Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 23.04.2021, 02:38
Ключевые слова
Война в Корее 1950–1953

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Общевойсковые вопросы [24]
Армия [84]
ВМС [23]
Морская пехота [78]
БОХР [12]
ВВС [10]
Космические силы [3]
ЧВК [0]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к борьбе за господство в Арктике?
Всего ответов: 103
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » По родам войск » Армия

Война в Корее 1950–1953. Начало войны. (I этап: 25.06 — 14.09. 1950 г.). Общие итоги и характерные черты боевых действий войск в первом этапе

Война в Корее 1950–1953.

Начало войны. (I этап: 25.06 — 14.09. 1950 г.).

Общие итоги и характерные черты боевых действий войск в первом этапе

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

Общие итоги. В ходе первого этапа войны в Корее, продолжавшегося 82 дня, Корейская народная армия в короткий срок разгромила южнокорейские войска южнее 38-й параллели.

Развернув общее наступление по всему фронту и преследуя отступавшие соединения южнокорейской армии, а также громя вводимые в сражение американские войска, КНА в начале сентября очистила от противника более 90% территорий страны и освободила 92% ее населения.

Американское командование привлекло в течение первого этапа войны, помимо огромного количества авиации и многочисленного флота, пять пехотных дивизий, несколько отдельных пехотных полков, пять полков артиллерии РГК и четыре отдельных танковых батальона, оно предприняло также ряд срочных мер по пополнению людьми и боевой техникой южнокорейских войск.

Американские войска, будучи не в состояния сдержать удары КНА, вынуждены были отступать. Только отсутствие военно-воздушных и военно-морских сил в Народной армии, а также большие потери в живой силе и особенно в танках и артиллерии, понесенные от американской авиации и огня артиллерии, не позволили ей завершить разгром противника на пусанском плацдарме. Сами американцы вынуждены были признать, что «...северокорейскую армию лишь с величайшим трудом удалось задержать в пусанском районе».

Характерные черты в действиях войск Корейской народной армии. Контрнаступление войск КНА началось в той группировке, которая была создана для отражения агрессивного нападения лисынмановцев. Главное командование КНА, располагая данными о подготовке войск южнокорейцев, подтянуло свои войска из тыла к 38-й параллели, расположило их на оборонительных рубежах в два эшелона и выделило резерв. На сеульском направлении, где была сосредоточена главная группировка противника, были размещены основные силы армии. Созданная группировка войск КНА обеспечивала успешное нанесение решительного удара.

Общий замысел наступления, заключавшийся в разгроме основных сил противника в районе Сеула с одновременным развитием наступления на других направлениях, всецело вытекал из сложившейся обстановки, так как в случае разгрома этих сил врага рушилась вся его оборона южнее 38-й параллели. Сеульское направление кратчайшими путями выводило войска КНА к главным объектам противника. Здесь же имелась наиболее развитая сеть шоссейных и железных дорог и простиралась широкая сеульская равнина, что облегчало действия всех родов войск.

Нанесение главного удара на Сеул с севера и вспомогательного в обход Сеула с северо-востока в общем направлении на Сувон с одновременным наступлением на западном и восточном побережье в случае успеха приводило к дроблению обороны противника на широком фронте, окружению и разгрому его главных сил в районе Сеула. Наступление на широком фронте лишало противника возможности осуществлять маневр вдоль фронта и усиливать свои войска на направлении главного удара действий КНА за счет снятия своих войск с второстепенных участков.

Замысел наступления в целом вытекал из реального учета как сил и возможностей Народной армии, так и сил южнокорейских войск.

Однако вступление в войну американских войск изменило соотношение сил. Корейской Народной армии пришлось сражаться в чрезвычайно невыгодных условиях. Вследствие этого после форсирования р. Ханган темп наступления войск КНА составлял всего 4,5–5 км в сутки.

В ходе наступления командованию Народной армии приходилось неоднократно производить перегруппировки войск, однако все они были ограниченными по своим масштабам. Осуществление перегруппировок затруднялось отсутствием достаточного количества транспортных средств, сильным воздействием авиации противника, а также условиями местности. Так, например, к концу июля сложилась обстановка, которая требовала быстрого усиления войск на участке к югу от Ендона для стремительного и сильного удара по слабо прикрытому флангу основной группировки противника и развития наступления в направлении на Пусан. Между тем своевременно перегруппировать в этот район силы не удалось вследствие вышеуказанных причин. В последующем командование КНА приняло меры к усилению войск 1-й армейской группы, но было уже поздно, так как противник подбросил сюда крупные силы и прочно прикрыл свой левый фланг.

При планировании контрнаступления командование КНА, командиры соединений и частей исходили из необходимости обеспечения превосходства в силах и средствах на направлении главного удара, наращивания силы удара при развитии наступления, а также прикрытия флангов и тыла от внезапных ударов противника. Поэтому при прорыве обороны противника боевые порядки войск на главном направлении строились, как правило, в два эшелона, а на второстепенных направлениях — в один эшелон. В последнем случае выделялся резерв. Соединения и части, наступавшие на главном направлении, получали более узкие полосы для наступления, что было правильным.

По мере продвижения вперед войска Народной армии несли большие потери от авиации и артиллерии врага. Из-за отсутствия резервов и израсходования вторых эшелонов они лишались возможности наращивать усилия на избранных направлениях и наступление, как правило, замедлялось. Пополнение же войск за счет имевшихся весьма скудных резервов было слишком затруднено, а бесперебойное снабжение их всем необходимым для боя и жизни почти невозможно.

Анализ боевого использования соединений КНА показывает, что если в начале контрнаступления во втором эшелоне находились три дивизии и одна дивизия в резерве Главного командования, то в конце июня и в июле три дивизии из четырех были введены в бой. При этом оперативные резервы, как правило, не восстанавливались.

Большинство дивизий вели непрерывные бои в течение двух и более месяцев. В августе наращивание усилий действующих войск происходило почти исключительно за счет вновь сформированных соединений. В сентябре все войска КНА были втянуты в бой. В резерве оставалась лишь 105-я танковая дивизия без материальной части и только что сформированная 17-я механизированная дивизия.

В ходе наступления войска КНА применяли охваты и обходы, добиваясь окружения и уничтожения частей и подразделений противника. Для обхода неприятеля чаще всего использовались подразделения силой взвод, рота, а иногда — батальон, полк. Однако широкого размаха такой способ действий не получил. В ряде случаев атаки производились с фронта, бои принимали затяжной характер, противник не уничтожался, а вытеснялся. Это особенно ярко видно на примере боевых действий в районе Сеула, когда из-за медлительности частей 3, 4-й пехотных и 105-й танковой дивизий и неудовлетворительных действий 2-й пехотной дивизии и мотоциклетного полка противник в районе Сеула не был уничтожен. Не была полностью уничтожена и 24-я американская пехотная дивизия в районе Тэчжона. Подобные недочеты имели место и в боевых действиях войск 2-й армейской группы на рубеже Ёнгу, Андон, где войска КНА в течение почти 15 дней вели тяжелые бои, стремясь фронтальными ударами овладеть сильными опорными пунктами противника.

В начале войны боевые действия велись главным образом днем. Однако уже в середине июля ввиду абсолютного господства вражеской авиации войскам КНА пришлось перейти почти полностью к боевым действиям только ночью. Это не остановило успешного продвижения Народной армии, но значительно снизило темпы наступления. Наиболее характерным для действий войск Народной армии ночью являлась внезапная, стремительная атака противника, проводившаяся иногда и без артиллерийской подготовки.

В ходе наступления войскам Народной армии пришлось форсировать много рек, в том числе такие крупные, как Ханган, Кымган, Намган, Нактонган. В большинстве случаев реки форсировались после подготовки в короткие сроки и реже — с ходу. Форсирование производилось обычно на широком фронте, ночью, при поддержке артиллерии, и прежде всего той ее части, которая была выставлена для ведения огня прямой наводкой. Пехота и легкое вооружение вследствие отсутствия в войсках табельных переправочных средств переправлялись на лодках, плотах и т. д., а танки, самоходно-артиллерийские установки, орудия — на паромах, захваченных у противника, или по восстановленным мостам. Иногда устраивались подводные мосты.

Большую роль в обеспечении успеха пехоты сыграли танки, САУ и артиллерия.

В первом этапе войны танки и САУ применялись почти исключительно для непосредственной поддержки пехоты, что в конкретных условиях обстановки было правильным. Однако в использовании танков имелись недочеты: неумение организовать артиллерийское обеспечение действий танков; слабое инженерное обеспечение их наступления, вследствие чего танки несли потери на минных полях противника; нерешительность действий танкистов.

При ограниченном количестве артиллерии, главным образом дивизионной, создание группировки артиллерии представляло известную трудность, особенно в условиях, когда пехотным полкам чаще приходилось действовать на самостоятельных направлениях. Поэтому полковые артиллерийские группы в составе не более двух дивизионов создавались обычно только в пехотных полках, действующих на главных направлениях. Полки же, развернутые на второстепенных направлениях, усиливались обычно одним дивизионом артиллерии.

При прорыве обороны противника проводилась артиллерийская подготовка атаки, а затем осуществлялась поддержка атаки пехоты и танков и сопровождение их при бое в глубине обороны противника. Продолжительность артиллерийской подготовки в зависимости от характера обороны противника, наличия артиллерии и боеприпасов колебалась от 20 до 40 мин. Поддержка атаки пехоты и танков производилась последовательным сосредоточением огня на глубину 2,5–3 км. Сопровождение пехоты и танков при бое в глубине также осуществлялось последовательным сосредоточением огня, а также огнем орудий, двигавшихся непосредственно в боевых порядках пехоты.

Во время успешного наступления и при преследовании командиры соединений и частей не всегда уделяли должное внимание своевременному перемещению штатной артиллерии, не оказывали ей помощи. Все это вело к тому, что часть или соединение, встретив сопротивление противника в глубине обороны, оказывались не в состоянии своевременно подавить его огнем артиллерии. Требовалось известное время для подтягивания артиллерии. По мере развития наступления и накопления опыта этот недочет постепенно устранялся. Со вступлением в войну вооруженных сил США и установлением американской авиацией абсолютного господства в воздухе условия перемещения артиллерии и возможности ее маневра стали более ограниченными и она несла большие потери.

Авиация КНА ввиду ее малочисленности существенной роли в первом этапе войны не играла. В течение июня штурмовая авиация произвела 44 самолето-вылета, в июле — 46, в августе — 4, в сентябре — 4, а всего — 98 самолето-вылетов с общим налетом около 100 ч. Истребительная авиация в июне — августе провела 222 воздушных боя, сбив при этом 45 самолетов противника.

Военно-морской флот КНДР 25 июня успешно осуществил высадку морского десанта в районе Каннын, которая была проведена без потерь. В дальнейшем флот ввиду малочисленности активных действий не вел. Береговая и зенитная артиллерия и морская пехота организовали оборону важнейших военно-морских баз. Артиллерия вела борьбу с вражескими самолетами и кораблями, производившими бомбардировку военно-морских баз и побережья.

Противовоздушная оборона войск и объектов тыла из-за недостаточного количества средств была слабой. К тому же зенитно-артиллерийские батареи, действовавшие на фронте, нередко вынуждены были принимать участие в отражении контратак пехоты и танков, ведя огонь по наземным целям.

Система управления войсками, существовавшая в мирное время, не обеспечивала своевременного развертывания органов управления, необходимых для организации непрерывного и устойчивого руководства войсками во время войны. Большое удаление в начале войны Генерального штаба от фронта сильно затрудняло непосредственное управление соединениями. После организации штаба фронта и штабов армейских групп на них было возложено руководство всеми боевыми действиями войск, находившихся на фронте. Планирование же и организация обороны западного и восточного побережья оставались в руках Генерального штаба. Однако все эти штабы не были сколочены и не имели достаточного количества средств связи. Генеральный штаб продолжал оставаться ослабленным и не являлся полноценным органом управления Главкома. Штабы армейских групп, имея в своем подчинении большое количество соединений (5–7), не справлялись с руководством ими, поэтому управление войсками было не всегда устойчивым.

Не лучше обстояло дело с управлением войсками и в звене дивизия — полк, что также объясняется неподготовленностью штабов и недостатком средств связи. Некоторые командиры соединений по двое и более суток не знали положения своих частей. Характерными недочетами в управлении войсками на первом этапе войны были: неумение штабов в короткий срок оформлять и доводить до войск решения командиров; отсутствие у ряда командиров частей и соединений практических навыков по непрерывному поддержанию взаимодействия между родами войск, частями и подразделениями, а также с соседями; неумение командиров и начальников штабов правильно располагать пункты управления; недооценка некоторыми командирами роли и места штаба в управлении войсками в современном бою и стремление управлять войсками лично без штаба; несвоевременность докладов и информации о положении своих войск и противника; слабая организация разведки.

В ходе боевых действий выявились недочеты в работе тыла Народной армии. Органы тыла не смогли организовать регулярное снабжение войск и эвакуацию раненых.

В значительной степени это объясняется недостатком транспортных средств и сильным воздействием американской авиации по путям подвоза. Но вместе с тем здесь имели место и недочеты организационного порядка: нераспорядительность, неумение организовать работу. Были отдельные случаи посылки на фронт снарядов без взрывателей, пулеметов без стволов и т. д.

Характерные черты в действиях южнокорейских и американских войск. Командование южнокорейской армии не уделяло достаточного внимания организации обороны. Поэтому в результате артиллерийской подготовки и последовавших вслед за ней ударов войск КНА большая часть опорных пунктов и узлов сопротивления первой линии обороны южнокорейцев уже в первые часы боя была захвачена. Тем самым оборона противника была нарушена и распалась на отдельные изолированные очаги сопротивления. Эти очаги сопротивления, оборонявшиеся в значительной степени деморализованными и обладавшими невысокими моральными качествами войсками, довольно быстро ликвидировались наступавшими частями КНА.

Противник пытался восстановить нарушенную систему своей обороны путем ввода в бой резервов и вторых эшелонов, стремясь контратаками отбросить войска КНА в исходное положение. Контратака проводились силами батальона — полка, а на отдельных участках и двумя полками и поддерживались огнем артиллерии. Ожесточенные бои, длившиеся в течение 25 июня, а на ряде направлений продолжавшиеся и 26 июня, явились решающими в ходе всей борьбы за главную полосу обороны. Южнокорейские войска понесли в этих боях большие потери и были вынуждены отступать. Отступая, они стремились закрепиться на выгодных рубежах, главным образом в узлах дорог, на высотах, прикрывающих важные дороги, а также по берегам долин и рек. Но, как правило, с этих рубежей их быстро сбивали.

Со вступлением в войну в Корее вооруженных сил США американское командование принимало все меры к тому, чтобы задержать наступление КНА и закрепиться на выгодных рубежах. Стремясь выиграть время для занятия обороны главными силами, оно выбрасывало вперед усиленные отрады, поддерживая их действия авиацией.

Во время отступления американские войска вели боевые действия на широком фронте (50–60 км на дивизию), сосредоточивая основные усилия вдоль важнейших дорог. Темп отступления американских войск колебался от 7 до 20 км в сутки. Отход частей и подразделений совершался, как правило, на автомашинах.

При отходе имелись недочеты в организации взаимодействия родов войск и соседей, особенно взаимодействия американских и южнокорейских войск. Нередко бывало так, что части не знали положения соседей. Например, в районе Пхохана американцы вели бой с южнокорейцами, нанося друг другу большие потери. Связь между американцами и южнокорейцами поддерживалась только последними. Американское командование при отходе часто бросало южнокорейцев на произвол судьбы.

К 20 августа американские и южнокорейские войска отступили на выгодные естественные рубежи, образовав так называемый пусанский плацдарм.

К моменту отхода на пусанский плацдарм ширина полос соединений и частей американских и южнокорейских войск значительно сократилась. В среднем на каждую пехотную дивизию приходилось 20 км фронта.

Оборона войск ООН на пусанском плацдарме состояла из системы опорных пунктов, оборудованных в населенных пунктах, на высотах и в узлах дорог. Промежутки между опорными пунктами прикрывались огнем и различными заграждениями.

Боевые порядки войск строились без глубокого эшелонирования, обычно в один эшелон с выделением резервов: в дивизии — силой до батальона, в полку — до роты.

В обороне американское командование, используя широкоразвитую сеть шоссейных дорог и автотранспорт, достаточно быстро маневрировало войсками, снимая их с неатакованных участков и перебрасывая на угрожаемые направления.

Пехота южнокорейской армии, имея достаточное количество реактивных ружей и безоткатных орудий, использовала их неумело. Противотанковая оборона  организовывалась на недостаточную глубину. Противотанковая артиллерия располагалась группами в 4–6 орудий, а в районах Ыденпу и Сеула отмечалось сосредоточение на узких участках до 8–12 орудий. В ходе боевых действий выявилось, что 60-мм реактивные противотанковые ружья оказались недостаточно эффективными в борьбе с танками КНА, поэтому они спешно заменялись 88,9-мм противотанковыми ружьями.

В начале боевых действий в Корее американские войска имели в своем составе незначительное количество танковых подразделений. Основной причиной этого являлась недооценка некоторыми военными руководителями армии США роли танков в условиях Кореи, являющейся по преимуществу горной страной. Считалось, что танки не смогут найти широкого применения в Корее или будут выполнять весьма ограниченные задачи. Успешные действия танков Народной армии заставили американское командование срочно начать переброску танковых подразделений в Корею. Первоначально были переброшены танковые подразделения из Японии, на вооружении которых находились устаревшие легкие танки «Чаффи» и средние танки «Шерман». Однако эти танки оказались неэффективными. Затем начали прибывать танковые подразделения из США, на вооружении которых имелись преимущественно танки «Першинг» и «Паттон».

При отступлении американских войск к пусанскому плацдарму танки применялись для прикрытия выхода из боя и последующего отхода пехоты. Кроме того, танки использовались для обеспечения отходящих колонн от нападения партизан, для чего часть танков двигалась в голове колонны.

В обороне танки пехотных полков использовались для усиления противотанковой обороны пехоты, располагаясь в ее боевых порядках на танкодоступных направлениях, а танковые батальоны дивизий находились в резерве командиров дивизий и использовались для поддержки пехоты при контратаках.

В боевых действиях в первом этапе войны принимала участие артиллерия, организационно входившая в состав пехотных дивизий и отдельных пехотных полков, а также артиллерия резерва Главного командования.

Опыт боев в первые дни войны показал, что артиллерия пехотной дивизии южнокорейской армии не может в полной мере обеспечить запросы пехоты. Командование южнокорейской армии могло создавать достаточную плотность эффективного артиллерийского огня только вдоль основной оси отхода, на важных дорогах. Стремясь восполнить недостающую мощь артиллерии, американское командование с 27 июня стало возлагать часть задач, которые должна была решать артиллерия, на авиацию.

Во время отхода американских войск к пусанскому плацдарму полевая артиллерия в большинстве случаев не развертывалась и не оказывала необходимой поддержки своей пехоте. Более того, артиллерия, как правило, отходила в первую очередь, вследствие чего войска часто оставались без артиллерийского прикрытия. В тех случаях, когда полевая артиллерия выделялась для непосредственного прикрытия отступавших войск, она обычно располагалась вблизи дорог. Как только создавалась малейшая угроза выхода частей Народной армии во фланг или тыл американских войск, артиллерия снималась с огневых позиций и немедленно отводилась в тыл.

Во время боев на пусанском плацдарме использование артиллерии стало более организованным.

Для поддержки действий пехотных полков выделялись дивизионы 105-мм орудий, а дивизион 155-мм гаубиц использовался для общей поддержки дивизии. В пехотном полку каждый батальон поддерживался батареей. Зенитный дивизион автоматического оружия дивизии распределялся между гаубичными дивизионами по одной батарее на каждый дивизион и использовался в основном для ведения огня по наземным целям.

При отражении ночных атак Народной армии американская артиллерия обычно вела заградительный огонь. Контратаки американских войск поддерживались массированным артиллерийским огнем и авиацией.

Взаимодействие артиллерии с пехотой в масштабе полка организовывалось командиром пехотного полка и командиром артиллерийского дивизиона.

Основные задачи по инженерному обеспечению боевых действий решались обычно саперными батальонами дивизий, в то время как инженерные части РГК использовались в тылу войск первого эшелона.

При отходе саперные подразделения разрушали дороги и мосты, подрывали здания в городах, устраивали инженерные заграждения и препятствия, главным образом противотанковые.

Противотанковые мины в начале войны не применялись. Они начали поступать в Корею в начале августа. Отсутствие мин, по мнению американцев, было одной из ошибок американского командования в начале боевых действий. Противотанковые мины по мере поступления в войска использовались для минирования важнейших дорог, устройства «сюрпризов». Достаточно широко противотанковые мины стали использоваться при обороне пусанского плацдарма.

С самого начала войны в Корее американское командование уделяло большое внимание завоеванию господства в воздухе. Кроме того, усилия американской авиации были направлены на выполнение задач по изоляции районов боевых действий и оказанию непосредственной поддержки наземным войскам.

Задачи по изоляции районов боевых действий выполнялись путем нанесения ударов по коммуникациям, железнодорожным узлам, мостам, складам, железнодорожным эшелонам и автотранспорту, по резервам и скоплениям живой силы и техники в тактической и оперативной глубине.

Задачи по оказанию непосредственной авиационной поддержки сухопутным войскам решались путем нанесения штурмовых и бомбардировочных ударов по войскам, артиллерийским позициям, танкам.

Планирование и контроль взаимодействия авиации с наземными войсками осуществлялись специальным органом — центром совместных действий, в котором были представлены офицеры оперативного и разведывательного отделов 8-й армии и 5-й воздушной армии.

Использование авиации в первом этапе характеризовалось достаточно четким взаимодействием с наземными войсками.

С первых дней вооруженного конфликта в Корее активное участие в боевых действиях принял флот, перед которым была поставлена основная задача — блокировать морское побережье Кореи. При этом западное побережье было блокировано в основном кораблями «британского содружества наций», а восточное — американскими, которые всячески препятствовали морским перевозкам, вели борьбу с флотом КНДР, обстреливали прибрежные населенные пункты, содействовали своим войскам при действиях на приморских направлениях. Наряду с этим военно-морской флот обеспечивал высадку морских десантов, в основном тактических и диверсионных, а также производил эвакуацию южнокорейских войск, которым грозило уничтожение. Авиация флота во взаимодействии с военно-воздушными силами США производила бомбардировку боевых порядков войск КНА и тыловых объектов Кореи.

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

 

Категория: Армия | Добавил: fyls77 (09.03.2021)

Просмотров: 106 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг Военных Ресурсов