Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 13.12.2017, 16:15
Ключевые слова
офицерский состав

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [452]
Разведка и контрразведка [79]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 539
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Офицерская служба как профессия


Офицерская служба как профессия

Сэмюэл Хантингтон

Профессионализм и военные

Современный офицерский корпус — это профессиональная общность, а современный военный офицер — профессиональный человек. Это, пожалуй, самый основополагающий тезис данной книги. Профессия** — особый вид функциональной группы с высокоспециализированными характеристиками. Скульпторы, стенографисты, предприниматели и составители рекламных объявлений — все они имеют отличные друг от друга функции, но ни одна из этих функций не является профессиональной по своей природе. Профессионализм между тем характерен для современного офицера так же, как для врача или адвоката. Профессионализм отличает сегодняшнего военного офицера от воинов прежних веков. Существование офицерского корпуса как профессиональной общности придает уникальный вид современной проблеме гражданско-военных отношений.

Природа и история других профессиональных корпораций как профессий были обстоятельно обсуждены. Однако профессиональный характер современного офицерского корпуса был проигнорирован. В нашем обществе бизнесмен может располагать большими доходами; политик может иметь больше влияния; но профессиональный человек пользуется большим уважением. Вместе с тем публика и исследователи вряд ли воспринимают офицера так же, как адвоката или доктора, и уж конечно не выказывают офицеру такого же уважения, как гражданским профессионалам. Даже сами военные находятся под влиянием представлений широкой публики о них и порой отказываются принимать на себя особенности своего профессионального статуса. Термин «профессиональный» обычно использовали применительно к военным для противопоставления «профессионального» «любительскому», а не в смысле различения «профессии» от«занятия» или «ремесла». Выражения «профессиональная армия» и «профессиональный солдат» затемняли различие между карьерным рядовым или сержантом, который является профессионалом в значении «тот, кто работает за деньги», и карьерным офицером, который является профессионалом в совершенно ином смысле — тот, кто посвятил себя «высшему призванию» на службе обществу.

Понятие профессии

Первым шагом в исследовании профессионального характера современного офицерского корпуса является определение понятия «профессионализм». Отличительными чертами профессии как особого рода деятельности являются компетентность, ответственность и корпоративность[1].

КОМПЕТЕНТНОСТЬ. Профессиональный человек—это эксперт, обладающий специальными знаниями и мастерством в общественно значимой сфере человеческой деятельности. Его компетентность приобретается только путем продолжительного образования и опыта. Это — основа объективных стандартов профессиональной компетентности, позволяющая освободить профессию от непрофессионалов, а также определить относительную компетентность представителей данной профессии. Такие стандарты универсальны. Они присущи знаниям и мастерству и применимы всегда безотносительно ко времени и месту. Обычные умение и мастерство существуют лишь в настоящем и усваиваются в процессе изучения существующих технологий без соотнесения с тем, как это делалось прежде, в то время как профессиональные знания интеллектуальны по своей природе и могут сохраняться в письменном виде. У профессиональных знаний есть история, и знание этой истории существенно важно для профессиональной компетентности. Для продолжения и передачи профессиональных знаний и мастерства нужны образовательные и исследовательские учреждения. Связь между академической и практической сторонами профессии поддерживается посредством журнальных публикаций, проведения конференций, а также обмена сотрудниками между практическими и учебными учреждениями.

Профессиональные экспертные знания имеют также измерение по широте, чего нет в обычном ремесле. Они является частью общей культурной традиции общества. Профессионал может успешно применять свои умения, лишь осознавая себя как часть этой более широкой традиции. Ученые профессии* являются «учеными» просто потому, что они — неотъемлемая часть всего образовательного дела в обществе. Таким образом, профессиональное образование состоит из двух фаз: первой, включающей широкую либеральную культурную подготовку, и второй, предоставляющей специальные умения и знания по профессии. Либеральное образование профессионала в обществе, исповедующем эти ценности, обычно осуществляется общеобразовательными учреждениями. Вторая, или техническая фаза профессионального образования, с другой стороны, проводится в специализированных учебных заведениях, управляемых профессиональной корпорацией либо тесно связанных с ней.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Профессионал—это специалист-практик, работающий в условиях общества и исполняющий обязанности службы, существенно важной для жизнедеятельности общества, например в здравоохранении, образовании или юриспруденции. Клиентом всякой профессии является общество, выступающее в лице отдельных его членов либо коллективно. Химик-исследователь, например, не является профессионалом, поскольку его нужная обществу служба все же не является жизненно важной для его непосредственного существования и функционирования: только Дюпоны* и Бюро по стандартам** имеют прямой и непосредственный интерес к тому, что он может предложить. Существенно важный и всеобщий характер службы профессионала и его монополия на мастерство налагают на него обязанность выполнять свой служебный долг по требованию общества. Эта общественная ответственность отличает профессионала от других специалистов, чье дело связано только с интеллектуальным мастерством. Химик-исследователь, например, все же останется химиком-исследователем, даже если станет применять свое мастерство во вред обществу. Но профессионал не сможет более заниматься своим делом, если отвергнет свою общественную ответственность: врач перестает быть врачом, если использует свое мастерство в антиобщественных целях. Обязанность служить обществу и преданность своему мастерству составляют мотивацию деятельности профессионала. Финансовое вознаграждение не может быть первичной целью профессионала, если он профессионал. Следовательно, компенсация труда профессионала обычно лишь отчасти определяется договорными отношениями на открытом рынке и регулируется профессиональными обычаями и законом.

Исполнение существенно важных служебных обязанностей, не регулируемое обычным ожиданием финансовых вознаграждений, требует некоего заявления, регулирующего отношение данной профессии к остальному обществу. Конфликты между профессионалом и его клиентами либо между самими профессионалами, как правило, дают непосредственный толчок к формулированию такого заявления. Таким образом профессия становится неким моральным единством, устанавливающим определенные ценности и идеалы, которыми руководствуются члены данной профессии в своих отношениях с непрофессионалами. Это руководство может иметь форму набора неписанных норм, передаваемых через систему профессионального образования, либо оно может быть кодифицировано в виде письменных канонов профессиональной этики.

КОРПОРАТИВНОСТЬ. Между членами одной профессии существует чувство органичного единения и осознания себя как группы, отличной от непрофессионалов. Это коллективное чувство происходит из длительного образования и тренировок, необходимых для приобретения профессиональной компетентности, из общей сферы деятельности и из общей особой ответственности перед обществом. Чувство единения проявляет себя в профессиональной организации, которая оформляет и применяет стандарты профессиональной компетентности, а также устанавливает и реализует стандарты профессиональной ответственности. Тем самым наряду с обладанием специальными экспертными знаниями и принятием на себя особой ответственности членство в организации профессионалов становится критерием профессионального статуса, отличающим профессионала от непрофессионала в глазах общества. Интересы профессиональной корпорации требуют, чтобы она не допускала применения ее членами своей профессиональной компетентности в областях, к которым эта компетентность не имеет отношения, а также защищать себя от проникновения посторонних, которые могут заявлять о своих способностях на основании достижений и достоинств, проявленных в иных сферах деятельности. Профессиональные организации существуют обычно либо в форме сообществ, либо в форме бюрократий. В профессиях-сообществах, таких как медицина и право, практикующий врач или юрист обычно работает самостоятельно и имеет прямые личные отношения со своим клиентом. Бюрократическим профессиям, таким как дипломатическая служба, присуща высокая степень специализации труда и обязанностей внутри самой профессиональной корпорации, которая предоставляет свои коллективные услуги обществу в целом. Эти две категории не исключают друг друга: бюрократические элементы существуют в большинстве профессий-сообществ, а сообщества часто дополняют официальные структуры бюрократических профессиональных корпораций. Профессии-сообщества обычно имеют писаные этические кодексы, поскольку каждый практикующий индивидуально сталкивается с проблемой правильного поведения с клиентами и коллегами. Бюрократические профессии, с другой стороны, имеют тенденцию вырабатывать общее чувство коллективной профессиональной ответственности и надлежащей роли профессиональной корпорации в обществе.

Военная профессия

Офицерская служба отвечает основным критериям профессионализма. На самом деле ни одно из профессиональных занятий, даже медицина и право, не обладают всеми идеальными характеристиками профессии. Офицерство [officership],*** вероятно, еще далее отстоит от идеала, чем последние две профессии. Однако его фундаментальные свойства несомненно свидетельствуют о том, что это профессиональная корпорация. Фактически офицерство становится наиболее сильным и эффективным, когда ближе всего приближается к идеалу профессии, а наиболее слабым и несовершенным — когда более всего удаляется от этого идеала.

КОМПЕТЕНТНОСТЬ ОФИЦЕРСТВА. Что составляет особую компетентность военного офицера? Существует ли какое-либо специальное умение, присущее всем военным офицерам, но не свойственное ни одной из гражданских групп? На первый взгляд дело обстоит совсем не так. Офицерский корпус включает в себя массу разных специалистов, у многих из которых есть аналоги в гражданской жизни. Инженеры, доктора, летчики, снабженцы, кадровики, аналитики, связисты — все они могут быть обнаружены как в составе современного офицерского корпуса, так и вне его. Даже не принимая во внимание этих технических специалистов, каждый из которых углублен в свою собственную область знаний, уже одно общее разделение корпуса на офицеров сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил создает обширные различия между ними по исполняемым функциям и необходимому мастерству. Представляется, что капитан крейсера и командир пехотной дивизии сталкиваются с совершенно разными проблемами, что требует от них абсолютно различных способностей.

Но все же существует явная область военной специализации, свойственная всем (или почти всем) офицерам и отличающая их ото всех (или почти ото всех) гражданских специалистов. Этот главный род мастерства, пожалуй, лучше всего обозначил Гарольд Лессуэлл [Harold Lasswell] как «управление насилием».** Функциональной задачей военной силы является ведение успешных боевых действий. Обязанности военного офицера включают: (1) организацию, оснащение и обучение этой силы; (2) планирование ее деятельности и (3) руководство ее действиями в бою и вне его. Особое мастерство офицера проявляется в руководстве, управлении и контроле организованной массой людей, чьей основной функцией является применение насилия. Это в равной мере относится к деятельности военно-воздушных, сухопутных и морских офицеров. Это отличает офицера в качестве собственно офицера от других специалистов, существующих в вооруженных силах. Их мастерство может быть необходимым для достижения задач, поставленных перед военной силой. Но это в основном вспомогательные виды занятий, относящиеся к компетентности офицера так же, как мастерство медсестры, аптекаря, лаборанта, диетолога, фармацевта и рентгенолога относится к компетентности врача. Ни один из вспомогательных специалистов, привлекаемых к военной службе либо состоящих на ней, не способен «управлять насилием» так же, как ни один из специалистов, помогающих в медицинской профессии, не способен диагностировать и лечить болезни. Сущность офицерства выражена в традиционном наставлении слушателям Аннаполиса о том, что их обязанностью будет «вести боевые действия флота». Тех людей, которые, подобно врачам, не владеют мастерством «управления насилием», но являются членами офицерского корпуса, обычно отличают особые титулы и знаки различия, и они не допускаются на командные должности. Они принадлежат к офицерскому корпусу в его качестве административной организации государства, но не в качестве профессиональной общности.

В рамках самой профессиональной корпорации есть специалисты по управлению насилием на море, на суше и в воздухе, так же как в медицине есть специалисты по лечению сердечных, желудочных и глазных болезней. Военный специалист — это офицер, в наибольшей степени подготовленный для управления применением насилия в особых определенных условиях. Разнообразие условий, в которых может применяться насилие, а также различные формы применения насилия определяют специализацию внутри данной профессии. Они также образуют основу для оценки соответствующих технических способностей. Чем более крупными и сложными организациями для осуществления насилия способен управлять офицер, чем шире диапазон ситуаций и условий, в которых он может быть использован, тем выше его профессиональное мастерство. Человек, способный руководить действиями лишь пехотного взвода, обладает таким низким уровнем профессиональных умений, который ставит его на самую грань профессионализма. Человек, который может управлять действиями воздушно-десантной дивизии или авианосной маневренной группы, — высококвалифицированный профессионал. Офицер, который может руководить сложными действиями в ходе общевойсковой операции с участием крупных морских, воздушных и сухопутных сил, находится на высшей ступени своей профессии.

Совершенно очевидно, что военная деятельность требует высокой степени компетентности. Ни один человек, какими бы врожденными способностями, свойствами характера и качествами руководителя он ни обладал, не может осуществлять эту деятельность эффективно без значительной подготовки и опыта. В чрезвычайных обстоятельствах неподготовленное гражданское лицо может оказаться способным выполнять обязанности военного офицера в низовом звене в течение короткого времени, равно как непрофессионал в чрезвычайной ситуации может заместить врача до его приезда. До того как управление насилием приобрело характер чрезвычайно сложного дела, свойственный ему в современной цивилизации, офицерством мог заниматься кто-либо без специальной подготовки. Однако сегодня лишь тот, кто все свое рабочее время посвящает этому делу, может надеяться на достижение значительного уровня профессионального мастерства. Мастерство офицера — это не ремесло (преимущественно техническое) и не искусство (требующее уникального таланта, который невозможно передать другим). Это необыкновенно сложное интеллектуальное мастерство, требующее всестороннего обучения и тренировки. Следует помнить, что особое мастерство офицера заключается в управлении насилием, но не в осуществлении насилия как такового. Стрельба из винтовки, например, — это в основном техническое ремесло; руководство действиями стрелковой роты — совершенно иной вид умения, которое может быть частично почерпнуто из книг и частично из практики и опыта. Интеллектуальное содержание военной профессии требует от современного офицера посвящать примерно треть своей профессиональной жизни организованному обучению — вероятно, самое высокое соотношение между временем на обучение и на практику, чем в любой иной профессии. Отчасти это отражает ограниченные возможности офицера в получении практического опыта в наиболее важных составляющих его профессии. Но в значительной мере это также отражает крайне сложный характер военной компетентности.

Особое мастерство военного офицера универсально в том смысле, что на его суть не влияют изменения по времени и местоположению. Точно так же, как квалификация хорошего хирурга одинакова и в Цюрихе, и в Нью-Йорке, одинаковые критерии военного мастерства применяются и в России, и в Америке, и в девятнадцатом веке, и в двадцатом. Обладание общими профессиональными умениями — это узы, связывающие военных офицеров, несмотря на иные различия. Офицерская профессия, кроме того, имеет свою историю. Мастерством управления насилием нельзя овладеть, просто изучая современные методики. Это мастерство находится в процессе постоянного развития и офицер должен понимать это развитие, быть в курсе его основных тенденций и направлений. Лишь в том случае, если он осведомлен об историческом развитии методик организации и руководства военными силами, офицер может рассчитывать остаться на вершине своей профессии. Важность истории войн и военного дела постоянно подчеркивается в военных трудах и военном образовании.

Для овладения военным мастерством требуется широкое общекультурное образование. Способы организации и применения насилия на любом этапе истории очень тесно связаны с общими культурными особенностями общества. Военное мастерство, подобно праву, пересекается на своих границах с историей, политикой, экономикой, социологией и психологией. Более того, военные знания пересекаются также с естественными науками, такими как химия, физика и биология. Для должного понимания своего дела офицер должен представлять, каким образом оно связано с другими областями знаний, а также, как эти области знаний могут способствовать его собственным целям. К тому же он не сможет по-настоящему развить свои аналитические способности, интуицию, воображение и рассудительность, если будет тренироваться только лишь в исполнении профессиональных обязанностей. Способности и свойства ума, которые нужны ему в рамках его профессии, в значительной мере могут быть получены лишь на более широких путях познания вне его профессии. Подобно адвокату и врачу офицер постоянно имеет дело с людьми, что требует от него глубокого понимания человеческих особенностей, мотивации, поведения, а это достигается либеральным образованием. Так же как общее образование стало предпосылкой овладения профессиями правоведа и врача, сегодня оно почти повсеместно признается желательным элементом подготовки профессионального офицера.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОФИЦЕРА. Специальные знания офицера налагают на него особую ответственность перед обществом. Беспорядочное применение офицером своих знаний в его собственных интересах может разрушить общественное устройство. Так же как и в случае с медицинской практикой, общество требует, чтобы управление насилием применялось только в одобренных этим обществом целях. Общество прямо, постоянно и всецело заинтересовано в использовании знаний и умений офицера для укрепления своей военной безопасности. Все профессии в той или иной мере регулируются государством, но военная профессия монополизирована государством. Мастерство врача — в умении поставить диагноз и лечить; сфера его ответственности — здоровье его клиентов. Мастерство офицера — в управлении насилием; он несет ответственность за военную безопасность своего клиента — общества. Реализация этой ответственности требует совершенного владения профессиональным мастерством; совершенное владение мастерством предусматривает принятие на себя ответственности. Сочетание ответственности и мастерства отличают офицера от других социальных типов. Все члены общества заинтересованы в его безопасности; прямой заботой государства является достижение этой цели наряду с иными общественными целями, но лишь офицерский корпус отвечает за военную безопасность и ни за что другое.

Имеет ли офицер профессиональную мотивацию? Ясно, что им не в первую очередь движут экономические стимулы. В западном обществе офицерская профессия не является высокооплачиваемой. И профессиональное поведение офицера не определяется экономическими поощрениями и наказаниями. Офицер — не наемник, который предлагает свои услуги там, где за них больше заплатят; но он и не гражданин-солдат, вдохновленный сильным кратким патриотическим порывом и долгом, но не имеющий устойчивого и постоянного желания добиваться совершенства в овладении мастерством управления насилием. Движущими мотивами офицера являются любовь к своей специальности, а также чувство социальной ответственности за применение этой специальности на пользу обществу. Сочетание этих двух устремлений и образует его профессиональную мотивацию. Общество, со своей стороны, может лишь поддержать эту мотивацию, предлагая своим офицерам регулярное и достаточное денежное содержание, как на активной службе, так и в отставке.

Мастерство офицера интеллектуально, овладение им требует напряженных занятий. Но в отличие от юриста или врача офицер — не преимущественно кабинетный теоретик; он постоянно имеет дело с людьми. Проверкой его профессиональных способностей служит применение технических знаний в условиях человеческой деятельности. Но поскольку это применение не регулируется экономическими средствами, офицеру требуются четкие указания, формулирующие его обязанности в отношении таких же, как он, офицеров, его подчиненных, его начальников и в отношении государства, которому он служит. Его поведение внутри военной организации определяется сложной системой уставов, обычаев и традиций. Его поведение в отношении общества управляется осознанием того, что его мастерство может быть применено лишь для достижения целей, которые общество одобряет через своего политического агента — государство. Если врач ответственен прежде всего перед своим пациентом, а юрист — перед своим клиентом, то главная ответственность офицера — перед государством. Он отвечает перед государством как компетентный советник. Так же, как юрист и врач, он заботится об одной из сторон деятельности своего клиента. Поэтому он не может навязывать своему клиенту решений, выходящих за рамки его специальной компетентности. Он может лишь разъяснить своему клиенту нужды последнего в этой области, дать рекомендации по удовлетворению этих нужд, а после того как клиент примет решения, — содействовать ему в их выполнении. В определенной мере поведение офицера в отношении государства определяется непосредственно принципами, выраженными в законе и сравнимыми с канонами профессиональной этики врача или юриста. Но в большей мере офицерский кодекс выражен в обычаях, традициях и поддерживаемом профессиональном духе.

КОРПОРАТИВНЫЙ ХАРАКТЕР ОФИЦЕРСКОЙ ПРОФЕССИИ. Офицерство — это государственная бюрократическая профессиональная корпорация. Законное право практики в этой профессии ограничено членами четко определенной организации. Приказ о присвоении первичного звания для офицера — то же, что для врача — лицензия. Однако по своей природе офицерский корпус — нечто большее, нежели просто инструмент государства. Функциональные требования по обеспечению безопасности порождают сложную профессиональную структуру, которая сплачивает офицерский корпус в самостоятельную общественную организацию. В эту организацию могут попасть только те, кто имеет необходимые образование и подготовку, а также обладает минимальным уровнем профессиональной компетентности. Корпоративная структура офицерского корпуса включает в себя не только официальную бюрократию, но также общества, ассоциации, школы, журналы, обычаи и традиции. Профессиональный мир офицера стремится к почти полному поглощению его жизненной активности. Как правило, офицер живет и работает отдельно от остального общества; у него, пожалуй, меньше непосредственных и общественных контактов, не связанных с профессией, чем у большинства других профессионалов. Разграничение между ним и непрофессионалом, или гражданским человеком, официально обозначено военной формой и знаками отличия.

Офицерский корпус — это и бюрократическая профессиональная корпорация, и бюрократическая организация. Внутри профессиональной корпорации уровни профессиональной компетентности разграничены иерархией воинских званий; в рамках организации обязанности различаются по должностному положению. Звание является личной характеристикой, отражающей профессиональные достижения, выраженные в терминах опыта, старшинства, образования и способностей. Присвоение званий, как правило, осуществляется внутри самого офицерского корпуса на основе общих правил, установленных государством. Назначения на должность обычно в большей степени подвержены внешнему влиянию. Во всех бюрократических структурах властные полномочия определяются должностным положением. В профессиональной бюрократии пригодность для назначения на должность зависит от звания. Офицер может исполнять определенный круг обязанностей в соответствии с его званием; но он не получает звания вследствие назначения на определенную должность. Хотя на практике существуют исключения из данного правила, профессиональный характер офицерского корпуса обеспечивается приоритетом иерархии званий над иерархией должностей.

Обычно в состав офицерского корпуса входит некоторое число непрофессиональных «резервистов». Это связано с изменяющейся потребностью в количестве офицеров, а также с невозможностью для государства постоянно содержать офицерский корпус в тех размерах, которые необходимы в чрезвычайных ситуациях. Резервисты являются временным дополнением офицерского корпуса и получают воинские звания в соответствии с образованием и подготовкой. Будучи членами офицерского корпуса, они, как правило, обладают всеми полномочиями и обязанностями, свойственными профессионалу в таком же звании. Вместе с тем между ними и профессионалами сохраняются юридические отличия, и вступление в постоянный офицерский корпус значительно больше ограничен, чем вступление в резервистский корпус. Резервистам редко удается достигать такого уровня профессионального мастерства, который открыт для карьерных офицеров; поэтому основная масса резервистов пребывает в низших эшелонах профессиональной бюрократии, в то время как высшие эшелоны монополизированы карьерными профессионалами. Последним, как постоянному элементу военной структуры и вследствие их более высокой профессиональной компетентности, обычно поручается обучение и прививание резервистам профессионального мастерства и традиций. Резервист лишь на время принимает на себя профессиональную ответственность. Его основные обязанности находятся в обществе, вне армии. В результате его мотивация, его поведение и система ценностей чаще всего заметно отличаются от стандартов карьерного профессионала.

Солдаты и сержанты, подчиняющиеся офицерскому корпусу, являются частью организационной, но не профессиональной бюрократии. Они не обладают ни интеллектуальными знаниями, ни чувством профессиональной ответственности офицера. Они — специалисты по применению насилия, не по управлению им. Их род занятий представляет собой ремесло, а не профессию. Это фундаментальное различие между офицерами и рядовым и сержантским составом находит свое выражение в четкой разделительной линии, которая существует между теми и другими во всех армиях мира. Если бы этой разделительной черты не было, то тогда стало бы возможным существование единой военной иерархии от рядового до офицера самого высокого ранга. Но различный характер двух родов занятий делает организационную иерархию дискретной. Звания военнослужащих рядового и сержантского состава не входят в состав профессиональной иерархии. Они отражают различия в сноровке, способностях и должностном положении в рамках солдатского ремесла, и перемещение вверх и вниз по этим званиям осуществляется более просто, чем в офицерском корпусе. Однако имеющиеся различия между офицером и рядовым исключают переход из одного уровня на другой. Отдельным представителям рядового и сержантского состава иногда все же удается дослужиться до офицерского звания, однако это скорее исключение, чем правило. Образование и подготовка, требующиеся для того, чтобы стать офицером, в нормальных условиях несовместимы с длительной службой в качестве рядового или сержанта.

* Перевод с английского Виталия Шлыкова. © В. Шлыков, 2002. Перевод печатается с разрешения издательства: Reprinted by permisson of the publisher from "Officership as a Profession” in the THE SOLDIER AND THE STATE: THE THEORY AND POLITICS OF CIVIL-MILITARY RELATIONS by Samuel P. Huntington, pp. 7–18, Cambridge, Mass.: The Belknap Press of Harvard University Press, Copyright © 1957 by the President and Fellows of Harvard College.

** «В русском языке профессия — это, прежде всего, основной род трудовой деятельности, требующий определенной подготовки и являющийся основным источником существования. У нас даже в словарях указывается, что слово "профессия” происходит от латинского слова "profession”, которое переводится как "объявляю своим делом”. Американцы тоже изредка употребляют слово "профессиональный” в отношении рода занятий, но только как противопоставление любительству, в основном в спорте ("профессиональный футбол”). Основное же его значение другое, в русском языке не употребляемое, и латинское "profession” американские словари толкуют совершенно иначе, а именно как "публичное торжественное заявление”, "обет”». — См.: Шлыков В. Российская армия и мировой опыт:

Сто лет одиночества // Полития. № 2 (20). Лето 2001 г. — Примеч. перев.

[1] Автору удалось найти лишь один труд англоязычного автора, в котором исследуется офицерский корпус как профессиональная корпорация: Майкл Льюис, Морские офицеры Англии: Рассказ о военно-морской профессии [Michael Lewis, England’s Sea Officers: The Story of the Naval Profession (London, 1939)]. Более типичными являются обычные исторические исследования профессий в Великобритании, которые не упоминают военных, «потому что служба, несению которой верой и правдой обучаются солдаты, такова, что приходится надеяться, что им никогда не придется ее исполнять». Подробный список литературы см. в электронной версии журнала «Отечественные записки» [htpp://www.strana-oz.ru/numbers/2002_08].

* То есть профессии, осваиваемые в процессе постоянного образования. — Примеч. перев.

* Имеется в виду семейство Дюпон (Du Pont), переселившееся в США из Франции в конце XVIII века и основавшее там одну из крупнейших мировых компаний (Du Pont Company), специализировавшуюся вначале на производстве пороха, а затем — синтетического волокна и резины, химических препаратов, целлофана и красителей. — Примеч. перев.

** Национальное бюро по стандартам — подразделение Министерства торговли США. В 1989 году по решению Конгресса переименовано в Национальное бюро по стандартам и технологиям и в его функции включено содействие повышению технологического уровня в малом и среднем бизнесе. — Примеч. перев.

* Термин officership обычно переводится как 1) офицерское звание, 2) офицерская должность, 3) офицерская служба. С другой стороны, одним из основных значений суффикса -ship является обозначение профессии или общественного положения. Поэтому далее по тексту книги термин officership будет переводиться как "офицерская служба” или "офицерство”. При этом термин "офицерство” употребляется не в традиционных значениях 1) офицеры или 2) офицерское звание, а в значении военная/офицерская профессиональная корпорация. — Примеч. перев.

** Управление насилием [management of violence] здесь следует понимать как умение подготавливать и применять вооруженное насилие. — Примеч. перев.


  

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (24.01.2011) | Автор: Сэмюэл Хантингтон

Просмотров: 5345 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг Военных Ресурсов