search
menu
person

NEWS AND UDATES


Война в Корее 1950–1953. Бронетанковые войска американской и южнокорейской армий

Война в Корее 1950–1953.

Бронетанковые войска американской и южнокорейской армий

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

 

Изменение в составе бронетанковых войск. В предвоенных уставах армии США считалось, что танки в условиях горно-лесистой местности с наличием в долинах заболоченных рисовых полей могут выполнять весьма ограниченные задачи. Поэтому в начале войны войска не имели ни танков в составе первоначально переброшенных пехотных дивизий и полков, ни отдельных танковых частей и подразделений.

 Решительные действия танкистов КНА, глубоко проникавших в боевые порядки неприятеля, вызывали панику и танкобоязнь американских и южнокорейских войск, что заставило американское командование пересмотреть свои взгляды на применение танков и срочно начать переброску их в Корею.

 Первоначально были переброшены танковые подразделения, находившиеся в Японии. На вооружении этих подразделений состояли преимущественно легкие танки М24 «Чаффи» и средние танки М4А3 «Шерман», уступавшие танкам КНА по огневой мощи и по другим тактико-техническим данным. В последующем американцы вынуждены были перебрасывать из США свои новейшие танки М26 «Першинг» и М46 «Паттон».

 С сентября 1950 г. и до конца войны в составе американских войск действовали танки пяти-шести пехотных дивизий, одной дивизии морской пехоты и трех-четырех отдельных танковых батальонов.

 Самым крупным танковым подразделением армии США в Корее являлся танковый батальон, состоявший из трех или четырех рот.

 Штатные танковые батальоны пехотных дивизий были трехротного состава и имели 69 средних и 2 легких танка. Четырехротные танковые батальоны были переброшены в Корею из состава бронетанковых дивизий. Они частично были включены в состав пехотных дивизий, прибывших в Корею без штатных танковых батальонов, и частично действовали как отдельные танковые батальоны. По штатам в этих танковых батальонах должно быть 80 танков, из которых 78 средних и 2 легких. В Корее эти батальоны имели 72 танка, из них 70 средних и 2 легких. Танковые батальоны, кроме 140-го и 245-го, имели на вооружении танки «Першинг» или «Паттон» и танки «Шерман». 140-й и 245-й танковые батальоны имели на вооружении только танки М46 «Паттон». В процентном отношении американские танки в Корее к началу 1952 г. составляли: М46 «Паттон» — 25%, М4А3 «Шерман» — 50%, М26 «Першинг» и М24 «Чаффи» — 25%.

 Южнокорейская армия своих бронетанковых войск не имела. При наступлении ее дивизии на важных направлениях усиливались американскими танковыми ротами и иногда — танковыми батальонами.

 Боевое применение танков в наступлении. Американское командование, начиная со второго этапа войны, при ведении наступления широко применяло танки. За войну в Корее американцы потеряли более 1700 танков и бронемашин.

 В наступлении танки использовались в основном для действий совместно с пехотой, как танки непосредственной поддержки пехоты при прорыве обороны противника, в составе временных танко-пехотных групп (передовых отрядов) для развития успеха, а также для ведения разведки.

 Кроме того, в наступлении танки использовались для оказания огневой поддержки пехоте ведением огня прямой наводкой, как орудия сопровождения, или с закрытых огневых позиций, как полевая артиллерия. Иногда танки использовались для борьбы с партизанами и для сопровождения транспортных колонн. На танкодоступной местности пехота без танков, как правило, не наступала.

 Для непосредственной поддержки пехоты использовались в основном танковые роты пехотных полков и танковые батальоны пехотных дивизий. Иногда пехотные дивизии при действиях на главном направлении дополнительно усиливались отдельными танковыми батальонами РГК. Так, например, 3-я пехотная дивизия, действовавшая в начале февраля 1951 г. в районе Хонкйори, кроме своего штатного танкового батальона, была усилена 64-м отдельным танковым батальоном РГК. При наступлении американских войск в районе севернее Сюнген 1-я кавалерийская дивизия, кроме своего 71-го танкового батальона, получила на усиление 70-й танковый батальон РГК. В результате наступление 1-й кавалерийской дивизии было поддержано 210 танками, а 3-й пехотной дивизии — 190 танками. Однако следует заметить, что чаще всего общие тактические плотности танков были невысокими, так как части и соединения наступали обычно на широком фронте. Танковые батальоны в пехотных дивизиях чаще всего использовались децентрализованно для усиления пехотных полков и батальонов. Так, например, 6-й танковый батальон 24-й пехотной дивизии, действовавшей в районе Сеула в 1951 г., был придан 19-му пехотному полку, наступавшему на главном направлении в первом эшелоне дивизии, а в пехотном полку танками приданного батальона были усилены пехотные батальоны. Каждому пехотному батальону первого и второго эшелонов полка придавались две танковые роты и батальону третьего эшелона полка — танковая рота полка.

 В большинстве случаев пехотные полки при ведении наступательных действий, кроме своей штатной танковой роты, получали на усиление одну танковую роту танкового батальона дивизии. Батальоны пехотных полков усиливались танками в зависимости от степени усиления полка; им обычно придавалось от взвода до роты танков. Приданные танки распределялись между пехотными подразделениями вплоть до пехотных рот, взводов и отделений.

 Горный характер местности с заболоченными лощинами и рисовыми полями обусловливал применение танков вдоль дорог или в танкодоступных долинах. Однако были случаи, когда танки действовали и в горных районах. Так, например, подразделения 70-го танкового батальона наступали совместно с пехотой, действуя непосредственно в горах. В зависимости от характера местности и условий сложившейся обстановки танки действовали впереди пехоты или за ней. Когда американские войска не встречали сопротивления войск КНА и КНД, они двигались в походных колоннах, имея впереди танки, за ними пехоту и артиллерию.

 Для подготовки к бою танковые подразделения располагались обычно в районах сосредоточения. Удаление районов сосредоточения от переднего края обороны обусловливалось составом танкового подразделения, его задачей, глубиной нейтральной полосы между сторонами и достигало 15 км. В районах сосредоточения производилась подготовка танков к предстоящему бою.

 Расположению танков в районах сосредоточения при ведении боевых действий в условиях Кореи американцы вынуждены были уделять особое внимание, с тем чтобы танки могли в любое время организованно вступить в бой и отразить внезапное нападение корейских партизан и проникавших в тыл китайских добровольцев. Поэтому чаще всего танки располагались по кругу или ромбом.

 При этом органы управления танковых подразделений и действующие совместно с ними пехотные подразделения располагались в центре. Охранение организовывалось совместно с действующим пехотным подразделением высылкой парных дозоров на удаление 300–500 м от танков. Такое размещение танков особенно часто применялось тогда, когда предполагалась атака частей КНА, или когда район сосредоточения, занятый танками, находился недалеко от переднего края, или когда вблизи действовали партизаны.

 За два-три часа до начала наступления танки из районов сосредоточения выходили на исходные позиции, удаленные от переднего края обороны войск на 1–3 км.

 На исходных позициях, где танки задерживались не более часа, танкисты уточняли вопросы взаимодействия и проверяли связь. Если характер местности не позволял выбрать исходные позиции, то танковые подразделения выходили в атаку непосредственно из района сосредоточения. В этом случае для одновременной атаки танков и пехоты назначался исходный (регулирующий) рубеж, который танковые подразделения проходили в назначенное время или по установленному сигналу.

 С выходом в атаку танки после переноса артиллерийского огня в глубину обороны противника продвигались в боевых порядках пехоты и подавляли огневые точки обороняющихся войск. Иногда танки к концу артиллерийской подготовки выходили на огневые позиции, расположенные в 500–700 м от переднего края обороны, и прямой наводкой уничтожали огневые точки, мешавшие продвижению пехоты. По мере продвижения пехоты вперед танки следовали за ней скачками в 50 м и больше. Произведя три-пять выстрелов на одном рубеже, танки выдвигались на следующий рубеж, обеспечивая пехоте преодоление всей глубины обороны противостоящих войск.

 Основными боевыми порядками танковых подразделений в наступлении были «линия» и «колонна». Боевой порядок «линия» американцы применяли на танкодоступной местности. При действиях в горно-лесистой местности или при наступлении вдоль дорог, проходящих по рисовым полям, затопленным водой, танки продвигались в колонне с дистанциями между ними в 40–50 м и обстреливали огневые точки оборонявшихся, расположенные в наблюдаемом секторе в стороне от дороги.

 При наступлении на холмистой местности, в населенных пунктах, а иногда и в горах танковые подразделения строили свои боевые порядки уступом справа, уступом слева или углом вперед и углом назад. Такой боевой порядок применялся для наилучшего обеспечения своих флангов и возможно большего участия танков в огневом бою.

 При действиях в глубине обороны КНА и КНД, когда терялось непосредственное соприкосновение с пехотными подразделениями, американцы часто применяли способ действий танков двумя группами; часть танков атаковывала объект одновременно с пехотой, а другая часть, обычно в составе взвода танков, образовывала огневую группу, которая занимала огневые позиции в 700–900 м от объекта атаки и вела огонь прямой наводкой, обеспечивая продвижение первой группы и подавляя огневые точки, мешающие продвижению пехоты. С выходом первой группы на определенный рубеж начинала выдвигаться перекатом через нее вторая группа, которая занимала рубеж впереди первой группы. Первая группа танков в это время своим огнем обеспечивала продвижение второй группы.

 Наступая таким образом, американские танки не отрывались от своей пехоты более чем на 400 м. Связь пехоты с танками осуществлялась при помощи радиостанций, имевшихся в пехотных взводах, и по телефону через контактную коробку, которая была установлена на корме снаружи корпуса каждого танка.

 При встрече с оборонявшимися частями КНА и КНД на местности, недоступной для продвижения танков вне дорог, американская пехота развертывалась и наступала в стороне от дороги, а танки, взаимодействуя с пехотой, продвигались в колонне по дороге.

 В Корее американцы широко использовали танки в составе передовых отрядов. Обычно передовые отряды выделялись силой от роты до двух батальонов пехоты и до батальона танков. Нередко основой передовых отрядов являлись танки.

 При преследовании создавались передовые отряды, основу которых, как правило, составляли танки с десантом пехоты. Американцы отмечали, что действия пехоты десантом на танках были возможны только благодаря абсолютному господству американской авиации в воздухе.

 Исходя из опыта действий передовых отрядов в Корее, американцы считали, что пехота в составе этих отрядов должна действовать не в качестве десанта на танках, а на бронетранспортерах. Это повышает, по их мнению, темп продвижения, а использование пехотой оружия бронетранспортеров способствует удержанию захваченных объектов и без танков.

 Танки использовались также и для соединения с воздушными и морскими десантами и с войсками, попавшими в окружение. С этой целью создавались подвижные отряды из танковых подразделений и пехоты.

 Так, например, при высадке воздушного десанта северо-западнее Сеула 23 марта 1951 г. американцы для соединения с этим десантом использовали подвижные отряды, состоявшие преимущественно из танков. Отряды действовали в основном вдоль дорог. Один из них состоял из танкового батальона 3-й пехотной дивизии, усиленного пехотой и артиллерией, и наносил удар вдоль дороги севернее Сеула. Этот отряд соединился с десантом севернее Ыденпу и совместно с ним предпринял наступление на север к 38-й параллели; за день боя он продвинулся на 25 км. Второй подвижный отряд, имевший в своем составе танки и пехоту, продвинулся в северо-западном направлении от Сеула и соединился с десантом в районе Мунсана, преодолев за день боя до 30 км.

 При форсировании водных преград американцы обычно использовали танки для оказания пехоте поддержки первоначально ведением огня прямой наводкой по противоположному берегу. После захвата пехотой плацдарма танки переправлялись на противоположный берег и поддерживали ее действия по расширению и закреплению плацдарма. При этом переправа танков осуществлялась как по наплавным мостам, так и на паромах.

 Так, например, при форсировании 24-й пехотной дивизией р. Нактонган 19 сентября 1950 г. танки первоначально использовались для ведения огня прямой наводкой с целью обеспечения форсирования реки пехотными подразделениями, после захвата пехотой плацдарма несколько танков было переправлено на пароме грузоподъемностью до 45 т, собранном из мостового парка М4А2, остальные же танки и тяжелые автомашины переправлялись по наплавному мосту, собранному из имущества колейного парка М2 в районе южнее города Уикван.

 В боях за населенные пункты американцы обычно использовали танки для непосредственной поддержки пехоты с задачей окружения населенного пункта и воспрещения подхода резервов и отхода войск, оборонявшихся в населенном пункте, а также для прорыва внешнего обвода обороны и наступления в самом населенном пункте.

 При наступлении в населенном пункте американские танки, как правило, не действовали впереди пехоты, а только поддерживали наступающую пехоту огнем с позиций, очищенных пехотой от войск КНА и КНД. Однако были случаи, когда танки наступали в населенных пунктах и впереди пехоты, особенно, когда обход населенного пункта был труднодоступен для танков. В таких случаях, после того как пехота, обойдя населенный пункт, закреплялась на его окраине, танки, прикрывая друг друга огнем, на больших скоростях двигались через населенный пункт. Если же они встречали сопротивление обороняющихся войск, то пехота выдвигалась к танкам и своим огнем обеспечивала их продвижение.

 При наличии танков у обороняющихся войск в населенных пунктах американские танковые подразделения и части стремились их обходить. Так, например, наступая на Пхеньян в начале октября 1950 г., американские танки и пехота на южной окраине города встретили сопротивление 15 танков Т-34. Американцы обошли пхеньянский район обороны с востока, где у обороняющихся не было танков.

 В морских десантных операциях американцы применяли значительное количество танков. Так, например, в Инчхонской десантной операции (сентябрь 1950 г.) действовало более 300 танков.

 При высадке морского десанта действия пехоты по захвату плацдарма обеспечивались танками-амфибиями, которые высаживались на побережье в составе первой волны десанта. С захватом побережья выгружались средние танки, которые использовались совместно с пехотой для расширения плацдарма и овладения важными объектами и рубежами.

 В ходе боевых действий в Корее американцы широко применяли танки для ведения разведки и диверсионных налетов. С этой целью они создавали дозоры, состоявшие из пехотных и танковых подразделений. Наиболее типичным составом дозора был взвод танков и взвод пехоты. Глубина действий дозоров ограничивалась в основном районами обороны батальонов первого эшелона частей КНА и КНД. Действия дозоров обычно поддерживались огнем артиллерии, а танки в составе дозора, как правило, использовались для уничтожения огневых точек, мешавших продвижению пехоты, и для разрушения деревоземляных огневых сооружений.

 В ряде случаев дозоры действовали методом налета танков с десантом пехоты на отдельные опорные пункты обороняющегося. С этой целью танки с десантом пехоты на рассвете выдвигались к опорному пункту, после чего пехота спешивалась и под прикрытием огня танков врывалась в него.

 Танки применялись также для разрушения деревоземляных сооружений, наблюдательных пунктов, траншей, ходов сообщений и уничтожения противотанковых орудий и группового автоматического стрелкового оружия.

 В тех случаях, когда танковая рота использовалась для уничтожения огневых точек, располагавшихся в глубине обороны на расстоянии свыше 1 км, для управления огнем роты оборудовались наблюдательные пункты.

 Иногда для разрушения наблюдательных пунктов, траншей, ходов сообщения и уничтожения противотанковых орудий и группового автоматического стрелкового оружия пехотным полкам дополнительно придавались танковые роты из состава танкового батальона пехотной дивизии. При этом каждой роте назначалась полоса ведения огня, а в ротах определялись секторы ведения огня для каждого танка. Выполнение задачи в некоторых случаях начиналось сосредоточением огня танков всей роты по заранее выбранному району целей, а затем каждый танк вел огонь в своем секторе.

 Кроме выполнения танками перечисленных выше задач, американцы часто использовали их для ведения огня прямой наводкой ночью по войскам КНА и КНД. Эту задачу обычно выполняли отдельные танки танковых батальонов пехотных дивизий. Для этих танков в светлое время выбирались и оборудовались огневые позиции, определялись цели и районы обстрела и подготовлялись данные для ведения огня ночью.

 Для поддержки пехоты, наступавшей ночью, танки обычно не применялись. В тех же весьма редких случаях, когда танки использовались в наступлении ночью, они действовали за пехотой на удалении от нее до 500 м, имея боевой порядок «линия» с интервалами между танками в 25–30 м. При этом танки, продвигаясь за пехотой и периодически используя свет фар, а иногда и специально установленные танковые прожекторы, поддерживали пехоту главным образом огнем прямой наводкой Если из-за характера местности танковое подразделение не могло развернуться, оно поддерживало пехоту, действуя в колоннах.

 В начале войны американцы взаимодействие между танками и пехотой организовывали и осуществляли неумело. Пехотные командиры доводили до командиров танковых подразделений лишь задачи своих частей и подразделений и передавали им, «что пехота ждет от танков в предстоящем бою». Неустойчивость взаимодействия приводила к значительным потерям танков и пехоты.

 Поэтому позднее американцы вынуждены были более тщательно организовывать взаимодействие. Командиры взаимодействующих подразделений стали совместно уяснять полученные задачи, намечали, как танки будут действовать совместно с пехотой, какие средства связи и поддержки необходимо применять на различных этапах боя. Район предстоящих действий изучался пехотинцами и танкистами по картам, аэрофотоснимкам, личным наблюдением с самолетов и наблюдательных пунктов и на совместно проводимых рекогносцировках.

 Иногда перед началом наступления пехотные и танковые подразделения проводили совместные тренировки на местности, подобной району предстоящих действий.

 Для поддержания в ходе боя непрерывного взаимодействия в пехотные полки, а иногда и в батальоны от танковых подразделений высылались офицеры связи с радиостанциями.

 Связь танковых подразделений с пехотой и подразделениями других родов войск осуществлялась в основном по радио, а также подвижными средствами, при помощи флажков, световых сигналов и телефонов.

 Боевое применение танков в обороне. Танки в обороне использовались для усиления позиций пехоты в противотанковом отношении, для поддержки контратакующих подразделений, для прикрытия выхода из боя и последующего отхода пехоты, для усиления огня полевой артиллерии и охраны объектов в тылу своих войск.

 Для непосредственного усиления противотанковой обороны каждому пехотному батальону первого эшелона придавался обычно один танковый взвод из состава танковой роты пехотного полка. Остальные танковые взводы находились в резерве командира полка. В том случае, если пехотный батальон оборонялся на главном направлении, ему чаще всего придавались два танковых взвода.

 Приданные для усиления пехотным батальонам танки в зависимости от условий обстановки, главным образом рельефа местности, находились непосредственно на огневых позициях в боевых порядках пехоты или располагались в выжидательных районах.

 Для ведения огня в районах опорных пунктов рот первого эшелона, а иногда и непосредственно на переднем крае обороны вдоль первой траншеи для танков подготавливались и оборудовались основные и запасные огневые позиции. Особое внимание уделялось глубокому окапыванию танков и устройству деревоземляных укрытий с покрытием в несколько рядов мешков с песком и бревен, защищающих от прямых попаданий мин и снарядов артиллерии.

 Выжидательные районы выбирались и оборудовались с учетом возможности ведения огня по вклинившимся в оборону войскам в районах или за районами опорных [348] пунктов рот второго эшелона. Во время атаки наступавших частей танки выдвигались из выжидательных районов на основные огневые позиции и вели огонь. После боя танки снова отводились в выжидательные районы.

 В ходе боевых действий американские войска широко применяли танки для поддержки контратакующей пехоты. Для решения этой задачи использовались главным образом танковые батальоны пехотных дивизий, батальоны РГК и частично танки, организационно входившие в состав пехотных полков, из которых создавался резерв.

 Танковые подразделения, предназначавшиеся для проведения контратак, располагались обычно во вторых эшелонах на танкоопасных направлениях, выводивших их к линии фронта или на фланги обороняющейся пехоты.

 Танковые взводы, составлявшие резерв командира пехотного полка, как правило, располагались в районе обороны пехотного батальона второго эшелона полка и вводились в бой вместе с пехотным батальоном и его артиллерией.

 Контратаки танков перед передним краем обороны были редким явлением, и и большинстве случаев они проводились против частей КНА и КНД, вклинившихся в оборону американских войск. Такие контратаки проводились в начальной стадии обороны, когда отсутствовал сплошной фронт в обороне и американцы имели явное количественное превосходство в силах и средствах над войсками КНА и КНД. Танки в этом случае действовали совместно с подразделениями охранения или с подразделениями, выделяемыми от главных сил. Контратаки танков во взаимодействии с пехотой проводились, как правило, при сильной авиационной и артиллерийской поддержке.

Усиление танковыми орудиями огня артиллерии для поддержки пехоты осуществлялось как с открытых, так и с закрытых огневых позиций, причем наиболее часто огонь велся с закрытых позиций.

 В тех случаях, когда танки использовались в обороне для стрельбы с закрытых позиций, для них на огневых позициях подготавливались не окопы, а земляные брустверы, насыпавшиеся на поверхности грунта для увеличения угла возвышения орудия танка.

 При отходе американские войска часто использовали свои танки для прикрытия выхода из боя и последующего отхода пехоты на новые оборонительные рубежи. В этом случае танки, как правило, занимали дефиле и проходимые участки местности, с тем чтобы не дать возможности войскам КНА и КНД вести неотступное преследование отходящих частей и подразделений американской пехоты.

 Выход пехоты из боя танки прикрывали огнем прямой наводкой, а затем, действуя в составе пехотных подразделений, выделенных в арьергарды, прикрывали ее отход.

 При обороне узлов дорог танки обычно располагались в стороне от дороги в 10–20 м, имея впереди пехоту в траншеях, а за танками на удалении 1, 5–2 км около дорог — артиллерию.

 Танки в ходе оборонительных боев привлекались также для решения задач по охране тыловых объектов от возможного нападения партизан.

 Кроме того, танки использовались для обеспечения подвоза предметов снабжения к фронту, для чего они располагались в голове, в середине и в хвосте транспортных колонн.

 Танковые подразделения для ведения боя ночью применялись лишь в тех случаях, когда необходимо было нанести ответный удар по войскам КНА и КНД.

 При ведении боевых действий ночью в обороне танки располагались в боевых порядках пехоты на направлениях, по которым могли просочиться противостоявшие войска. С этой целью еще засветло намечались наиболее вероятные цели для ведения огня ночью, заранее выбирались позиции, готовились исходные данные для стрельбы и составлялись стрелковые карточки.

 При отражении атак войск КНА и КНД ночью танки обычно располагались за пехотой на удалении до 500 м и огнем прямой наводкой вели обстрел наступавших войск.

 Танко-техническое обеспечение. Вопросами технического обеспечения бронетанковых войск в американской армии в ходе войны занималась артиллерийско-техническая служба, в обязанности которой входило: снабжение, содержание в исправности и ремонт всего артиллерийско-технического имущества, в том числе и бронетанковой техники.

В первый год войны в Корее, по признанию самих американцев, бронетанковые войска имели слабое обеспечение артиллерийско-технической службы.

 Ремонтно-эвакуационные части и подразделения артиллерийско-технической службы, которые были направлены в Корею, имели слабую техническую подготовку для оказания практической помощи танковым частям. В результате этого отмечались частые случаи, когда из наличной материальной части в бою могло принимать участие только 20–30% танков.

 Часто неисправное вооружение и боевые машины эвакуировались в тыл и заменялись новыми. Так, например, семь американских дивизий за полтора года войны были переоснащены вооружением и техникой дважды, а 24-я пехотная дивизия — четыре раза.

 Войсковой ремонт и ремонт танков в полевых условиях осуществлялся ремонтными секциями танковых рот пехотных полков, ремонтными взводами танковых батальонов, ротами (батальонами) артиллерийско-технического снабжения и ремонта пехотных дивизий (корпусов).

 Танки для базового (капитального) ремонта американцы направляли на артиллерийско-техническую базу тылового командования, находившуюся в Японии. В начале 1952 г. на этой базе ежедневно ремонтировалось по два танка типа М46 «Паттон».

 Ремонтные секции танковых рот имели одну машину (М32) для ремонта и эвакуации танков и полугусеничный бронетранспортер для перевозки запасных частей.

 Ремонтные взводы танковых батальонов имели две машины (М32) для ремонта и эвакуации танков, две тяжелые аварийные машины (М1А1) и три полугусеничных бронетранспортера для перевозки запасных частей.

 Артиллерийско-технические ремонтные роты использовались в штатном составе (321 человек) и оснащении. Рота состояла из управления роты, двух ремонтных взводов, взвода снабжения и отделения начальника артиллерийско-технической службы дивизии.

 Ремонтные взводы (по 95 человек в каждом) имели по три секции — авторемонтную, обслуживания и эвакуации, ремонта оружия. В каждой авторемонтной секции имелось по 36 механиков для ремонта машин. В задачу секции обслуживания и эвакуации (18 человек) входила эвакуация с поля боя танков и других машин, выведенных из строя огнем противника. Для этой цели секция имела машину (М32) для ремонта и эвакуации танков, две четырехтонные и две десятитонные аварийные машины. Секция ремонта оружия (30 человек) отвечала за ремонт и восстановление стрелкового и артиллерийского вооружения дивизии. Взвод снабжения (44 человека) отвечал за обеспечение своей роты запасными частями, материалами и ремонтным оборудованием.

 Следует указать, что машина (М32) для ремонта и эвакуации танков имела ряд существенных недостатков. Ее гусеницы были слишком узки и не обеспечивали достаточной проходимости. Мощность двигателя была слишком мала, чтобы эвакуировать застрявшие танки или чтобы буксировать частично поврежденные танки по тяжелому грунту.

 В бою ремонтные подразделения танковых рот и батальонов продвигались за своими подразделениями и вели ремонт и эвакуацию танков, вышедших из строя.

 Ремонтные секции танковых рот производили мелкий ремонт, при необходимости более сложного ремонта неисправные танки передавались ремонтным взводам батальонов. При этом танки не буксировались средствами рот, а обычно сообщалось их местоположение и характер повреждения. Неисправности танков классифицируются на повреждения: ходовой части, башни, мотора и трансмиссии.

 Ремонтные взводы производили более сложный ремонт, включая замену отдельных агрегатов. В тех случаях, когда ремонтные взводы батальонов не в состоянии были выполнить ремонт, он осуществлялся подразделениями артиллерийско-технической службы, которые обычно располагались на удалении 32 км и больше от линии фронта. Ремонт танков производился с использованием готовых запасных частей.

 Приведем пример организации ремонта и эвакуации танков 9-го американского армейского корпуса в наступательных боях 1950 г.

 Чтобы обеспечить ремонт и эвакуацию машин на поле боя при наступлении, начатом 24 ноября 1950 г., артиллерийско-техническая служба 9-го армейского корпуса на основе опыта танковых частей разработала систему ремонтно-эвакуационной службы применительно к местным условиям.

 Система состояла в объединении эвакуационных и ремонтных средств в каждой дивизии под централизованным контролем специального органа, названного службой дивизионного ремонта. Эта система должна была способствовать координации использования всех ремонтно-эвакуационных средств.

 Особое значение придавалось максимальному использованию подвижных ремонтных бригад для производства ремонта на месте, вдоль заранее намечаемой оси эвакуации, восстановления и ремонта танков.

 Действия подвижных ремонтных бригад должны были координироваться непосредственно службой дивизионного ремонта, которая использовала бы при этом радиосвязь и телефон. Такая организация ремонта и эвакуации, по мнению американцев, при недостатке ремонтно-эвакуационных средств себя оправдала.

 Эвакуация подбитых и поврежденных американских танков осуществлялась вышестоящим звеном, куда подчиненные подразделения подавали заявку с указанием местонахождения танка и характера его повреждения. Эвакуация поврежденных машин с поля боя в Корее представляла для американцев серьезную проблему. Использование для этих целей ремонтно-эвакуационных частей обязательно сопровождалось при наступлении войск созданием «пробок» на единственной дороге, имеющейся в полосе действия каждой дивизии и использовавшейся в качестве основного пути подвоза.

 Другим затруднением при эвакуации поврежденных танков с поля боя являлось отсутствие экипажей на поврежденных танках.

 Кроме того, следует отметить, что эвакуация поврежденных американских танков типа М46 представляла большую трудность. Установленная на этом танке гидромеханическая трансмиссия затрудняла его буксировку при неработающем двигателе, так как танк трудно было поворачивать.

 Как уже указывалось, ремонтно-эвакуационная машина М32 не соответствовала требованиям, предъявляемым к машинам, предназначенным для ремонта и эвакуации танков на поле боя. Танковые части часто вынуждены были использовать один или даже два танка для эвакуации застрявшего или серьезно поврежденного танка.

 Серьезные недостатки в вопросе организации ремонтно-эвакуационной службы, выявившиеся в Корее, вынудили американское командование провести работы по пересмотру штатной структуры ремонтно-эвакуационных частей и подразделений и принять меры к оснащению их более мощной эвакуационной техникой. Известно, что после войны были созданы более мощные эвакуационные машины такие, как М74, М75 на базе танков М4А3 «Шерман» и Т51 на базе танка М48.

 Снабжение танковых рот пехотных полков запасными частями осуществлялось через артиллерийско-техническую службу танковых батальонов пехотных дивизий и за счет демонтажа подбитых танков.

 Краткие выводы. Боевые действия в Корее в начале войны заставили американцев пересмотреть свои взгляды на использование танков и отказаться от мысли, что в условиях горно-лесистой местности с наличием в долинах заболоченных рисовых полей танки могут выполнять весьма ограниченные задачи. Поэтому в последующих боях и, в частности, в период наступления с пусанского плацдарма и высадки десантов в Инчхоне американцы применяли танки в больших масштабах.

 В вопросы применения танков в наступлении и обороне ничего нового в сравнении с положениями, изложенными в уставах, внесено не было. Попытки американского командования применить танки для развития успеха в отрыве от пехотных частей и на большую глубину успеха не имели.

 Заслуживает внимания практика использования танков в обороне и в наступлении на танкодоступной местности для усиления огня артиллерии стрельбой с закрытых позиций.

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: fyls77 (21.08.2021)
Просмотров: 185 | Теги: Война в Корее 1950–1953 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar