search
menu
person

NEWS AND UDATES


Война в Корее 1950–1953. (III этап войны: 25.10.1950 — 09.07.1951). Общие итоги и характерные черты боевых действий сторон в третьем этапе войны в Кор

Война в Корее 1950–1953.

Вступление в войну китайских добровольцев. Отступление войск ООН и южнокорейской армии из КНДР. Боевые действия в районах, прилегающих к 38-й параллели. (III этап войны: 25.10.1950 — 09.07.1951).

Общие итоги и характерные черты боевых действий сторон в третьем этапе войны в Корее

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

 

Общие итоги. Боевые действия войск китайских добровольцев и Народной армии в третьем этапе войны длились свыше восьми месяцев, с 25 октября 1950 г. по 9 июля 1951 г.

 Этот этап войны был переломным. Перелом в ходе войны произошел в результате вступления в нее китайских народных добровольцев, что позволило правительству КНДР привести в порядок и восстановить значительную часть своих вооруженных сил. В ходе третьего этапа войны китайские добровольцы и Народная армия освободили территорию КНДР от войск ООН и нанесли им крупное поражение. По неполным данным, противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 100 тыс. солдат и офицеров.

 Успехи, достигнутые КНД и КНА, имели важное оперативно-стратегическое значение. Несмотря на яростные усилия, войскам ООН не удавалось добиться существенных результатов, не говоря уже о разрешении важных стратегических задач.

 Характерные черты в действиях войск китайских добровольцев и Корейской народной армии. Боевые действия китайских добровольцев и Народной армии в третьем этапе войны характерны и поучительны разнообразием форм организации и ведения вооруженной борьбы в различных условиях обстановки.

 Боевые действия носили решительный характер, шла напряженная борьба сторон за захват и удержание инициативы. Это был этап активной маневренной борьбы, в ходе которого наступательные операции и бои КНД и КНА сочетались с оборонительными и преднамеренными отступлениями. Умелое и целесообразное сочетание наступательных действий с оборонительными и преднамеренными отступлениями, а также целеустремленность, твердость и выдержка в вопросе накапливания и использования резервов, несмотря на некоторые тактические неудачи, позволили войскам КНД и КНА достичь осуществления поставленных целей.

 Характерно, что в наступательных операциях, проведенных КНД и КНА в октябре и ноябре 1950 г., не было ярко выраженного массирования сил и средств на направлениях главных ударов, а преобладало сравнительно равномерное распределение сил и средств по фронту. Это объясняется отсутствием у войск ООН в этот период сплошной и прочной обороны.

 В наступательных операциях первой половины 1951 г., с переходом американских и южнокорейских войск к действиям на сплошном фронте, массирование сил на решающих направлениях стало находить более широкое применение.

 Ввиду недостатка в войсках артиллерии, минометов, инженерных средств, танков и авиации основную тяжесть борьбы с войсками ООН несла пехота. Поэтому на направлениях главных ударов войска КНД и КНА имели превосходство в силах над противником лишь по пехоте. Стремясь максимально использовать это превосходство, китайские добровольцы и Народная армия наступление вели преимущественно в ночное время или в неблагоприятных метеорологических условиях, ограничивавших применение американцами авиации. В тех случаях, когда в ходе боя войска противника были сильно расстроены, боевые действия продолжались и днем.

 Ночные действия войск в условиях превосходства противника в танках, артиллерии и авиации являлись единственным способом достижения цели. Темнота значительно ослабляла губительное действие техники вооруженных сил ООН, особенно их авиации. Внезапные ночные атаки оказывали сильное моральное воздействие на противника как в самом пункте атаки, так и на соседних участках. Ночными действиями войска КНД и КНА успешно выполняли не только тактические, но и оперативные задачи. Располагая войска на широком фронте и организуя одновременные удары по неприятелю на нескольких направлениях, командованию удалось значительно сократить потери войск от ударов авиации и огня артиллерии противника.

 Объединенное командование постоянно ставило своим войскам задачи по обходу и окружению отдельных подразделений, частей и соединений противника, расчленению их и уничтожению. Однако применение глубоких обходов и окружение крупных группировок противника войсками, не имевшими подвижных соединений и взаимодействующей с ними авиации, было исключительно сложной задачей.

 Размах большинства наступательных операций, проведенных КНД и КНА, по глубине не превышал 50 км при среднем темпе наступления 6–8 км в сутки. По времени операции продолжались от пяти до девяти суток. Сравнительно небольшая глубина и продолжительность наступательных операций объясняется главным образом трудностями обеспечения войск боеприпасами и продовольствием как при подготовке к операции, так и в ходе боевых действий, поэтому Объединенное командование было лишено возможности проводить длительные и непрерывные наступательные бои. Большое влияние на замедление темпов операций оказали частые остановки войск в ходе наступления для восстановления нарушенного взаимодействия и приведения себя в порядок.

 При подготовке наступательных операций в целях скрытности и избежания потерь от ударов американской авиации сближение войск с противником производилось обычно в ночное время. Исходное положение для наступления войска занимали также ничью, за одни-двое суток до начала атаки, чтобы не раскрыть замысла и времени начала операции. Объединенное командование избегало сосредоточения перед наступлением большого количества войск на ограниченных участках. В исходном положении войска тщательно укрывались и маскировались, изучали местность и оборону противника и проводили необходимые мероприятия по боевому и материальному обеспечению. Командиры дивизий, полков и батальонов уточняли на местности задачи войскам и организовывали взаимодействие.

 Переход войск КНА и КНД в атаку производился часто без огневой подготовки, удары наносились внезапно и стремительно. Наступавшие войска избегали движения вдоль дорог и открытой местности, чтобы лишить артиллерию противника возможности вести массированный огонь по боевым порядкам войск и использовать танки для контратак.

 Одновременно с наступлением главных сил с фронта часть войск, используя промежутки в обороне противника, обходила его части и подразделения с флангов и тыла и просачивалась в глубину его обороны, нападала на огневые позиции артиллерии, командные пункты, нарушала связь, управление и работу тыла.

 Опыт показал, что китайские добровольцы и Народная армия наибольших результатов в наступлении достигали в течение первой ночи боевых действий. Внезапно атакуя противника, они вынуждали его к отступлению.

 С началом отступления войск ООН китайские добровольцы и Народная армия переходили к преследованию противника силами передовых отрядов. Главные силы продвигались за передовыми отрядами в расчлененных походных порядках или до наступления ночи располагались в укрытых районах. Передовые отряды, не прекращая боевых действий и днем, стремились не допустить закрепления противника на промежуточных рубежах. Однако, значительно уступая противнику в подвижности, они обычно быстро теряли соприкосновение с ним и по существу выполняли роль охранения.

 Ввиду исключительной сложности и трудности наступления в горных условиях ночью, а также с целью выигрыша времени Объединенное командование иногда продолжало боевые действия в дневное время. При наступлении днем соединения и части применяли более расчлененные боевые порядки, стремясь возможно тщательнее использовать для маскировки и укрытия естественные условия местности.

 При наступлении оперативное построение армий, боевые порядки армейских корпусов и пехотных дивизий состояли обычно из двух эшелонов. В первом эшелоне находилось две трети сил и во втором эшелоне — одна треть. В пехотных полках и батальонах также до одной трети сил выделялось во второй эшелон или в резерв.

 После завершения сражения китайские добровольцы нередко производили прочесывание местности с целью вылавливания разбежавшихся солдат противника.

 В ходе проведения операций при необходимости войска КНД и КНА приостанавливали успешное наступление и переходили к преднамеренному отступлению.

 Первое отступление осуществлялось в период с 20 февраля по 21 апреля 1951 г. Поучительным в организации этого отступления является его целеустремленность и четкое планирование. Отступление войск было спланировано по рубежам и времени с учетом боевых возможностей противника и характера его действий. Для обеспечения планомерного отхода было намечено три рубежа на удалении 15–20 км один от другого, что позволяло войскам в течение одной ночи совершать переход с одного рубежа на другой. Рубежи избирались на местности, имевшей впереди и на флангах естественные препятствия, хороший обзор перед фронтом и укрытия для скрытого отхода войск в тыл. Отступление главных сил совершалось под прикрытием арьергардов силой от одного до нескольких усиленных пехотных батальонов, выделяемых от каждой пехотной дивизии. Чтобы задержать противника на длительное время на этих рубежах, главные силы КНД и КНА строили боевые порядки, как правило, в два эшелона. С этой же целью практиковалось одновременное занятие войсками двух рубежей. Войска, прикрывавшие отход, на очередной рубеж отводились ночью.

 Высокая активность при отходах составляла характерную черту боевой деятельности войск КНД и КНА.

 Второе отступление войска КНД и КНА осуществили в период с 22 мая по 12 июня 1951 г. Отступление планировалось совершить под прикрытием сильных арьергардов без задержки главных сил на промежуточных рубежах. Однако в связи с тем, что войска китайских добровольцев и Народной армии были скованы на фронте боями с противником, отход главных сил осуществить скрытно не удалось. Отступление на этот раз осуществлялось в более сложных условиях, чем в феврале — апреле 1951 г. КНД и КНА были вынуждены на некоторых направлениях вводить в сражение главные силы и вести упорные оборонительные бои в невыгодных условиях. Опыт осуществления китайскими добровольцами и Народной армией второго отступления еще раз подтвердил большое значение обеспечения скрытности и внезапности при отходе.

 В ходе третьего этапа войны КНД и КНА широко применяли также оборонительные действия.

 Ввиду превосходства противника в огневых средствах войска КНД и КНА в обороне стремились избегать длительных и упорных боев на одних и тех же позициях, широко используя маневр и смену позиций. В первую линию обороны выделялось до одной трети войск и до половины огневых средств. Главные силы сосредоточивались в глубине обороны в готовности к ведению контратак.

 Позиции для обороны передовых частей и подразделений избирались преимущественно на высотах, что обеспечивало хороший обзор. На незанятых соседних высотах создавались ложные позиции и сооружения, а на танкоопасных направлениях устраивались минные поля и засады. Вперед от обороняющихся войск высылалось сильное боевое охранение. Для маскировки и укрытия войск от огня артиллерии и ударов авиации противника оборудовалось большое количество запасных окопов и убежищ.

 В период артиллерийской и авиационной подготовки противника части оставляли на позициях наблюдателей, а главные силы отводили в укрытия. С переносом огня в глубину обороны они вновь занимали свои позиции и контратаками отражали наступление противника.

 При невыгодном соотношении сил, а также в целях занятия в тылу более выгодных рубежей обороны войска КНД и КНА, прикрываясь арьергардами, с наступлением темноты отходили на новые оборонительные рубежи, вынуждая противника вновь организовывать наступление.

 Успешными в этом этапе войны являлись мероприятия Объединенного командования по организации обороны морских побережий. К концу этапа оборона западного и восточного побережья уже исключала возможность внезапной высадки десантов противника и тем более неожиданные удары с тыла по находившимся на фронте войскам.

 Основной особенностью боевого применения артиллерии войсками КНД и КНА являлось децентрализованное ее использование. В третьем этапе войны заметно увеличилось количество гаубичной артиллерии. Однако плотность насыщения боевых порядков войск артиллерией была невысокой и составляла 6–9 орудий и минометов на 1 км фронта.

 Несмотря на трудности боевого применения артиллерии в условиях горно-лесистой местности при действиях  ночью артиллерийские и минометные части и подразделения оказывали эффективную огневую поддержку наступающей пехоте, обрушивая на противника внезапный огонь с близкого расстояния. Широко применялась артиллерия для стрельбы прямой наводкой.

 Авиация, имевшаяся в распоряжении Объединенного командования, использовалась в третьем этапе войны в основном для прикрытая объектов тыла.

 Основными мероприятиями по инженерному обеспечению наступления войск являлись: маскировка и укрытие личного состава и боевой техники от артиллерийского и минометного огня и ударов авиации противника; обеспечение продвижения, особенно артиллерии и автотранспорта; организация переправы войск через водные преграды; разминирование и разграждение препятствий противника. В обороне и при отходе войск инженерные части принимали участие в укреплении рубежей и создании различных препятствий на путях наступления противника.

 Ведение боевых действий в сложных условиях требовало от войск КНД и КНА организации непрерывного боевого обеспечения. Однако в этом вопросе имелись серьезные пробелы и упущения.

 В некоторых дивизиях и частях слабо велась разведка противника. Командиры и штабы ограничивались общими данными, получаемыми обычно с опозданием от высших штабов, или организацией лишь наблюдения за противником. Это приводило к тому, что войска внезапно наталкивались на различные препятствия, попадали под огонь противника и несли потери. Также недостаточно велась войсками разведка местности. Нередко соединения и части из-за незнания местности совершали много лишних передвижений и к началу столкновения с противником оказывались сильно утомленными длительным движением по горам.

 Большое внимание в войсках КНД и КНА обращалось на обеспечение флангов и стыков. Прикрытие флангов в группах армий осуществлялось специально выделенными для этого соединениями. Иногда эта задача возлагалась на армии, действовавшие на флангах. Для обеспечения флангов и стыков в частях и соединениях выделялись  необходимые силы и средства и назначались командиры, отвечающие за это.

 В условиях господства авиации противника важнейшим вопросом оперативного обеспечения являлась противовоздушная оборона войск. В третьем этапе войны организация ПВО несколько улучшилась. В войсках КНД и КНА возросло количество зенитно-артиллерийских средств, была организована более стройная система ВНОС, зародилось движение «охотников за самолетами противника», в войсках была изжита самолетобоязнь.

 Группы численностью в 4–7 человек, вооруженные пулеметами и противотанковыми ружьями, располагались на высотах и вели огонь по низко летящим самолетам врага. Действия этих групп вынуждали самолеты противника увеличивать высоту полета и тем самым уменьшать точность бомбардировочных и штурмовых ударов.

 Чтобы уменьшить потери в автотранспорте от налетов авиации противника, на всех дорогах в тылу по которым шло интенсивное движение автомашин, была организована служба предупреждения. Через каждые 2–3 км выставлялись сигнальные посты. Обнаружив приближение самолетов, посты подавали установленный сигнал. Все автомашины днем съезжали с дорог и маскировались, а ночью с выключенными фарами продолжали движение.

 Мероприятиями по противотанковой обороне наряду с использованием для движения и расположения войск танконедоступной местности являлись: минирование вероятных направлений движения танков противника, разрушение дорог и мостов, устройство на дорогах рвов, завалов из бревен и камней. Для борьбы с танками противника, кроме противотанковой артиллерии, в частях и подразделениях были созданы группы истребителей танков, вооруженные противотанковыми ружьями, гранатами, бутылками с горючим и минами. Истребители танков, располагаясь в засадах, открывали внезапный огонь по растянувшимся вдоль дорог танковым колоннам противника и наносили им значительные потери.

 Исключительно отрицательное влияние на успешное ведение операций китайскими добровольцами и Народной  армией оказывала недостаточная материально-техническая обеспеченность войск.

 Железные дороги и автотранспортные части службы тыла ввиду частого разрушения дорог и мостов авиацией противника не могли бесперебойно и своевременно снабжать войска продовольствием и боеприпасами. Нередко были случаи, когда личный состав в течение нескольких суток испытывал нужду в продовольствии и боеприпасах, что вынуждало прекращать успешно начатые боевые действия.

 Управление крупными силами войск в условиях ведения боевых действий в горах представляло весьма сложную задачу. Решение этой задачи затруднялось тем, что войска КНД и КНА не были достаточно обеспечены техническими средствами связи, не имели подготовленных связистов, а командный состав и штабы в своем большинстве не имели опыта руководства боевыми действиями в сложных условиях, поэтому в управлении войсками отмечались перебои.

 Важное значение в успешном ведении боевых действий войсками КНД и КНА в третьем этапе войны имели активные действия в тылу противника многочисленных партизанских отрядов из местного населения. Разрушая коммуникации, склады, аэродромы и линии связи, нападая на штабы и узлы связи противника, партизанские отряды создавали в тылу неприятеля напряженную обстановку. Однако из-за трудности поддержания связи с ними и снабжения оружием, боеприпасами и медикаментами действия отрядов носили изолированный характер, что облегчало противнику борьбу с партизанами.

 Характерные черты боевых действий войск ООН. В третьем этапе войны американские и южнокорейские войска вели как оборонительные, так и наступательные действия, а также вынуждены были совершать отступление.

 На стороне войск ООН в третьем этапе войны участвовали преимущественно американские и южнокорейские войска, а также две английские, одна канадская и отдельная турецкая пехотные бригады.

 Управление всеми войсками ООН в Корее осуществлялось американским командованием, которое в вопросах ведения боевых действий руководствовалось существующими уставами американской армии.

 В третьем этапе войны американскому командованию по существу не удалось провести ни одной крупной наступательной операции, а также ни одной операции сухопутных войск во взаимодействии с авиацией и военно-морским флотом.

 Планирование наступательных операций, несмотря на большую протяженность фронта и значительное количество войск, командование 8-й американской армии часто перекладывало на штабы корпусов. Такой порядок планирования не обеспечивал необходимого взаимодействия между корпусами и приводил к ограниченности форм операций. Наибольшее применение нашел фронтальный удар на одном-двух направлениях. Охваты и обходы американское командование хотя и пыталось применять, но, как правило, они не достигали успеха. Оперативное построение армии во всех наступательных операциях было одноэшелонным. Боевые порядки корпусов также строились в большинстве случаев в один эшелон. Наступлению предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, имевшая целью максимально подавить живую силу и огневые средства войск КНД и КНА. При этом расходовалось огромное количество артиллерийских и авиационных боеприпасов. Однако, ввиду того что войска КНД и КНА избегали сосредоточения больших масс войск в одном районе и не придерживались принципа упорного и длительного удержания занимаемых позиций, артиллерийская и авиационная подготовка не всегда достигала цели. Опасаясь внезапных ударов китайских добровольцев и Народной армии, американские и южнокорейские войска обычно начинали наступление передовыми отрядами, которые назывались боевыми группами, тактическими группами, танко-пехотными группами. Главные силы пехотных дивизий в расчлененных порядках двигались в 10–15 км за передовыми отрядами. Наступление велось на широком фронте. При этом большое внимание уделялось обеспечению флангов и стыков между соединениями и частями, что достигалось маневром артиллерией и инженерными подразделениями и непрерывной разведкой. Наступление велось обычно путем последовательного овладения объектами и рубежами. При упорном сопротивлении войск КНД и КНА американские и южнокорейские войска, как правило, приостанавливали наступление, пехота и танки отводились в укрытия и огневое подавление начиналось снова. Если и после этого наступление задерживалось, то на данный участок перебрасывались артиллерия, резервы и авиация и начиналась вновь подготовка наступления.

 Темпы наступления войск ООН при прорыве обороны не превышали 1–2 км и при развитии наступления — 3–5 км в сутки. Преследование носило пассивный характер, хотя и осуществлялось одновременно крупными силами на нескольких направлениях. Велось оно обычно фронтально, что объяснялось слабой выучкой войск, неумением их вести боевые действия без поддержки артиллерии и авиации С наступлением темноты, опасаясь контратак китайских добровольцев и Народной армии, американские и южнокорейские войска, как правило, прекращали наступательные действия. Соединения и части переходили к обороне на достигнутых рубежах или отходили на более выгодные позиции.

 Организация и ведение обороны американскими и южнокорейскими войсками в третьем этапе войны не были одинаковыми. В ноябре 1950 г. при обороне севернее р. Чёнчёнган войска ООН не создавали сплошного фронта. Их основные силы и средства группировались вблизи дорог. Это приводило к тому, что между соединениями и частями образовывались большие промежутки, которые не всегда обеспечивались даже наблюдением. Ширина полосы обороны пехотных дивизий колебалась от 12 до 30 км, а глубина расположения войск на направлениях важнейших дорог достигала 12–15 км. Оборонительные позиции строились по системе опорных пунктов и узлов сопротивления, находившихся между собой в огневой связи.

 Наученные опытом предыдущих боев, в декабре 1950 г. при организации обороны на 38-й параллели вооруженные силы ООН стали строить оборону на сплошном фронте. Полоса обороны пехотной дивизии обычно не превышала 15–18 км по фронту и 7–9 км в глубину. При этом не менее одной трети сил дивизии находилось во втором эшелоне или резерве. Основой обороны являлся огонь всех видов оружия. Для этого широко использовались огневые средства вторых эшелонов, зенитная артиллерия, а также танки, которые вели огонь как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Огонь велся с максимальным напряжением, без ограничения расхода боеприпасов. В ночное время артиллерия и минометы вели огонь по площадям; а также заградительный огонь по районам дорог, перевалов и лощин.

 Несмотря на высокую насыщенность обороны огневыми средствами при внезапных ударах китайских добровольцев и Народной армии ночью и особенно при просачивании их в глубину войска ООН упорства не проявляли, быстро оставляли занимаемые позиции и отступали. Главные силы отходили под прикрытием арьергардов и авиации. Части прикрывавшие отход всемерно избегали ведения боя с преследовавшими их отрядами войск КНД и КНА на близких дистанциях.

 В обороне и при отступлении войска ООН контратаки предпринимали редко. Проводились они накоротке, небольшими силами пехоты с танками при поддержке авиации.

 Артиллерия южнокорейцев как в обороне, так и наступлении использовалась в основном децентрализованно. В наступлении и обороне американские пехотные дивизии обычно усиливались 3–4 артиллерийскими дивизионами.

 В наступлении танки войск ООН использовались главным образом в составе передовых отрядов. В обороне большая их часть использовалась в качестве огневых точек для стрельбы прямой наводкой и с закрытых позиций. Часть танков оставлялась в резерве для действий совместно с пехотой и артиллерией против прорвавших оборону частей КНД и КНА. При отступлении танки прикрывали отход своих войск.

 Основной задачей инженерных частей и подразделений в наступлении являлось обеспечение продвижения своих войск. Инженерно-саперные подразделения ремонтировали дороги и мосты и устраняли всевозможные препятствия. В обороне главной задачей инженерных частей  и подразделений являлось устройство различных заграждений, оборудование командных пунктов, артиллерийских, позиций и укрытий для войск. При отступлении инженерные части разрушали и минировали дороги и мосты, уничтожали промышленные сооружения и склады.

 Большое место в третьем этапе войны войска ООН отводили авиации. Обладая полным господством в воздухе, она оказывала значительное влияние на ход боевых действий наземных войск.

 В наступлении и обороне авиация американцев в первую очередь обрушивала сильные бомбардировочные и штурмовые удары на позиции и районы расположения войск КНД и КНА, препятствовала подходу резервов к полю бон, нарушала работу тыла и снабжения войск. Тесно взаимодействуя с наземными войсками она непрерывно поддерживала их в бою. Нередко группы самолетов по вызову командиров пехотных полков и батальонов вылетали для поражения различных целей по их целеуказанию.

 Корабли и авиация военно-морского флота использовались для блокады побережий Кореи, обстрела коммуникаций войск КНД и КНА, поддержки своих войск, высадки в тылу войск КНД и КНА морских десантов, а также для обеспечения перевозок своих войск и грузов морем.

 В организации связи и в управлении наземными войсками ООН следует отметить большую насыщенность американских соединений, частей и подразделений средствами связи, что позволяло командованию поддерживать непрерывную связь сверху донизу, быстро осуществлять взаимную информацию и своевременно отдавать боевые приказы и распоряжения. При этом необходимо отметить большое удаление командных пунктов от войск. Так, в наступлении и обороне штабы пехотных полков располагались в 5–8 км от своих подразделений, штабы пехотных дивизий — в 12–20 км, а штабы корпусов — в 30–40 км.

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

 

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: fyls77 (21.08.2021)
Просмотров: 39 | Теги: Война в Корее 1950–1953 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar