search
menu
person

NEWS AND UDATES


Взгляды руководства США на факторы, определяющие применение ВС в военных конфликтах будущего ч1 (2022)

Взгляды руководства США на факторы, определяющие применение вооруженных сил в военных конфликтах будущего (2022)

Капитан 1 ранга Н. Башкиров,
кандидат военных наук, профессор АВН

Соединенные Штаты уделяют серьезное внимание прогнозированию международной обстановки и планированию применения вооруженных сил (ВС) в возможных вооруженных конфликтах будущего. Изучению влияния основных геополитических, военно-стратегических, экономических, нормативно-правовых, технологических, демографических, экологических и прочих факторов, определяющих тенденции мирового развития на период до 2030 года1, посвящено множество публикаций исследовательских учреждений американского разведывательного сообщества2, военного ведомства, а также отдельных аналитиков и специалистов. В них авторы пытаются дать ответ на следующие вопросы: по каким причинам, с кем, когда и где могут начаться вооруженные конфликты и войны с возможным участием в них ВС США, а также каким будет вероятный характер войн.

При этом анализ и оценки научных организаций Пентагона, разведывательного сообщества и других государственных органов носят обобщенный характер, в то время как работы академических кругов и университетов, как правило, рассматривают лишь отдельные факторы и их влияние на тенденции мирового развития. Общий вывод этих исследований – возрастающая к 2035 году хаотизация миропорядка, ослабление роли Соединенных Штатов и утрата ими статуса глобального мирового лидера. В ближайшей перспективе мир видится не глобально интегрированным, а локально фрагментированным при дальнейшем росте влияния в нем конкурирующих региональных блоков. На этом фоне США все-таки останутся лидером отдельных коалиций и сохранят способность влиять на ход и интенсивность возникающих кризисных процессов.

В качестве угроз и вызовов национальной безопасности Вашингтон рассматривает широкий спектр проблем в социально-политической, экономической и технической (технологической) областях. К ним относят обострение борьбы государств, негосударственных образований и транснациональных компаний за доступ к рынкам сбыта и природным ресурсам (прежде всего водным и нефтегазовым), а также демографические проблемы, вызванные дальнейшим ростом численности населения Земли, интенсивной миграцией больших масс населения (в том числе из-за глобальных климатических изменений и проблем с ведением сельского хозяйства), повышение роли высоких технологий, например, технологий искусственного интеллекта (ТИИ), что может привести к резкому повышению уровня безработицы вследствие роботизации.

Данные обстоятельства, по мнению американских аналитиков, актуализируют необходимость прогнозирования и заблаговременной подготовки ВС США к противодействию угрозам национальной безопасности, обусловленными будущими военными конфликтами и глобальным хаосом в мире.
В качестве основных факторов, являющихся причиной вовлечения ВС Соединенных Штатов в военные конфликты до 2030 года, американские специалисты рассматривают несколько факторов3.

– Геополитические: ослабление влияния США в мире; усиление влияния и рост потенциала Китая; бурное развитие ряда государств Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР); усиление России; ослабление ЕС (Западной Европы); рост степени хаотизации в исламском мире.

– Военные: сокращение численности и боевого состава сил общего назначения (СОН) ВС США; наращивание возможностей ВС КНР и России; усиление потенциала ВС Ирана и КНДР; использование тактики "серой зоны"4 противниками США; ослабление монопольного права государств на применение военной силы вследствие повсеместного подрыва и демонтажа института государственности в мире; подрывное влияние ТИИ на баланс сил в мире.

– Более широкое использование космоса в военных целях и тенденция распространения ядерных вооружений (выделены отдельно от военных факторов как особо значимые): рост значимости космоса как сферы противоборства; распространение коммерческих космических технологий и средств; распространение ядерного оружия (ЯО); "эрозия" международно-правового режима контроля за ядерными вооружениями.

– Влияние киберпространства: опасность ослабления степени контроля информационного (кибер) пространства; кибершпионаж; киберсаботаж5.

– Ограничивающие применение военной силы: широкое освещение военных действий в СМИ; чувствительность общественного мнения к потерям среди гражданского населения; распространение "правовой войны" (lawfare)6; усиление влияния ложных обвинений.

– Экономические: стремление контролировать систему мировой торговли; рост экономического потенциала Китая; поиск новых энергоресурсов; относительная деградация экономической мощи Соединенных Штатов, их союзников и партнеров; сокращение возможностей военно-промышленного комплекса (ВПК) США; ослабление действенности экономических санкций.

– Экологические: повышение среднегодовой температуры воздуха; дефицит питьевой воды; освобождение Арктики от ледяного покрова; повышение уровня Мирового океана; урбанизация и появление все большего количества мегагородов.

Географические зоны экономического кризиса и политической нестабильности, обусловливающие вероятность военных конфликтов с участием ВС США
Основные факторы и вероятные географические зоны военных конфликтов с возможным участием ВС США

С учетом действия всех этих факторов военными специалистами произведена оценка перспективных военных конфликтов с участием американских ВС по следующим аспектам: состав участников (сторон) военного конфликта; география конфликта (вероятные ТВД или районы ТВД); условия возникновения конфликта; причины, обусловливающие вовлеченность ВС США; обобщенное описание характера действий американских вооруженных сил.

В ежегодном докладе аппарата директора национальной разведки США (Office of the Director of National Intelligence)7 отмечается тенденция ослабления американских позиций и Евросоюза в мире (Западная Европа, следуя курсу Соединенных Штатов, стремительно теряет свою субъектность, игнорируя собственные экономические и политические интересы) на фоне укрепления России, усиления значимости и роста потенциала КНР, а также усиления других государств. В документе серьезное внимание акцентируется на Китае как главной угрозе мировой технологической конкурентоспособности США с неизбежными геополитическими последствиями.

Среди военных факторов американские эксперты выделяют использование противниками США тактики "серой зоны" (боевые и иные действия, не достигающие уровня военного конфликта). Успех ее применения связан со следующим аспектом – ослаблением монополии государств на использование военной силы и появлением вследствие этого "вакуума власти". Этому способствует дестабилизация внутриполитической ситуации как внешними силами, так и радикальной оппозицией.

Следует отметить, что Вашингтон сам использует подобные "неуправляемые пространства" для оказания всех видов воздействий на противника, хаотизации и дестабилизации соседних государств с целью формирования внутренней нестабильности и сплочения вооруженной, радикально настроенной оппозиции. На таких территориях негосударственные субъекты (например, "Талибан" в Афганистане, ИГИЛ в Ираке (запрещены в РФ) становятся источниками беспорядков, противостояний (межплеменных, этнических, религиозных и т. д.), постепенно перерастающих в серьезные вооруженные конфликты, и в конечном счете – в войны.

Озабоченность военных специалистов США вызывают новые технологии, особенно внедрение в военную сферу ТИИ, которые, по их мнению, способствуют нарушению сложившегося соотношения сил в мире.

Отмечается все более широкое использование космоса в военных целях.

По мнению американских экспертов, доминирование США в этой сфере все в большей степени будет ограничиваться растущим потенциалом противоспутникового оружия РФ и КНР, а также продолжающейся коммерциализацией космоса.

В американских аналитических исследованиях подчеркивается, что тенденция распространения ЯО в мире, ослабление режима контроля за ядерными вооружениями может привести к развязыванию Соединенными Штатами превентивной войны и даже к ограниченному его применению. В обозримой перспективе эксперты также не исключают применение Китаем и Россией в оборонительных войнах тактического ядерного оружия. Особую тревогу у Вашингтона вызывает превращение КНР "в одну из величайших ядерных сил в мировой истории".

По мере цифровизации мира и внедрения соответствующих технологий значимость фактора киберпространства постоянно повышается. В настоящее время обеспечение контроля киберпространства становится чрезвычайно важной задачей обеспечения безопасности государств и предотвращения его использования для подрывной деятельности, кибершпионажа и киберсаботажа. Киберпространство превратилось в "среду стратегического межгосударственного соперничества", где кибератаки могут привести к ответным мерам США, в том числе с применением военной силы.

По мнению американских экспертов, Китай "почти наверняка способен осуществлять кибератаки, приводящие к нарушению работы элементов критически важной инфраструктуры Соединенных Штатов, в том числе сети нефтегазопроводов и железных дорог".

Факторы, ограничивающие применение военной силы, наиболее эффективно воздействуют на так называемые либерально-демократические государства Запада.

В современных условиях постоянно повышается роль социальных сетей и СМИ, оказывающих серьезное влияние на возможность применения военной силы. При этом США активно используют эти средства для распространения дезинформации, организации "цветных революций", а также в ходе ведения гибридных войн и военных конфликтов.

Военные эксперты Соединенных Штатов обращают внимание на тенденцию распространения "правовой войны" (lawfare) – стратегии использования, манипулирования или злоупотребления в интересах достижения собственных целей норм международного права, регулирующих применение военной силы, которые подменяются так называемыми правилами США и НАТО. Однако в качестве примера приводится деятельность террористической группировки ХАМАС в Секторе Газа, КНР в Южно-Китайском море и спровоцированная англосаксами специальная военная операция России на Украине.

Глобальные экономические факторы во многом определят характер будущих военных конфликтов с участием американских ВС. Соединенные Штаты, их союзники и партнеры, скорее всего, до 2030 года сохранят доминирующее положение в мировой экономике. Однако, как считают американские эксперты, рост экономического потенциала других стран окажет негативное влияние на экономику США, снизит их военный потенциал и результативность экономических санкций Запада.

Одной из причин военных конфликтов в современном мире все чаще называют отсутствие доступа к природным энергоресурсам. Постоянный рост экономического потенциала Китая сопровождается возрастанием его геополитических амбиций на фоне постепенного снижения экономической мощи США и возможностей их ВПК.

Американские специалисты прогнозируют усиление воздействия экологических факторов (влияния окружающей среды), которые станут особенно ощутимы после 2050 года. Увеличение среднегодовой температуры воздуха более чем на один градус к 2030 году по сравнению с 1990–2000 годами способно вызвать дополнительные проблемы с базированием авиации в зоне Персидского залива и странах с особенно жарким климатом. Проблемы дефицита питьевой воды неизбежно обострят ситуацию в зонах нестабильности, особенно на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Дальнейшее таяние полярных льдов может повысить потенциал конфликтности между США, РФ и КНР в Арктике, а повышение уровня Мирового океана приведет к необходимости проведения гуманитарных операций.

Согласно прогнозам экспертов Межправительственного комитета по вопросам изменения климата, в результате одних только климатических отклонений число людей, страдающих от недоедания по всему миру, может увеличиться к 2100 году до 170 млн человек. Климатические аномалии повлияют на погодные условия и характер распределения осадков, что негативно скажется на объемах и возможности производства сельскохозяйственной продукции. Повысится также степень ущерба от природных и техногенных катастроф.

В ходе обобщения результатов оценки влияния рассмотренных факторов американскими специалистами показана взаимосвязь между этими факторами и основными геополитическими противниками США (РФ, КНР, КНДР, Иран и террористические группировки)8.

Согласно прогнозам военных экспертов, именно в силу действия рассмотренных выше факторов состав противников Соединенных Штатов останется неизменным до конца текущего десятилетия. Список же их союзников и партнеров может сильно измениться особенно в Индо-Тихоокеанском регионе. Усиление Китая побуждает Вашингтон искать сближения с Индией и рядом государств АТР, где США заинтересованы в инициировании войны КНР с соседними государствами. Однако до 2030 года они сами могут быть втянуты в войну в Азии в коалиции с совершенно другими союзниками и партнерами.

Западноевропейские страны традиционно выступают в качестве американских союзников. Ярко выраженную устремленность к сближению с Соединенными Штатами проявляют государства Восточной Европы. Усиление РФ вдохнуло новую жизнь в блок НАТО – краеугольный камень стратегической архитектуры (миропорядка) во главе с США. Тем не менее Западная Европа в отличие от восточноевропейских союзников не склонна к использованию военной силы за рубежом и поддержке военных интервенций Америки. Наиболее вероятные географические районы будущих войн с участием Соединенных Штатов, обусловленные влиянием рассматриваемых факторов, расположены в Азии, Европе и на Ближнем Востоке. Считается, что они не совпадают с самыми опасными для них вариантами военных конфликтов и войн с ядерными державами – РФ, КНР и КНДР.

Военными специалистами США подчеркивается, что государства Азии активно наращивают военный потенциал. Так, с 2008 по 2018 год военные расходы региона возросли в среднем на 59%, в том числе в КНР – на 110%, в Камбодже, Бангладеш и Индонезии – в еще большей степени. Вьетнам, Филиппины, Индия и Пакистан увеличили их в среднем на 40%

Возможные конфликты в АТР с участием Соединенных Штатов (например, изза о-вов Сенкаку – между КНР и Японией, о. Тайвань – между КНР и США) относят к категории межгосударственных и затрагивают интересы множества сторон. Вероятность их развития в определенной мере сдерживается преимущественно морским характером вероятных ТВД.

Наиболее вероятным районом вовлечения США в конфликты на период до 2030 года считается Ближний Восток, где возникновению военного столкновения в значительной мере способствуют не только геополитические, но и социально-экономические и экологические факторы. Участие Ирана в военных действиях в Сирии и Йемене повышает вероятность ирано-израильского военного конфликта. Не исключена дестабилизация ситуации в Саудовской Аравии.

По оценкам американской администрации, вероятность войны в Европе с участием ВС США значительно ниже, чем на Ближнем Востоком и в Индо-Тихоокеанском регионе.

Американские специалисты выделяют четыре вида возможных вооруженных конфликтов с участием ВС США в период до 2030 года:
1. Контртеррористические войны.
2. Гибридные войны в соответствии со стратегией гибридной и хаосоцентрической войны против РФ, КНР, КНДР и Ирана с задействованием прокси-сил, непрямых действий, тайных операций и пр.
3. Асимметричные конфликты с региональными державами.
4. Масштабный, высокоинтенсивный конфликт.

Американские эксперты полагают, что США, их союзники и партнеры наиболее уязвимы в отношении конфликтов "серой зоны". КНДР и Иран ориентируются на ведение асимметричной войны против Соединенных Штатов.

В качестве преимуществ РФ и КНР рассматривается наличие тактического ЯО и решимость его применения в случае необходимости, а также оспаривание американского превосходства в воздушно-космической сфере и киберпространстве.

По мнению военных экспертов, вероятность войны с РФ или КНР может значительно возрасти через 10 лет по мере ослабления сдерживающей роли ЯО и сокращения разрыва между военными потенциалами противников.

К этому времени ожидается, что ВС США в основном потеряют численное преимущество при снижении степени качественного превосходства, особенно по отношению к КНР.

Продолжается сужение экономической основы американских военных приготовлений, что ведет к уменьшению численности СОН ВС США, тогда как будущие войны потребуют увеличения численного состава вооруженных сил. Среди мировых тенденций – продолжающееся снижение доли США, ЕС и Японии в мировом ВВП. Если в 1990 году на долю Соединенных Штатов то в 2017 году – уже только 57,9% Прогнозируется, что к 2030 году эта доля станет уже меньше 50%, а у основных государств – противников Америки – около 30% Причем к 2030 году Китай станет самой мощной экономической державой мира.

Качественный уровень ВС США напрямую зависит от состояния ВПК страны. Из мировых "топ-100" военно-промышленных компаний (все американские) к 2014 году осталось только 19 американских9.

Ведущие американские эксперты отмечают три основные тенденции в глобальном балансе сил, имеющих отношение к США:
– Соединенным Штатам все сложнее сохранять глобальное лидерство и навязывать свой миропорядок.
– Факторы международного развития усугубляют конфликтность и постоянно повышают вероятность будущей войны. Катализаторами военных действий являются распространение ЯО в мире (Иран, КНДР), терроризм (особенно на Ближнем Востоке), территориальные споры (особенно связанные с КНР), усиление РФ (Сирия, Украина), глобальные миграционные проблемы, экология, изменение климата, разрушение системы мировой торговли и усиление конкуренции за природные ресурсы10.
– Возрастает вероятность втягивания США в региональную войну вопреки их интересам вследствие того, что основные противники (РФ, КНР, КНДР и Иран) могут перейти "красную черту" в отношении союзников и партнеров Соединенных Штатов (Япония, Тайвань, Израиль, Польша, страны Балтии).
При этом игнорируется тот факт, что причиной практически всех вооруженных конфликтов и войн является силовая политика США по сохранению своего лидерства на планете.
Возможный результат подобных тенденций – утрата к 2030 году в значительной степени Соединенными Штатами способности определять, когда и где будет развязана очередная война, в которую будут вовлечены американские ВС. В этих условиях Вашингтон концентрирует свои усилия на основных направлениях развития ВС:
– Развитие высокоточного оружия большой дальности, включая гиперзвуковое, космических систем, позволяющих действовать из районов, расположенных вне пределов дальности ракетного оружия противника. Также данное направление рассматривается как метод преодоления "зон ограничения (воспрещения) доступа" (Anti Access/Area Denial, A2/AD) основных противников США.
– Повышение избирательности оружия с целью избежать нежелательных политико-правовых последствий (потери среди гражданского населения, масштабные разрушения инфраструктуры и пр.), неизбежно сопровождающих контртеррористические операции и операции "серой зоны".
– Наращивание возможностей в сфере информационной (кибер) войны, особенно актуальных для операций "серой зоны", ведения подрывной деятельности. Активно ведущаяся цифровизация в большинстве стран планеты способствует все более эффективному применению информационного оружия.
– Автоматизация вооруженного противоборства на основе технологий искусственного интеллекта. Превосходство США в этой сфере резко увеличивает их шансы на победу в "войне алгоритмов" будущего.
Таким образом, возможность применения американских ВС в военных конфликтах в период до 2030 года в значительной степени обусловлена особенностями восприятия руководством Соединенных Штатов основных факторов, определяющих тенденции мирового развития. По мнению Белого дома, уменьшение способности США влиять на мировые события в условиях сокращающихся финансовых, демографических, организационных и других ресурсов может быть компенсировано все более активным использованием несиловых, непрямых методов противоборства в целях обеспечения национальных интересов (методов контроля экономического, идеологического, ментального и другого пространства, поддержания состояния хаоса и непрерывной конфликтности в социальной среде). Кроме того, изменился сам подход к применению Вашингтоном военно-силовых методов противоборства – произошел переход к их использованию под прикрытием миротворческой деятельности, кризисного урегулирования и гуманитарных операций при активном участии союзников и партнеров.
Необходимо отметить, что обвинение других государств в ведении гибридных войн, в использовании тактики "серой зоны", асимметричных способов и средств противодействия, информационной (кибер-) войны – традиционный прием сокрытия Белым домом применения подобных методов в отношении своих геополитических противников. Именно США порождают источники угроз, становясь причиной хаотизации и дестабилизации целых регионов и множества государств мира, опираясь на стратегию гибридной, "хаосоцентрической войны", используя методы информационной (кибер-) войны, подрывные непрямые и асимметричные способы действий.


Приложение (таблицы 2-9)

 

Геополитические факторы

Тенденции Состав участников О характере действий ВС США География конфликта Условия возникновения конфликта Причины участия ВС США
Ослабление влияния США в мире Внутренний конфликт в США ВВС и ССО (не СВ) Раскол в американском обществе, гражданские беспорядки "Вакуум власти" в США
Усиление влияния и рост потенциала КНР КНР против соседних государств Тайвань, Южно-Китайское море, о. Сенкаку Замедление темпов роста, смена руководства КНР
Возрождение и подъем в АТР Новые союзники и партнеры США (Вьетнам, Филиппины) и др. Преиму- щественно на морских ТВД Национализм, опасения чрезмерного  усиления КНР
Усиление России РФ против соседних государств Приграничные районы РФ, распространение на Среднюю Азию и Ближний Восток Нестабильность в РФ и претензии на расширение зон влияния
Ослабление ЕС (Западной Европы) В зависимости от страны и типа конфликта Восточная Европа Иммиграционный кризис, экономический спад Агрессия РФ, борьба с терроризмом
Хаотизация в исламском мире Конфликт низкой интенсивности (локального характера), контр-террористические операции Ближний Восток, Северная Африка, Центральная Азия Продолжение военных конфликтов в Сирии, Йемене, Ираке. Рост напряженности между Израилем и арабскими странами, Саудовской Аравией и Ираном Борьба с терроризмом
Примечание: – оценки не определены

1 См.: The Future of Warfare in 2030/ Project Overview and Conclusions / RAND Corporation, 2020.

2 Причем, разведывательным сообществом США не реже, чем каждые четыре года осуществляется публикация результатов долгосрочного анализа глобальных тенденций мирового развития. См.: Paradox of Progress. Global Trends Main Report / Washington, D.C. National Intelligence Council. – January 2017. Аналогичная работа в отношении характера будущих войн, перспективных форм и способов применения ВС США ведется Комитетом начальников штабов (КНШ). Например: Joint Operating Environment (JOE) 2035: The Joint Force in a Contested World / Washington, D.C. Joint Chief of Staff. – July, 2016.
Исследования развернуты вплоть до видов вооруженных сил. См.: The Operating Environment and Changing Character of Warfare. TRADOC Pamphlet 525-92/ Virginia, Fort Eustis, Headquarters, Department of the Army. – October 2019.

3 Следует отметить, что используемая в данном случае американскими специалистами классификация факторов обусловлена, возможно, особенностями решаемой ими задачи и применяемыми методами, так как не в полной мере соответствует общенаучным принципам системности, единства классификационных признаков и пр.

4 "Серая зона" – театр гибридной войны как формы противоборства со сравнимыми по военному потенциалу противниками (КНР и РФ) ниже порога втягивания в обычную войну (между войной и миром). Действия в "серой зоне" рассматриваются в качестве способа избежать прямого военного столкновения, которое представляет угрозу существованию самих США. Впервые в официальном документе США данное понятие использовано во "Временных указаниях по стратегии национальной безопасности" администрации президента Д. Байдена от 3 марта 2021 года. География "серых зон" во многом совпадает с контуром евразийской дуги нестабильности, которую в 1997 году обозначил З. Бжезинский. К "серым зонам" США относят, в том числе периферии России (в первую очередь, Украину, Молдавию, Абхазию и Южную Осетию). Идея стратегии создания и использования "серых зон" – вынудить Россию подорвать свои силы посредством втягивания в увеличивающиеся по количеству и растущие по интенсивности конфликты на ее периферии. См.: Бартош А.А. "Серые зоны" как ключевой элемент современного операционного пространства гибридной войны. "Военная мысль". – 2021. – № 2. – С. 6–19.

5 Киберсаботаж – скрытое противодействие (диверсия), намеренное нарушение (срыв) функционирования информационной инфраструктуры.

6 "Правовая война" (lawfare) определяется американскими специалистами как стратегия использования и манипулирования (злоупотребления) нормативно-правовыми аспектами, регулирующими применение военной силы (норм международного гуманитарного права) в интересах достижения собственных целей.

7 См.: Chris Strohm, Anthony Capaccio. U.S. Spies See Grim Global Outlook With Russia, China Top Foes / Bloomberg Information Agency, 8 March 2022.

8 Подобный список противников впервые был сформирован еще в 2016 году и затем уже был использован в таких документах, как "Стратегия национальной безопасности США" (2017) и "Стратегия национальной обороны США" (2018).

9 В большей мере, но не исчерпывающим образом, это связано с интеграционными процессами в рамках американского ВПК.

10 Например, из 33 редкоземельных элементов, в которых остро нуждается экономика США, 19 поставляется из КНР. Китай является главным мировым экспортером 12 из них.

Зарубежное военное обозрение. - 2023. - №1. - С. 3-16

Смотрите также
Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (21.03.2019) | Автор: Капитан 1 ранга Н. Башкиров
Просмотров: 61 | Теги: концепция, стратегия, Н. Башкиров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar