search
menu
person

NEWS AND UDATES


Война в Корее 1950–1953. (IV этап войны: 10.07.1951 — 27.07.1953). Общие итоги и характерные черты БД войск сторон в IV этапе войны

Война в Корее 1950–1953.

Боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии. (IV этап войны: 10.07.1951 — 27.07.1953).

Общие итоги и характерные черты боевых действий войск сторон в четвертом этапе войны

Коллектив авторов под руководством С.С. Потоцкого

Общие итоги. Начало переговоров о перемирии и переход американских войск к позиционным формам ведения войны показали полный крах их планов захвата всей Кореи. Политика «с позиции силы», представлявшая основу всего внешнеполитического курса США, обанкротилась. Все уловки дипломатического порядка и даже военный нажим в ходе переговоров не дали американцам ожидаемых результатов. Перемирие было заключено.

 Характерные черты в действиях китайских добровольцев и Корейской народной армии. Оборона войск КНД и КНА в течение четвертого этапа войны в Корее создавалась с учетом прочного удержания своих позиций непосредственно на фронте и отражения возможных десантов на побережье. На выполнение этой задачи были направлены все усилия войск.

 Оборона строилась на глубину 30–50 км и состояла из трех полос и отдельных укрепленных районов и узлов. На побережье, в районах наиболее вероятной высадки десанта неприятеля, оборона была построена на глубину 20–50 км. При этом полосы обороны оборудовались не на сплошном фронте, а только на важнейших направлениях, где они были наиболее развиты в инженерном отношении.

 В силу горного характера местности инженерное оборудование полос как на фронте, так и на побережье носило очаговый характер. Полосы обороны оборудовались системой закрытых огневых сооружений, траншей и галерей, расположенных ярусами и связанных между собой ходами сообщения в пределах опорного пункта или узла обороны. Наиболее полно инженерное оборудование местности производилось на переднем крае и в меньшей степени — в глубине.

 Ярусное расположение огневых сооружений и наличие наряду с траншеями большого количества галерей являлось одной из характерных и положительных черт инженерного оборудования местности. Ярусное расположение огневых сооружений обеспечивало многослойность огня, огневую поддержку сооружений нижнего яруса и увеличивало плотность пехотного огня перед передним краем.

 Наличие галерей в обороне войск КНД и КНА обеспечивало сохранение живой силы и техники во время артиллерийской и авиационной подготовки противника и быстрое открытие огня по нему при переходе его в атаку. Кроме того, галереи позволяли быстро, скрытно и без потерь выводить войска на рубеж развертывания для контратак и тем самым резко сокращали расход времени и сил для выхода на этот рубеж. Наряду с этим галереи обеспечивали внезапность нанесения контратак. Они оборудовались с таким расчетом, чтобы обеспечить эффективное использование огневых средств, быстрое занятие войсками своих наземных позиций, маневр живой силой в пределах опорного пункта или узла обороны, скрытное накапливание войск и внезапность контратак. При всех положительных качествах галерей и других подземных сооружений нисколько не уменьшались роль и значение траншей и ходов сообщения в обороне.

 Для прочного удержания местности подразделения, части и соединения, в зависимости от ее характера и важности направления непосредственно на фронте, получали районы, участки и полосы шириной: рота — 0,7–2,7 км, батальон — 0,5–7, полк — 2–10, дивизия — 9–16, корпус (КНД), армия (КНА) — 15–30, а иногда и больше. На побережье ширина районов, участков и полос обороны была большей и составляла: роты — 2,5–3,5 км, батальона — 5–7, полка — 9–15, дивизии — 20–36, корпуса (корейской армии) — до 80 и больше. Основу обороны в горных районах как на фронте, так и на побережье составляли ротные опорные пункты, оборудованные галереями в сочетании с системой траншей и ходов сообщения. В широких долинах и на ровной местности основу обороны составляли батальонные районы обороны.

 Действия войск КНД и КНА в обороне были стойкими, смелыми и активными, что составляло одну из характерных и присущих им черт ведения боя. Опираясь в своих действиях на хорошо развитую систему инженерного оборудования местности, они отражали атаки численно превосходящего противника, нанося ему при этом большие потери. Огонь по атакующему противнику с целью нанесения ему наибольших потерь войска КНД и КНА, как правило, открывали с близких дистанций и внезапно. При этом широко применялись ручные гранаты. Такой огонь ошеломлял противника и являлся наиболее эффективным.

 Контратаки по вклинившемуся противнику наносились внезапно и стремительно. Это составляло также одну из важных характерных и положительных черт действий войск КНД и КНА в обороне. Непрерывные и смелые действия войск изнуряли противника и не позволяли ему организовывать оборону на захваченных позициях. Кроме того, контратаки вырабатывали в войсках наступательный дух, приучали их к ведению наступления и прививали активность.

 С целью уменьшения эффективности огня противника и налетов его авиации войска КНД и КНА наносили контратаки главным образом ночью, используя неподготовленность войск ООН к действиям в этих условиях. Учитывая сильные и слабые стороны противника, войска КНД и КНА, действуя смело и решительно, уничтожали вклинившегося противника или отбрасывали его в исходное положение.

 Находясь в обороне, войска КНД и КНА против отдельных опорных пунктов неприятеля широко проводили наступательные бои силами рота — батальон. Выбор места и времени нанесения удара, расчет сил и средств, организация взаимодействия были представлены на решение командиров корпусов. План действий утверждался вышестоящими начальниками.

 Для поддержки атаки роты обычно выделялось не более одной гаубичной или минометной батареи, а для поддержки атаки батальона — 2–3 дивизиона гаубичной артиллерии, а у КНД еще и один дивизион шестиствольных минометов и иногда 3–4 тяжелых танка.

 Время для атаки выбиралось обычно с таким расчетом, чтобы подавление противника и разрушение его сооружений проходили непосредственно перед наступлением темноты. Сама же атака проводилась ночью.

 В период боя за опорный пункт, чтобы не дать возможности противнику отойти в глубину своей обороны, этот опорный пункт окаймлялся артиллерийским огнем с тыла и флангов.

 Удержание захваченных опорных пунктов не входило в задачу наступавших подразделений, так как целью их действий было уничтожение живой силы и техники врага. Поэтому при переходе противника в контратаку войска, как правило, оставляли эти опорные пункты.

 Характерной чертой действий войск КНД и КНА в обороне являлось широкое применение засад с целью уничтожения живой силы противника, воспрещения вражеской разведки, недопущения обхода и охвата противником опорных пунктов и, наконец, для захвата пленных.

 В зависимости от задач засады устраивались перед передним краем, в промежутках между опорными пунктами, а иногда и в глубине вражеской обороны. В засады обычно выделялось отделение — взвод и реже рота. Внезапные действия из засад ошеломляли противника и создавали благоприятные условия для быстрого его разгрома.

 При обороне большую роль играли танки и самоходно-артиллерийские установки. Они использовались как непосредственно на фронте, так и для обороны побережья. При этом на фронте действовали только танки и самоходно-артиллерийские установки китайских добровольцев, а на побережье — Народной армии.

 Танки непосредственной поддержки пехоты в ходе наступательных боев с ограниченными задачами действовали мелкими группами (3–4 танка) и, как правило, ночью или при ограниченной видимости днем. В оборонительных боях танки широко применялись в засадах. При этом на танкодоступной местности основная часть танков находилась в резерве и предназначалась для проведения контратак. Танки в обороне в этом этапе войны широко применялись для стрельбы с закрытых позиций. В отдельных случаях танки использовались и для стрельбы прямой наводкой. Однако этот способ действий в обороне широкого применения не получил.

 В обороне морского побережья танки в основном использовались в составе общевойсковых соединений и на направлении наиболее вероятной высадки вражеского десанта.

 Обычно непосредственно для обороны берега выделялась одна треть танков и самоходно-артиллерийских установок, остальные использовались в качестве танкового резерва и располагались в глубине обороны. Танки весьма эффективно использовались и для борьбы с кораблями неприятеля.

 

Характерной чертой использования артиллерии являлось то, что она действовала главным образом с закрытых позиций, оборудованных укрытиями туннельного типа. В исключительных случаях отдельные орудия выставлялись для стрельбы прямой наводкой.

 Огневые позиции артиллерии оборудовались на склонах высот, в 4–8 км от переднего края, с таким расчетом, чтобы большая часть орудий имела возможность сосредоточивать огонь на направлении предполагаемого главного удара противника. Туннели надежно обеспечивали орудия от огня вражеской артиллерии и ударов авиации и этим повышали их живучесть. Однако они лишали артиллерию маневра огнем.

 В обороне морского побережья большая часть артиллерии сосредоточивалась в местах наиболее вероятной высадки десанта. При этом главные усилия артиллерии направлялись на уничтожение десанта при подходе его к берегу и при высадке на берег. Огневые позиции оборудовались укрытиями туннельного типа, которые надежно обеспечивали орудия от огня корабельной артиллерии и ударов авиации противника. Борьба с кораблями противника, ведущими разведку побережья, возлагалась на специально выделенные для этого орудия, которые вели огонь с временных огневых позиций.

 В ходе четвертого этапа войны войска КНД и КНА проводили и наступление. При этом наступали они главным образом ночью или при ограниченной видимости (в дождь, туман) днем. Это обусловливалось господством авиации противника и наличием в его обороне большого количества огневых средств.

 Ночь облегчала маскировку сосредоточения войск, скрытность и внезапность их действий, и, главное, она сводила до минимума эффективность огня обороняющегося противника и действий его авиации.

 Используя эти преимущества, войска КНД и КНА, как правило, добивались победы. В значительной мере этому способствовала неподготовленность противника к ведению боя в ночных условиях.

 Чтобы лишить противника возможности организованно отходить и закрепляться на новых позициях, войска КНД и КНА, перейдя в наступление, действовали стремительно и смело. Такие действия войск КНД и КНА сочетались с надежным закреплением местности, что позволяло им успешно отражать контратаки.

 Для закрепления местности создавались инженерные сооружения, а также использовались подобные сооружения противника, которые войска быстро приспосабливали к обороне.

 В ходе наступления войска КНД и КНА широко применяли маневр с целью обхода и охвата опорных пунктов противника, смело вклинивались в его оборону и ударами во фланг и тыл уничтожали неприятеля.

 Характерные черты в действиях американских и южнокорейских войск. Оборона войск ООН и южнокорейской армии в отличие от обороны КНД и КНА строилась с учетом удержания местности только на фронте. Оборона на побережье в силу господства их флота в водах Кореи не создавалась.

 Оборона строилась на глубину 15–45 км и состояла из двух полос, между которыми имелась промежуточная позиция. Основу обороны составляли батальонные узлы сопротивления, оборудованные системой закрытых огневых сооружений, траншей и ходами сообщения.

 Узлы сопротивления оборудовались на важных в тактическом отношении участках местности и подготавливались для круговой обороны. Промежутки между узлами сопротивления прикрывались артиллерийским огнем и инженерными заграждениями. При наличии значительных промежутков между узлами сопротивления для их прикрытия выделялись небольшие группы пехоты, которые занимали и оборудовали там опорные пункты.

 Для удержания местности войска в зависимости от важности направления получали районы, участки и полосы шириной; батальон — 2–3, полк — 5, дивизия — 10–18, корпус — 30–70 км. Такая ширина районов, участков и полос обороны, несмотря на горный характер района боевых действий, приближалась к нормативам обороны на среднепересеченной местности.

 Высокая активность войск КНД и КНА, особенно ночью, вынудила войска ООН широко применять противопехотные заграждения. При этом наибольшая плотность противопехотных заграждений создавалась перед передним краем, а также вдоль горных проходов, дорог и троп, пересекавших оборонительные позиции.

 Активные ночные действия войск КНД и КНА обусловили широкое применение южнокорейцами сигнально-осветительных средств (ракеты, мины, фугасы), которые устанавливались на подступах к минным и проволочным заграждениям или непосредственно связывались с последними как средства, сигнализировавшие о преодолении противником этих заграждений и освещавшие местность в ночное время. Американцы применили новый вид заграждения против пехоты — напалмовые мины и фугасы, которые одновременно использовались и для освещения местности. Кроме того, в целях создания благоприятных условий для действий своих войск ночью американцы широко применяли прожекторы, установленные на высотах в глубине своего расположения, а также осветительные снаряды и бомбы.

 При вклинении войск КНД и КНА в оборону вооруженные силы ООН переходили в контратаки, которые проводили только днем и, как правило, после артиллерийской и авиационной подготовки. Это позволяло войскам КНД и КНА в течение ночи закрепляться на захваченных позициях и в большинстве случаев с успехом отражать эти контратаки. С целью достижения внезапности американцы иногда проводили контратаки и без артиллерийской и авиационной подготовки.

 На танкодоступной местности пехота предпринимала контратаки совместно с танками и зенитными самоходными установками. Если же местность не позволяла использовать танки в боевых порядках пехоты, танки поддерживали ее огнем с места.

 Контратаки при неудачном исходе боя повторялись. При этом, если утраченное положение восстановить все же не удавалось, занятый войсками КНД и КНА район подвергался длительной артиллерийской и авиационной обработке с целью полного уничтожения находившихся там войск.

 В ходе ведения оборонительных боев американские войска показали неподготовленность к ведению боевых действий ночью, были очень чувствительны к обходам и охватам своих флангов. В силу этого они, как правило, не принимали боя ночью и оставляли свои позиции.

 Войска южнокорейской армии, несмотря на их более низкую техническую оснащенность, были активнее и устойчивее в обороне, нежели американские войска. Они умело применялись к местности, были менее чувствительны к обходам и охватам своих флангов и довольно умело действовали ночью.

 Войска ООН в обороне широко применяли засады с целью воспрещения разведки и для захвата пленных. Засады устраивались главным образом перед передним краем, в местах наиболее вероятного появления отдельных солдат или групп солдат КНД и КНА, и преимущественно ночью.

 Для устройства засад американские войска создавали специальные группы, состав которых зависел от возлагаемых на них задач и от удаления предполагаемых мест засад. В группы обычно включалось от отделения до взвода пехоты, усиленных легкими пулеметами.

 Широко применялись в обороне американцев действия усиленных пехотных, а иногда и танковых подразделений (взвод — рота) с целью проведения разведки, диверсий (главным образом по разрушению оборонительных сооружений и передовых опорных пунктов) и поисков. Глубина действий этих подразделений ограничивалась в основном районами обороны батальонов первых эшелонов частей КНА и КНД. Пехотные подразделения в ходе выполнения задачи обычно поддерживались огнем артиллерии и танками, которые уничтожали огневые точки, мешавшие их продвижению, и разрушали деревоземляные огневые сооружения.

 Действовали эти подразделения как ночью, так и днем, причем наибольшее распространение получили ночные действия. При действиях ночью выполнение задачи возлагалось в основном на пехоту. Артиллерия, минометы и танки обеспечивали ее действия заранее подготовленным огнем, который в основном велся с целью изоляции атакующего объекта.

 Днем выделенные подразделения выполняли возлагаемые на них задачи по разведке наблюдением и боем. При этом выполнение задачи наблюдением возлагалось на подразделения численностью не более пехотного отделения, а выполнение задач боем возлагалось на подразделения, численность которых достигала усиленной пехотной роты. Задачи боем выполнялись методом обычного наступления.

 Танки в обороне американцы использовали небольшими подразделениями, на которые возлагались следующие задачи: усиление противотанковой обороны пехотных подразделений, поддержка контратак пехоты, разрушение деревоземляных огневых сооружений огнем прямой наводкой, действия в составе дозоров.

 Танки широко применялись и для стрельбы с закрытых позиций, при этом огонь корректировался передовыми наблюдателями.

 Артиллерия в этом этапе войны использовалась более массированно. Как правило, для уничтожения или подавления одного объекта (цели) привлекалось от одного до трех дивизионов одновременно. В дневное время артиллерийский огонь обычно велся по целям, расположенным в глубине обороны китайских добровольцев и Народной армии, вечером и в ночное время — главным образом по переднему краю. Расход боеприпасов, несмотря на позиционный характер войны, увеличился. Артиллерия противника в среднем выпускала от 15 до 40 тыс. снарядов в сутки.

 Наступление войск ООН и южнокорейской армии в четвертом этапе войны предпринималось с ограниченными целями, что во многом определило и характер его проведения.

 В ходе наступления опорные пункты и узлы обороны КНД и КНА последовательно подавлялись огнем артиллерии и ударами авиации, после чего занимались пехотными подразделениями. Наступление развивалось медленно, носило нерешительный характер и сводилось в основном к прямолинейному движению войск.

 Массирование сил и средств на каком-либо одном направлении не производилось. Наступление вели отдельные усиленные полки и батальоны на избранных направлениях. Дивизии, наступая отдельными полками и батальонами, действовали в полосах 8–10 км.

 Наступлению, как правило, предшествовала мощная артиллерийская и авиационная подготовка, которая иногда длилась до трех суток. С переносом огня артиллерии и минометов в глубину пехотные подразделения, а на танкодоступных участках местности и танки переходили в атаку. В случае проведения наступления на танконедоступной местности танки поддерживали действия пехоты огнем с места.

 Атака проводилась, как правило, в плотных боевых порядках, что приводило к большим потерям в живой силе и технике и явилось одной из отрицательных черт действий американских войск в наступлении. Если продвижение подразделений задерживалось огнем обороняющихся, то артиллерийская и авиационная подготовка повторялась. Если и после этого наступление задерживалось, то выполнение задачи или отменялось, или начиналась длительная обработка обороны артиллерией и авиацией до полного ее подавления.

 С захватом опорных пунктов американцы с целью отражения контратак частей КНД и КНА быстро приспосабливали эти опорные пункты к обороне, широко применяя при этом всевозможные инженерные заграждения. Быстрое закрепление захваченных объектов и широкое применение при этом инженерных заграждений являлись одной из сильных сторон действий американцев в наступлении.

 Слабой стороной действий американских войск в наступлении являлось то, что их пехота, как и в обороне, не была обучена самостоятельному ведению боя с использованием всей мощи своего огня. Лишившись поддержки артиллерии, танков и авиации, она, как правило, отходила в исходное положение. С наступлением темноты и в условиях ограниченной видимости американские войска прекращали наступательные действия и подразделения останавливались на достигнутых рубежах или отходили на более выгодные позиции.

 

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003.

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: fyls77 (21.08.2021)
Просмотров: 112 | Теги: Война в Корее 1950–1953 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar