Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 22.04.2021, 22:23
Ключевые слова
Война в Корее 1950–1953

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Общевойсковые вопросы [24]
Армия [84]
ВМС [23]
Морская пехота [78]
БОХР [12]
ВВС [10]
Космические силы [3]
ЧВК [0]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к борьбе за господство в Арктике?
Всего ответов: 103
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » По родам войск » Армия

Война в Корее 1950–1953. Контрнаступление войск США и Южной Кореи и выход их в северные районы КНДР. (II этап войны: 15.09 — 24.10.1950 г.). Часть 4

Война в Корее 1950–1953.

Контрнаступление войск США и Южной Кореи и выход их в северные районы КНДР.

(II этап войны: 15.09 — 24.10.1950 г.). Часть 4

Общие итоги и характерные черты боевых действий войск во втором этапе

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

Общие итоги. Боевые действия войск КНА во втором этапе войны протекали в исключительно тяжелых условиях. Трудности этих действий определялись прежде всего неравенством сил: крайне недостаточным количеством вооружения в войсках КНА и огромным численным превосходством войск ООН, до предела оснащенных разнообразной боевой техникой.

Войска КНА понесли от авиации и огня артиллерии противника значительные потери в живой силе и особенно в боевой технике и были вынуждены отступать в северные районы страны.

В силу этого войскам ООН в ходе двух последовательных наступательных операций удалось продвинуться на большую глубину по территории КНДР.

Характерные черты в действиях войск Корейской народной армии. Отступление войск, находившихся в непосредственном соприкосновении с противником, обладавшим огромным численным превосходством в силах и средствах, являлось одним из самых трудных и сложных видов боевых действий.

Оно требовало от войск, штабов и командиров всех степеней непрерывного изучения намерений врага и его группировки, всестороннего учета характера действий его войск, жесткого управления, твердой дисциплины и высокой сознательности.

Однако, как показал ход боевых действий, войска КНА не соблюдали этих требований в полной мере, что при непрерывном воздействии авиации неприятеля неизбежно приводило к потере управления войсками и осложнению обстановки на фронте.

Потеря управления в этот период усугублялась еще некоторой растерянностью в штабах армейских групп и фронта. Только решительное вмешательство Главного командования КНА помогло организовать отпор противнику в районе Сеула. Однако несмотря на ряд мероприятий по укреплению обороны Сеула и улучшению обстановки на фронте отдельные важные распоряжения командующими армейскими группами и командирами дивизий выполнены не были. Не выполненными в срок остались и указания о выводе из боя с рубежа р. Нактонган частей 1-й и 9-й пехотных дивизий и о направлении их в Сеул, а также о выдвижении частей 17-й механизированной дивизии в район Сувона.

Потеря управления и неумение должностных лиц наладить связь с подчиненными войсками приводили к еще большей неорганизованности при отступлении.

К числу других существенных недочетов следует отнести отсутствие в тылу КНА подготовленных оборонительных рубежей, опорных пунктов, узлов сопротивления. На всей территории от р. Нактонган до северных границ КНДР не имелось ни одного оборонительного рубежа, на котором отступавшие войска могли бы закрепиться и оказать врагу сопротивление.

Рубеж р. Нактонган, достигнутый войсками КНА, не был укреплен в инженерном отношении. Не было траншей, ходов сообщения, укрытий и убежищ, инженерных заграждений и противотанковых препятствий, не говоря уже о глубоком эшелонировании инженерных сооружений. Между тем этот рубеж был удобен для организации на нем прочной обороны с использованием всех преимуществ гористой местности и крупной водной преграды.

Только при обороне Сеула войска, оборонявшие рубеж по левому берегу р. Ханган северо-западнее Сеула, в течение длительного времени сдерживали наступление морского десанта.

Севернее 38-й параллели по решению правительства КНДР силами инженерных частей фронта и местного населения должны были быть подготовлены два оборонительных рубежа. Однако работы на этих рубежах ни в сентябре, ни в октябре не производились. Позиции на втором оборонительном рубеже были подготовлены только по северо-западному берегу р. Чёнчёнган на участке Намодон, Хичен отошедшими в эти районы с 38-й параллели частями и подразделениями КНА.

Еще хуже обстояло дело с организацией противодесантной обороны побережья, а также обороны против воздушных десантов противника. Все это облегчило высадку войскам ООН морского десанта в Инчхоне, а также выброску парашютного десанта севернее Пхеньяна.

Одним из недостатков в действиях войск КНА являлось их плохое боевое обеспечение. Наземная, воздушная и морская разведка из-за отсутствия достаточных средств организовывалась плохо. Намерения американского командования, группировка и состав войск ООН для командования КНА часто оставались нераскрытыми. По-видимому, это привело к тому, что на направлении главного удара противника северо-западнее Тайгу оборона была организована наиболее слабо, а районы вероятной высадки десантов (Инчхон, Сукчхон) недостаточно прикрыты резервами.

Существенные недочеты имелись и в организации противотанковой обороны. В отличие от первого этапа войны, когда организации противотанковой обороны не уделялось должного внимания из-за отсутствия у противника танков и САУ, во втором этапе войны противотанковая оборона почти не организовывалась не только вследствие острого недостатка в войсках КНА артиллерийско-противотанковых и инженерных средств, но и из-за недооценки этого вида обеспечения.

При отступлении наблюдались большие разрывы между частями и соединениями, однако командиры не всегда уделяли достаточное внимание вопросам обеспечения флангов и стыков.

Характерные черты в действиях войск ООН и южнокорейской армии. Осуществляя наступление, войска ООН и южнокорейской армии преследовали одну общую цель — уничтожение КНА, выход к северным границам КНДР для дальнейшего развития боевых действий.

Удар войск ООН с рубежа р. Нактонган в северном и северо-западном направлениях приходился по стыку 1-й и 2-й армейских групп КНА как по наиболее слабому месту в ее обороне. Наступавшие войска имели возможность полностью использовать широко развитую дорожную сеть и по кратчайшему расстоянию выйти на соединение с морским десантом, наступавшим из Инчхона.

При наступлении американских и южнокорейских войск севернее 38-й параллели главный удар приходился по наиболее плотной группировке войск КНА в обороне, от разгрома которой должна была нарушиться вся оборона по 38-й параллели.

Высадка морского десанта в Инчхоне и удар по флангу и тылу КНА оказали решающее влияние на весь последующий ход событий. Этому способствовало то, что подготовка морского десанта проводилась вдалеке от Кореи, в основном в портах Японии, в районах, для ВВС и ВМС КНА не досягаемых. Инчхонская операция вооруженных сил ООН решительно изменила ход войны. В наступлении севернее 38-й параллели в октябре 1950 г. создававшаяся обстановка не вызывала необходимости проведения новой десантной операции. Фактически морской десант превратился в простую перевозку войск морем и был высажен на берег, уже занятый сухопутными войсками.

Главная группировка войск ООН в наступлении с рубежа р. Нактонган состояла из семи пехотных дивизий и всех средств усиления РГК. На 70-километровом участке прорыва, составлявшем 27% всего фронта, было сосредоточено около 70% пехотных соединений, артиллерийских и танковых средств.

Наступление к рубежу 38-й параллели планировалось на глубину около 240 км, а из района Инчхона — на 100 км. Операция продолжалась 23–24 дня. Темп наступления лисынмановцев достигал 10–12, а в районе Инчхона и Сеула всего лишь 3–4 км в сутки. В отдельные дни, из-за значительного сопротивления войск КНА, войска ООН продвигались всего на 2–3 км в сутки.

Наступление войск ООН севернее 38-й параллели осуществлялось на глубину 250 км с темпом продвижения 15–20 км в сутки.

В построении боевых порядков при наступлении к 38-й параллели и севернее ее наблюдается некоторое различие. Если в первой операции все американские и южнокорейские войска были развернуты в одном эшелоне с выделением небольшого армейского резерва (два отдельных пехотных полка), то во второй операции армия имела во втором эшелоне целый 9-й американский армейский корпус в составе трех пехотных дивизий. Кроме того, боевые порядки корпусов первого эшелона были также глубоко эшелонированы.

Такое положение, по-видимому, объяснялось достаточным количеством сил и средств, а также стремлением американского командования сохранить значительные силы для непрерывного наращивания усилий на направлении главного удара с целью быстрейшего выхода к р. Ялуцзян, на границу Китайской Народной Республики.

Взаимодействие между сухопутными, воздушно-десантными войсками, военно-воздушными и военно-морскими силами выразилось в нанесении согласованных одновременных ударов войсками с фронта, флангов и тыла при непрерывной поддержке многочисленной авиации и огня корабельной артиллерии.

Достижению оперативного взаимодействия в значительной мере способствовало отсутствие в составе КНА военно-морских и военно-воздушных сил, а также достаточного количества артиллерийских и особенно зенитно-артиллерийских средств для организации противодесантной и противовоздушной обороны.

При наступлении американских и южнокорейских войск с рубежа р. Нактонган к 38-й параллели было достигнуто оперативное взаимодействие с морским десантом, высаженным на сутки раньше в Инчхоне и действовавшим в течение 12–13 суток в отрыве от главных сил. Согласованные удары с фронта, по флангу и с тыла при непрерывной поддержке авиации, наносившей удары по войскам, штабам, коммуникациям и объектам тыла, раскололи фронт КНА в первые же дни наступления врага и вынудили ее войска отступать к 38-й параллели.

Наступая с рубежа 38-й параллели, американское командование выбросило воздушный десант севернее Пхеньяна. Десант, действуя в течение двух суток в тылу КНА в 45 км от линии фронта, перехватил все пути отхода и эвакуации КНА на север и тем самым облегчил своим войскам борьбу за Пхеньян.

В ходе наступления американские и южнокорейские войска действовали на широком фронте по отдельным направлениям, на значительном удалении друг от друга и в основном вдоль дорог.

Наступление велось так называемыми полковыми группами, которые стремились захватывать узлы дорог и несмотря на остающиеся в тылу очаги сопротивления, как можно быстрее продвигаться вперед. Состав полковых групп в зависимости от обстановки был различен, но чаще они состояли из пехотного полка, одного дивизиона полевой артиллерии, батареи зенитной артиллерии, саперной роты и танков. Наряду с полковыми группами широко применялись временные тактические группы, которые по существу выполняли роль передовых отрядов. Состав этих групп колебался от пехотного батальона до полка, усиленных артиллерией и танками.

Во втором этапе войны американское командование начало широко применять танки, Танковые подразделения пехотных полков и дивизий использовались главным образом для непосредственной поддержки пехоты. Чаще всего подразделения танкового батальона действовали с передовыми частями или подразделениями, выполнявшими роль передового отряда. Для решения самостоятельных задач танки не привлекались. Самой большой танковой единицей, принимавшей участие в боевых действиях, был танковый батальон.

В отдельных случаях, как, например, при наступлении с рубежа р. Нактонган, в районе 38-й параллели, а также в Инчхоне и Сеуле пехотные дивизии, наступавшие на направлении главного удара, кроме штатных танковых средств, получали на усиление отдельные танковые батальоны РГК. Наступление дивизии в этих случаях поддерживалось группой танков в 130–150 единиц. Однако несмотря на такое усиление танки действовали на широком фронте и, как правило, только совместно с пехотой.

В период преследования танки включались в состав временных тактических групп, в задачу которых входило преследование отходивших войск КНА, захват и удержание до подхода главных сил важных рубежей и объектов, а также соединение с воздушным и морским десантами.

В использовании артиллерии ничего нового по сравнению с опытом Второй мировой войны не отмечалось. Наступление американских и южнокорейских войск обычно начиналось артиллерийской и авиационной подготовкой, которая продолжалась 40–60 мин и включала один-два мощных огневых налета. Характерным в организации и проведении артиллерийской подготовки являлось привлечение к стрельбе с закрытых позиций танков и самоходных орудий. На направлениях главных ударов при наступлении севернее Тайгу, в боях за Сеул и в районе 38-й параллели артиллерийская плотность достигала 100 орудий и минометов на 1 км фронта. На второстепенных участках эта плотность не превышала 40 орудий и минометов. В ходе наступления артиллерийская поддержка и сопровождение осуществлялись методом последовательного сосредоточения огня по наиболее важным объектам и целям, мешавшим продвижению войск.

В случае задержки наступления войск артиллерийская и авиационная подготовка проводилась вновь, но занимала не более 30 мин, и лишь после повторного неуспеха авиационная и артиллерийская обработка позиций КНА продолжалась в течение нескольких часов и даже суток. Так было в районе Инчхона и Сеула. После того как подразделения КНА сорвали первую попытку противника высадить десант, 14 сентября американское командование предприняло массированные удары авиации и обстрел корабельной артиллерией порта и города Инчхона. В районе Сеула после безуспешной попытки форсировать р. Ханган и овладеть городом с ходу неприятель предпринял трехдневную бомбардировку и обстрел города.

Для стрельбы по наземным целям вследствие отсутствия в составе КНА авиации американское командование широко привлекало зенитную артиллерию. Орудия зенитной артиллерии включались в состав временных тактических и разведывательных групп, а иногда и авангардов, и находились впереди пехоты. Зенитная артиллерия использовалась также для стрельбы прямой наводкой с дистанции 500–600 м для поддержки и сопровождения танков путем подавления и уничтожения противотанковых средств борьбы, разрушения заграждений и прикрытия войск при перемещениях и передвижениях.

Инженерное обеспечение боевых действий войск ООН в основном сводилось к поспешному оборудованию захваченных рубежей, организации пунктов переправ на водных преградах, к постройке и содержанию взлетно-посадочных полос и полевых аэродромов; к работам по минированию, ремонту дорог и снабжению войск инженерным имуществом. Инженерная подготовка местности в исходном районе заключалась в разминировании, неполном оборудовании артиллерийских и минометных позиций и укрытий для командных пунктов и личного состава.

Форсирование водных преград проводилось, как правило, с ходу и часто превращалось в простую переправу. В тех случаях, когда части КНА на водных рубежах оказывали сопротивление, форсированию предшествовала мощная авиационная и артиллерийская обработка оборонительных позиций КНА.

Форсирование р. Нактонган в сентябре 1950 г. проводилось на широком фронте при наличии полного господства авиации войск ООН и сильной поддержки артиллерии и явилось простой переправой войск на противоположный берег. Аналогичная картина наблюдалась и в последующем, в ходе боевых действий при форсировании рек Кымган, Кымпхоган и др.

В связи с тем, что наступление американцев провалилось вдоль дорог, на ремонт этих дорог и содержание их в порядке обращалось большое внимание как при подготовке, так и в ходе наступления. Однако новых дорог американцы не строили, а ограничивались прокладкой небольших колонных и подъездных путей к огневым позициям. В наступлении каждая пехотная дивизия получала не более двух дорог.

Большое внимание уделялось также оборудованию взлетно-посадочных площадок (ВПП) и строительству полевых аэродромов на прямых и широких участках дорог и на ровных участках местности. Только с 29 сентября по 31 октября саперный батальон 24-й дивизии оборудовал десять ВПП. В среднем на оборудование одной площадки или на сооружение аэродрома, при условии привлечения местного населения и южнокорейских войск, затрачивалось два — пять дней.

Для обеспечения наступления сухопутных войск широко привлекалась американская авиация. Действуя группами по 20–30 самолетов, она совершала ежедневно 1200–1500 самолето-вылетов, по войскам и 600–800 самолето-вылетов по тылам и коммуникациям КНА, нанося массированные удары по войскам, штабам, коммуникациям, а также военным и промышленным объектам КНДР.

Авиационная подготовка состояла из предварительной и непосредственной.

Предварительная авиационная подготовка приводилась на широком фронте за пять — десять дней до начала наступления в целях обеспечения высадки морского десанта в Инчхоне и выброски воздушного десанта в октябре 1950 г. севернее Пхеньяна.

Непосредственная подготовка проводилась за 1–3 ч до наступления одновременно с артиллерийской подготовкой атаки.

Наступательные операции и бои американских и южнокорейских войск во втором этапе войны в Корее показали ряд недостатков в действиях частей и соединений. Обращает внимание низкий темп наступления войск ООН. В ходе боев также выявилась недостаточная боевая подготовка войск противника, прибывших в Корею на пополнение, неумение их действовать ночью и использовать преимущества горного рельефа местности. Боевые порядки при наступлении строились так же, как и на равнинной местности. Наступление проводилось на всем фронте и только в дневное время. Обходного маневра с использованием горного рельефа не применялось. Пехота могла действовать только при непосредственном сопровождении артиллерии, танков и непрерывной поддержке авиацией.

Исключительная привязанность к дорогам, повышенная чувствительность к ударам по флангам и тылу, боязнь окружения — таковы характерные моменты, выявленные в действиях войск ООН во втором этапе войны.

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

Часть 1 

Часть 2

Часть  3

 

Категория: Армия | Добавил: fyls77 (13.03.2021)

Просмотров: 97 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг Военных Ресурсов