Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 11.12.2016, 16:51
Ключевые слова
снв-3, В. Есин, С. Рогов, THAAD, GBI, В. Кузнецов, П. Золотарев, ПРО

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [435]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Финансы

ПРО для США стала религией (2012)

ПРО для США стала религией

Сергей Михайлович Рогов - директор Института США и Канады РАН, академик РАН;
Виктор Иванович Есин - генерал-полковник, кандидат военных наук, начальник Главного штаба РВСН (1994-1996);
Павел Семенович Золотарев - генерал-майор, заместитель директора Института США и Канады РАН;
Валентин Сергеевич Кузнецов - вице-адмирал, главный военный представитель МО РФ при НАТО (2002-2008).

ОЦЕНКИ АМЕРИКАНСКИХ ЭКСПЕРТОВ

Эффективность создаваемых в США систем противоракетной обороны подвергают критике и многие представители американского научного сообщества. Среди них Федерация американских ученых (ФАУ), Совет по защите природных ресурсов, Союз обеспокоенных ученых «Бюллетень атомных ученых», Центр оборонной информации, Ассоциация сторонников контроля над вооружениями и другие. Они доказывают, что Пентагон не в состоянии обеспечить надежную защиту США от современных баллистических ракет, оснащенных средствами преодоления ПРО.

Вместе с тем, по оценке некоторых известных экспертов-критиков ПРО из ФАУ, перехватчики «Стандарт-3M» (SM-3) даже при скорости 4–4,5 км/сек теоретически могут осуществлять заатмосферный перехват боеголовок МБР после прохождения ими апогея траектории, если корабли, оснащенные этими противоракетами, будут базироваться вблизи побережья США в Северной Атлантике. Такой же вывод делается и в отношении возможности перехвата китайских МБР, если корабли, оснащенные системой «Иджис», будут размещены у Тихоокеанского побережья США. Утверждается, что 500 перехватчиков SM-3 Block 2A и Block 2B в состоянии «нейтрализовать все МБР Китая». По мнению экспертов ФАУ, при 20-процентной эффективности перехватчиков SM-3 Block 2 возможен перехват примерно 100 боеголовок российских МБР.

В то же время некоторые официальные научные организации, в частности, Оборонный научный совет при Министерстве обороны (ОНС МО) США, выражают сомнения относительно эффективности ПРО. В сентябре 2011 года ОНС МО опубликовал рассекреченный доклад, подготовленный рабочей группой, которую возглавляли отставные высокопоставленные военные: адмирал Уильям Фалкон (бывший командующий Тихоокеанским и Центральным командованиями вооруженных сил США) и генерал Дес Лайлс (бывший директор Агентства по противоракетной обороне). В докладе дана скептическая оценка возможности американских информационных систем, которые должны обеспечить обнаружение баллистических целей и их поражение противоракетами. Оказалось, что сенсоры и радары не смогут отличить боеголовки ракет от ложных целей, более того – боеголовки от их обломков в случае поражения.

Таким образом, противоракетная оборона при имеющихся информационных средствах может выполнить свою роль только в борьбе с одиночными пусками примитивных баллистических ракет, которые не оснащены средствами преодоления ПРО.

По оценке ОНС МО, для региональной обороны от 30 баллистических ракет противника требуется от 190 до 738 перехватчиков в зависимости от качественных характеристик перехватчиков и радаров.

В докладе отмечается, что перехват баллистических ракет на разгонном участке «потребует геркулесовых усилий и реалистически не является достижимым» даже при самых оптимистичных прогнозах. В этой связи предлагается отказаться от перехвата баллистических ракет на разгонном участке.

Большой резонанс вызвал доклад экспертов по вопросам ПРО, подготовленный в апреле 2012 года под эгидой Национальной академии наук (НАН). Группу экспертов возглавляли Дэвид Монтагю, бывший президент ракетного подразделения компании «Локхид», и Уолтер Слоукомб, бывший заместитель министра обороны в администрации Клинтона. Сам доклад пока засекречен, но основные выводы его авторы изложили 30 апреля 2012 года в преданном гласности письме руководителям подкомитета по стратегическим силам Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей.

Согласно оценке авторов доклада, системы ПРО «Иджис», ТХААД и «Пэтриот» PAC-3, предусмотренные к развертыванию на 1–3-м этапах ЕПАП, в состоянии обеспечить эффективную комплексную защиту американских войск и союзников в Европе, на Ближнем Востоке и в западной части Тихого океана от баллистических ракет малой и средней дальности. При этом утверждается, что если скорость перехватчиков составит не менее 4 км/сек, то для защиты Европы потребуется всего 3–4 района ПРО наземного и морского развертывания. Наличие подобных перехватчиков также позволит обеспечить защиту от попыток помешать доступу вооруженных сил США в западную часть Тихого океана и от ударов по базам на Гуаме и Окинаве. Развертывание систем ТХААД и «Иджис Эшор» на Гавайских островах обеспечит их противоракетную защиту без использования стратегических перехватчиков GBI.

Если эти меры будут полностью осуществлены, то отпадает необходимость осуществления 4-го этапа ЕПАП и развертывания перехватчиков SM-3 Block 2B в Польше и других регионах. По мнению авторов доклада, «4-й этап, как он определяется в настоящее время, не нужен для ПРО на ТВД и не является оптимальным для защиты американской территории».

В докладе содержится весьма низкая оценка эффективности стратегических перехватчиков GBI, развернутых на Аляске и в Калифорнии, которые могут обеспечить лишь «ограниченную первоначальную защиту от сравнительно примитивных угроз». Поэтому предлагается заморозить количество развернутых перехватчиков GBI на уровне 30 единиц, а в дальнейшем заменить их на более эффективные стратегические противоракеты.

Для защиты территории США эксперты НАН считают необходимым создание Третьего позиционного района стратегической ПРО на Восточном побережье США. В этих целях рекомендуется разработка нового стратегического перехватчика с использованием 1-й и 2-й ступеней перехватчика KEI, работа над которым была прекращена администрацией Обамы еще в 2009 году. Такой двухступенчатый перехватчик должен иметь скорость 6 км/сек и короткое время разгона (70 секунд). Для этого перехватчика необходимо разработать новую, более эффективную ступень перехвата.

Всего же считается необходимым развернуть 100 стратегических перехватчиков нового типа для защиты всей территории США. Снятые с вооружения противоракеты GBI предлагается использовать в качестве мишеней для испытаний перехватчиков нового поколения.

Эксперты НАН выступают против возврата к плану Буша-младшего, предусматривавшему развертывание Третьего позиционного района ПРО с двухступенчатыми перехватчиками GBI в Польше, считая эти противоракеты неэффективными. Кроме того, как отмечалось выше, в случае успешной реализации 1–3-го этапов ЕПАП авторы доклада отвергают необходимость 4-го этапа развертывания ПРО для защиты Европы от иранских ракет.

Информационное обеспечение системы боевого управления ПРО авторы доклада предлагают строить на основе спутниковых сенсоров DSP и SBIRS, а также наземных радаров AN/TPY-2. При этом наиболее эффективным решением считается «удвоение» радиолокационных станций, которые предлагается развертывать парами: либо устанавливая один радар AN/TPY-2 на другом, либо размещая их рядом на вращающихся платформах, как это уже реализовано в существующей РЛС морского базирования SBX, которая поставлена на прикол администрацией Обамы из-за трудностей с ее эксплуатацией. Такие «сдвоенные» радары предлагается установить на месте пяти старых РЛС СПРН – в Великобритании, Гренландии, Массачусетсе, Северной Дакоте и на Аляске. Кроме того, предполагается использовать уже имеющиеся радары AN/TPY-2 в Японии и Турции, а также РЛС морского базирования SBX, разместив ее на постоянной основе у побережья Аляски.

Что касается новой системы космических сенсоров PTSS, то эксперты НАН рекомендуют отказаться от ее создания из-за чрезмерно высокой стоимости.

В докладе рассматривается и вариант, предусматривающий развертывание ударного космического эшелона противоракетной обороны. Системы космического базирования теоретически могут успешно осуществлять перехват баллистических ракет противника на разгонном участке, но их «стоимость будет слишком дорогой, поскольку потребуется держать на орбите несколько сотен и даже тысяч спутников-перехватчиков». По оценкам экспертов НАН, создание такой группировки потребует 200 млрд. долл., а ее поддержание в течение 20 лет – не менее 300 млрд. долл., что во много раз дороже, чем альтернативные варианты ПРО.

В целом авторы доклада НАН весьма скептически относятся к идее перехвата баллистических ракет на разгонном участке. Это связано как с техническими проблемами, так и с невозможностью разместить перехватчики в непосредственной близости от района запуска баллистических ракет противника. В качестве исключения упоминается возможность перехвата баллистических ракет КНДР на разгонном участке кораблями, оснащенными системой «Иджис» и развернутыми в Японском море, а также в тех случаях, когда США обладают абсолютным господством в воздухе (при использовании самолетов, оснащенных системой перехвата баллистических ракет).

Таким образом, доклад НАН исходит из необходимости существенного пересмотра приоритетов ПРО США. Вместо усовершенствованной модификации системы «Иджис» с противоракетами SM-3 Block 2B морского и наземного базирования предлагается уделить главное внимание разработке новой системы стратегической ПРО для размещения ее на территории США.

ПОЗИЦИЯ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ

Республиканцы резко критикуют подход администрации Обамы к вопросам военной политики и контроля над вооружениями и требуют дальнейшего увеличения расходов на оборону. Это касается и подхода к ПРО. Например, Фонд наследия, являющийся одним из главных «мозговых центров» Республиканской партии, требует принять закон, который должен установить, что целью противоракетной обороны является «защита США и союзников от стратегического нападения».

Митт Ромни, который станет кандидатом от Республиканской партии на президентских выборах 2012 года, категорически выступал против ратификации нового Договора СНВ, утверждая, что он мешает развертыванию американской ПРО. В своей внешнеполитической программе Ромни пообещал «восстановить первоначальный план президента Буша разместить надежные перехватчики в Польше» и потребовал, чтобы «Россия прекратила все попытки сдержать нашу противоракетную оборону». Позднее он объявил, что «Россия, несомненно, является нашим геополитическим врагом номер один».

Особое неудовольствие республиканцев вызвало обещание Обамы на прошедшем в марте 2012 года саммите в Сеуле проявить «большую гибкость» на переговорах с Россией по ПРО после президентских выборов 2012 года в США. Ромни пообещал превратить обещание Обамы о «гибкости» в один из главных вопросов избирательной кампании 2012 года. Несомненно, Республиканская партия выполнит этот запрос своего нового лидера.

Председатель подкомитета по стратегическим силам Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей Майкл Тернер (Огайо) потребовал от Обамы «немедленных объяснений». Тернер открыто обвинил Обаму в «секретной сделке с русскими», чтобы «урезать нашу противоракетную оборону». Спикер Палаты представителей Джон Бейнер (Огайо) в письме президенту заявил: «Особое беспокойство вызывает то, что Вы пообещали российским лидерам, что их авантюристические амбиции будут вознаграждены «большей гибкостью» в подходе к нашей противоракетной обороне после грядущих выборов».

Аналогичные обвинения были выдвинуты и в подготовленном сенатором Джоном Кайлом (Аризона) письме Обаме, которое 27 марта 2012 года подписали 43 из 47 сенаторов-республиканцев. Кайл, главный оппонент контроля над вооружениями на Капитолийском холме, объявил, что не допустит каких-либо договоренностей с Россией об ограничении ПРО. По его словам, «предоставление таких заверений было бы ошибкой… Право на самооборону не подлежит обсуждению, и вести переговоры по этому поводу мы не должны».

В докладе Фонда наследия утверждается: «Программа ПРО администрации демонстрирует дисбаланс между защитой территории США от ракетной атаки и защитой американских сил передового базирования и союзников». По оценке республиканцев, на каждый доллар ассигнований на стратегическую ПРО приходится 4–5 долл. расходов на региональную противоракетную оборону.

Республиканцы также обвиняют Обаму в отказе от космической ПРО, как это было предусмотрено программой «Звездных войн» Рейгана. Фонд наследия призывает возродить программу «Блестящие камушки», развернув на орбите 1000 космических перехватчиков, и выступает за увеличение количества пусковых установок противоракет GBI на Аляске до 44 единиц.

Кроме того, республиканцы скептически относятся к намерению администрации Обамы развернуть в Польше противоракеты SM-3 Block 2B и требуют возродить план Буша-младшего по развертыванию в Восточной Европе стратегической ПРО, который предусматривал размещение двухступенчатых противоракет GBI. Сенатор-республиканец Джеф Сэшенс (Алабама) на слушаниях в подкомитете по стратегическим силам 25 апреля 2012 года выразил сомнение в том, что противоракеты SM-3 Block 2B будут развернуты в 2023–2024 годах. По его словам, «разработка SM-3 Block 2B не ведется, производство не налажено, система не готова к развертыванию и не представляет собой зрелую технологию». Осудив решение Обамы об отмене развертывания противоракет GBI в Польше, сенатор Сэшенс заявил: «Мы променяли синицу в руке на двух журавлей в небе».

БЮДЖЕТ НА 2013 ФИНАНСОВЫЙ ГОД

На политическую борьбу вокруг расходов на ПРО все большее воздействие оказывает ужесточающийся кризис бюджетного дефицита США.

Поскольку Республиканская партия категорически отказывается повышать налоги, а Демократическая – снижать социальные расходы, летом 2011 года едва не произошел дефолт американского правительства, которого удалось избежать только благодаря временному компромиссу. Однако долгосрочного решения проблемы достичь не удалось. В результате в августе 2011 года был принят закон о контроле над бюджетом, который предусматривает автоматическое сокращение (секвестр) расходов федерального правительства США на 1,2 трлн. долл., в том числе на национальную безопасность. В случае секвестра военный бюджет в 2013 финансовом году сократится до 491 млрд. долл. – на 13% по сравнению с расходами 2011 года, составлявшими 551 млрд. долл., и должен оставаться на этом уровне с учетом инфляции вплоть до 2021 года.

Это означает, по оценке республиканцев в Комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей, что бюджет Пентагона в течение десятилетия будет урезан на 1029 трлн. долл. В результате возникнет опасность того, что США не смогут отреагировать на потенциальные кризисы в Северной Корее и Иране и адекватно защитить союзников, включая Израиль и Тайвань, а также снизит способность сдерживать поднимающийся Китай. Кроме того, возникнет угроза для ПРО с целью защиты американских войск и территории США, включая программы «Иджис» и стратегическую ПРО морского базирования.

В бюджетном документе Министерства обороны, опубликованном в январе 2012 года, подчеркивалось, что Пентагон «не может защитить от сокращений финансирование всех программ ПРО». И хотя бюджетный запрос Министерства обороны предусматривал незначительное сокращение расходов на противоракетную оборону, это вызвало жесткую реакцию со стороны республиканцев в Конгрессе США.

Республиканцы требуют отдать приоритет системам стратегической ПРО, включая двухступенчатый перехватчик GBI. Председатель Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей Бак МакКеон (Калифорния) назвал бюджетный запрос администрации на эти цели «абсолютно неадекватным». В законопроекте о бюджете на 2013 финансовый год расходы на стратегическую противоракетную оборону были увеличены на 357 млн. долл. (раздел 224).

В бюджетную резолюцию по 2013 финансовому году по инициативе республиканцев включено требование о проведении до конца следующего года испытаний противоракеты GBI для перехвата МБР, а не в 2015 году, как планировало Агентство по ПРО (раздел 233). Всего же Комитет по делам вооруженных сил Палаты представителей почти в два раза увеличил расходы на стратегическую ПРО по сравнению с запросом администрации.

Министр обороны и председатель Комитета начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США также обязаны представить доклад Конгрессу об «архитектуре» региональных систем ПРО, включая их количественный состав. Судя по всему, это требование охватывает и 4-й этап ЕПАП. До сих пор администрация Обамы предоставляла сведения только по первым трем этапам, а информация по 4-му этапу отсутствовала. Министерству обороны предложено провести исследование возможности размещения радаров AN/TPY-2 на вращающейся платформе. Замораживается финансирование программы создания PTSS, пока не будет проведено независимое исследование альтернативных вариантов космических сенсоров.

Резолюция также требует, чтобы министр обороны приготовил доклад о боевом составе ВМС в том случае, если противоракета SM-3 Block 2B не может быть размещена в имеющихся пусковых установках (ПУ) вертикального запуска Мк 41, которыми оснащены корабли с системой «Иджис». Предлагается также проанализировать технические параметры и стоимость альтернативной ПУ большего диаметра для противоракеты SM-3 Block 2B.

В бюджетной резолюции по 2013 финансовому году были учтены некоторые рекомендации доклада НАН. В частности, Пентагон должен представить план Третьего позиционного района ПРО на Восточном побережье США с развертыванием 20 перехватчиков GBI не позднее 2015 года (раздел 223 законопроекта). Предлагается исследовать возможность использования в этих целях двух- и трехступенчатых наземных перехватчиков GBI, а также противоракет SM-3 Block 1А и Block 1B и последующих модификаций SM-3.

Бюджетный законопроект запрещает выделение средств на финансирование противоракетной системы МЕАДС, которую США разрабатывают совместно с Германией и Италией. Кроме того, расходы на европейскую ПРО будут сокращены на 75%, пока министр обороны и государственный секретарь не представят Конгрессу доклад о соглашении «о пропорциональном финансировании» строительства баз систем «Иджис Эшор» и РЛС AN/TPY-2 американскими союзниками по НАТО (раздел 233). Председатель подкомитета по стратегическим силам Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей конгрессмен-республиканец Тернер подчеркнул, что, согласно принятому в 2011 году закону о контроле над бюджетом, «Соединенные Штаты просто не в состоянии платить в одиночку за европейскую ПРО».

Предусматривается также проведение исследования относительно возможности создания новой ступени перехвата для следующего поколения противоракет системы «Иджис» и стратегических перехватчиков наземного базирования. При этом предлагается использовать наработки по программе MKV («Умная шрапнель»), которая была прекращена администрацией Обамы в 2010 году.

Помимо этого, резолюция требует поставить на оперативное дежурство самолет «Боинг-747» с химическим лазером с целью использования его для защиты от баллистических ракет КНДР.

9 мая 2012 года Комитет по делам вооруженных сил Палаты представителей 33 голосами (все – республиканцы) против 28 голосов (26 демократов, 2 республиканца) одобрил вышеуказанный законопроект.

Следует особо отметить, что принятый Комитетом по делам вооруженных сил законопроект включает 48-страничную поправку, внесенную Тернером, которая урезает средства на выполнение нового Договора СНВ, если администрация не выделит 88 млрд. долл. на разработку ядерных вооружений и 125 млрд. долл. на модернизацию стратегической триады. Кроме того, запрещается снятие РГЧ ИН с МБР «Минитмен-3» до тех пор, пока президент не подтвердит, что Россия и Китай также отказываются от РГЧ ИН на своих МБР. Таким образом, республиканцы под надуманными предлогами явно пытаются сорвать выполнение нового Договора СНВ.

18 мая 2012 года Палата представителей 299 голосами (228 республиканцев и 71 демократ) одобрила республиканский вариант законопроекта об ассигнованиях на оборону на 2013 финансовый год.

Помимо этого, 238 голосами (против 162) была одобрена поправка конгрессменов-республиканцев Денни Реберга (Колорадо) и Синтии Ламмис (Вайоминг). Эта поправка запрещает «любые сокращения стратегической триады», пока министр обороны не представит доклад, подтверждающий, что «Россия не создает и не развертывает ядерные системы, не затронутые ограничениями нового Договора СНВ», то есть тактические ядерные вооружения. 241 голосом (против 179) была одобрена поправка конгрессмена-республиканца Тома Прайса (Джорджия), запрещающая односторонние сокращения ядерного оружия США.

В то же время была отвергнута поправка конгрессмена-демократа Джона Гаременди (Калифорния), предусматривавшая отмену создания Третьего позиционного района на Восточном побережье США. Были отвергнуты и другие поправки демократов, в частности, предложение Джареда Полиса (Колорадо) и Лоретты Санчес (Калифорния) сократить в полтора раза расходы на системы стратегической противоракетной обороны GBI.

Законопроект Палаты представителей, несомненно, будет отвергнут Сенатом, который контролирует Демократическая партия. Сенатский Комитет по делам вооруженных сил 24 мая 2012 года единогласно одобрил свой проект бюджетного законопроекта на 2013 финансовый год, который существенно отличается от варианта, одобренного Палатой представителей.

В частности, сенатский вариант не блокирует выполнение обязательств США по имплементации нового Договора СНВ и не запрещает дальнейшего сокращения ядерных сил, хотя и требует от президента подтвердить готовность финансировать модернизацию стратегической триады США.

Сенатский Комитет по делам вооруженных сил не поддерживает требование Палаты представителей сделать упор на стратегическую, а не региональную ПРО и увеличить расходы на противоракеты GBI. В докладе комитета говорится, что «развернутая ныне система наземного базирования с 30 перехватчиками GBI на Аляске и в Калифорнии обеспечивает защиту США от будущих угроз». Сенатский вариант не предусматривает выделение денег на Третий позиционный район на Восточном побережье США, хотя вопрос об этом поднимали сенатор-республиканец Келли Эйотт (Нью-Гемпшир) и независимый сенатор Джозеф Либерман (Коннектикут). Председатель Комитета сенатор-демократ Карл Левин заявил, что не видит необходимости в создании такого района, назвав дискуссию по этому вопросу «повторением дебатов холодной войны».

Кроме того, сенатский Комитет по делам вооруженных сил выразил поддержку усилиям администрации Обамы «развивать сотрудничество в сфере ПРО с Россией, чтобы укрепить безопасность США, союзников по НАТО и России, особенно в отношении ракетной угрозы со стороны Ирана». Отмечается, что такое сотрудничество «пошлет мощный сигнал Ирану, что США и Россия совместно выступает против иранских ракетно-ядерных программ». Вместе с тем сенаторы заявили, что «сотрудничество должно осуществляться таким образом, чтобы ни в коем случае не ограничивать ПРО США и обеспечить защиту американской секретной информации».

Предполагается, что Сенат будет голосовать за бюджетную резолюцию в июле 2012 года. Расхождения между двумя вариантами бюджета будут обсуждаться осенью 2012 года в согласительной комиссии Конгресса, которая должна добиться компромиссного решения возникших разногласий. По мнению сенатора Левина, вопрос о Третьем позиционном районе «будет одним из главных вопросов на согласительной комиссии». Тот факт, что все республиканцы – члены сенатского Комитета по делам вооруженных сил, включая влиятельного сенатора Джона Маккейна (Аризона), проголосовали за сенатский вариант, свидетельствует о том, что скорее всего за основу будет принят именно этот вариант, а не бюджетная резолюция Палаты представителей.

Министр обороны Леон Панетта и председатель КНШ генерал Мартин Дэмпси объявили, что считают «ненужным создание Третьего позиционного района ПРО на Восточном побережье США». Администрация Обамы пообещала наложить вето на законопроект о бюджете на 2013 финансовый год, если он будет предусматривать финансирование Третьего позиционного района ПРО на Восточном побережье. В заявлении Белого дома также подчеркнуто, что законопроект «создает ненужные препятствия для осуществления полномочий президента по обсуждению с Российской Федерацией вопросов сотрудничества в сфере противоракетной обороны как на двухсторонней основе, так и в контексте НАТО, а также будет препятствовать обмену информацией на взаимной основе». Кроме того, Белый дом угрожал использовать право вето, если законопроект будет препятствовать выполнению обязательств США по новому Договору СНВ.

Вместе с тем администрация в какой-то мере уступает давлению со стороны Конгресса. В частности, помощник президента по законодательным вопросам Роберт Нейборс направил в Конгресс письмо, в котором заверяет, что администрация «не будет предоставлять чувствительную информацию, которая может создать угрозу национальной безопасности, включая технологию кинетического перехвата и телеметрические данные перехватчиков».

Еще раз следует подчеркнуть, что если в начале 2013 года произойдет секвестр федерального бюджета, то военные расходы США существенно сократятся в ближайшее десятилетие. Это, видимо, отразится и на программах ПРО.

В частности, как утверждают республиканцы, в случае секвестра придется существенно отложить сроки реализации Европейской программы ПРО и разработки противоракеты SM-3 Block 2B, закупку этих перехватчиков и переоснащение кораблей ВМС в интересах ПРО. Кроме того, придется отложить испытания и производство стратегических перехватчиков GBI. Представляется, что даже в случае прихода к власти Республиканской партии возврат США к программе «Звездных войн» маловероятен.

В ПОИСКАХ КОМПРОМИССА

Каким может быть компромиссное решение проблемы противоракетной обороны? В последнее время был подготовлен целый ряд неофициальных предложений, в подготовке которых приняли участие известные эксперты.

Под эгидой Евроатлантической инициативы в области безопасности, сопредседателями которой являются бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, бывший председатель Комитета по делам вооруженных сил Сената США Сэм Нанн и бывший заместитель министра иностранных дел ФРГ Вольфганг Ишингер, был опубликован в феврале 2012 года доклад по вопросам ПРО. Доклад был подготовлен рабочей группой, сопредседателями которой стали бывший советник президента Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли, бывший директор Службы внешней разведки Российской Федерации генерал армии Вячеслав Трубников, бывший министр обороны ФРГ Фолькер Рюэ и директор фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» Роберт Берлз.

Несмотря на различия в оценке ракетной угрозы (это касается возможностей создания МБР такими странами, как Иран и КНДР), члены рабочей группы согласились, что «наибольшая угроза в ближайшее время будет связана с ракетами средней и промежуточной (до 4500 км) дальности».

Авторы доклада считают необходимым прежде всего обеспечить взаимодействие России и Запада в информационной сфере ПРО: «НАТО и Россия будут формировать единый массив данных и информации, поступающих от сети, которая связывает спутники и радиолокационные датчики, имеющиеся в наличии у каждой из сторон». Полученные данные будут поступать в «центры сотрудничества». Однако «при этом информация будет проходить предварительную фильтрацию с целью обеспечения защиты данных и информации конфиденциального характера каждой из сторон».

В то же время «каждая сторона по-прежнему будет отвечать за защиту своей территории от удара с применением баллистических ракет», хотя стороны «могут разработать оперативные протоколы, обязывающие одну сторону при помощи своих ракет-перехватчиков осуществлять перехват и уничтожение баллистических ракет, пролетающих через ее территорию, но нацеленных против другой стороны».

Следует отметить, что участники рабочей группы не смогли прийти к общему мнению относительно защиты от баллистических ракет большой дальности, но согласились, что «сотрудничество в области противодействия угрозе со стороны ракет средней и промежуточной дальности укрепит доверие между сторонами и уверенность друг в друге, которые позволят облегчить решение более трудных вопросов, связанных с ракетами дальнего действия».

Что касается возможной передачи технологий, то авторы доклада поддерживают техническое сотрудничество, но при сохранении за каждой стороной права на защиту данных и информации конфиденциального характера. «В частности, будет обеспечена защита таких чувствительных технологий, как поражение прямым кинетическим попаданием и современные алгоритмы радаров».

Интересные соображения изложены в мае 2012 года в докладе «ПРО в Европе: сотрудничество или конфронтация?» известного специалиста по вопросам контроля над вооружениями Стивена Пайфера (бывший дипломат, в настоящее время руководитель исследовательской программы Брукингского института).

Анализируя историю ПРО и российско-американские разногласия по вопросам противоракетной обороны, Пайфер утверждает: «Представляется, что при других политических обстоятельствах соглашение сроком на 10 лет, которое ограничивало бы количество стратегических перехватчиков у каждой стороны на уровне 100–125 единиц, позволило бы, во-первых, убедить Москву в том, что угроза ее стратегическим ракетным силам отсутствует, и, во-вторых, осуществить Соединенным Штатам в течение следующего десятилетия любые меры для защиты от угрозы баллистических ракет Ирана и Северной Кореи. Однако администрация не рассматривает возможность заключения такого договора, поскольку понимает, что любое такое соглашение не имеет шансов на ратификацию Сенатом».

Выход из возникшего тупика, по мнению Пайфера, заключается в том, чтобы США и НАТО разработали и предложили бы России в 2013 году пакет предложений, который позволил бы добиться взаимоприемлемого компромисса.

1. США и НАТО должны предоставить «политическое обязательство не использовать свою ПРО против стратегических баллистических ракет России».

2. Необходимо обеспечить «максимальную транспарентность запланированной ПРО». В частности, необходимо «ежегодно представлять информацию о количестве развернутых на данный момент ключевых элементов ПРО и запланированное развертывание по годам на десятилетний период». Кроме того, необходимо «заблаговременно извещать Россию о всех изменениях планов развертывания». Пайфер уточняет, что информация должна включать данные о количестве перехватчиков GBI, SM-3 Block 1A, SM-3 Block 1B, SM-3 Block 2A, SM-3 Block 2B, шахтных пусковых установок GBI, пусковых установок SM-3, радаров ПРО и кораблей с системой «Иджис».

3. Проведение «технических брифингов», на которых Пентагон должен разъяснять, почему ПРО США не угрожает стратегическим силам России.

4. Подтвердить предложение пригласить российских экспертов с использованием собственных сенсоров наблюдать за испытаниями перехватчиков SM-3.

5. Предложить заключение «временного соглашения НАТО и России по сотрудничеству по ПРО», признавая, «во-первых, серьезную озабоченность Москвы потенциалом противоракетной обороны США и НАТО; во-вторых, согласие России на временное соглашение о сотрудничестве не исключает отказа Москвы от заключения постоянного соглашения».

6. НАТО должно согласиться рассмотреть «разумные предложения России о соглашении по сотрудничеству, если они не препятствуют возможности НАТО защищать всех членов альянса».

7. Заявить о том, что «адаптивный подход включает возможность того, что США замедлят или отменят по согласованию с НАТО развертывание перехватчиков SM-3 Block 2B, если выяснится, что Иран не добился прогресса в создании потенциала баллистических ракет большой дальности».

8. «Регулярное проведение российско-американских обсуждений или обсуждений на уровне НАТО–Россия по оценке угрозы баллистических ракет, особенно со стороны Северной Кореи и Ирана».

Большой интерес вызвал опубликованный в мае 2012 года доклад «Модернизация ядерной стратегии», подготовленный под эгидой движения «Глобальный ноль». Его авторами стали бывший заместитель председателя КНШ и командующий СТРАТКОМ генерал Джеймс Картрайт, бывший глава делегации США на переговорах по Договору СНВ-1 Ричард Берт, бывший первый заместитель государственного секретаря Томас Пикеринг, бывший сенатор Чарльз Хейгель, отставной генерал Джек Шихен и президент движения «Глобальный ноль» Брюс Блэр.

Авторы доклада излагают план одностороннего сокращения ядерных сил США в пять раз – до уровня в 900 боеголовок. Из них половина будет находиться в пониженном состоянии боеготовности, а вторая половина – в резерве. Развернутые ядерные заряды могут быть использованы через 24–72 часа, а резервные – через шесть месяцев.

Состав стратегических сил США должен включать 10 стратегических подводных лодок (720 боеголовок, в том числе 360 развернутых и 360 в резерве) и 18 бомбардировщиков В-2 (180 ядерных бомб свободного падения, в том числе 90 развернутых и 90 в резерве). Предлагается, чтобы на боевом патрулировании находились четыре стратегические подлодки в Тихом океане и две – в Атлантическом океане. Все американские МБР, а также тактические ядерные вооружения должны быть ликвидированы.

Таким образом, у США будет не более 270 ядерных боеголовок на БРПЛ для нанесения упреждающего удара, что явно недостаточно для поражения всех стратегических целей на территории России. В случае отмобилизации всего американского ядерного потенциала для удара по российским целям могут быть использованы следующие силы: 325 боезарядов для поражения шахт МБР, 110 боезарядов для поражения пунктов управления, 136 боезарядов для уничтожения военно-промышленных объектов, а 80 боезарядов будет предназначено для нанесения удара по Москве.

Для удара по Китаю выделяются следующие силы: 85 боезарядов для поражения шахт МБР, 33 боезаряда для поражения пунктов управления, 136 боезарядов для уничтожения военно-промышленных объектов.

Для поражения целей в КНДР и Иране выделяется по 40 ядерных боезарядов.

Авторы признают угрозу стратегическим объектам со стороны американских высокоточных неядерных вооружений большой дальности, но утверждают, что они могут поразить не более 30% всех целей на российской территории, которые входят в нынешней план ядерной войны США. Если будет реализована российская программа создания воздушно-космической обороны, то количество поражаемых целей в России сократится до примерно 10%.

Список целей на территории Китая примерно в два раза меньше, чем в России. С применением американских обычных вооружений может быть поражено 30–50% китайских целей.

В докладе предлагается развернуть 12–20 МБР с неядерными боеголовками в Калифорнии или других регионах США, чтобы они могли, не пролетая над территорией России и Китая, поразить шесть ракетных шахт в КНДР и Иране. Обычные высокоточные средства поражения смогут без применения ядерного оружия уничтожить 100% всех необходимых целей в КНДР и Иране.

Авторы доклада признают озабоченность России развертыванием американской ПРО, особенно перехватчиков SM-3 Block 2B на четвертом этапе ЕПАП. Отказ Вашингтона предоставить Москве гарантии ненаправленности ПРО против России привел к тому, что «Россия ожидает продолжения эволюции американской программы ПРО, включая все более опасные варианты (ударные космические системы на 5-м и 6-м этапах)».

В докладе утверждается, что радикальное сокращение и снижение уровня боеготовности ядерных сил США создадут условия для достижения российско-американских договоренностей по ПРО. «Ликвидировав техническую угрозу внезапного американского первого ядерного удара, США теоретически больше не смогут уничтожить основные стратегические силы России, поэтому исчезнет и перспектива зачистки небольшого количества уцелевших российских ракет с помощью американской противоракетной обороны».

В докладе предлагается сократить систему ПРО в Европе для защиты от Ирана на 10–50%. «Такое сокращение наряду с американо-российским сотрудничеством и мерами доверия в сфере ПРО, включая создание 100-мильной зоны вблизи территории России, где развертывание противоракетной обороны США будет запрещено, позволит убедить Россию в отсутствии угрозы ее стратегическим ракетным силам. Дополнительной гарантией должно стать снижение оперативной готовности американских средств ПРО, которые должны будут приводиться в полную боеготовность только в том случае, если и когда материализуется соответствующая угроза со стороны Ирана или Северной Кореи».

* * *

Таким образом, перспектива развития эшелонированной стратегической противоракетной обороны США зависит, с одной стороны, от политической борьбы между сторонниками и противниками ПРО на американской политической арене, а с другой – от решения технических и бюджетных проблем, с которыми сталкивается Пентагон в создании нового поколения противоракетных систем.

Опубликовано в выпуске НВО за 06 июля 2012 года

Категория: Финансы | Добавил: pentagonus (10.07.2012) | Автор: Сергей Михайлович Рогов

Просмотров: 2351 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов