search
menu
person

NEWS AND UDATES


Война в Корее 1950–1953. (IV этап войны: 10.07.1951 — 27.07.1953). Боевые действия сторон и ход переговоров в 1952 г.

 

Война в Корее 1950–1953.

Боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии. (IV этап войны: 10.07.1951 — 27.07.1953).

Боевые действия сторон и ход переговоров в 1952 г.

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

 

Не добившись значительных успехов в наступлении летом и осенью 1951 г., американские войска в январе 1952 г. начали массовые и систематические бомбардировки с воздуха объектов тыла, имеющих военное или экономическое значение, районов расположения войск, коммуникаций, а также мирных населенных пунктов{71}. Наряду с этим американские войска, попирая все международные нормы ведения войны, в январе 1952 г. начали применять бактериологическое и химическое оружие, применение которого запрещено международной конвенцией.

 Из материалов международной комиссии по расследованию фактов ведения бактериологической войны следует, что бактериологическое оружие американская армия в Северной Корее применяла с 28 января по 24 апреля 1952 г. с общей площадью поражения в 347 кв. км, а в Северо-Восточном Китае с 29 февраля по 4 апреля 1952 г. с общей площадью поражения около 780 кв. км.

 Бактериологическому нападению подвергались отдельные позиции войск КНД и КНА, частично объекты войскового тыла, линии коммуникаций, узлы железных и грунтовых дорог, некоторые промышленные и сельскохозяйственные районы, порты и в отдельных случаях водоисточники. Главным способом применения бактериологического оружия как в Корее, так и в Китае явилось распространение болезнетворных микробов (возбудителей чумы, азиатской холеры, сибирской язвы, брюшного тифа и др.) через живых переносчиков (мух,  блох, пауков и др.) и в меньшей мере через сброшенные предметы (перья, листья и др.). Живые переносчики и всевозможные предметы, зараженные болезнетворными микробами, сбрасывались в бактериальных бомбах и контейнерах, для чего использовались главным образом бомбардировщики В-26 и В-29.

 При применении бактериологического оружия авиация совершала одиночные и групповые налеты. Наибольшее число самолетов, принимавших участие в одновременных налетах, не превышало 16. Бактериальные авиабомбы и контейнеры сбрасывались с горизонтального полета, с небольших высот, а иногда и с пикирования. В целях маскировки бактериологическое оружие сбрасывалось, как правило, в ночное время, в туманную, пасмурную или ненастную погоду и в сочетании с фугасными авиабомбами. Кроме того, распространение зараженных насекомых производилось американцами и путем рассеивания непосредственно с самолетов при помощи выливных авиационных приборов, приспособленных для этих целей.

 Боевая эффективность применявшегося бактериологического оружия была незначительной. Это обусловливалось главным образом тем, что его применение не имело массового характера, а сами способы применения были малоэффективными. Предпринимавшиеся американцами попытки использования бактериологических средств нападения, по-видимому, имели лишь ограниченные задачи и представляли собой незначительные эксперименты, направленные на изучение отдельных вопросов, связанных с применением переносчиков болезнетворных микробов.

 С началом применения бактериологического оружия в КНДР и КНР были проведены разносторонние санитарно-профилактические мероприятия, имевшие целью предотвратить возможность появления заболеваний, и мероприятия противоэпидемические, направленные непосредственно на быстрейшую ликвидацию последствий применения бактериологического оружия.

 Боевые действия на фронте носили местный характер и с обеих сторон проводились с целью захвата отдельных опорных пунктов и высот. Одновременно продолжались работы по усовершенствованию обороны.

 Войска КНД и КНА, убедившись в том, что создаваемые ими подземные убежища надежно защищают от всех средств поражения, стали развивать их в боевые сооружения. Небольшие тупикового типа подземные ходы на отделение — взвод, служившие ранее главным образом только для укрытия личного состава от огня, войска в начале 1952 г. стали превращать в галереи, представлявшие собой сквозные подземные ходы с примыкавшими к ним подземными убежищами и местами для расположения боевой техники. Из этих галерей можно было вести огонь по наступающему противнику.

 Галереи отрывались на взвод — роту и оборудовались главным образом на первой позиции и реже — в глубине обороны. Они надежно защищали войска и боевую технику от налетов авиации и ударов артиллерии, обеспечивали осуществление маневра в условиях интенсивного артиллерийского и авиационного воздействия и, наконец, обеспечивали связь огневых сооружений, расположенных на переднем крае, с тылом. Галереи в сочетании с системой траншей и ходов сообщения намного увеличили живучесть и устойчивость обороны.

 В первое время галереи использовались неумело. Войска для укрытия от огня противника сосредоточивались в галереях, а траншеи и ходы сообщения дальнейшего развития не получали и войсками часто не занимались. В этих условиях огонь из подземных сооружений не мог обеспечить прикрытие всех подступов к обороне Не обеспечивалось создание многоярусного огня и резко сокращалось наблюдение за полем боя. Подразделения в силу этого были изолированы одно от другого, связь между ними отсутствовала, большая часть огневых средств при бое за передний край не использовалась. В результате этого оборона переднего края становилась пассивной. Подразделения находились в галереях, ведя обстрел ограниченным количеством огневых средств, пока утраченное положение не восстанавливалось контратаками вторых эшелонов или резервов.

 Галереи в первое время строились не по плану, а по инициативе подразделений. Планирование боя в связи с этим осуществлялось в зависимости от уже построенных [269] галерей. Это приводило к тому, что инженерное оборудование местности становилось доминирующим, от него зависело планирование боевых действий.

 Кроме того, подземные сооружения создавались в основном на вершинах высот, что приводило к увеличению «мертвых» пространств и противоречило требованиям зависимости расположения инженерных сооружений от тактической целесообразности использования огневых средств.

 В мае 1952 г. Объединенное командование потребовало от войск создания более устойчивой обороны путем развития и усовершенствования оборонительных сооружений полевого типа и строительства на отдельных наиболее важных направлениях долговременных сооружений. Было приказано привести в порядок и усовершенствовать существующие инженерные сооружения в дивизиях первого эшелона; на отдельных участках достроить и, таким образом, создать сплошную вторую полосу обороны (дивизиями вторых эшелонов корпусов и корейских армий) с передним краем по линии Кайсен, Вичолли, Анхёб, Мунпори, Имданни, Чхянгдори, Согучён, выс. 1098; создать также силами вторых эшелонов армий и резервами сплошную третью полосу обороны с передним краем по линии Саривон, Сохын, Ичен-Мен, Сэпори, Хвачэнни; дополнительно построить железобетонные оборонительные сооружения в районах Сохын, Намчён, Нучён; в системе оборонительных сооружений полевого типа в наиболее важных местах, в районах Анчжу, Конгсо, Синкосан, построить отдельные железобетонные сооружения.

 Основными сооружениями при оборудовании полос обороны определялись сооружения подземного типа, которые должны были стать костяком оборонительных укреплений. Строительство долговременных огневых сооружений (ДОС) было определено в районах Саривон, Сибили, Тозан, Сэпори, Чхянгдори, Мальхири, Мацзанни.

 Общая глубина полос обороны непосредственно на фронте составляла 30–50 км. Намеченные работы к концу 1952 г. в основном были выполнены.

 Войска ООН к этому времени подготовили оборонительную полосу «Эрминг» с передним краем по линии [270] соприкосновения с войсками КНД и КНА, промежуточную позицию «Вайоминг» с передним краем по линии Чочанни, Чихонтей, Сабангори, р. Букханган и оборонительную полосу «Канзас» с передним краем по линии устье р. Имзинган, Тосири, Чонгок, по южному берегу р. Хантанчхён до Унчхон, Хантусо, Симпори, Хвачен, Тонзури, гора Дайам-сан, выс. 1078, Чэдин.

 Первую полосу обороны «Эрминг» и промежуточную позицию «Вайоминг» обороняли дивизии первых эшелонов армейских корпусов, а полосу «Канзас» — дивизии вторых эшелонов корпусов.

 Основой всех полос обороны являлась система опорных пунктов и узлов сопротивления, прикрытых различными инженерными заграждениями. Пристальное внимание противник уделял обороне районов: Мунсан, Тосири, Хасюри; Ёнчон, выс. 832, пик Джюн-бён; Чорон; Симпори, Хвачен, Кодзйори; Худон, Санцчугольни, Сохори; Ымочижон, Саченни, выс. 1078. На главных направлениях были установлены прожекторы. Общая глубина полос составляла 15–45 км.

 Кроме указанных оборонительных полос, противник имел еще подготовленные рубежи для обороны по линии Сувон, Инчхон, Иочжу, Вончжу и Масан, Тайгу, Кенчжю (по линии обороны бывшего пусанского плацдарма). Первый из них был оборудован в начале 1951 г. и являлся как бы армейским оборонительным рубежом, второй был оборудован еще в 1950 г. и являлся армейским тыловым оборонительным рубежом. Оба рубежа войсками не занимались, и инженерные работы на них не производились.

 Таким образом, главное внимание противник уделял удержанию первых двух оборонительных полос и промежуточной позиции, где по существу и были сосредоточены все силы 8-й американской армии.

 На конференции в Паньмыньчжоне американская сторона по-прежнему вела политику затягивания и срыва переговоров. Для этой цели был использован вопрос о репатриации военнопленных, который оставался единственным неразрешенным вопросом на пути достижения перемирия.

 Вопреки всем международным соглашениям американская сторона открыто отказалась репатриировать всех находящихся в руках американского командования военнопленных и предложила обмен из расчета один на один. Подобным маневром американское командование пыталось освободить всех своих военнопленных и в то же время задержать после подписания соглашения о перемирии значительную часть северокорейских и китайских военнопленных для использования их в своих целях.

 Эти требования американских представителей были отвергнуты корейско-китайской стороной. Тогда американская сторона заявила о том, что военнопленные КНА и КНД не хотят возвращаться на родину, и выдвинула требование о так называемой «добровольной репатриации». Однако, убедившись, что для корейско-китайской стороны этот принцип решения вопроса о репатриации не приемлем, представители американского командования 8 октября 1952 г. демонстративно покинули совещание и таким образом снова сорвали переговоры.

 После срыва переговоров войска ООН и южнокорейской армии 14 октября 1952 г. в районе Кумхуа перешли в наступление. Предпринимая это наступление, противник стремился захватить позиции китайских добровольцев на высотах севернее Кумхуа и таким образом ликвидировать выступ, вдававшийся в его оборону, выяснить систему галерейной обороны войск КНД и КНА и создать благоприятные условия для дальнейшего наступления на гору Осен-сан.

 Днем позже противник, проводя крупные десантные учения в водах восточного побережья, в которых участвовало более 100 кораблей в районе Тхон-Чён и Кодзе имитировал высадку крупного десанта с целью обучения войск и определения контрмер, которые могут быть предприняты китайскими добровольцами и Народной армией на случай действительной высадки десанта.

 Бои в районе севернее Кумхуа, развернувшиеся за выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7, носили ожесточенный характер и продолжались 43 дня.

 Выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7 обороняли подразделения 8, 9 и 1-й рот 135-го пехотного полка 45-й пехотной дивизии 15-го армейского корпуса КНД.

 За три дня до начала наступления противник активизировал действия своей артиллерии и авиации на фронте обороны всего 15-го армейского корпуса, причем основные усилия были сосредоточены по объектам предстоящей атаки — выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7.

 С целью введения китайских народных добровольцев в заблуждение относительно направления своего главного удара противник несколько дней подряд перед наступлением имитировал отвод своей пехоты и танков из района Кумхуа на Чорон, чем хотел создать видимость готовящегося наступления западнее р. Хантанчхён на Схокимак.

 В 4 ч 30 мин 14 октября после 150-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации, в результате чего почти все наземные инженерные сооружения (траншеи, ходы сообщения) на выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7 были разрушены, противник силами семи батальонов 7-й американской и 2-й южнокорейской пехотных дивизий при поддержке 27 танков и 300 орудий перешел в наступление.

 Китайские добровольцы, умело используя инженерные сооружения и смело контратакуя, наносили противнику большие потери.

 Однако, бросая в бой все новые и новые силы, противник 20 октября овладел всеми наземными инженерными сооружениями на выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7 и вынудил китайских добровольцев отойти в галереи. Завязались бои в галереях, продолжавшиеся до 29 октября.

 Противник, используя взрывчатые вещества, огнеметы, а в некоторых случаях и отравляющие вещества, пытался сломить сопротивление защитников галерей и разрушить их. С этой целью он разрушал выходы из галерей, закрывал их камнями, мешками с песком, металлическими сетями и колючей проволокой, подрывал наиболее тонкие стенки галерей, забрасывал бутылками  с горючей смесью, химическими и зажигательными снарядами, применял огнеметы. Однако все его попытки были тщетны. Китайские добровольцы, используя галереи как исходные позиции, контратаковывали противника и наносили ему большие потери.

 30 октября китайские добровольцы, подтянув новые силы, мощной контратакой сбросили противника с выс. 597,9 и, отбив его последующие атаки, окончательно закрепились на ней.

 С 6 ноября основная тяжесть боев переместилась на северную вершину выс. 537,7. В ожесточенных боях, продолжавшихся в течение 20 дней, китайские добровольцы и здесь восстановили прежнее положение. К 25 ноября бои за выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7 прекратились.

 Таким образом, попытки противника захватить позиции китайских добровольцев севернее Кумхуа не увенчались успехом. Понеся в этих боях крупные потери, он не смог добиться своей цели.

 В боях за высоты севернее Кумхуа с обеих сторон приняли участие значительные силы, которые все вместе насчитывали около 100 тыс. человек. Для захвата высот севернее Кумхуа противник привлек части 7-й и 40-й американских пехотных дивизий, 2, 9-й пехотных и 105-й учебной южнокорейских дивизий, 2, 3, 5 и 8-й южнокорейские полки учебного центра, 18 дивизионов артиллерии (300 орудий) и 120 танков. Всего со стороны противника действовало около 60 тыс. человек. Наступление поддерживалось 5-й американской авиагруппой.

 С китайской стороны в боях за эти высоты приняли участие подразделения и части 45, 29, 31 и 34-й пехотных дивизий. Войска поддерживали 133 орудия полевой артиллерии, 292 миномета, 47 зенитных орудий. Общая численность войск КНД, принимавших участие в боях за эти высоты, достигала 40 тыс. человек.

 Все эти силы как одной, так и другой стороной вводились в бой последовательно, в зависимости от обстановки, причем одновременно с каждой стороны в бою участвовало не более двух полков.

 Противник, как правило, наступал только днем. Однако сближение во многих случаях он производил в ночное время.

 Наступлению подразделений обычно предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, в ходе которой для подавления войск на оборонительных позициях применялись также и зажигательные средства — напалм. Для подавления огневых средств на переднем крае применялись танки, выдвигавшиеся для стрельбы прямой наводкой.

 Атаки противник производил последовательно, на нескольких направлениях и в течение всего дня. Если на одном участке его атаки отбивались, он атаковывал на другом. Если атаки противника отбивались и на новом участке, он атаковывал на прежнем.

 В течение октября и в начале ноября противник с утра (до 8 ч) наступал обычно мелкими подразделениями, стремясь измотать китайских добровольцев и нанести им потери. После 8 ч противник вводил в бой свой первый эшелон. Потерпев неудачу, он после получасовой или часовой артиллерийской подготовки примерно в 12 ч вводил в бой вторые эшелоны и начинал повторное наступление. Потерпев неудачу и на этот раз, противник приводил свои подразделения в порядок, подтягивал резервы и после непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки примерно в 15 ч атаковывал всеми силами. Если противник терпел неудачу и на этот раз, он ставил дымовую завесу и под прикрытием небольших групп отходил в исходное положение. На следующий день противник атаковывал в том же порядке.

 Таким образом, действия противника носили шаблонный характер, что с успехом было использовано китайскими добровольцами.

 Боевые порядки частей и подразделений противника обычно строились в два эшелона с выделением резервов. Кроме того, создавалась огневая группа, в которую включались штатные и приданные огневые средства — пулеметы, безоткатные орудия, противотанковые реактивные ружья и минометы. Эти огневые средства поддерживали атаку пехоты. Сближение американцы производили в расчлененных строях, а атаку — скученными  боевыми порядками, в результате чего несли большие потери в живой силе.

 Боевые порядки подразделений южнокорейской армии были более расчлененными, чем у американцев, а атака производилась настойчивей и стремительней. Потерпев неудачу, подразделения южнокорейцев быстро меняли направление атаки и способ действий, поэтому несли меньше потерь от огня китайских добровольцев.

 При наступлении американские войска стремились обходить опорные пункты КНД и атаковывать их во фланг и тыл, однако, попадая сами часто в положение обойденных, поспешно отходили в исходное положение.

 В целях организации взаимодействия с артиллерией противник иногда шел в атаку с большими красными флагами. Захватив позиции КНД, он устанавливал эти флаги, и артиллерия прекращала огонь. Если атака отбивалась, противник сворачивал их, а артиллерия возобновляла огонь.

 После захвата позиций китайских добровольцев противник сразу же приступал к их закреплению. Однако войска КНД, быстро предпринимая контратаки, часто не давали неприятелю организовать систему огня и закрепить захваченные позиции, поэтому американцы не могли удержать их и под ударами китайских добровольцев отходили в исходное положение.

 Взаимодействие между пехотой, артиллерией и авиацией у американцев было устойчивым и в ходе боев, как правило, не нарушалось. Артиллерия и авиация всегда оказывали пехоте своевременную и действенную поддержку. Взаимодействие же у южнокорейцев было слабее, неустойчивым и поэтому часто нарушалось.

 В боях севернее Кумхуа противник, чтобы скрыть передвижение и маневр своих войск, широко применял дымы, для чего использовал артиллерию и авиацию.

 В зависимости от поставленной цели противник ставил дымовые завесы в глубине своего расположения, в глубине обороны войск КНД и непосредственно на поле боя. Продолжительность дымопуска зависела от конкретно сложившейся обстановки и колебалась от нескольких минут до 8–10 ч.

 С целью создания выгодных условий для действий своих войск ночью противник в боях севернее Кумхуа широко применял осветительные средства — прожекторы, установленные на высотах в глубине его расположения, осветительные снаряды и бомбы. С захватом позиций КНД противник производил освещение местности особенно интенсивно и причем всю ночь.

 Действия войск КНД в боях севернее Кумхуа были смелыми и активными. Во время артиллерийской и авиационной подготовки противника личный состав укрывался в галереях. На позициях оставались только наблюдатели (в большинстве это были взводные наблюдатели) и радисты, которые, тщательно наблюдая за противником, поддерживали связь с галереями и артиллерией. Как только противник переносил артиллерийский огонь в глубину, подразделения по сигналу наблюдателей быстро выходили из галерей и занимали наружные позиции для отражения атак.

 Из галерей выводились не все подразделения, а только часть их, необходимая для отражения данной атаки. Остальные находились в резерве, в готовности поддержать подразделения, ведущие бой.

 Огонь по атакующему противнику, как правило, открывался внезапно и с близкого расстояния. При отражении атак китайские добровольцы широко применяли ручные гранаты и заряды взрывчатых веществ (ВВ). После отражения атаки они, чтобы не нести потерь от артиллерийского огня противника, быстро возвращались в галереи.

 В боях севернее Кумхуа китайские добровольцы проявляли высокую активность, контратакуя наступающего противника. Контратаки производились, как правило, внезапно и главным образом ночью и по противнику, который не успел еще закрепиться и привести себя в порядок.

 С захватом противником наземных позиций китайские добровольцы отходили в галереи, откуда контратаками сковывали вражеские подразделения, не давали возможности использовать их в другом месте и, нанося им потери, создавали благоприятные условия для нанесения контратак из глубины. Их действия носили дерзкий и смелый характер. Для действий на поверхности выделялись небольшие группы в 5–10 человек, вооруженные автоматами и зарядами ВВ. Эти группы под прикрытием темноты скрытно выходили из галерей и внезапным ударом наносили блокировавшему галереи противнику потери. Действуя из галерей, войска держали противника в напряжении, изнуряли его и не давали ему возможности разрушать галереи. Борьба за удержание галерей и уничтожение противника на наземных позициях велась во взаимодействии с частями, оборонявшимися вне галерей.

 Особое внимание уделялось обороне входов в галереи. Входы обороняли специально выделенные для этой цели группы. Все попытки неприятеля блокировать, а затем разрушить галереи китайские добровольцы всякий раз срывали. Совместными действиями войск, оборонявших галереи, и войск, находившихся вне их, противник, захватывавший наземные позиции, или уничтожался, или отбрасывался в исходное положение.

 Таким образом, бои севернее Кумхуа показали, что галереи в сочетании с системой траншей и ходов сообщений намного увеличивают стойкость и живучесть обороны. Мощный огонь артиллерии и массированные налеты авиации не смогли разрушить галереи и уничтожить их защитников. Оборона войск китайских добровольцев стала непреодолимой.

 После боев севернее Кумхуа боевые действия сторон ограничились артиллерийской перестрелкой, ведением разведки и боями за отдельные высоты. В проводимых боях с обеих сторон принимали участие обычно мелкие подразделения от взвода до батальона, реже — два-три батальона или полк. При организации и проведении этих боев Объединенное командование КНД и КНА основной целью ставило уничтожение живой силы противника и приобретение войсками боевого опыта.

 Боевые действия авиации КНД и КНА в течение 1952 г. ограничивались главным образом прикрытием важнейших объектов, расположенных в северных районах КНДР и в Северо-Восточном Китае, и частично прикрытием войск.

 Боевые действия американской авиации, несмотря на ограниченный масштаб действий на сухопутном фронте, были довольно активными. В среднем в сутки авиация войск ООН производила до 800 самолето-вылетов.

 В 1952 г. в связи со значительным увеличением противодействия истребительной авиации КНД и КНА и возникновением в результате этого угрозы господству авиации войск ООН в воздухе американское командование вынуждено было усилить свою истребительную авиацию. Кроме того, большие потери, которые несли части тактической бомбардировочной авиации (вооруженные самолетами В-26) в дневное время, заставили американское командование использовать этот вид авиации для действий исключительно в ночное время.

 Ход боевых действий в 1952 г. показал, что, несмотря на значительную активность авиации, она не могла достигнуть ожидаемых результатов и в целом не обеспечила осуществления замысла американского командования.

 Военно-морские силы КНА обороняли западное и восточное побережье, а также производили минирование прибрежных вод.

 Военно-морские силы ООН, имея к концу 1952 г. в водах Кореи около 180 боевых кораблей и более 120 вспомогательных и десантных судов, осуществляли блокаду побережья КНДР. При этом основная группировка кораблей находилась у восточного побережья.

 

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

 

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: fyls77 (21.08.2021)
Просмотров: 86 | Теги: Война в Корее 1950–1953 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar