Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Вторник, 06.12.2016, 11:13
Ключевые слова
сетецентризм, А. Усиков

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Принципы и логика современной войны (2013)

Принципы и логика современной войны

А. Усиков

Еще в начале XXI века военно-политическое руководство США озаботилось поиском новых концепций ведения военных действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Кроме того, требовалось кардинально изменить и облик своих вооруженных сил. То есть "сделать" из мирового "жандарма" стопроцентного миротворца. Причем это не было связано с совершенными 11 сентября 2001 г. терактами в Нью-Йорке и Вашингтоне. Потому что еще 15 августа 2001 г. президент США Дж. Буш поручил министру обороны Дональду Рамсфелду подготовить предложения о том, как американская армия "должна выглядеть, какой она должна быть сегодня и завтра".

Теракты в сентябре стали катализатором этого процесса. В одном из выступлений, прозвучавшем вскоре после взрывов, Д. Рамсфелд отмечал: "Мы наблюдаем появление нового поля боя... конфликтов нового типа". При этом он заявил, что в ближайшем будущем Америке предстоит решить две важные задачи: одержать победу в борьбе с терроризмом путем ликвидации сети террористических организаций, а также осуществить подготовку к совершенно другой войне - войне, разительно отличающейся не только от войн прошлого столетия, но и от той новой войны с терроризмом, которую США ведут в настоящее время.

Контуры современной стратегической концепции ведения войн были обозначены Д. Рамсфелдом в статье "За рамками войн с терроризмом", вышедшей в октябре 2001 г. В целом она построена на новом подходе к содержанию традиционных категорий военного искусства, таких, как фактор внезапности, выбор направления главного удара и сосредоточения сил. В статье автор подчеркивал, что в свете последних событий в США подготовка к внезапному нападению - подготовка быстрая и решительная - должна стать одним из слагаемых военного планирования в XXI в. Для отражения внезапных ударов военные стратеги США должны перенести центр тяжести в системе оборонного планирования с модели, в которой отправным моментом является угроза и которая до сих пор доминировала в теории обороны, на модель, опирающуюся на силы и средства, необходимые в будущем.

По мнению Д. Рамсфелда, вместо того, чтобы искать очередного противника и планировать крупномасштабные войны на точно определенных ТВД, необходимо предвидеть появление новых и разнообразных врагов, которые для достижения своих целей будут полагаться на фактор внезапности, обман и применение асимметричного оружия. Под "асимметричными" угрозами, по определению Института национальных стратегических исследований Национального университета США, понимают "использование фактора внезапности во всех его оперативных и стратегических измерениях, а также использование оружия такими способами, которые не планируются Соединенными Штатами".

Как подчеркивал Д. Рамсфелд, подготовка к такому развитию событий стала целью проводящегося раз в четыре года анализа состояния и перспектив развития взглядов на оборону, результаты которого были представлены Конгрессу США 30 сентября 2002 г. В этом анализе была изложена новая стратегия обороны США в XXI в., призванная реализовать четыре ключевые задачи: заверить союзников в незыблемости поставленных целей и способности выполнять обязательства сфере безопасности; разубедить потенциальных противников в целесообразности проведения программ или мероприятий, которые могут создавать угрозу интересам США или интересам их союзников; обеспечить сдерживание агрессии и силового давления за счет передового развертывания сил и средств, способных быстро остановить разрастание кризиса, а также предпринимать решительные действия по нейтрализации любого противника в том случае, если методы убеждения и сдерживания окажутся неэффективными.

Каждому военному специалисту ясно, что в данном контексте большинство категорий военного искусства истолкованы слишком расширенно и обтекаемо. Это, прежде всего, относится к понятию "оборона", в котором просматриваются активные ее формы, мало, чем отличающиеся от наступления. Последующее развитие событий подтвердило, что намеченные задачи реализуются в полном соответствии с установками Д. Рамсфелда: операция "Несгибаемая свобода" - в Афганистане; наказание Ирака; предупреждение (разубеждение) Ирана, Северной Кореи и Сирии в "нецелесообразности" проведения собственного политического курса; создание "передового развертывания сил и средств"; использование решительных "методов убеждения и сдерживания" потенциальных противников.

Операция американских войск в Афганистане, проведенная в точном соответствии с тезисами Д. Рамсфелда, стала испытательным полигоном отработки принципиально новой концепции ведения военных действий, известных из американских источников как "сетевая война" (network-centric warfare-NCW). Основой ее ведения является глобальная информационная сеть Минобороны США, представляющая собой набор взаимосвязанных высокозащищенных локальных информационных сетей. Реализации проекта такой сети, получившего название Defense Information Grid, который координируется Агентством информационных систем МО США (DJSA), за последние годы уделяется огромное внимание. В эти же годы анализ различных аспектов концепции "сетевой войны" был проведен ведущими аналитическими центрами министерства обороны США. А с сентября по октябрь 2001 г. эта тематика обсуждалась практически на всех конференциях и семинарах, проходивших с привлечением представителей Пентагона.

Появление этой концепции обусловлено революцией в информационных технологиях, которая вторглась в сферу военного дела, фундаментально изменяя содержание военных конфликтов нового поколения, технологии и способы их ведения, революционизирует способы управления вооруженными силами в процессе подготовки и ведения войн, которые благодаря этому приобретают иные, чем прежде, облик и организационно-штатную структуру.

"Сетевую войну" в Пентагоне определяют как оперативную концепцию, базирующуюся на возможности использования преимуществ информационных технологий, то есть на информационном превосходстве, и позволяющую достичь увеличения боевой мощи войск путем ориентации на сеть датчиков, штабов и исполнительных подразделений. Это дает возможность расширить рамки осведомленности, увеличить скорость доведения приказов, повысить темпы проведения операций, достичь большего поражающего действия оружия, большей живучести и степени самосинхронизации.

Основа сетецентрического ведения и управления военными действиями (а то и войной) формируется заблаговременным созданием и развертыванием на театре войны/театре военных действий (пространстве войны) разветвленных автоматизированных электронных (компьютеризированных) сетей разведки, информации и управления, охватывая не только пространство войны, но и практически весь мир. Электронные сети развертываются на платформах ударных и обеспечивающих систем, в органах разведки (сбор, обработка, анализ, оценка, диссимиляция информации о противнике, своих силах, обстановке), в штабах, органах управления и связи на всех уровнях - от тактического до стратегического. Все эти электронные сети сопрягаются и увязываются в единый информационно-управленческий комплекс, обеспечивающий непрерывное, гибкое и устойчивое управление войсками (силами) по вертикали и горизонтали на пространстве войны, защищенном от противника. Его смысл состоит в том, что главным элементом всей модели является "обмен информацией" - максимальное расширение форм производства этой информации, доступа к ней, ее распределения, обратной связи. Сеть представляет собой новое глобальное пространство - информационное, в котором и развертываются основные операции стратегического масштаба (военного, дипломатического, медийного, экономического и технического характера). Соединения, воинские части и органы управления вооруженных сил, другие элементы военной инфраструктуры и системы связи, средства и мероприятия информационного обеспечения, замысла действий, дипломатические шаги, социальные процессы, разведки и контрразведки, религиозная и коллективная психология, объекты экономики и ее политики - все это элементы единой взаимосвязанной сети, между которыми должен постоянно осуществляться информационный обмен с целью оказать определенное влияние на ход событий (развитие операций), а, в конечном счете,-на исход войны. В эту сеть также входят система наблюдения за оружием массового поражения, расположенным в различных регионах мира, а также организация агентурной разведки.

Смысловая цель проводимой военной реформы в рамках "новой концепции ведения войны" заключается в "создании мощной и всеобъемлющей сети, которая концептуально объединяет их в единую систему". При этом целью сетевых войн, по мнению американских специалистов, является абсолютный контроль над всеми участниками исторического процесса в мировом масштабе, а их задача состоит во "внушении всем мысли об отказе и бессмысленности военной конкуренции с США".

По существу, "сетевая война" переводит информационное превосходство в боевую мощь, эффективно связывая интеллектуальные объекты в единое информационное пространство театра военных действий. Происходит трансформация понятия "поле боя" в понятие "боевое пространство". В него, помимо традиционных целей для поражения обычными видами вооружений, включены также и цели, находящиеся в виртуальной сфере: эмоции, восприятие и психика противника. Воздействие на новые типы целей достигается за счет тесной интеграции сетевых структур министерства обороны США, сетевых структур других силовых ведомств, а также гражданского общества (как совокупности общественных объединений, отвечающих за выработку "общественного мнения").

Ключевыми понятиями, по которым отличают "сетевую войну" от войны традиционной, являются следующие.

Первое - использование географически распределенной силы. Как отмечают эксперты, ранее из-за различных ограничений было необходимо, чтобы воинские части и подразделения, а также элементы тылового обеспечения располагались в одном районе в непосредственной близости к противнику или обороняемому объекту. Новая концепция снимает эти ограничения.

Второе - силы, участвующие в "сетевой войне", являются высокоинтеллектуальными. Пользуясь сведениями (знаниями), полученными в результате всеохватывающего наблюдения за боевым пространством и расширенных пониманием намерений командования, эти силы будут способны к самосинхронизации деятельности, станут более эффективными при автономных действиях.

Третье - наличие эффективных коммуникаций между объектами в боевом пространстве. Это позволяет географически распределенным объектам проводить совместные действия, а также динамически распределять ответственность и весь объем работы, приспосабливаясь к ситуации.
Информационная сеть (The Grid) состоит из трех подсетей: датчиков (сенсоров), узлов (органов управления), принимающих решения, и исполнительных узлов (воинских частей и подразделений войск и сил). Все три подсети включают узлы, работающие как с реальными, так и с виртуальными объектами. В сенсорной подсети сами датчики могут быть пассивными и активными, а располагаться - как в реальной, так и в виртуальной сфере боевого пространства. Это касается и подачи исполнительных узлов. В нее включены как традиционные средства поражения (танки, самолеты, корабли и т.д.), так и средства воздействия на цели в виртуальном пространстве: средства массовой информации, компьютерные вирусы и др.

Данное направление в развитии американского военного искусства положено в основу концепции строительства их вооруженных сил "Единая перспектива 2012" и связано с трансформацией взглядов на характер угроз в XXI в.

Новый взгляд на эти явления, как считают американские аналитики, заключается в том, что в будущем основная угроза для США будет исходить не от регулярных армий разных стран, а от всевозможных террористических, криминальных и других организаций, участники которых объединены в некие сетевые структуры. Подобные организации не имеют частной иерархической подчиненности, зачастую у них нет единого руководства, они координируют свою деятельность с использованием средств глобальных коммуникаций. Их отличительной особенностью является наличие единой стратегической цели и отсутствие четкого планирования на оперативно-тактическом уровне. Подобные структуры американские исследователи обозначают специальным термином "сегментированная, поли центрическая, идеологизированная сеть".

Естественно, в условиях воздействия подобных угроз изменяются роль и место вооруженных сил. В значительной степени акцент делается на проведение невоенных операций - операций, отличных от войны, что требует тесного взаимодействия с негосударственными организациями и структурами.

В ходе операции "Несгибаемая свобода" принципиальная схема "сетевой войны" по-американски заключалась в следующем: в Афганистане разведка обнаруживает противника, Объединенное центральное командование отдает приказ нанести удар, бомбардировщики В-2 А, стартовав с территории США, поражают цель бомбами, наводимыми с помощью спутниковой системы HABCTAR

По мнению отечественных аналитиков, новая американская концепция "сетевой войны" в полном объеме может быть использована лишь в вооруженных конфликтах и локальных войнах низкой интенсивности, когда нет необходимости создания крупных группировок войск и сил разнородного состава, проведения доразведки, дооборудования ТВД, поиска политических и военных союзников и т.д. В локальных войнах высокой интенсивности и в крупных региональных войнах потребуется проведение традиционных методов подготовки к войне и операциям. При этом практические элементы ведения "сетевой войны" будут эффективно применяться на оперативно-тактическом уровне.

Следует подчеркнуть и то, что постоянно функционирующие высокоинтеллектуальные географически распределенные силы с эффективными коммуникациями между их объектами в боевом пространстве, которое к началу XXI в. стало охватывать практически весь мир, а также информационное превосходство в обозримом будущем будут являться факторами успеха вооруженных сил США в войнах любого типа.

Есть перспектива быть утвержденным и у принципа "превентивность", который уже превратился в один из ведущих, и не только в западных военных стратегиях.

Не обойдена стороной и такая важная, с точки зрения прагматичных американцев, сфера военного искусства, как обеспечение внутренней безопасности. Под нее также подведена теоретическая база, естественно, с формулированием соответствующих принципов. Так, один из разработчиков данных принципов американский теоретик Майкл Дж. Хиллард считает, что они должны быть частью системы принципов ведения объединенных операций, поскольку к действиям по предотвращению или нейтрализации угроз внутренней безопасности предполагается на широкой основе привлекать вооруженные силы США во взаимодействии с соответствующими структурами других ведомств.

В выступлениях западных теоретиков подчеркивается, что войны только принципами не выигрывают. Однако их правильное формирование, соответствие времени, четкое сочетание с элементами боевой мощи открывают путь к успеху при проведении как боевых, так и постконфликтных операций.

 Армейский сборник. - 2013. - №8. - С. 48-50

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (21.06.2014) | Автор: А. Усиков

Просмотров: 2349 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов