search
menu
person

NEWS AND UDATES


Об угрозах объектам Ракетных войск стратегического назначения от ударов средств воздушно-космического нападения (2022)

Об угрозах объектам Ракетных войск стратегического назначения от ударов средств воздушно-космического нападения (2022)

Генерал-майор Р. О. Ногин,
кандидат военных наук

На современном этапе развития военно-политической обстановки вооруженная борьба характеризуется остротой во всех сферах и прежде всего в информационной и воздушно-космической за захват и удержание стратегической инициативы, резкими изменениями обстановки и применением различных способов ведения военных действий. При этом успех будет на той стороне, которая значительно лучше и в достаточном количестве оснащена новым оружием, военной техникой и в совершенстве владеет способами и технологиями их применения.

Известно, что Пентагон продолжает реализацию дорогостоящих программ разработки и производства вооружения и военной техники.

По мнению экспертного сообщества, к приоритетным направлениям отнесены проекты создания перспективного стратегического бомбардировщика, наземного сегмента противоракетной обороны (ПРО), гиперзвукового оружия (ГЗО), стратегического ракетного комплекса наземного базирования, новой крылатой ракеты воздушного базирования (КРВБ), ПЛАРБ. Особая роль также будет отводиться совершенствованию ядерной триады и системы управления стратегическими силами, созданию ракет средней и меньшей дальности, увеличению боевой мощи флота1.

В вооруженных силах США (ВС США) в настоящий момент создана и совершенствуется, в том числе в ходе военных конфликтов последних лет, глобальная ударно-информационная система, имеющая в своем составе центры управления, системы и средства многосферной разведки, системы связи и передачи данных, а также ударные средства. При проведении мероприятий оперативной и боевой подготовки отрабатывается их боевое применение. При этом особое внимание уделяется согласованности действий коалиционных сил и разнородных ударных средств.

В настоящее время в ВС США и ОВС НАТО приняты на вооружение и апробированы в современных военных конфликтах информационно-управляющие средства, носители и средства поражения, объединенные в единую систему, которые представляют реальную угрозу для РВСН.

К основным средствам относятся: ядерные неуправляемые боевые блоки; крылатые ракеты в обычном и ядерном оснащении; управляемые авиационные бомбы, ракеты и кассеты в обычном оснащении; обычные и ядерные авиабомбы; ударные и патрулирующие, оперативно-тактические и стратегические беспилотные летательные аппараты (БПЛА), мини и микро-БПЛА2. Данные средства обладают достоинствами, которые следует учитывать при выполнении мероприятий противодействия, и недостатками, позволяющими выносить суждение о несовершенстве этого оружия.

Имеющиеся на вооружении ВС США современные высокоточные СВКН представляют основную опасность для объектов РВСН. Поиск мер противодействия должен опираться на анализ уязвимых мест в конструкции боеприпасов и в системе их применения3.

В рамках комплексной программы национальной аэрокосмической инициативы NAI США выбраны наиболее перспективные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по разработке гиперзвуковых средств поражения.

Комплексный учет характеристик существующих и перспективных средств поражения позволяет США реализовать решение задач глобального удара с наиболее эффективным применением ударных средств.

При этом очевидно, что гиперзвуковые средства поражения при их появлении в составе сил нанесения глобального удара будут представлять существенную угрозу для критически важных объектов. Наибольший эффект от их возможного применения, как считают военные руководители США, будет при использовании в обезглавливающем и обезоруживающем ударе.

Залогом успеха реализации иностранными государствами концепций ведения боевых действий является достоверная информация о современных и перспективных объектах поражения. Получение данной информации достигается использованием технических средств космической разведки (ТСР), целеуказаний и передачи данных. Анализ ведения иностранными государствами комплексной космической разведки позволяет делать вывод о том, что объекты РВСН могут ею вскрываться.

Руководство Североатлантического союза в случае возникновения вооруженного конфликта с Российской Федерацией в качестве основной формы применения войск рассматривает стратегическую совместную (межвидовую операцию), проведение которой предусматривается на нескольких стратегических направлениях (СН).

Согласно подходам и возможностям НАТО в среднесрочной перспективе активные военные действия против России могут быть развязаны сначала на одном-двух СН с последующим расширением зоны военного конфликта. Вместе с тем применение высокоточного оружия большой дальности может осуществляться одновременно на всех стратегических воздушно-космических направлениях (СВКН).

В целях обеспечения необходимых условий для беспрепятственного развертывания группировок войск (сил) в стратегически важных районах командование ОВС НАТО и ВС стран блока изучает возможности преодоления (прорыва) созданных ВС РФ зон ограничения и воспрещения доступа (ЗОВД).

Под преодолением ЗОВД в Брюсселе понимают комплекс мероприятий по поражению (выводу из строя) критически важных объектов РВСН, самолетов и кораблей носителей высокоточного оружия (ВТО), средств ПВО, разведки и РЭБ, нарушению систем связи и электроснабжения военных объектов ВМФ и ВКС России, от работоспособности которых зависит устойчивость всей системы.

Выводы из анализа системы противодействия воздействию средств ВКН иностранных государств в РВСН позволяют говорить о необходимости поиска мер повышения ее эффективности. Очевидно, что для обеспечения надежного противодействия средствам ВКН противника необходим поиск активных способов противодействия и придание соединениям РВСН сил и средств ПВО.

При этом основные предполагаемые меры противодействия с целью снижения эффективности ударов противника условно можно разделить на несколько групп:
во-первых — меры по нейтрализации, подавлению действий систем обеспечения ударов ВТО, систем навигации и наведения, построенных на распознавании образов систем управления самих аппаратов;
во-вторых — меры по совершенствованию подготовки органов управления и личного состава к выполнению боевых задач, мероприятий комплексной защиты, восстановлению боевой способности в любых условиях обстановки.

Тактика применения средств РЭБ при отражении глобального удара должна быть увязана с замыслом ПРО и ПВО и должна обеспечивать наибольшую эффективность ответно-встречного (ответного) удара РВСН.

Мерами противодействия реализации замыслов иностранных государств по применению средств ВКН, на наш взгляд, могут быть:
• совершенствование характеристик перспективных боевых ракетных комплексов и тактики применения ударных систем, в том числе ВТО большой дальности по преодолению систем ПРО, ПВО иностранных государств и в ответных действиях по прорыву ЗОВД;
• проведение расчетов и подготовка предложений по созданию и обеспечению зон воспрещения доступа и принятие других мер, препятствующих выходу носителей ВТО иностранных государств в районы удара.

1 Сарычев М., Башкиров Н., Новикова Д. Основные программы разработки гиперзвукового оружия в вооруженных силах США // Зарубежное военное обозрение. 2021. № 9. С. 28.

2 Вильданов М., Резяпов Н. Эволюция военной стратегии США в ХХI веке // Зарубежное военное обозрение. 2021. № 9. С. 13.

3 Шапко В., Бирко Н. Эволюция масштаба и характера СВН в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов // Армейский сборник. 2021. № 9. С. 42.

Военная мысль. - 2022. - №5. - С. 142-144

Смотрите также
Категория: Армия | Добавил: pentagonus (02.01.2023) | Автор: Генерал-майор Р. О. Ногин
Просмотров: 200 | Теги: Р. Ногин, стратегические силы, РВСН | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar