Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 22.04.2021, 23:33
Ключевые слова
Маль К.М., гражданская война, флот

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Общевойсковые вопросы [24]
Армия [84]
ВМС [23]
Морская пехота [78]
БОХР [12]
ВВС [10]
Космические силы [3]
ЧВК [0]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к борьбе за господство в Арктике?
Всего ответов: 103
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1
Antoniorrl

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » По родам войск » ВМС

Гражданская война в США 1861-1865. Стратегические операции флота. Блокада. (Часть 2)

Гражданская война в США 1861-1865. Стратегические операции флота.

Блокада. (Часть 2)

                                                                                                                                                 Маль К.М.

Подхваченная утренним приливом колонна федеральных кораблей медленно двинулась к форту Морган. Первыми в бой с наземными батареями врага вступили «Текумсе» и шедший за ним «Бруклин». Затем в проливе появился «Теннесси», который сразу устремился на вражескую эскадру и попытался образовать «перекладину буквы «т». Капитан «Текумсе» Крейвен повел свой броненосец ему наперерез, стремясь нанести таранный удар, но наткнулся на мину и быстро пошел ко дну. Правда, почти вся команда спаслась, лишь сам отважный командир упокоился на дне вместе с монитором.

Тем временем, несмотря на мины и огонь батарей противника, остальные броненосцы северян благополучно вошли в залив. Однако командир деревянного «Бруклина» был напуган потоплением «Текумсе» и дал машинам задний ход. Этот маневр вызвал неразбериху и столпотворение среди прочих деревянных кораблей, чем мгновенно воспользовались артиллеристы форта Морган. Открыв ураганный огонь, они серьезно потрепали корабли северян. Фэррегатт, увидевший, что произошло по вине «Бруклина», закричал со своей мачты: «К черту мины!» и приказал эскадре идти вперед. Флагманский «Хартфорд» стремительно прошел через пролив и первым ворвался в залив, а за ним последовали и остальные фрегаты федералов.

Мониторы меж тем уже вступили в бой с канонерками врага, и появление деревянных кораблей лишь помогло довершить разгром флотилии южан. Колесный пароход «Метакомет» протаранил «Сельму» и вынудил ее спустить флаг. Другие корабли Фэррегатта открыли огонь по «Гейнсу», и, спасаясь от гибели, тот выбросился на берег. И только канонерке «Морган» удалось избежать потопления и уйти под прикрытие орудий одноименного форта.

Неповрежденным оставался и «Теннесси». Буканон решился на отчаянный шаг. Он нацелил таран своего броненосца прямо на флагман врага и стремительно бросился в атаку. Стремясь защитить «Хартфорд» от удара, фрегаты «Мононгахелла» и «Лэреванна» сами протаранили борта броненосца форштевнями, но «Теннесси» продолжил атаку и вонзил свой клюв в носовую часть федерального флагмана.

Однако битва уже почти закончилась. Фрикционные запалы, которыми пользовались артиллеристы «Теннесси», оказались бракованными, и пушки броненосца смогли дать по «Хартфорду» всего один залп, прежде чем «Лэреванна» повторила свой таран. Правда, в пылу сражения она прошла мимо цели и тоже ударила в «Хартфорд». Но на подмогу «Хартфорду» уже подошли мониторы северян. «Чикасоу» сблизился с «Теннесси» и выстрелами своих орудий вынудил его команду закрыть пушечные порты.

«Манхэттен», на борту которого была батарея из 15-дюймовых пушек, пробил несколькими снарядами броню неприятельского корабля, а одним из осколков ранил адмирала Буканона. К 10 часам утра броненосец южан был уже совершению беспомощен и к тому же со всех сторон окружен вражескими кораблями. У отважного командира эскадры конфедератов не оставалось другого выхода, кроме капитуляции.

Оказавшись хозяином залива, Фэррегатт предпринял операцию против береговых укреплений и быстро с ними покончил. Вечером 5 августа защитники очистили свою крепость и взорвали ее. На следующий день сдался форт Гейнс, и лишь осажденный форт Морган смог продержаться до конца месяца.

Вслед за этим первым ощутимым достижением федералов в 1864 году пришла сокрушительная победа Шермана в Джорджии и взятие им Атланты, а также медленное, кровопролитное, но все же непрерывное наступление Гранта на Востоке. В этой последней операции важную роль сыграл и федеральный флот. По плану главнокомандующего он должен был обеспечивать линию коммуникаций федеральных войск, проходившую через ряд баз на побережье штата Вирджиния. Грант поручил выполнение столь важной задачи Североатлантической эскадре контр-адмирала Ли. Кроме того, часть сил эскадры поддерживала на реке Джеймс наступление армии генерала Батлера, производившееся из крепости Монро.

Действия армии Джеймса (так официально назывались войска Батлера) начались 5 мая 1864 года. В тот день при огневой поддержке 5 федеральных броненосцев и 10 канонерских лодок войска северян взяли Сити-Пойнт и ворвались в Бермуда-Хандрид. «Мы высадились здесь, окопались, разрушили многие мили железной дороги и заняли позицию, на которой сможем сдерживать натиск всей армии Ли», — докладывал Батлер военному департаменту. Однако Девис, встревоженный успехами армии Джеймса, уже отдал приказ Борегару выступить из Чарльстона на помощь Ричмонду. 16 мая, выполняя это распоряжение президента, герой форта Самтер и Бул-Рана нанес Батлеру контрудар под Дьюриз Блафф и вынудил его занять оборонительную позицию у Бермуда-Хандрид.

«Затруднительное положение, в которое попал Батлер, — писал впоследствии федеральный адмирал Портер, — стало причиной знаменитого письма генерала Гранта, в котором тот говорил о Батлере как о «вышедшем из строя», он утверждал, будто Батлер находился в плотно закупоренной бутылке». В то же самое время, пока Батлер со своей армией отсиживался за окопами Бермуда-Хандрид, Потомакская армия вела с частями генерала Ли тяжелые бои в Глуши и у Спотсилвейни.

После неудачного штурма позиций у Колд Харбора генерал Грант снова двинулся на юг, пересек Потомак и ночью 15 июня достиг Сити-Пойнт. Для защиты его новой штаб-квартиры от контратак миноносцев и брандеров противника главнокомандующий приказал адмиралу Ли устроить поперек течения реки заградительный барьер. Через пять дней, выполняя это распоряжение, коммодор Томас Т. Крейвен затопил на главном фарватере у Френче Рич пять судов, наполненных камнями, а также растянул через реку цепное заграждение. Но, как иронично заметил все тот же Портер, «враг, вероятно, был очень доволен тем, что федералы перегородили фарватер, поскольку он хорошо знал, что эту позицию нельзя атаковать силами флота».

События, происходившие в Вирджинии, совпали по времени с очередной попыткой северян ужесточить блокаду. Адмирал Дальгрен, сменивший на посту командира Южноатлантической эскадры злополучного Дю Понта, также ощущал на себе давление Вашингтона, требовавшего взять Чарльстон. Однако Дальгрен хорошо изучил опыт первой неудачной атаки на форт Самтер и решил применить другую тактику. По его плану флот должен был играть роль поддержки десантных операций, производимых пехотной дивизией бригадного генерала Куинси А. Гиллмора. Ее первой целью был форт Вагнер, прикрывавший вход в бухту, но прежде чем совершить на него нападение, федералы обосновались на расположенном неподалеку острове Филли.

Затем 10 июля под прикрытием четырех федеральных броненосцев, забрасывавших форт снарядами, дивизия Гиллмора совершила молниеносную переправу через бухту Лайт Хауз Инлет и бросилась на штурм. Однако южане все еще твердо держались в форте и открыли по атакующим такой бешеный артиллерийский огонь, что штурм мгновенно захлебнулся. Тогда северяне были вынуждены отказаться от штурма и приступить к длительной блокаде форта с воды и с суши. В течение месяца они без перерыва засыпали маленькую крепость бомбическими снарядами, и лишь к 17 августа сопротивление ее гарнизона ослабло настолько, что штурм стал возможен. 6 сентября все уже было готово для решительного приступа, но к тому времени конфедераты сами эвакуировали форт Вагнер, а на следующий день очистили весь остров Моррис.

Дальгрен считал, что падение форта Вагнер отдает в руки северян ключ к Чарльстонской гавани — знаменитый форт Самтер. Уже в ночь на 1 сентября его броненосцы в течение пяти часов вели непрерывную бомбардировку этой крепости, но гарнизон Самтера не понес ни малейших потерь и гордо отклонил предложение сдаться. «Все, что нам остается, — сказал в ответ Дальгрен, — это пойти и взять его». С этой целью адмирал подготовил небольшую десантную операцию, но ее проведению помешал ряд досадных случайностей. К тому времени отношения между военно-морским и армейским командованием разладилось до такой степени, что Дальгрен и Гиллмор практически не разговаривали друг с другом, причем каждый из них планировал самостоятельное осуществление высадки десанта.

Положение стало еще хуже, когда Гиллмор узнал о плане Дальгрена и без всяких на то оснований потребовал, чтобы флот уступил командование армии. Дальгрен ответил на это несколькими острыми и жесткими заявлениями и взялся за дело, не советуясь более с Гиллмором. 7 сентября один из его башенных мониторов — «Уорен» — занял позицию в проливе между островами Самтер и Моррис, чтобы прикрыть высадку огнем. Однако, маневрируя, он налетел на мель, прочно увяз в песке и получил несколько серьезных повреждений от выстрелов трех береговых батарей противника. Дальгрену пришлось выслать на его спасение несколько буксиров под прикрытием еще одного броненосца — «Нью-Айронсайдс», который получил из форта Моультри целых 50 ударов и также был вынужден убраться восвояси.

Но на этом неудачи федералов не закончились. Из-за вечных проблем с обеспечением секретности, преследовавших северян в течение всей войны, боевой план Дальгрена вскоре стал в деталях известен неприятелю. Канонерка конфедератов «Чинфа» совершила высадку, доставив защитникам Самтера винтовки и ручные гранаты, а орудия форта Моультри были нацелены прямо на место высадки десанта. Когда поздно вечером 7 сентября 500 морских пехотинцев и моряков начали десантироваться на берег, южане забросали их гранатами и буквально смели картечью. Значительная часть федералов была убита и ранена, а уцелевшие из высадившихся десантников сдались в плен.

Но даже после такого впечатляющего провала Дальгрен не собирался отступать. Он решил снова подвергнуть форт Самтер бомбардировке, которая на сей раз продолжалась 41 день. К концу этого срока, как писал сам Дальгрен, «единственная, оставшаяся от Самтера часть, — это его северо-восточный фас; все остальное — просто груда развалин». Однако форт по-прежнему отказывался капитулировать, а северяне в свою очередь по-прежнему не могли скоординировать действия по его захвату. Ссора между Дальгреном и Гиллмором стала к этому моменту столь ожесточенной, что даже Линкольн был встревожен. В письме, адресованном обоим командующим, он приказывал им совещаться о дальнейших операциях по овладению твердыней конфедератов в Чарльстонской гавани, соблюдая хорошие манеры.

Между тем неприятель не дремал и планировал ряд акций, если не по снятию, то, по крайней мере, по ослаблению блокады Атлантического побережья. Меллори, который хотя и относился к патрулированию федералами территориальных вод Конфедерации с большим скепсисом, все же не позволял флоту южан простаивать в безопасных гаванях без дела. Он неоднократно использовал небольшие соединения броненосцев для срыва вражеских операций, хотя далеко не все эти вылазки были успешными. Так, еще в начале 1863 года два небольших конфедеративных броненосца атаковали блокировавшие Чарльстон корабли северян.

Однако броненосцы федералов, превосходившие атакующих как количественно, так и качественно, быстро покончили с атакой, загнав корабли противника обратно в Чарльстон. Затем в мае того же года в Вашингтон поступила информация о том, что конфедераты закончили бронированное таранное судно «Атланта» и собираются использовать его против сил, блокирующих «Саванну». Дю Понт решил нанести превентивный удар и направил против «Атланты» башенный монитор «Уорен» во главе с капитаном Роджерсом 10 июня 1863 года этот корабль прибыл на место назначения на блокадную станцию Варшава, штат Джорджия, а семь дней спустя ранним утром, как и ожидалось, появилась «Атланта». Но едва она вошла в пролив, как тут же села на мель, с которой уже не могла сняться самостоятельно.

Воспользовавшись беспомощностью врага, Роджерс спокойно приблизился к месту катастрофы и вместе с другим броненосцем — «Нехентом» — буквально расстрелял злополучный корабль. Первые же пять снарядов нанесли таранному судну южан серьезные повреждения: два орудия были выведены меткими попаданиями из строя, а одна из бомб пробила крышу рулевой рубки и разорвалась в каземате. Дальнейшее сопротивление превосходящим силам врага было бесполезным, и «Атланта» спустила флаг.

Другая попытка конфедератов нанести ущерб блокирующим эскадрам северян оказалась более удачной. В 1863 году в Чарльстоне на одной из частных верфей было построено полуподводное судно «Давид». Оно получило название в честь библейского героя, сокрушившего великана Голиафа. Под «голиафами», естественно, подразумевались корабли северян.

Внешне «Давид» напоминал сигару длиной 15 метров и диаметром 1,82 метра со срезанной в центре верхней частью. На нем установили паровую машину, снятую со старой канонерки. После заполнения балластной цистерны водой на поверхности оставались только дымовая труба и фальшборт, ограждавший тесный кокпит, в котором размещался экипаж из пяти человек. В носовой части крепился шест длиной 4,6 метра, на конце которого находилась 70-фунтовая мина с взрывателем ударного действия.

Целью для атаки был избран броненосец северян «Нью-Айронсайдс», который был вооружен четырнадцатью 280-мм орудиями и по огневой мощи превосходил любой форт, прикрывавший вход в гавань Чарльстона. 20 августа 1863 года «Давид» под командованием Джеймса Карлина отправился в рейд. Учитывая износ паровой машины, поход спланировали так, чтобы отлив помог выбраться в море, а отлив — вернуться обратно. Около полуночи Карлин заметил броненосец, дал полных ход и тут, как назло, сломалась машина. «Давид» остановился, через некоторое время вахтенные вражеского корабля заметили его и обстреляли из ружей. Все же южанам удалось починить машину и ретироваться.

Для повторного нападения был построен новый «Давид» и назначен новый командир, лейтенант Уильям Т. Глейселл. Вечером 5 октября он вышел в море и около 21 часа подобрался к якорной стоянке федералов. Когда до броненосца оставалось 300 метров, вахтенный офицер увидел его и окликнул странное судно. В ответ Глейселл выстрелил из ружья и ранил вахтенного. На броненосце поднялась суматоха. Воспользовавшись ею, Глейселл подвел «Давида» почти вплотную и ударил миной в борт корабля. Грянул сильный взрыв, столб воды взметнулся до клотиков мачт и, опадая, залил на «Давиде» топку котла.

Лейтенант Глейселл, приказав команде оставить судно, вместе с двумя моряками доплыл до грузового парохода федералов и там сдался в плен. Но штурман Кэннон плавать не умел, он вместе с механиком Томбом остался на «Давиде». За час они снова развели огонь в топке и благополучно вернулись в Чарльстон.

В целом атака прошла успешно, хотя «Нью-Айронсайдс» практически не пострадал. Его спас мощный броневой пояс, тянувшийся вдоль ватерлинии. Атакующие неправильно определили его нижнюю границу, поэтому не смогли направить мину в незащищенную броней подводную часть корпуса.

Итак, все усилия конфедератов по снятию морской блокады (а к концу 1864 года ее эффективность резко возросла) оказались бесполезными. Но федералы никак не могли покончить с контрабандистами, продолжавшими входить и выходить из Чарльстона на виду у всей Южноатлантической эскадры. Другим, не до конца закрытым, портом оставался Уилмингтон, также бывший для флота северян все равно что бельмо на глазу. Этот город был соединен с Ричмондом хорошей железнодорожной магистралью, и с 1862 года он стал главной базой нарушителей блокады. Овладеть Уилмингтоном было очень трудно, поскольку, расположенный близ устья Кейп-Фейр-Ривер, он был хорошо защищен мощными батареями форта Фишер, закрывавшего вход в реку.

В течение всей войны Уиллес просто горел желанием захватить Уилмингтон, но Североатлантическая эскадра адмирала Ли не располагала достаточным количеством кораблей для проведения такой операции. Положение, как всегда, усложнялось еще и вопросами командования. В течение двух лет Ли подвергался нападкам из-за крупных сумм призовых денег, присвоенных им после захвата контрабандных судов. Уиллес защищал его вплоть до 1864 года, пока не решил, что с него хватит, и сместил адмирала. На его место был назначен контр-адмирал Портер, который, по свидетельству современника, тут же «получил от департамента военно-морского флота все те необходимые средства, которых тщетно добивался Ли». Портер начал с того, что увеличил темп патрулирования и также захватил множество призов. Однако вскоре он понял, что пока Уилмингтон остается в руках мятежников, покончить с нарушителями не удастся.

Планируя операцию по взятию форта Фишер, Портер столкнулся с двумя проблемами. Первая из них заключалась в том, что поблизости не было ни одной военно-морской базы, а местный командующий сухопутными силами генерал Батлер, представлявший из себя вторую проблему, упорно отказывался сотрудничать. Несмотря на то, что Уиллес постоянно твердил Линкольну: «Общество ждет этой атаки, и дальнейшее промедление поставит успех под угрозу», Батлер неторопился предоставить необходимые для проведения операции войска. В ноябре 1864 года он, правда, направил с Бермуда-Хандрид одну дивизию, но ее продвижение было очень медленным, что вызвало со стороны Портера град язвительных замечаний.

Вдруг, неожиданно для всех, Батлер выдвинул фантастическую идею: он предложил не штурмовать форт Фишер, а взорвать его гигантской плавучей миной. Как ни странно, эта нелепая мысль пришлась Портеру по вкусу. Он выбрал из состава своей эскадры старый пароход «Луизиана» и начинил его трюмы 215-тонным пороховым зарядом с детонатором. В середине декабря 1864 года эскадра Портера, пробившись сквозь шторм, появилась близ устья Кейп-Фейр-Ривер, а 23 числа буксир подвел «Луизиану» к форту Фишер на расстояние в 300 ярдов. Там старый пароход бросил якорь, команда завела часовой механизм, установив его на 20 минут, и покинула судно в шлюпках.

Однако когда назначенное время истекло, взрыва почему-то не последовало. «Луизиана» продолжала мирно покачиваться на волнах. Наконец канониры конфедеративных батарей, заинтригованные непонятным соседством старой и безвредной на вид калоши, выпустили в нее несколько снарядов. Раздался мощный взрыв, за которым последовал не виданный по своим масштабам фейерверк, но ни один человек из гарнизона форта Фишер даже не был задет летящими обломками.

Портер решил проигнорировать эту неудачу и на следующий день на рассвете приблизился со своей эскадрой почти к самым батареям форта. Как выяснилось, мощь этих батарей была более воображаемой, нежели реальной, и в течение часа северяне заставили вражеские орудия замолчать. Затем по разработанному заранее плану на сцене должен был появиться Батлер, или вернее, 6,5 тысяч солдат армии Джеймса, транспортируемые специальными судами. Но Батлер был в своем репертуаре и прибыл почему-то только на следующий день. Продолжая своевольничать, он произвел высадку в 5 милях от форта Фишер, но за целый день на берег было переправлено лишь около трети его сил — всего 2200 человек.

Тем временем Портер, скрипя зубами от злости, снова сблизился с батареями форта и открыл огонь, но Батлер, как видно, решил провалить операцию и одновременно подставить флотское начальство. Он заявил, что огонь эскадры Портера был неэффективным и вывел из строя лишь 3 из 73 орудий форта Фишер и что к концу дня на укреплениях все еще оставалось 800 мятежников. Затем он снова погрузил свои войска на транспорты и благополучно отбыл назад в Хемптон Роудс.«Здесь был наш флот, вооруженный 600 орудиями, огонь которых накрывал полуостров всего в две мили шириной и которые могли обеспечить продвижение любого количества высадившихся войск на многие мили в глубину, — писал раздосадованный Портер. — Но с начала до конца армейская часть экспедиции была полным провалом». Отведя Североатлантическую эскадру к Бофору, адмирал излил накопившуюся желчь в письме к своему старому другу, теперь главнокомандующему Союза генералу Гранту. В нем, в частности, говорилось, что Батлер некомпетентен, и, будучи в прошлом конгрессменом, он обязан своим чином политикам республиканской партии. С этими обвинениями было трудно спорить, и Грант, который сам с трудом переносил присутствие в армии бездарных политиканов, охотно поддержал Портера перед Линкольном.

В первые годы войны, когда положение президента было очень шатким, он нуждался в таких людях, как Батлер и Бенкс, и скрепя сердце доверял им важные военные посты. Но в конце 1864 года после переизбрания Линкольна на второй срок надобность в генералах-политиканах отпала, и он мог спокойно принести их в жертву. С позволения президента Грант сменил Батлера, поставив на его место генерал-майора Альфреда Терри. Одновременно он приказал Портеру повторить атаку на форт Фишер. «Оставайтесь там, где вы есть, всего несколько дней, — писал адмиралу Грант, — и я пришлю вам войска без прежнего командира».

Тем временем Портер, проанализировав причины своей неудачи, убедился, что, по крайней мере, отчасти критика Батлера в адрес флота была оправдана. Тогда он лично проинструктировал корабельных артиллеристов, указав им на необходимость вести огонь по вражеским укреплениям, а не по развевавшимся над ними флагам Конфедерации.

12 января 1865 года Портер с эскадрой из 62 кораблей и с сухопутными силами генерала Терри на транспортах снова прибыл к форту Фишер. Адмирал немедленно двинул вперед флотилию броненосцев во главе с «Нью-Айронсайдс», и расположившись в 800 ярдах от форта, они открыли огонь. В 8 часов утра на следующий день войска высадились на берег, вырыли позади форта длинную траншею, проходившую поперек полуострова, и тем отрезали гарнизон Фишера от материка. Затем на берег были выгружены осадные орудия, и назавтра федеральные войска начали операцию по захвату крепости.

Однако конфедераты пока не собирались выбрасывать белый флаг. Гарнизон форта Фишер состоял из 1500 человек во главе с полковником Уильямом Лентом, грамотным и опытным офицером. Весь первый день конфедераты оказывали ожесточенное сопротивление, и северянам не удалось добиться успеха. Тогда в ходе третьего штурма, который был намечен на 15 января, Портер решил высадить на полуостров десантную партию, состоявшую из 3000 специально обученных матросов и морских пехотинцев. Эта высадка прошла довольно успешно, и хотя атака десантников была отбита, им удалось отвлечь внимание врага от наступления людей Терри.

Затем бортовая артиллерия эскадры возобновила бомбардировку укреплений, и на сей раз ее канонада оказалась на редкость эффективной. Вскоре после полудня орудия кон федератов умолкли, оставив форт практически беззащитным перед штурмующей пехотой. В 3 часа дня все пароходные свистки (федеральной эскадры разом загудели, давая сигнал к началу приступа. Семью часами позже после упорного сражения, в ходе которого южан выбили из форта и зажали у Федерал Пойнт, Лент с остатками своего гарнизона сдался. Блокада северянами Атлантического побережья Конфедерации стала практически полной.

Впрочем, возможно, эта завершающая часть блокады бы, совершенно излишней. Так, уже в сентябре 1864 года финансист Гезеуэй Ламар докладывал секретарю казначейства Конфедерации Джорджу Тренхолму, что «флот, блокирующий Уилмингтон, столь многочислен, что порт можно считать закрытым». А поскольку положение Чарльстона и Мобайла было немногим лучше, то, как открыто признавался Ламар, «если мы не найдем более безопасной гавани, то рейсы нарушителей блокады должны быть прекращены».

Поскольку в 1861 году южане ограничивали свою контрабандную торговлю несколькими портами, то всякий раз, когда флот северян захватывал одну из таких баз, нарушители несли серьезные потери.

После падения форта Фишер в руках южан оставался лишь Чарльстон, который, несмотря на все усилия федералов, продолжал отправлять в море суда отважных контрабандистов. Причины его живучести заключались во многом в технических проблемах, постоянно переживаемых Южноатлантической эскадрой. «На ремонте находится так много пароходов, — писал по этому поводу Дальгрен, — что наша блокада неэффективна».

Единственным выходом был захват города совместными усилиями армии и флота, и, когда в январе 1865 года в Южной Каролине появился Шерман, Дальгрен усилил давление на чарльстонский гарнизон. Оказавшись между орудиями федеральной эскадры и подпиравшими с юга победоносными легионами северян, южане не выдержали и 18 февраля сдали город.

Теперь триумф Севера выглядел неизбежным, но южане по-прежнему располагали двумя армиями и некоторыми дополнительными ресурсами для ведения партизанской войны. Учитывая этот фактор, Линкольн решил пойти на переговоры, и 31 января 1865 года встретился с вице-президентом Конфедерации Александром Стивенсом на борту парохода «Ривер Куин». Однако эта встреча оказалась бесплодной: Стивенс не пожелал принять главного условия Линкольна — объединения Севера и Юга в единое федеративное государство, и настаивал на независимости Конфедерации.

После срыва переговоров северянам лишь оставалось завершить войну последним ударом, и Грант с Портером приступили к планированию совместного наступления армии и флота на Ричмонд. Поскольку федеральный флот добился к тому времени полного господства в Чизапикском заливе, а также в нижнем течении рек Йорк и Джеймс, технически такая операция была несложной. Одновременно по плану обоих командующих корпус генерала Томаса Скофилда должен был погрузиться на судна в Аннаполисе и оттуда направиться в занятый федералами форт Фишер. Используя его как опорную базу, Скофилд мог подняться по течению Кейп-Ривер и занять Уилмингтон.

Осуществляя этот замысел, Портер во главе эскадры из монитора и 15 канонерок, начал наступление против форта Андерсон, находившегося между фортом Фишер и Уилмингтоном. Кое-как защищенный, гарнизон Андерсона не выдержал огня орудий главного калибра и после короткой бомбардировки оставил позиции. В результате форт Стронг, распложенный на острове Биг-Айленд, оказался беззащитным перед канонерками Портера и через шесть дней также перешел в руки северян. Это позволило командиру эскадры очистить реку Кейп, которая стала передовой базой вступивших в Северную Каролину войск Шермана.

В то же время флотилия федеральных кораблей начала подниматься вверх по реке Джеймс, и к марту 1865 года федералы уже контролировали ее течение до Сити-Пойнт. Конфедераты несколько раз пытались контратаковать, но вынуждены были с потерями отходить. Однако и северяне не могли подняться по Джеймсу выше Дьюриз Блафф и оказать существенное влияние на ход событий под Питерсбергом.

В результате последние сражения гражданской войны прошли уже без участия федерального флота, хотя армия справилась и без него. 9 апреля 1865 года Ли сдался генералу Гранту в местечке Аппоматтокс, и война была окончена.

Несмотря на не слишком большую эффективность морской блокады федералами побережья Конфедерации, она все же внесла свой значительный вклад в победу Севера над Югом. Как бы ни были удачливы дерзкие контрабандисты, как бы по-хозяйски они не чувствовали себя в портах южных штатов, патрульная служба федеральных кораблей вес равно нарушила торговые отношения конфедератов с Европой.

Иными словами, если бы блокады не было вообще и южане могла бы свободно вывозить свой хлопок в Великобританию и так же свободно ввозить вместо него все необходимое, Конфедерация могли бы сражаться еще очень долго а может быть, и вообще не была бы побеждена.

Одной из главных специфических черт американской гражданской войны является то, что окончательная победа досталась северянам не только и не столько благодаря их успехам на полях сражений, сколько в результате целенаправленного разрушения экономики Юга.

Блокада же была существенной частью этого разрушения, быть может, не менее существенной, чем война за Миссисипи или марш Шермана к морю. Поэтому с полным основанием можно сказать, что флот сыграл в ходе войны одну из главных ролей.

Судьба Юга была решена на только на полях Геттисберга, Чаттануги и под Атлантой, но и в территориальных водах США, где несли рутинную и внешне ничем не примечательную службу блокирующие эскадры Союза.

Маль К.М. Гражданская война в США (1861-1865): Развитие военного искусства и военной техники.

Часть 1

Категория: ВМС | Добавил: fyls77 (28.02.2021)

Просмотров: 99 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2021

Рейтинг Военных Ресурсов