Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 13:14
Ключевые слова
СНВ. ПРО

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [433]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
JustGod

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Российско-Американские стратегические отношения: ПРО США и переговоры по сокращению СНВ

 Российско-Американские стратегические отношения: ПРО США и переговоры по сокращению СНВ

Н.П. Ромашкина

Система обеспечения международной безопасности напрямую связана с понятием уровня стратегической стабильности в мире, которая во многом определяется возможностями стратегических ядерных сил и противоракетной обороны ведущих государств. Каковы последствия размещения широкомасштабной ПРО США и, в частности, ее элементов в Восточной Европе для стратегической стабильности, и каким может быть реагирование России?
Система обеспечения международной безопасности напрямую) связана с понятием уровня стратегической стабильности, который в современном мире во многом определяется взаимоотношениями РФ и США в ядерной/сфере, в первую очередь, в вопросах их стратегических наступательных и оборонительных сил (СНВ и ПРО). В настоящее время необходимый и достаточный уровень стратегической стабильности обеспечивается не численным равенством стратегических вооружений, а балансом возможностей сторон к гарантированному нанесению противнику заданно-. го ущерба в ответном ударе при любом развитии ядерного конфликта. Для этого каждой из сторон необходимо иметь такую структуру и уровень защищенности стратегических ядерных сил (СЯС), чтобы в случае нанесения противником ракетно-ядерного удара по ее пусковым установкам и позиционным районам гарантированно выжило и сохранило боеготовность такое число стратегических ракет, которое достаточно для нанесения агрессору заданного ущерба.

Россия должна учитывать все современные факторы, влияющие на ее способность осуществлять сдерживание агрессии, обеспечивать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников, поддерживать международную стабильность и мир. При этом необходимы переговоры между РФ и США о дальнейшем постепенном и равноправном уменьшении арсеналов стратегического ракетно-ядерного оружия в целях недопущения мировой ядерной катастрофы, и он прошел. Кроме того, переговорный процесс в целом может привести к многосторонним переговорам о сокращении ядерного оружия с тремя другими ядерными державами - Великобританией, Францией и КНР.

Целью российско-американских переговоров являлась выработка нового российско-американского договора по сокращению СНВ к моменту завершения действия Договора СНВ-1 в декабре 2009 г. Поиск компромиссного решения в ходе переговоров сталкивался с наибольшими трудностями по проблемам увязки стратегических наступательных и оборонительных вооружений, а также разногласий России и США, связанных с созданием широкомасштабной эшелонированной системы ПРО в целом и размещением ее элементов в Восточной Европе; различных вариантов «возвратного потенциала» Соединенных Штатов; перспектив оснащения СНВ США неядерными боеголовками; вопросам неразмещения оружия в космосе.

При сокращении СНВ России роль системы ПРО значительно возрастет, так как ее боевая эффективность (в абсолютных величинах) обратно пропорциональна количеству атакующих боевых блоков и комплекса средств преодоления ПРО1.

Возможные последствия развертывания широкомасштабной эшелонированной ПРО предсказуемы — рост вероятности возвращения к конфронтации РФ-США, а также гонки вооружений теперь уже на другом технологическом уровне. Поэтому в настоящее время интересам России отвечает такой договор, который предусматривал бы взаимосвязь наступательных и оборонительных стратегических вооружений, увязывал бы сокращение СНВ с вопросами базирования и применения высокоточного оружия (ВТО), сил общего назначения (СОН), военно-космической деятельностью.

ПРОБЛЕМЫ
1. Существенное влияние развития широкомасштабной эшелонированной системы ПРО США на состояние стратегической стабильности в целом и на российско-американские переговоры в области ограничения и сокращения СНВ в частности.

2. Превосходство американских ядерных сил по сравнению с российскими (даже без учета крылатых ракет морского базирования (КРМБ) США, а также нестратегических ядерных средств передового базирования, потенциально обладающих стратегическими возможностями по поражению объектов на территории России) с учетом «возвратного потенциала» по числу ядерных боезарядов на стратегических носителях (ЯСБЗ).

3. Снижение вероятности сохранения Россией возможности нанесения ответного удара в условиях резкого уменьшения численности и забрасываемого веса российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).2

4. Рост вероятности милитаризации космоса (размещение оружия в космосе и противоспутниковых средств на земле).

5. Планы развертывания стратегических носителей с установкой на них головных частей в обычном оснащении (компенсирующие потенциалы).

6. Наличие у НАТО и ряда других стран мощных сил общего назначения, на вооружение которых поступает все больше ВТО, а также сил и средств (более 20 тыс. человек) для ведения специальных операций, целью которых, в частности, будет поражение ядерных объектов противника.

7. Наличие ядерного оружия (ЯО) у третьих стран.

8. Военные базы США в европейских странах НАТО.

9. Несимметричность инспекций в процессе сокращения СЯС.

УГРОЗЫ

США смогут использовать создаваемую сеть позиционных районов ПРО в качестве инфраструктурной основы для формирования наземного элемента глобальной информационно-ударной системы, включающей и вооружения, базирующиеся в космосе. Это следует из общих тенденций развития вооруженных сил США и заявленных ими концептуальных подходов к развитию своего стратегического оборонного потенциала. В этом случае начатый сейчас процесс создания новой глобальной инфраструктуры ПРО США в перспективе может представлять гораздо большую опасность для оборонного потенциала РФ.

1. Как известно, комплекс средств ПРО США, расположенных на Аляске и в Калифорнии, предназначен для поражения боеголовок с ядерными боезарядами на нисходящем участке траектории полета, когда от ракеты-носителя уже отделились боеголовки и средства преодоления ПРО (в том числе ложные цели), что многократно увеличивает количество целей для элементов ПРО, и таким образом, значительно снижает боевую эффективность системы. Понятно, что более эффективным способом борьбы является уничтожение ракет на активном или среднем участке траектории, до того момента, когда произойдет разведение боеголовок и отделение средств преодоления ПРО. Кроме того, чем быстрее будет зафиксирован старт ракеты, тем больше возможностей сбить ее на активном участке. Поэтому соответствующие элементы системы ПРО выгоднее размещать как можно ближе к потенциальным местам старта ракет, являющихся целями ПРО.

Безусловно, при оценке эффективности противоракетных комплексов (ПРК) необходимо учитывать различные возможности ПРК в зависимости от направления полета БР, являющихся их целями. Однако, учитывая, что длительность полета БР на активном участке в среднем около 5 минут после старта, можно предположить, что противоракеты в Восточной Европе, обладая скоростью 4,5—9 км/с, смогут выполнить задачу поражения определенных целей, расположенных на расстоянии 2000-2500 км от места их дислокации, в том числе и стартующих российских ракет, которые расположены, например, в Саратовской области. При этом одна противоракета сможет уничтожить от 6 до 10 боеголовок в случае поражения МБР с РГЧ ИН, а в случае запуска моноблочной БР могут быть ликвидированы также все средства преодоления ПРО. что повысит боевую эффективность средств ПРО на Аляске и в Калифорнии для уничтожения оставшихся ракет.

2. В качестве противоракет планируется применять ракеты-перехватчики наземного базирования GroundBased Interceptor (GB1). представляющие собой связку второй и третьей ступеней МБР Минит-мен, и при определенных условиях на них могут быть установлены ядерные боеголовки этой ракеты. Тогда возникает угроза их дальнейшего применения в качестве БР среднего радиуса действия, целями для которых могут быть выбраны и объекты на территории России.' При этом обеспечивается минимальное время от момента подачи сигнала-приказа на пуск GBI до ядерного поражения цели: полет ракеты с территории Польши до Москвы займет всего 11 минут, столько же до баз МБР РВСН близ Выползово и Тейково; 13 минут — до Татищеве, 15 минут — до Нижнего Тагила, 21 минута — до Новосибирска.4 На данный момент ни США, ни их союзники не располагают другими средствами доставки ЯО, способными решать задачи упреждающего ракетно-ядерного удара за столь короткое время.

3. Комплексы перехвата БР на активном участке траектории полета, не имеющие ограничений по районам базирования, необходимо размещать в космосе, что делает угрозу милитаризации космического пространства особенно реальной. По имеющейся информации, в США компаниями Boeing, Lockheed Martin и TRW ведутся работы по созданию лазерного оружия космического базирования Space Based Laser (SBL). Речь, таким образом, уже идет о прямой угрозе от американской стратегической ПРО для (космических аппаратов (КА) на низких и средних орбитах. Поскольку их орбиты постоянны, а, следовательно, легко прогнозируемы, КА оказываются практически беззащитными перед противоракетами GB1. Следовательно, GBI на территории и США, и Европы в принципе могут использоваться не только в качестве противоракетного, но и качестве противоспутникового оружия. Кроме того, факт запуска противоракет вызовет реакцию российской СПРН, что может привести к немотивированному ответному удару СЯС РФ.

4. РЛС, планируемая для размещения в Чехии, будет способна контролировать всю ракетно-космическую деятельность на территории европейской части России, в том числе на полигоне «Плесецк», а также акваторию Баренцева, Белого и Карского морей, т.е. зону деятельности Северного флота РФ и др. При этом следует учитывать, что эта РЛС будет осуществлять разведывательную деятельность на всей европейской территории РФ, что также не может не вызывать озабоченность Российской Федерации.

Особую опасность для России представляют модернизированные РЛС существующей системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе (СПРЯУ) BMEUS, способные выдавать на РЛС сантиметрового диапазона информацию предварительного целеуказания. Проведенная модернизация нескольких радиолокационных постов СПРЯУ США позволила значительно увеличить их разрешающую способность по дальности. По оценкам некоторых экспертов, она увеличилась в 30 раз.5 К настоящему времени уже завершены работы на постах СПРЯУ в Файлингдейлз-Мур (Великобритания), Клире (Аляска) и на авиабазе Бил (Калифорния), на посту Туле (Гренландия). После завершения модернизации все перечисленные посты СПРЯУ смогут осуществлять выдачу целеуказания не только на информационные средства перспективных противоракетных комплексов, но и непосредственно на сами боевые средства ПРО.

5. Другая особенность современной эшелонированной системы ПРО США, порождающей технологические угрозы для СЯС РФ, - создание лазерных комплексов воздушного базирования типа ABL и кинетических перехватчиков KEI, которые могут размещаться не только на кораблях и наземных мобильных противоракетных ПУ, но и на стратегических бомбардировщиках типа В-52Н, что значительно увеличивает их маневренность. В качестве альтернативы им рассматриваются (управляемые ракеты (УР), запускаемые с истребителей или беспилотных летательных аппаратов: усовершенствованная УР Patriot ADVPAC-3, УР THAAD, а также модифицированная УР средней дальности класса «воздух-воздух» AI М-120 AM RAAM. Существенным недостатком этих концепций является необходимость базирования комплексов перехвата вблизи районов старта БР, поскольку максимальная дальность действия данных комплексов сегодня составляет в зависимости от типа перехватываемой БР (твердотопливная или жидкостная) от 300 до 600 км.

6. По данным специалистов, в настоящее время в США ведутся работы по созданию перспективных комплексов перехвата БР и их боеголовок на базе ионосферного оружия.6 Можно предположить, что такие П РК позволят устранить значительную часть недостатков, свойственных традиционным концепциям огневых средств ПРО. Таким образом, возникает возможность значительного снижения требований к точности определения координат цели, а также наведения на цель нового противоракетного оружия, которое относится к средствам поражения объемного действия.

Существенным преимуществом новых ПРК будет являться мгновенное поражение цели, когда энергия поражения переносится практически со скоростью света. В случае размещения ионосферных комплексов в северных приполярных районах, по некоторым оценкам, зона воздействия такого оружия будет простираться по долготе от Атлантического до Тихого океана, а по широте достигнет 45-й параллели Северного полушария.

7. Весьма вероятна угроза вовлечения в систему ПРО США новых членов: размещение элементов системы ПРО США на территории стран бывшего СССР (Украина, Грузия, Латвия, Эстония, Литва), т.е. непосредственно у границ РФ.

8. Развертывание в Восточной Европе даже такого небольшого количества противоракет, которое сегодня запланировано Соединенными Штатами, снижает эффективность российских СЯС приблизительно на 8—10%.7 Однако необходимо иметь в виду, что ПРО США, если использовать собственный американский термин, — это программа с открытым продолжением. Иными словами, ни США, ни их союзники не дают никаких гарантий, что планы ограничатся одним радаром и одной базой с 10 противоракетами GBI. Таким образом, исходя из оценки угроз, нет уверенности в том, что через некоторое время количество таких ракет не возрастет до 100 или 1000, существует опасность, что они будут размещены на других базах (ближе к предполагаемым траекториям российских МБР и БРПЛ), будут дополнены системами перехвата на активном участке полета и будут надстроены эшелонами морского, авиационного, космического базирования, в том числе с использованием средств на новых физических принципах (лазерных и др.).

9. Возросла вероятность получения Соединенными Штатами нового инструмента политического давления на РФ по широкому кругу вопросов, в том числе с использованием стратегии торга с целью получения уступок от РФ по конкретным внешнеполитическим вопросам, а также для ведения с более сильных позиций переговоров по сокращению стратегических наступательных вооружений в преддверии истечения срока действия Договора СНВ-1.

10. Неопределенность в отношении истинных целей США в связи с созданием военной инфраструктуры в непосредственной близости от территории РФ приводит фактически и к давлению на экономическую политику РФ, поскольку заставляет Россию задумываться о возможности ответных действий, что может потребовать сверхплановой активизации военного строительства и в связи с этим нежелательного пересмотра приоритетов в социально-экономическом развитии страны.

11. Возникает и дополнительный рычаг давления со стороны США на партнеров США по НАТО с целью сдержать их стремление к самостоятельной внешней и оборонной политике, создать дополнительные проблемы в отношениях Европы с Россией.

Эти непосредственные угрозы пока не являются первостепенноважными для безопасности России и касаются скорее возникновения новой стратегической ситуации, а также дополнительных возможностей радиолокационного контроля территории РФ. Однако по мере наращивания количества позиционных районов в Европе и других регионах мира угрозы для безопасности РФ по этой линии будут возрастать.

ВОЗМОЖНОСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Россия обладает и технологиями, и политическими возможностями, и временем для нейтрализации угрозы создания широкомасштабной системы ПРО США, и в частности, возможного размещения элементов американской системы ПРО в Восточной Европе. Результаты анализа и оценки эффективности таких возможностей противодействия России могут быть использованы в ходе выбора стратегии на различных этапах переговоров по сокращению СНВ.

Компоненты системы ПРО, размещенные близко к потенциальным местам старта российских ракет (в Че\ии и Польше, а также в перспективе — системы морского базирования), попадают в поле действия обычных вооружений — оперативно-тактических ракетных ком-атексов (Искандер), штурмовой (Су-25, Су-24М, Су-39) и палубной авиации (Як-38), сил ВМФ и т.д.

В случае принятия российским руководством решения о создании новой БРСД задача уменьшения > грозы размещения элементов американской системы ПРО в Восточной Европе может быть решена в течение пяти-шести лет.8 Если новые ракеты будут созданы, то это поможет России сдержать увеличение разрыва между стратегическими потенциалами США и РФ. Еще одна среднесрочная возможность нейтрализации ПРО США и обеспечения безопасности России — развитие СЯС за счет создания и принятия на вооружение новой тяжелой МБР с новыми возможностями преодоления системы ПРО.

Один из путей активного противодействия противоракетам — возможность использования мощных импульсов электромагнитного излучения для выведения электронных систем противоракеты из строя. Проблема размещения таких систем в ракете-носителе заключается в их большой энергоемкости и ненаправленном воздействии, т.е. такие излучатели способны выводить из строя электронику не только ПРК, но и самой ракеты-носителя и боеголовок. Аналогичное воздействие можно производить и с земной поверхности с помощью направленного облучения противоракет мощным микроволновым импульсом.

Меры технического противодействия радару в Чешской Республике могут быть разными - от переноса стартовых позиций ракет за пределы видимости радара до создания радиопомех. Совершенствование существующих и разработка новых систем радиоподавления и постановки радиопомех позволят существенно снизить эффективность целеуказания, слежения и наведения ракет ПРО на БР. Вместе с пассивными средствами противодействия (форма и материал боеголовки и ракеты в целом, специальные покрытия) это существенно снижает эффективность ПРО.

Рассматривая физические принципы спутникового целеуказания и самонаведения ракет, нужно отметить, что обе системы в своей основе имеют датчик, реагирующий на инфракрасное (тепловое) излучение объекта. Таким образом, воздействуя на излучение ракет, боеголовок и ложных целей в инфракрасном диапазоне, может быть достигнуто снижение эффективности системы ПРО. Таким воздействием может являться охлаждение боеголовок с помощью жидкого азота, создание ложных целей с более интенсивным тепловым излучением, чем излучение боеголовок, параллельный старт нескольких ракет из одной области, в результате чего датчики спутниковой системы наведения будут воспринимать несколько ракет как один объект, так как имеют ограниченную разрешающую способность.

Кроме того, возможно и активное противодействие системам, основанным на инфракрасных датчиках, — так называемое ослепление чувствительных элементов датчика. Примером таких систем противодействия может служить лазер, установленный на земной поверхности или на самой БР, боеголовках или ложных целях. Первая система направлена на противодействие космическим элементам системы ПРО, вторая же решает задачу ослепления самих противоракет. Помимо систем, основанных на применении лазерных технологий, существуют разработки, направленные на применение в указанных целях микроволнового излучения. Однако самым радикальным способом решения задачи противодействия системам инфракрасного наведения является внедрение ракет на новых принципах движения, но на настоящий момент разработка таких систем невозможна вследствие отсутствия подобных технологий.

Противодействие системе ПРО может также осу-шествляться методом информационной войны. Учитывая, что все компоненты этой системы так или иначе основаны на компьютерных методах обработки .и передачи данных, информационное подавление может представлять собой наиболее эффективный и экономичный способ борьбы с системами ПРО. Так, внедрение компьютерного вируса или логической бомбы в компьютерную систему РЛС приведет к коллапсу всего участка системы ПРО. Кроме того, вполне реальным представляется радиоэлектронное подавление каналов беспроводной связи между компонентами ПРО.9

ВОЗМОЖНОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Еще в мае 2002 г. в пакете с Договором СНП президентами В. Путиным и Дж. Бушем была подписана' Совместная Декларация о новых отношениях между США и Россией, предусматривающая «обмен информацией по противоракетным программам, испытаниям в этой области, взаимные посещения в целях наблюдения за противоракетными испытаниями и ознакомительного осмотра противоракетных систем... шаги, необходимые для начала функционирования Совместного центра обмена данными от систем раннего предупреждения».10 Россия и США также договорились изучить возможные направления сотрудничества в области противораке/гной обороны, в том числе расширение практики совместных учений по П РО, изучение возможных программ совместных исследований и разработок в области технологий ПРО, учитывая важность взаимного обеспечения со-. хранности конфиденциальной информации и охраны прав интеллектуальной собственности, в рамках Совета Россия-НАТО изучение возможности для наращивания практического сотрудничества по противоракетной обороне для Европы.

Однако до сих пор практически ничего не сделано в этом направлении. Более того, можно говорить о невыполнении положений этого документа со стороны США.

Важным шагом к взаимопониманию России и НАТО в этом вопросе стали письменные предложения Президента РФ В.В. Путина о сотрудничестве в использовании в интересах ПРО Европы Габалинской и Армавирской радиолокационных станций системы предупреждения ракетного нападения (РЛС СПРН) в июне 2007 г.

Габалинская РЛС, расположенная в Азербайджанской Республике, но являющаяся частью российской СПРН, — это информационная система, которая не предназначена для выдачи целеуказаний для системы ПРО. Поэтому целесообразными были бы совместные российско-американские действия по разработке и
развертыванию на Габалинской РЛС такой системы, которая способна выдавать целеуказания для противоракет (кроме обнаружения факта старта и траектории полета ракеты)." Такая система позволила бы закрыть все ракетоопасные направления, идущие из Ближнего Востока и Южной Азии. Так как в настоящее время нет необходимости в срочном создании такой системы, разработку и создание следовало бы проводить организациям и предприятиям РФ и США, а эксплуатацию осуществлять российским боевым расчетам с привлечением американских наблюдателей. В этом случае многие сомнения российской стороны относительно направленности системы ПРО будут сняты.

Реализация предложения В.В. Путина о создании единых информационных центров ПРО в Москве и Брюсселе, куда поступала бы информация от СПРН России и США о ракетных пусках и где она могла бы анализироваться для выдачи рекомендаций о дальнейшем принятии решения, также в значительной степени укрепила бы уровень доверия между Россией, с одной стороны, и НАТО и США, с другой.

Возможны и другие варианты сотрудничества между США (и НАТО) и РФ в создании совместной ПРО для защиты европейского континента.

1. Рассмотреть возможности (в том числе и дипломатические С| учетом поддержания и укрепления миролюбивых о|гношений с КНР и другими странами Азии), позволяющие начать совместные с США (НАТО) работу по воссозданию РЛС СПРН в районе

Красноярска, позволяющие в будущем контролировать все пуски ракет из Азии и из акватории Индийского и Тихого океанов. Одновременно представляется разумным создание в этом же регионе РЛС ПРО для выдачи целеуказания противоракетам, которые можно разместить в районе космодрома «Свободный». В этом случае появится возможность поражать РСД КНДР, которые могут быть нацелены на Южную Корею, Японию и военные базы США.

2. Использовать инфраструктуры полигона Сары-Шаган в Казахстане, а также все РЛС, предназначенные для обеспечения наведения противоракет. В этом случае появится возможность поражать пакистанские ракеты в случае прихода к власти правительства, поддерживающего радикальные исламистские группировки.

3. Использовать Габалинскую и Армавирскую РЛС в качестве РЛС СПРН, а РЛС ПРО Москвы -для выдачи целеуказаний противоракетам. Для этого необходимо совместно с США и НАТО доработать российские ПРК таким образом, чтобы они обладали характеристиками, сопоставимыми с американскими противоракетами.

4. Запланировать международное (с участием всех развитых стран) сотрудничество по разработке комплекса систем для уничтожения тех космических объектов, которые при своем приближении к Земле могут представить опасность для существования цивилизации.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Варфоломей Коробушин. Альтернативы пока нет. Независимое военное обозрение. 02.02.2007.
2. Если США нанесут удар первыми, то ответить на него Россия сможет лишь единичными ракетами, которые будет способна перехватить американская ПРО.
Leber Keir A., Press Daryl G The Rise of U.S. Nuclear Primacy. Foreign Affairs. 2006, Vol. 85, Number 2, March/April, http://www.foreignaffairs.org/20060301faessay85204/keir_a_heber_daryl_g_press/therise_of_u_s_nuclear_primacy.html.
3. Romashkin Petr В., Zolotarev Pavel S. On U.S.Plans to Deploy ABM Systems in Europe and Possible Compromise Solutions. The Voice for Ethics in International Policy Carnegie Council. 2008, June 19, http://www.cceia.org/resources/journal/22_1/ special_report/003.html
4. Васильев В.А. Возможные цели для третьего позиционного района. Независимое военное обозрение. 21.03.2008.
5. Экспериментально установлено, что активное электромагнитное воздействие на ионосферу Земли ведет к образованию в диапазоне высот 60-600 км устойчивых пространственных областей возбужденной ионосферы с резко измененными радиофизическими параметрами - искусственных энергетических образований (ИЭО). Меняя тип, структуру и характер электромагнитных сигналов, инициируемых наземными ионосферными комплексами, можно создавать ИЭО с необходимыми свойствами практически в любой точке ионосферы. При этом искусственная дестабилизация ИЭО сопровождается генерацией разнообразных видов вторичного излучения, которое может использоваться в самых различных целях. Стимулированное ИЭО электромагнитное излучение KB и УКВ-диапазонов обеспечивает целенаправленную постановку помех системам связи, навигации и радиолокации в атмосфере и космосе. Ученые считают, что можно добиться формирования ИЭО, способных генерировать мощные ультракороткие электромагнитные импульсы, вызывающие функциональное поражение радиоэлектронного оборудования самолетов и БР.
Белкин В.А., Шушков А.В. ПРО США: решение в иной плоскости. Война и Мир. http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/17802/.
6. Белкин В.А., Шушков А.В. ПРО США: решение в иной плоскости. Война и Мир. http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/17802/.
7. Romashkin Petr В., Zolotarev Pavel S On U S.Plans to Deploy ABM Systems in Europe and Possible Compromise Solutions. The Voice for Ethics in International Policy. Carnegie Council 2008, June 19, http://www.cceia.org/resources/journal/22_1/ special_report/003. html.
8. Балуевский Ю.Н. Про ПРО, Российская Газета. № 4357. 2007, 4 мая, http://rg.ru/2007/05/04/balyevskii.html.
9. А. Колдобский, Н. Ромашкина, Б. Тулинов и др. Программа развития элементов передового базирования ПРО США: технологические аспекты и возможное реагирование. Индекс безопасности № 1 (88), Том 15, М., ПИР-Центр, 2009.
10. Совместная декларация о новых отношениях между США и Россией. 24.05.2002. Государственный департамент США, http://russian.moscow.usembassy.gov/jomt-statements0112.html.
11. Кроме того, существует чисто техническая возможность размещения самих противоракет на Северном Кавказе, однако она вряд ли может рассматриваться в ближайшее время, исходя из необходимости поддержания мирных отношений РФ с ИРИ.

Вестник академии военных наук №3 (32) 2010 С.34-38

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (06.11.2010) | Автор: Н.П. Ромашкина

Просмотров: 1534 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов