search
menu
person

NEWS AND UDATES


Критическая инфраструктура как объект обеспечения национальной безопасности США (2022)

Критическая инфраструктура как объект обеспечения национальной безопасности США

Полковник В. Берловский,
кандидат технических наук;

подполковник Б. Александров

Еще в конце XX века в Соединенных Штатах в понятийный ряд вошли словосочетания "критическая инфраструктура" (КИ), "критические секторы" и "критические технологии", которые применялись в контексте функционирования общественно значимых систем, включающих транспорт, энергообеспечение, организацию экстренных служб, систему здравоохранения и т. д. Несмотря на то что указанные понятия уже достаточно широко использовались политиками и специалистами, не существовало единого подхода к их определению.

Тем не менее исследователи в целом сходились на том, что критическая инфраструктура, критические секторы и критические технологии жизненно важны для общества, а деструктивные воздействия на них могут представлять опасность для страны в целом и непосредственно для ее граждан, которые при этом часто даже не осознают степень значимости КИ, ее секторов и критических технологий.

Структура министерства внутренней безопасности США
Критически важные сектора инфраструктуры США
Виды угроз критической инфраструктуре США

После террористического акта в г. Оклахома-Сити1 впервые было законодательно закреплено определение термина "критическая инфраструктура" в принятом президентом США исполнительном указе № 13010 от 15 июля 1996 года "Защита критической инфраструктуры" (Critical Infrastructure Protection). Согласно документу "критическая инфраструктура" – "определенная национальная инфраструктура на территории страны, которая настолько важна, что ее повреждение или разрушение может оказать деструктивное воздействие на безопасность или экономическую безопасность США". Кроме того, в нем был приведен перечень секторов КИ, в который вошли объекты телекоммуникации, электроснабжения, хранения и транспортировки нефти и газа, банковско-финансовой сферы, транспорта, системы водоснабжения, служб экстренной помощи и обеспечения работы органов управления на всех уровнях.

Этим указом определялся также порядок создания и функционирования новой структуры – комиссии по защите критической инфраструктуры при президенте США (President’s Commission on Critical Infrastructure Protection), которая формировалась из должностных лиц правительственных структур, включая ФБР, ЦРУ, министерств обороны, финансов, энергетики и транспорта, а также экспертов, представляющих критические секторы и технологии. Главной задачей этой комиссии являлось проведение комплексного анализа всех секторов и технологий, имеющих ключевое значение для обеспечения безопасности США, выделение объектов КИ в рамках оценки возможных угроз и разработка соответствующей комплексной программы мер по защите этих объектов.

Уже в октябре 1997 года созданная комиссия представила отчет "Критические основы: меры по защите инфраструктуры Америки" ("Critical Foundations: Protecting America’s Infrastructure"), который предопределил дальнейшее развитие в подходах к регулированию вопросов, связанных с защитой и составом критической инфраструктуры, ее секторов и технологий. Он содержал подробный перечень и анализ всех видов возможных угроз объектам КИ, а также конкретные выводы о дальнейших шагах по совершенствованию государственного регулирования деятельности объектов критической инфраструктуры и мерах по обеспечению ее защиты с точки зрения национальной безопасности США.

Понятие "критическая инфраструктура" определялось как "комплекс взаимосвязанных сетей и систем, состоящий из установленных технологий, структур управления и распределенных различного рода ресурсов, которые обеспечивают надежное поступление продукции и услуг, критически значимых для защиты и экономической безопасности США, бесперебойного функционирования органов управления всех уровней и общества в целом". В отчете также уточнены понятия "экономическая безопасность" (уверенность в конкурентоспособности товаров и услуг на глобальных рынках) и "военная безопасность" (уверенность в том, что состояние, жизнь и личная безопасность граждан США внутри страны и за рубежом находится под защитой, а суверенитет, политическая свобода и независимость страны со всеми ценностями, институтами, а также территориальная целостность обеспечены). Определены критерии выбора в качестве критических объектов по каждому из критических секторов и технологий, что определило их особый статус как объектов регулирования и объектов защиты с точки зрения интересов национальной безопасности США.

Указывалось на все возрастающие факторы взаимозависимости инфраструктур различных критических секторов и технологий как отдельных элементов, требующих особого внимания при обеспечении национальной безопасности страны.

Важной составляющей отчета стало и то, что в нем были предложены мероприятия по немедленному реагированию на уже случившиеся повреждения (разрушения) КИ в целом или ее части.

На основании рекомендаций, изложенных в отчете, 22 мая 1998 года президент США Б. Клинтон утвердил директивы: "Защита от особых угроз родине и американским гражданам, находящимся за рубежом" (далее PDD 62) и "Защита критической инфраструктуры" (PDD 63). Причем последняя специалистами признается исторической вехой особой значимости в эволюции концепции обеспечения безопасности КИ. Этой директивой определялись ведомства и лица, несущие ответственность за обеспечение защиты критической инфраструктуры.

Так, согласно PDD 63 создаются Национальный центр защиты инфраструктуры (National Infrastructure Protection Center) в статусе подразделения ФБР, в задачи которого входило обеспечение защиты критических компьютерных и информационных систем, и управление обеспечения защиты критической инфраструктуры (Critical Infrastructure Assurance Office) в качестве ведомства министерства торговли, ответственного за координацию деятельности по обеспечению безопасности критических секторов инфраструктуры страны.

Для взаимодействия с представителями частного сектора, в собственности или управлении которых находились объекты КИ, были сформированы Центр по обмену и анализу информации (Information Sharing and Analysis Center) и Национальный совет по обеспечению защиты инфраструктуры (National Infrastructure Assurance Council). В ходе выполнения задач, поставленных PDD 63, специально созданная рабочая группа разработала Национальный план по защите информационных систем (National Plan for Information Systems Protection). Несмотря на то что указанный документ был ориентирован на обеспечение безопасности киберзависимых критических инфраструктур, связанных с деятельностью государственных органов управления, в нем также имелись положения, определяющие подходы к категорированию объектов инфраструктур других секторов и технологий.

В XXI веке мировое сообщество столкнулось с масштабными стихийными бедствиями и техногенными катастрофами, распространением пандемий и масштабными кибератаками. Террористические акты, агрессивные демонстрации, направленные на разрушение основополагающих устоев государства и сопровождаемые человеческими жертвами, стали неотъемлемым атрибутом современного мира. Противостояние стран в военно-политической сфере стало приобретать целый спектр как традиционных, так и новых форм разрешения конфликтов.

Спусковым крючком для пересмотра Белым домом базовых подходов к обеспечению безопасности критически важных объектов явились события 11 сентября 2001 года, когда в результате серии из четырех скоординированных террористических актов-самоубийств, совершенных "Аль-Каидой"2, погибло более 3 тыс. американских граждан и подданных еще 91 государства. Сразу же после нападения администрация Дж. Буша объявила о начале "Войны против терроризма", в качестве основной цели которой заявлялось противодействие деятельности "Аль-Каиды" и других террористических организаций.

20 сентября 2001 года в своей речи перед нацией и конгрессом президент США Дж. Буш-младший заявил о создании новых ведомств для координации обеспечения национальной безопасности – Управление внутренней безопасности (Office of Homeland Security) и Совет внутренней безопасности (Homeland Security Council), в задачу которых входила разработка национальной программы по защите США от террористических угроз. В результате в короткие сроки разрабатываются и утверждаются нормативные правовые акты, закрепляющие основы модифицированной национальной безопасности. К ним относятся:
– Закон "О сплочении и укреплении путем обеспечения надлежащими средствами, требуемыми для пресечения терроризма" (26 октября 2001 года);
– Закон "О национальной безопасности" (2002), в котором дано наиболее объемное определение критической инфраструктуры (critical infrastructure) – "системы и объекты, физические или виртуальные, настолько жизненно важные для США, что нарушение функционирования либо разрушение таких систем и объектов приведет к губительным последствиям в области обороны, национальной экономики, здравоохранения и безопасности нации в целом".

В июле 2002 года Управление внутренней безопасности представило "Национальную стратегию внутренней безопасности", в которой защита КИ и ее значимых объектов определялась как одна из ключевых задач обеспечения национальной безопасности.

Управление внутренней безопасности 1 марта 2003 года было преобразовано в министерство внутренней безопасности США (далее – DHS) на уровне кабинета министров федерального правительства США.

Главными направлениями деятельности DHS определялись: "предотвращение терроризма; охрана границ; обеспечение защиты критической инфраструктуры и ее ключевых объектов, а также стратегических ресурсов; защита населения при возникновении чрезвычайных ситуаций".

Так, с 2002 года принятые законы подтвердили характеристику критической инфраструктуры в качестве важнейшего объекта защиты в современной доктрине национальной безопасности США, что позволило министерству внутренней безопасности на основе этих законов выработать систему мер по обеспечению интересов национальной безопасности страны. В этот период проводилась селекция объектов КИ, так как указывалось, что не все объекты критических секторов и критических технологий имеют жизненно важное (витальное) значение для безопасности страны.

Предлагалось использовать более гибкий подход к определению ключевых объектов, имеющих особое значение, с возможностью последующего анализа значимости каждого из них и соответствующего внесения дополнений в нормативные акты в случаях, когда тот или иной объект, до этого не включенный в перечень, стал отвечать требованиям "критического значения".

В "Национальной стратегии внутренней безопасности" в сравнении с предшествующим законодательством был расширен перечень критически значимых секторов. Данный документ также определил основные направления необходимых сопредельных действий федеральных и местных властей в указанной сфере, включая систему необходимых взаимодействий с частным сектором, в собственности или оперативном управлении которого находились объекты КИ.

Уже в феврале 2003 года администрация президента приняла "Национальную стратегию физической защиты критической инфраструктуры и важнейших объектов", которая установила стратегические цели и задачи государственных структур в сфере обеспечения безопасности и защиты объектов КИ, закрепила единообразные принципы, определяющие подходы к их регулированию, основы построения тесного взаимодействия в рамках понимания принципа "совместной ответственности" всех уполномоченных субъектов как на межправительственном уровне (федерация – штаты – местные органы власти и управления), так и внутри межведомственно-секторального сегмента, включая связку "регулятор – частные бизнес-структуры", в собственности или управлении которых находятся объекты критической инфраструктуры.

В данной стратегии также проведена идентификация и категоризация видов угроз объектам КИ, которые были разделены на три основные группы. В этом документе в табличной форме были представлены все основные виды объектов критической инфраструктуры, подлежащие особому режиму защиты с точки зрения интересов национальной безопасности США.

Кроме того, в нем определялись полномочия федерального правительства в сфере обеспечения защиты объектов критической инфраструктуры, включающие регулирование, координацию взаимодействия, обеспечение организационной поддержки, основанной на секторальном подходе (где за каждый критически значимый сектор отвечает соответствующий орган исполнительной власти, обозначаемый в специальной документации как "ведущее агентство" – lead agency, возглавляемое президентом США). Также были определены параметры подходов к регулированию объектов КИ: идентификация объектов по каждому сектору, их категоризация, определение возможных видов угроз по сектору; стандартизация требований защиты; унификация сводных геопространственных данных; организация адекватных механизмов по обмену информацией, включая информацию, имеющую гриф секретности; определение инструментов защиты персонала, связанного с работой на объектах КИ, и некоторые другие.

В связи с тем что мероприятия по обеспечению безопасности объектов КИ имеют статус государственной тайны, их регулирование осуществляется преимущественно президентскими директивами, некоторые из которых имеют гриф секретности. Так, ввиду особой значимости защиты критической инфраструктуры в системе обеспечения национальной безопасности США 17 декабря 2003 года американский президент Джордж Буш-младший подписал специальную директиву, ставшую основой регулирования этой сферы, – директиву о внутренней безопасности 7 "Критическая инфраструктура: идентификация, установление приоритетов и защита" (далее –PDD 7).

Она подтвердила положения предыдущих нормативных правовых актов (в том числе PDD-62) и внесла ряд основополагающих изменений в систему регулирующих органов, уточнив их полномочия.

Так, в соответствии с PDD 7 был создан комитет по координации политики по защите критической инфраструктуры, главной задачей которого является организация работы по координации межведомственного сотрудничества и взаимодействия в указанной сфере.

Эта директива закрепила требование о представлении министру внутренней безопасности всеми уполномоченными ведомствами, ответственными за соответствующий сектор критической инфраструктуры, ежегодных отчетов о результатах работы с частным сектором, в собственности или оперативном управлении которого находятся объекты КИ. Кроме того, была установлена обязанность каждого органа федеральной власти разработать и представить на утверждение министерства внутренней безопасности план по защите объектов критической инфраструктуры, обеспечивавших деятельность этого органа.

Положения PDD 7 впоследствии были подкреплены подписанием президентом Дж. Бушем в 2003–2009 годах ряда директив, определивших формат конкретных действий федеральных и местных властей по организации защиты объектов критической инфраструктуры как в целом (директива о внутренней безопасности 8 "Национальная готовность"), так и в конкретных отдельно взятых сферах (директива о внутренней безопасности 10 "Биозащита в XXI веке"; директива о внутренней безопасности 13 "Политика безопасности на море" или в конкретных критических секторах (директива о внутренней безопасности 9 "Защита сельского хозяйства и продовольственной продукции Соединенных Штатов", а также установивших уточненные процедуры контроля за террористами (директива о внутренней безопасности 11 "Всесторонние процедуры проверки, связанные с терроризмом").

Защита КИ как многосоставного объекта сопровождалась принятием и некоторых точечных решений. Так, на основании директивы о внутренней безопасности 14 "Обнаружение ядерных материалов" от 15 апреля 2005 года, принятой президентом Дж. Бушем, были определены национальные задачи по разработке системы мер, направленных на обнаружение ядерных материалов и развитие ядерной криминалистики для обеспечения безопасности объектов КИ.

В целях обеспечения защиты критических объектов авиационной составляющей транспортного сектора президент Дж. Буш в 2007 году принимает специальную директиву о внутренней безопасности 16 "Национальная стратегия авиационной безопасности". В том же году появилась директива о внутренней безопасности 19 "О борьбе с террористическим использованием взрывчатых веществ", установившая параметры разработки и исполнения мероприятий по защите объектов КИ в случае террористической атаки с применением взрывных устройств.

В 2007 году принимается "Закон об иностранных инвестициях и национальной безопасности", в соответствии с которым любая потенциальная иностранная инвестиция должна была быть расследована с точки зрения возможных угроз национальной безопасности.

Им устанавливались параметры ограничения допуска иностранных инвесторов в сферу критической инфраструктуры как составной части и важнейшего компонента концепции внутренней и национальной безопасности США.

Вопрос об особом статусе секторов КИ, имеющих критическое значение как объектов защиты в контексте обеспечения национальной безопасности, и поиск наиболее оптимальных механизмов защиты именно объектов критической инфраструктуры во всем их многообразии продолжал оставаться в центре внимания органов власти и управления США. Так, в 2010 году президент Б. Обама подписал Национальную стратегию безопасности, специальный раздел которой был посвящен вопросам внутренней безопасности и защите объектов критической инфраструктуры. В результате последующей ее коррекции в феврале 2015-го созданы дополнительные механизмы защиты КИ.

Разведывательное сообщество совместно с министерством обороны США установило факт иностранного инвестирования в объекты критических секторов со стороны китайских компаний, что напрямую являлось угрозой национальной безопасности. Проведенный комплексный анализ указал на необходимость разработки и формального закрепления комплекса мер, направленных на изменение системы параметров регулирования КИ.

Именно этими обстоятельствами и вызвано появление следующего важного документа в развитии современной концепции значимости критической инфраструктуры – принятие президентом Б. Обамой 12 февраля 2013 года политической директивы 21 "Безопасность и жизнеспособность критической инфраструктуры" (PPD 21). В ней сформулирована уточненная концепция обеспечения безопасности КИ как одного из ключевых элементов системы обеспечения национальной безопасности США. PPD 21 закрепила требования о принятии необходимых мер по организации обеспечения безопасности КИ, ее устойчивости к опасным воздействиям любого рода и способности к незамедлительному восстановлению в случае повреждений. Данной директивой назначены 16 критически важных секторов инфраструктуры США.

Основные концептуальные положения PPD 21 определялись установлением следующих параметров:
– ключевая роль уполномоченных ведомств (Sector Specific Agencies), отвечающих за конкретный критически важный сектор, в проведении экспертизы и осуществлении постоянного контроля за объектами критической инфраструктуры, находящимися в их сфере ответственности, при тесном взаимодействии с частным сектором (в собственности или оперативном управлении которого могут находиться объекты критической инфраструктуры);
– ведущая роль министра внутренней безопасности в осуществлении функций стратегического руководства и общенациональной координации, направленных на обеспечение безопасности и устойчивости критической инфраструктуры, а также в сфере организации выполнения конкретных задач по идентификации, установлению приоритетности объектов критической инфраструктуры, определению возможных угроз ее жизнеспособности и картированию последствий любого рода негативных воздействий;
– четко определенная роль уполномоченных органов исполнительной власти США.

Директивой также определено создание в системе министерства внутренней безопасности двух национальных центров КИ, имеющих свою сферу ответственности: физические объекты критической инфраструктуры и объекты киберинфраструктуры. В ней был поставлен ряд задач, направленных на совершенствование защиты и жизнеспособности объектов критической инфраструктуры, в том числе связанных с усилением роли разведки и контрразведки по предотвращению террористических актов и активизации исследований о минимизации возможных последствий таковых. Директива четко фиксировала конкретные сроки выполнения каждой из заявленных задач с указанием уполномоченных органов, ответственных за их реализацию.

Последующие события подтвердили выбранный курс на становление системы национальной безопасности США в тесной увязке с защитой КИ. Так, 11 мая 2017 года президент Д. Трамп принимает исполнительный указ 13800 "Об усилении кибербезопасности федеральных сетей и критической инфраструктуры", в котором были определены меры по уточнению полномочий ряда государственных органов в сфере анализа и выявления потенциальных новых угроз в сфере кибербезопасности.

В июле 2017-го исполнительным указом 13805 создается Совет по КИ, в чью задачу входит разработка рекомендаций по установлению приоритетов в обеспечении потребностей функционирования КИ, улучшению взаимодействия с частным сектором, в собственности или оперативном управлении которого находятся объекты КИ.
В апреле 2018 года Совет национальной разведки США представил доклад, в где содержался вывод о "беспрецедентной угрозе" для всей индустриальной базы страны, возникшей вследствие вторжения Китая в критически важные секторы и объекты КИ. Приведенные в нем результаты исследований указывали на необходимость выработки комплекса мер, включающих изменение системы параметров регулирования иностранного инвестирования в экономику США, связанного с критическими секторами и объектами критической инфраструктуры.

В результате был принят закон о модернизации анализа риска, связанного с иностранным инвестированием (далее – закон 2018 года), которым устанавливался ряд организационных решений, направленных на ужесточение правил об иностранном инвестировании в объекты КИ и экономику США в целом. Он определил само понятие "национальная безопасность", как "все вопросы, касающиеся внутренней безопасности, включая его применение к критической инфраструктуре". В соответствии с законом 2018 года было значительно увеличено количество объектов защиты за счет связанных (сопредельных) объектов, формально не являющихся объектами критической инфраструктуры.

Закон 2018 года расширил полномочия директора национальной разведки США, определив круг его обязанностей по сбору информации и анализу (с привлечением всего разведывательного сообщества США) любой угрозы национальной безопасности в связи с иностранным инвестированием.

Исполнительные указы президента Д. Трампа, изданные в течение 2019 года, последовательно развивали концепцию строгой сопредельности понятий "национальная безопасность" и "критическая инфраструктура", защита которой является важнейшей составляющей системы обеспечения нацбезопасности США. При этом характер содержания принимаемых актов показывает тенденцию расширения самого спектра регулирования, определяемого появлением новых угроз в соответствии с объективными условиями общественного развития.

Так, за 2019 год были приняты следующие исполнительные указы:
– по регулированию обеспечения инвестирования в сферу энергетической инфраструктуры;
– по координации мер защиты КИ от электромагнитного воздействия;
– о федеральной помощи американским инвесторам в финансировании проектов развития национальной инфраструктуры ряда секторов;
– об обеспечении безопасности цепочек поставок информационно-коммуникационных технологий и услуг.

Говоря о пристальном внимании Белого дома к вопросам совершенствования и защиты КИ, следует упомянуть о предложениях киберсовета альянса разведки и национальной безопасности (Intelligence and National Security Alliance – INSA), содержащихся в документе "Определение космического сектора США как критически важной инфраструктуры", опубликованном 2 ноября 2021 года, как в нем отмечается, космические системы стали жизненно важными для национальной и экономической безопасности Соединенных Штатов, даже несмотря на то что космические активы не считались одним из 16 критических секторов инфраструктуры, определенных PPD 21.

Космические средства интегрированы почти во все основные отрасли, включая оборону, сельское хозяйство, транспорт, энергетику и телекоммуникации. В документе утверждается, что определение космического сектора в качестве критически важной инфраструктуры повысит отказоустойчивость активов, связанных с космосом, и тем самым сделает другие критически важные сектора инфраструктуры более безопасными.

"Космические возможности стали необходимы как для национальной, так и для экономической безопасности, однако такие страны, как Россия и Китай, обладающие передовыми наступательными кибервозможностями и противоспутниковым оружием, могут вывести их из строя", – заявил Л. Ханауэр, заместитель INSA. – "Обозначение космического сектора как части критической национальной инфраструктуры облегчит правительственным организациям, военным и коммерческим космическим компаниям обмен информацией об угрозах и уязвимостях и тем самым повысит устойчивость космического сектора".

В документе делается вывод о том, что определение космического сектора как 17-го критического сектора инфраструктуры США прояснит роли и обязанности государственных органов в защите космической инфраструктуры, даст понять противникам, что Соединенные Штаты привержены выполнению этой функции.

Таким образом, защита критической инфраструктуры в последнее десятилетие стала одной из ключевых задач обеспечения национальной безопасности США. Последовательное регулирование этой сферы общественных отношений позволило выстроить адекватную требованиям сегодняшнего дня систему органов исполнительной власти страны, отвечающих за обеспечение национальной безопасности в сопредельности с защитой объектов КИ. Многосоставная система органов власти и управления, уполномоченных обеспечивать защиту критической инфраструктуры, определена многосоставным, многоэлементным и многослойным характером самого объекта регулирования. Важная роль в регулировании критической инфраструктуры отраслевых и ведомственных институтов исполнительной власти США в качестве ключевых субъектов, отвечающих за идентификацию, картирование, ранжирование, определение модели инструментов защиты объектов критической инфраструктуры, способствует решению задач по обеспечению безопасности КИ каждого сектора, имеющего критическое значение, а широкое вовлечение всех структур разведывательного сообщества и особенности использования президентами США инструментов исполнительных указов и директив о национальной безопасности и политических директив помогают созданию в оптимально короткие сроки уточненных инструментов защиты объектов критической инфраструктуры.

Основные объекты критической инфраструктуры США

Наименование
секторов
Объекты критической инфра-структуры Количество
объектов
Численность
персонала
Химический Химическое производство 66 000 811 000
(косвенно занято
более 2,7 млн)
Энергетика Электростанции 2 800 552 300
Финансовые услуги Финансовые организации 26 000 8 498 000
Службы спасения Аварийные службы 87 000 4 600 000
Оборонно-промышленная
база
Предприятия, фирмы оборонно-промышленного комплекса 250 000 2 324 000
Информационные технологии Аппаратные средства, программное обеспечение, системы информационной технологии и услуг 307 000
Коммуникации Компании, фирмы, пункты, средства передачи данных 137 000 000 1 012 200
Государственные объекты Объекты, принадлежащие правительству и используемые им 3 000 925 000
Транспортные
системы
Авиа-, ж/д-, морские, автомобильные предприятия по перевозке пассажиров и грузов, а также трубо- проводный транспорт 5 800 2 811 700
Системы водоснабжения
и водоотведения
Федеральные резервуары, муниципальные водостоки, дамбы, системы очистки воды 83 400 1 450 000
Продовольствие и сельское
хозяйство
Фермы, предприятия по производству продовольственных продуктов, рестораны, склады 3 235 000 235 980
Здравоохранение и обще-
ственное здравоохранение
Госпитали, больницы, лечебные учреждения 5 800 19 640 500
Ядерные реакторы,
материалы и отходы
Атомные электростанции, предприятия по производству ядерного топлива, предприятия по утилизации ядерных отходов 104 120 000
Критическое производство Металлургические, машиностроительные, приборостроительные и др. предприятия 650 000 3 517 200
Плотины ГЭС, плотины и дамбы муниципального и промышленного водоснабжения 80 000  650 000
Коммерческие средства Широкий диапазон объектов (торговые, бизнес-центры, развлекательные, спортивные и пр.) 47 775 000
Космический Космические компании, космодромы, полигоны, космические объекты и пр. 6 600 312 600

1 Террористический акт в г. Оклахома-Сити (штат Оклахома) – террористическая акция, совершенная 19 апреля 1995 года и до событий 11 сентября 2001-го являвшаяся крупнейшим терактом на территории США. В результате взрыва заминированного автомобиля было разрушено административное здание им. Альфреда Марра, погибли 168 человек, получили ранения более 680, разрушено или повреждено 324 здания в 16 кварталах, уничтожено 86 автомобилей и выбиты стекла домов в радиусе 4,5 км. Общий ущерб от взрыва оценивается в 652 млн долларов. На длительный период была существенно дезорганизована работа целого ряда правительственных учреждений США, включая ФБР.

2 "Аль-Каида" – ультрарадикальная международная террористическая организация; запрещена в Российской Федерации.

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №10. - С. 10-19

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (13.10.2022)
Просмотров: 257 | Теги: В. Берловский, Инфраструктура, ГО и ЧС | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar