической зоны в случае падения КА в океан, преследовала и другую, не менее важную цель - демонстрацию возможностей применения американских противоракетных комплексов и против космических аппаратов.

К концу октября 2008 года операционные испытания МСУО «Иджис», модернизированной для решения задач зональной ПРО (ПАО 3.6.1) были завершены. В выводах по итогам их проведения содержались, в частности рекомендации командующего опытовыми силами ВМС (COMOPTEVFOR) о целесообразности передачи как кораблей ПРО, так и всех ПР СМ-3 мод. 1А (в перспективе до 90 единиц) от Агентства противоракетной обороны МО под контроль ВМС (по аналогии передачи ПРК РАС-3 Армии в 2003 году).

Перспективы дальнейшего развития морского компонента ПРО. Обеспечение противоракетной обороны группировок ВМС на ТВД становится одной из ключевых задач американского флота, непосредственно содействующей повышению его боеспособности и готовности к защите жизненно важных интересов США, как это предписано действующей национальной морской стратегией.

Проведенные испытания и первый опыт развертывания элементов противоракетной обороны морского базирования продемонстрировали к началу 2009 года достижение ими только первоначальных возможностей по обнаружению запусков и сопровождению БР (малой и средней дальности), обеспечению зональной (перехвата БР малой и лишь ограниченно средней дальности ПР СМ-3) и объектовой (поражение БР малой дальности на конечном участке траектории ракетами СМ-2 мод. 4А) ПРО.

Задача обнаружения запусков и сопровождение БР большой дальности (LRS &Т), включая межконтинентальные (ICBM), с передачей параметров целей разведывательным элементам системы ПРО США на этом этапе была еще не решена.

Начало нового этапа в дальнейшем развертывании морского компонента системы ПРО США совпало с формированием (30 апреля 2009 года) в структуре ВМС США Командования противовоздушной и противоракетной обороны (NAMDC - Navy Air and Missile Defense Command) со штабом в Далгрен (штат Виргиния). Командующим NAMDC был назначен контр-адмирал Алан Б. Хиккс (бывший руководитель программы Aegis BMD в Агентстве ПРО). Непосредственно подчиненный командующему 3-м флотом, он отвечает за оперативное обеспечение сил флота США элементами противовоздушной и противоракетной обороны и выступает в качестве советника начальника штаба ВМС и командующих ВМС в зонах по всем вопросам, связанным с организацией ПВО и ПРО на театрах военных действий.

К основным функциям командования ПВО и ПРО ВМС, выступающего в качестве одного из центров совершенствования боевых возможностей флота, относятся синхронизация и объединение усилий различных структур ВМС по всем направлениям, связанным с организацией интегрированной противовоздушной и противоракетной обороны (IAMB - Integrated Air and Missile Defense). По замыслу командования ВМС, такая оборона должна обеспечить надежное прикрытие группировок флота на передовых ТВД от возможных ударов с воздуха (с применением противником боевых самолетов, крылатых и баллистических ракет). Координация дальнейших планов ВМС по развитию и наращиванию боевого потенциала морского компонента системы ПРО США, техническое совершенствование элементов противоракетной обороны морского базирования, развитие концепций их боевого применения, оперативного управления и развертывания остаются в центре внимания нового командования.

Возможности кораблей, оснащенных модернизированной МСУО «Иджис», по обеспечению интегрированной ПВО и ПРО оперативных формирований ВМС проверялись на учениях 3-го флота «Стеллар даггерс-2009», которые проводились с 24 по 26 марта 2009 года у Тихоокеанского побережья США в районе ВМБ Сан-Диего. В ходе них ЭМ УРО «Бенфолд» (DDG-65) продемонстрировал возможности по одновременному обнаружению, сопровождению и перехвату воздушной цели - КР на низкой высоте (ЗУР «Стандарт-2» мод. ЗА) и БР малой дальности на конечном участке траектории (ракетой СМ-2 мод. 4). Подобные испытания были проведены также в конце июля 2009 года в ходе учений «Стеллар авенджер-2009».

Начиная с августа этого года корабли ПРО направлялись на боевую службу уже подготовленными к выполнению задач как противоракетной, так и противовоздушной обороны. Так, ЭМ УРО «Хиггинс» (DDG-76) из состава АУГ с АВМА «Нимитц» (CVN-68), развернутой в Западной части Тихого океана и Аравийском море, в конце сентября временно вышел из ее состава и совершил переход через Красное море в Средиземное, где отрабатывал задачи ПВО и ПРО с кораблями 6-го флота.

В сентябре 2009 года на боевую службу в Западную часть Тихого океана и Индийский океан вышел из ВМБ Сан-Диего также ЭМ УРО «Бенфолд» (DDG-65) из состава 7-й эскадры эсминцев. Предполагалось, что корабль будет действовать самостоятельно (не в составе оперативных соединений 7-го или 5-го флота), обеспечивая ПВО и ПРО в интересах ОЦК и ОК ВС США в Тихоокеанской зоне.

В целях обеспечения интегрированной ПВО и ПРО ВМС (IAMD) разрабатывается новая версия зенитной управляемой ракеты увеличенной дальности - «Стандарт-6» (SM-6) на базе корпуса ЗУР «Стандарт-2» мод. 4А. В сентябре 2009 года компания «Рейтеон» завершила серию ее заводских летных испытаний. ЗУР СМ-6 предназначена для перехвата самолетов, вертолетов, БЛА, крылатых ракет, а также БР малой дальности. Первые ракеты этой версии должны поступить на вооружение кораблей ПРО в 2011 году

 
 
 
Районы развертывания кораблей морского компонента системы ПРО США:
1 - при обеспечении ПРО континента США; 2 - при обеспечении ПРО на ТВД
(Западная часть Тихого океана); 3 - при обеспечении ПРО на Европейском ТВД
и в регионах Ближнего и Среднего Востока

Эффективность управления средствами ПВО и ПРО кораблей в составе оперативных формирований сил флота предусматривается повысить с использованием системы распределения данных СЕС (Cooperative Engagement Capability).

По программе совершенствования системы ПРО США 2009 финансового года МСУО «Иджис» должна быть модернизирована еще на трех кораблях: ЭМ УРО «Салливанс» (DDG-68) из состава 24-й эскадры эсминцев, крейсерах УРО «Мон-терей» (CG-61) и «Вел-ла-Галф» (CG-72) - из состава 2-й АУГ Атлантического флота. Два корабля (эсминец и один из крейсеров) должны завершить модернизацию до конца 2009 года, а второй крейсер - в 2010-м. В итоге число кораблей в составе морского компонента ПРО должно возрасти в 2010 году до 21 (пять крейсеров и 16 эсминцев УРО). Боезапас ракет «Стандарт-3» мод. 1А и «Стандарт-2» мод. 4 и 4А намечалось увеличить в 2009 году до 35 и 58, а в 2010-м до 61 и 70 единиц соответственно. Общий запас ракет «Стандарт» всех модификаций составит (согласно прогнозам АПРО) в 2009 году 147, а в 2010-м - 218 единиц.

Одновременно в 2009 году АПРО и ВМС приступили к очередному этапу модернизации МСУО «Иджис» (ПАО 4.0.1) с усовершенствованием программного модуля управления оружием ПРО. Первым на новую модернизацию был поставлен в октябре 2008 года КР УРО «Лейк-Эри» (CG-70). По планам Агентства ПРО, начальные испытания (FTX-6) МСУО «Иджис» (ПАО 4.0.1) по сопровождению цели с выработкой решения на перехват БР должны состояться в 2010 году. В течение последующего десятилетия модернизация ПАО системы «Иджис» (BMD 4.0.1) должна пройти на всех американских (и японских) кораблях морского компонента ПРО.

В 2010 году планируется также провести первые летные испытания (FTM-15 и -16) противоракеты новой модификации - «Стандарт-3» мод. 1Б, предназначенной для перехвата БР средней (MRBM) и промежуточной (IRBM - Interim Range Ballistic Missile) дальности (соответственно более и до 5 500 км).

Параллельно совместно с Японией разрабатывается противоракета СМ-3 мод. 2А (Block ПА) с повышенными тактико-техническими характеристиками (для перехвата БР малой, средней и промежуточной дальности). Летные испытания этой ракеты планируется провести в 2014-2015 годах. (Эволюция разработки модификаций противоракет «Стандарт-3» представлена на с. 71.)

Запрос Агентства ПРО по бюджету министерства обороны США на 2010 финансовый год включает ассигнования в размере 169 млн долларов на закупку противоракет (в том числе 26 СМ-3 мод. 1А) и 60 млн на модернизацию еще шести эсминцев типа «Орли Бёрк» (с обновлением программного обеспечения системы «Иджис» и вооружением их ПР «Стандарт-3»). Таким образом, общая численность корабельного состава морского компонента системы ПРО США возрастет, по расчетам командования ВМС (к 2015 году), до 27 (пять крейсеров и 22 эсминца), а боезапас противоракет СМ-3 мод. 1А и ЗУР СМ-2 мод. 4 А составит в 2010 году 61 и 70 единиц соответственно. На НИОКР, включая разработки по дальнейшему совершенствованию программно-аппаратного обеспечения МСУО «Иджис» (АПО 4.0.1 и 5.0.1), модернизацию кораблей, достижение начальных возможностей по обеспечению ПРО на ТВД и в регионах, а также на разработки ПР СМ-3 наземного базирования, запрашивалось 1,691 млрд долларов. Основные затраты (на проведение работ, разработки и закупки новой техники) покрываются за счет бюджета Агентства ПРО, а расходы на техническое обслуживание элементов ПРО морского базирования в процессе эксплуатации (14,5 млн) соотносятся к ведомству ВМС.

 
Модификации противоракет «Стандарт-3» (СМ-3)

Значительное внимание в планах Пентагона, и в частности Агентства ПРО, уделяется организации эффективной региональной противоракетной обороны, в том числе с привлечением к выполнению этой задачи боевых кораблей ВМС ряда стран-союзников и партнеров США. Оснащаемые при содействии Соединенных Штатов современными элементами обороны от баллистических ракет (в основном на базе МСУО «Иджис» или аналогичных систем), эти корабли могут усилить оперативно развертываемые на наиболее угрожаемых направлениях в районах Тихого, Индийского и Атлантического океанов силы морского компонента американской системы ПРО.

Наиболее активно в этом направлении с США сотрудничают в Азиатско-Тихоокеанском регионе Япония, Республика Корея и Австралия, а в Европе Великобритания, Нидерланды, Испания, Германия и Дания.

Так, в ВМС Японии реализуется (с 2005 года) программа оснащения четырех эсминцев УРО типа «Конго» модернизированной в интересах решения задач ПРО МСУО «Иджис» (ПАО 3.6.1 и 4.0.1) и ПР СМ-3 мод. 1А и 2А (совместной американо-японской разработки).

В ВМС Республики Корея системой «Иджис» планируется оснастить три строящиеся эсминца проекта KDX-III (головной - ЭМ УРО «Сэджон Великий» - вошел в состав флота в 2008 году, два других вступят в строй ориентировочно к 2012-му).

С Австралией США подписали (в июле 2004 года) меморандум о сотрудничестве в сфере противоракетной обороны сроком на 25 лет. В этом формате и в рамках ВТС австралийские ВМС заказали три системы Мк 77 «Иджис» мод. 7.1 для своих новых эскадренных миноносцев УРО типа «Хобарт» и проявляют заинтересованность в продолжении сотрудничества в этой области (в частности, по модернизации МСУО «Иджис» с целью обеспечения управления стрельбой ракетами «Стандарт-3»). В Европе наиболее тесное взаимодействие в области ПРО намечается с ВМС Испании, заинтересованных в оснащении МСУО «Иджис» четырех фрегатов УРО типа «Альваро де Базан», и Великобритании, планирующих испытания системы «Иджис» и противоракет на своих новых ЭМ УРО проекта 45. ВМС Нидерландов намерены оснастить системой ПРО с модифицированной многофункциональной РЛС собственного производства, но с учетом американских разработок три новых эсминца УРО (ADCF) типа «Де Зефен Провинсьен». Аналогичные системы планируется установить в ВМС Германии на трех фрегатах УРО типа «Заксен» проекта 124 и Дании на трех фрегатах УРО типа «Нильс Юэль».

Таким образом, морской компонент глобальной системы ПРО США располагает в настоящее время достаточно перспективными элементами обороны от баллистических ракет малой и средней дальности. Последовательно совершенствуются средства ПВО и ПРО ВМС, наращивается численность оснащаемых ими боевых кораблей, оперативно развертываемых в океанских и морских районах. Используя и дополняя боевые возможности элементов ПРО других видов ВС, силы и средства противовоздушной и противоракетной обороны морского базирования повышают (по оценкам американских экспертов) потенциал глобальной системы ПРО в целом. Действуя со стороны моря на наиболее угрожаемых направлениях применения БР против США и их союзников, они нацелены на обеспечение противоракетной обороны группировок ВМС в передовых регионах и на ТВД, а также инфраструктуры континентальной части США.

Таблица
Корабельный состав морского компонента системы  ПРО США
(по состоянию на январь 2009 года)
Класс и название корабля (бортовой номер) Организационная принадлежность  Базирование
КР УРО «Лейк-Эри»(СС-70)
«Порт-Ройал» (CG-73)
ЭМ УРО «Хоппер» (DDG-70)
«ОКейн» (DDG-77)
«Рассел» (DDG-59)
«Пол Гамильтон» (DDG-60)
Группа надводных сил в центральной части Тихого океана
31 -я эскадра эсминцев

9-я эскадра эсминцев
21 -я эскадра эсминцев
ВМБ Пёрл-Харбор (штат Гавайи)
KP УРО «Шайло»(CG-67)
ЭМ УРО«Стетем»(DDG-63)
«Kypртис Уилбер»(DDG-54)
 «Джон Мак-Кейн» (DDG-56)
 «Фитцджеральд» (DDG-62)
5-я АУГ 15-я эскадра эсминцев ВМБ Йокосука (Япония)
ЭМ УРО «Хиггинс» (DDG-76)
«Джон Пол Джонс» (DDG-53)
«Бенфолд» (DDG-65)
«Дикейтор» (DDG-73)
«Милиус» (DDG-69)
23-я эскадра эсминцев

7-я эскадра эсминцев

21-я эскадра эсминцев
ВМБ Сан-Диего (Калифорния)
ЭМ УРО «Стаут» (DDG-55)
«Ремейдж»(DDG-61)
28-я эскадра эсминцев  ВМБ Норфолк (Виргиния)

Зарубежное военное обозрение №11 2009 С.61-72

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (27.12.2009) | Автор: Капитан 1 ранга В. Чертанов

Просмотров: 10058 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов