Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 09.12.2016, 03:04
Ключевые слова
революция в военном деле, NCO, СЦВ, Network Centric Warfare, боевые возможности, РВД, NCW

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 406
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Новые возможности для нового облика. От цифровизации к сетецентризму.
   Окончание холодной войны совпало по времени с информационной революцией в США и ведущих западных странах. Эти обстоятельства подготовили почву для переоценки существующих военных стратегий и доктрин. Чуть позже появился и термин «сетецентрическая война». Сегодня он стал модным не только в риторике военных ведомств многих зарубежных стран, но и Российской Федерации. Но без понимания сути проблемы, а также без технических и самое главное - технологических возможностей реализация перспективных концепций и переход к новому облику будут затруднены.



   Термин «сетецентризм» впервые появился в компьютерной индустрии и стал результатом прорыва в информационных технологиях, которые позволили организовать взаимодействие между компьютерами, даже несмотря на использование в них разных операционных систем. В приложении к военному делу сетецентризм - более широкое и насыщенное понятие, которое по сути определяет парадигму XXI века и становится неотъемлемым элементом происходящей революции в военном деле (РВД). И хотим мы того или нет, необходимо учитывать его влияние при строительстве Вооруженных Сил Российской Федерации, главным принципом которого Дмитрий Медведев назвал инновационность.
   Тем не менее, как отметил в своем труде «Инновационные вооруженные силы и революция в военном деле» видный российский ученый Андрей Кокошин, «в огромном количестве публикаций по теме РВД (революции в военном деле) доминирует то, что можно назвать упрощенным «технологическим детерминизмом», то есть при анализе этого феномена есть тенденция рассматривать РВД исключительно сквозь призму появления тех или иных новинок вооружения и военной техники».
Действительно, американская концепция «сетецентрической войны» - это не только развертывание цифровых сетей с целью обеспечения как вертикальной, так и горизонтальной интеграции. Это еще изменение тактики действия перспективных формирований с рассредоточенными боевыми порядками, оптимизация способов разведывательной деятельности, упрощение процедур согласования и координации огневого поражения, а также некоторое нивелирование разграничения средств по звеньям управления.
Разработчики концепции «сетецентрическая война» (вице-адмирал ВМС США Артур Цебровски и эксперт Министерства обороны Джон Гарстка) утверждали, что ее влияние носит еще более масштабный характер. Повышение боевых возможностей (по огневому поражению, маневру, управлению, живучести и т. д.) формирований - прямое следствие повышения уровня информационного обмена и возрастания роли самой информации.

ОТ СЕТЕЦЕНТРИЗМА - К НОВЫМ ВОЗМОЖНОСТЯМ
 
   Принципы ведения военных действий, строительства вооруженных сил и управления боевыми формированиями в XX веке получили наименование «платформоцентрические». В то время успех операций и сражений зависел в основном от индивидуальных возможностей боевых средств, а объединение сетями, хотя и предусматривалось, не позволяло добиться эффекта, который дают современные информационные технологии. Именно поэтому на протяжении прошлого века военные специалисты всего мира занимались разработкой технических решений, связанных в первую очередь с повышением мобильности, точности, а также огневой мощи средств вооруженной борьбы.
   По своей сути этот процесс представлял собой повышение потенциальных возможностей формирований (по огневому поражению, маневру, управлению, живучести и так далее) или по-другому боевого потенциала, основа которого - техническая оснащенность войск (Военный энциклопедический словарь, 2006 г.). Однако, как показала практика, существуют ограничения для дальнейшего роста и значительно повышается стоимость подобных разработок. Кроме того, средства вооруженной борьбы, многие из которых состоят на вооружении не один десяток лет (например, бомбардировщики B-52, их «средний возраст» 48-50 лет), и имеющиеся на то время боевые формирования уже обладали достаточным уровнем боевого потенциала, а проблема заключалась в том, как реализовать этот потенциал. Иными словами, перед военными ставилась задача достижения требуемого уровня боевых возможностей, зависящих от многих факторов, например: от эффективности разведки и управления, от влияния погодных и климатических условий, характера местности, а также воздействия противника и др.
   Во всем мире в основе математических методов определения боевых возможностей формирований лежит система дифференциальных уравнений Ланчестера. Среди них линейные и квадратичные законы, разработанные еще в 1916 году для расчета относительных сил пары сражающихся сторон. Уравнения применяются до сих пор, а степень влияния различных факторов в современных условиях оперативной (боевой) обстановки определяется системой специальных коэффициентов размерностью меньше единицы, что вполне логично, так как боевые возможности формирований не могут быть выше потенциальных, то есть априори максимальных. Можно, правда, перевернуть с ног на голову всю военную науку и придумать свою систему коэффициентов (по разведке, управлению, маневренности и т. д.) больше единицы, обеспечив тем самым «непревзойденные» возможности боевым формированиям нового облика. Но весь мир идет другим путем. Его можно определить как более честный, более отвечающий боевым реалиям. Если посмотреть по-иному, это означает, что только такой путь позволяет минимизировать человеческие потери на будущих театрах военных действий.
   Вероятно, поэтому в XXI веке таким инструментарием достижения новых боевых возможностей, то есть повышения степени реализуемости боевого потенциала, стали современные информационные технологии. И сейчас действительно можно говорить о фундаментальном сдвиге от «платформоцентрической» к «сетецентрической войне», которая, по утверждению ее разработчиков, не только определяет новые принципы управления войсками и силами, но и способствует осуществлению РВД на современном этапе.
Понятие «сетецентрическая война», или «ведение боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве», рассматривает боевые формирования как своеобразные устройства, подключенные к единой сети. В зависимости от выбора сетевой архитектуры и ее типа такими устройствами могут быть корабли, самолеты, средства поражения, управления, связи, разведки и наблюдения, группа военнослужащих или отдельные солдаты, а также комбинация и тех, и других. В этом случае возможности боевых формирований определяются не столько индивидуальными тактико-техническими характеристиками отдельных образцов ВВТ, сколько возможностями всей группы подключенных к сети средств как единого целого.
   Здесь, собственно, и проявляется эффект синергизма (2+2=5), когда целое представляет нечто большее, чем сумма его частей. В приложении к военному делу синергизм - это эффект от совместного действия объединенных в сеть средств вооруженной борьбы, который по совокупному результату превышает сумму эффектов от применения тех же средств по отдельности.
Вместе с тем мнение, что объединение сетью позволит решить любые возникающие проблемы - одно из наиболее распространенных и стойких заблуждений. Сети, как и все компьютерные системы, работают по принципу «мусор на входе - мусор на выходе». Это принцип программирования, в соответствии с которым неверно введенные данные не могут привести к правильному результату. Таким образом, без точных данных об обстановке, полученных от средств разведки и наблюдения и наполняющих информационную базу сетей, сами по себе они останутся всего лишь высокоскоростными цифровыми трактами между платформами.
   Более того, если перспективные сетецентрические концепции следует рассматривать как необходимый инструмент повышения боевых возможностей, то ни о каком увеличении собственно потенциала ВВТ или боевого формирования речи не идет. Если состоящий на вооружении танк со штатным боекомплектом не способен пробить броню танка противника, то он не сможет этого сделать даже при оснащении его суперсовременными системами связи и управления.

НЕ ПАНАЦЕЯ, НО ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

   За последнее время в зарубежных и отечественных средствах массовой информации было много дискуссий о том, почему необходимы сети и как их внедрение может повлиять на возможности вооруженных сил. К сожалению, не во всех публикациях были представлены веские аргументы, а большая часть из них просто была принята как факт.
   Более того, иностранные специалисты отмечают, что не было проведено и достаточного количества исследований в области математического обоснования повышения возможностей боевых формирований при объединении их системой единого информационно-коммуникационного сетевого обеспечения. Вероятно, именно поэтому даже в США сообщество военных экспертов поделилось на сторонников, серьезно сомневающихся и противников подобной концепции.
   Так, сторонники сетецентрических концепций утверждают, что формирование единого информационно-коммуникационного пространства, позволяющего каждому участнику боевых действий иметь точные данные о ситуационной осведомленности, повышает уровень взаимодействия, самосинхронизации, скорость управления подчиненными силами, а в конечном счете и боевые возможности формирований.
   Вторые отмечают, что принудительное проталкивание сверху сетецентрических принципов может задушить разумную критику новой концепции со стороны командиров оперативного и тактического звеньев управления. Они говорят о вероятности того, что в конечном счете Пентагон может реформировать вооруженные силы не для проведения операций, с которыми они, скорее всего, столкнутся, а для таких войн и вооруженных конфликтов, которые сами хотят вести.
   Например, если в соответствии с сетецентрическими принципами скоротечность перспективных боевых действий будет повышаться, то более слабый противник, наоборот, постарается затянуть конфликт и выиграть войну только единственным способом - попыткой избежать разгрома, в то время как политическая воля США будет таять, а военные расходы неумолимо расти.
Противники же верят, что принцип «первым увидел и первым начал действовать», который и лежит в основе всех сетецентрических концепций, может провалиться в том случае, если темп операции будет опережать способность командования ВС США оценивать ситуацию и принимать решение. Более того, они отмечают, что сетецентризм - это тезис, не только переоценивающий значения информации и информационных технологий, но одновременно с этим и не способный полностью реализовать имеющиеся потенциальные технические возможности».

ОТ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРЕИМУЩЕСТВА - К ПРОФЕССИОНАЛИЗМУ

   Несмотря на ряд нерешенных проблем и отсутствие даже среди военных специалистов США единого мнения относительно концепции «Сетецентрическая война», обеспечение всесторонней интеграции, повышение уровня взаимодействия, а также достижение синергетического эффекта за счет реализации новых принципов управления и ведения боевых действий становятся неотъемлемым условием реформирования вооруженных сил большинства стран мира.
   В настоящее время в Великобритании реализуется концепция «Сетевые возможности» (Network Enabled Capability), предназначенная для организации взаимодействия высокотехнологичных формирований национальных вооруженных сил в современных и будущих вооруженных конфликтах. Не отстают и другие страны: Нидерланды - «сетецентрические операции» (Network Centric Operation); Австралия - «сетецентрическая война» (Network Centric Warfare); Швеция - «сетевая оборона» (Network Based defense) и т. д. Но наиболее агрессивно в этом направлении продвигается Китай, военное руководство которого внимательно следит за всеми шагами США в области совершенствования своей «военной машины», а также внедрения новых технологий в военную сферу.
   Как отмечается в аналитическом докладе научно-исследовательской корпорации РЭНД «Китайский ответ американской трансформации и возможные последствия...» (2006 г.), реализация сетецентрической концепции Китая вызывает в Америке серьезную озабоченность. «Неважно, как они скопируют и адаптируют под свои нужды наш бренд «сетецентрическая война», важно, что они в разы повысят инвестиции в разработку перспективных средств разведки и ВТО», - отмечают военные специалисты. Итогом этого однозначно станет технологический прорыв, который обеспечит китайским вооруженным силам необходимый уровень ситуационной осведомленности и понимания обстановки на поле боя.
   В подобной гонке обе противоборствующие стороны могут довести уровень применения перспективных информационных средств и систем до логического завершения, когда столкновение двух высокотехнологичных вооруженных сил нивелирует само технологическое преимущество и повышает значимость человеческого фактора и собственно профессионализма.
Но стоит ли отказываться от технологической и, самое главное, информационной революции в военном деле? Конечно, нет. Наоборот, основные положения американской концепции «Сетецентрическая война» должны быть исследованы для дальнейших изысканий в области строительства инновационных Вооруженных Сил Российской Федерации.
   И здесь, по словам Андрея Кокошина, «исключительно важна нацеленность военно-теоретической и политико-военной мысли на концептуализацию, на агрегирование отдельных, подчас внешне разрозненных компонентов в цельную, но при этом многомерную и сложную формулу, определяющую характер очередной революции в военном деле и практические выводы из этого определения...»

* * *

   Как отмечают зарубежные военные эксперты, военная наука - великая сила, если она находит свое отражение в концептуальных документах строительства и применения вооруженных сил, а также консолидирована с военной доктриной государства. В то же время простое интеллектуальное, то есть не прикладное изучение новых возможностей, - ничто, и более того, оно становится ошибочным, если в вооруженных силах нет ни сил, ни техники, ни систем для реализации этой теории.
   С целью появления возможностей да и самих предпосылок реализации сетецентрической концепции в Российской армии необходимо решать комплексную задачу как в рамках Вооруженных Сил, так и страны в целом. Здесь и поиск новых технологических решений, перевод военно-промышленного комплекса на инновационный путь развития, уточнение уставов и наставлений, разработка новых форм и способов применения Вооруженных Сил, обучение личного состава работе с современными аппаратными и программными средствами, а в итоге пересмотр самого мировоззрения на роль информации и формирование новой культуры информационного обмена.
   Первые движения в виде попытки цифровизации системы управления уже происходят. Но это только начало пути, потому что неотъемлемым условием реализации новой концепции становится развертывание компьютерных сетей и обеспечивающих информационных технологий, то есть современных аппаратных и программных средств. Средств обеспечения автоматизации процессов подготовки и принятия решений, хранения, обработки и доведения информации и многого другого.
   Но главное - понять суть американской концепции «Сетецентрическая война», которую один из ее основоположников охарактеризовал следующим образом «сетецентрическая война для войны, то же самое, что электронный бизнес для бизнеса», или электронное правительство для повышения эффективности деятельности государства в целом.
   Происходящая сейчас цифровизация системы управления ВС РФ, без всякого сомнения - неотъемлемое условие реализации подобной концепции у нас, но это только начало пути. Чтобы реально оценить ситуацию и не заниматься самообманом, можно провести параллель с западными странами, где пик информационных революций в гражданском секторе пришелся на 1985-1995 годы, а в военной сфере такой же прорыв начался только через 10 лет.
   Получается, что с учетом запланированной на 2011 год информационной революции в гражданском секторе России, когда будут выполнены указания президента о создании системы электронного правительства и переходе всех государственных структур на электронный документооборот, наша армия сможет реализовать свою сетецентрическую концепцию, а следовательно, и достичь новых возможностей оптимизированных Вооруженных Сил уже после 2020 года. А так как мы находимся в роли догоняющих, «информатизация» объективно перерастет в революцию в военном деле только при комплексном подходе и параллельном развитии других перспективных технологий, в том числе лазерных и нанотехнологий.
                                                                                                                                                        Александр КОНДРАТЬЕВ
                                                                                                                                                                     кандидат военных
                                                                                                                                                                          ВПК №45, 2009.
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: варвар (17.11.2009)

Просмотров: 3366 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов