Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 17.08.2019, 13:52
Ключевые слова
Буря в пустыне, авиаразведка

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [18]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [52]
Ирак 2003- [44]

Поиск


Наш опрос
Журналы на Pentagonus.ru я скачиваю через
Всего ответов: 39
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 358
Гостей: 358
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Вьетнамская война 1965—1973

В поисках новой тактики ч1-2

В поисках новой тактики ч1-2

В. Дубров, кандидат военных наук

Планируемая к опубликованию под этим заголовком серия статей посвящена анализу опыта локальных войн и его использования в боевой подготовке ВВС стран НАТО. Весь материал написан по данным зарубежных источников, систематизирован и разделен на следующие составные части: воздушная разведка; боевое управление; радиоэлектронная борьба; прорыв ПВО; авиационный удар; групповой воздушный бой (сражение). Именно в таком порядке располагались этапы воздушной операции ВВС США «Лейнбакер-2» во Вьетнаме (декабрь 1972 г.), «ливанской» операции на Ближнем Востоке (июнь 1982 г.] и операции «Эльдорадо Каньон» в Ливии (апрель 1986 г.).

К зарубежному опыту локальных войн следует относиться критически, поскольку его нельзя целиком переносить на военные конфликты широкого масштаба. В то же время он играет немаловажную роль в развитии ВВС, о чем говорят следующие примеры.
Еще в начале шестидесятых годов никто не собирался строить такие истребители, которые появились после войны во Вьетнаме. Теория не предсказывала также второго рождения штурмовика. Неожиданным оказалось прекращение погони за высотой и скоростью, выразившееся в «замораживании» этих характеристик на реактивных самолетах третьего поколения. Мало кто ожидал, что сверхзвуковые истребители-бомбардировщики понесут не менее половины из общего числа своих потерь от огня зенитной артиллерии, сохранившейся лишь из-за уважения к ее прошлому.

Актуальность опыта объясняется также тем, что значительная часть авиационной техники, оружия, средств управления и обеспечения, проходившая «проверку огнем», остается в строю до настоящего времени.

ч1-2  ч3-4   ч5-6

1. ВОЗДУШНАЯ РАЗВЕДКА

Воздушную разведку зарубежные специалисты рассматривают в нескольких аспектах: предварительный этап воздушной операции, без которого невозможно ее планирование; составная часть этапов радиоэлектронного противодействия, прорыва ПВО и авиационного удара; повседневное добывание информации в интересах сухопутных войск, авиации и флота.

В боевых условиях наглядно проявились достоинства и недостатки существовавших средств и способов воздушной разведки. Негативного оказалось больше. Прежде всего это непомерно большой расход ресурса на добывание данных о противнике. Так, американская авиация в завершавшем войну во Вьетнаме 1972 году совершила в общей сложности около 50 тыс. самолето-вылетов. Из них на долю разведчиков и вспомогательных сил пришлось почти 40 процентов, в то время как во второй мировой войне на выполнение аналогичной задачи затрачивалось не более 15.

«Непроизводительный» расход сил вынудил командование США предпринять ряд неотложных мер, предусматривавших: снижение уровня боевых потерь; автоматизацию полетных заданий; расширение функций разведывательных подразделений; совершенствование методики подготовки летного состава.

Снижение уровня боевых потерь стало обязательным вследствие большой уязвимости разведывательных самолетов от огня противника. Они первыми вторгались в зону не подавленной системы ПВО и были скованы в маневре: осуществляя фотографирование, строго выдерживали режим полета и превращались в мишени. В начале войны во Вьетнаме тактические разведчики RF-101 понесли значительно больший урон по сравнению с бомбардировщиками и штурмовиками. С вводом в боевые действия самолета RF-4C «Фантом» положение изменилось мало, хотя к аэрофотоаппаратам, установленным на его борту, добавились радиотехнические средства, автоматически определяющие пеленг на работавшие радиолокационные станции обнаружения и наведения.

Автоматизация полетных заданий. Средствами северовьетнамской ПВО поражались не только самолеты. При этом нередко гибли и их экипажи. В то же время возмещение потерь летного состава шло замедленными темпами. Это явилось одной из причин дополнения пилотируемых средств разведки беспилотными самолетами-разведчиками (БСР), управлявшимися с земли или совершавшими полет по программе. Наиболее распространенными были аппараты типа «Фейерби» (длина 9 м, размах 4 м), которые подвешивались на несущие узлы транспортных самолетов С-130, доставлялись к району боевых действий и запускались по команде оператора. Программный полет предусматривал выполнение ими противоракетного маневра с креном до 30° и перегрузкой до 5 единиц, а фотографирование производилось с большой или средней высоты. После завершения задания они самостоятельно следовали к месту приземления (приводнения), где осуществляли посадку с помощью последовательно раскрывавшихся тормозных парашютов.

По выживаемости БСР превосходили пилотируемые самолеты благодаря незначительным размерам, малой визуальной и радиолокационной заметности. Радиолокационное их обнаружение в полете перехватчиками затруднялось, а зрительно они замечались на дальности не более полукилометра, особенно с задней или передней полусфер.

Удельный вес «беспилотных» полетов составлял не более двух процентов от общего числа выполненных на разведку. Поэтому применение БСР считалось экспериментальным, но имевшим перспективу.

С учетом полученного опыта министерство обороны США выделило ассигнования на строительство БСР и совершенствование разведывательного оборудования - разработку инфракрасных и радиолокационных датчиков, лазерных систем с линейным сканированием, устройств регистрации, обработки и воспроизведения информации. 12 беспилотных разведчиков закупил Израиль и использовал в октябрьской войне 1973 года.

В ходе вооруженного конфликта на Ближнем Востоке в июне 1982 года израильтяне применили дистанционно пилотируемые летательные аппараты (ДПЛА) типа «Скаут» и «Мастиф». На них устанавливались телевизионная камера (основной вариант), панорамный аэрофотоаппарат, лазерный дальномер-целеуказатель. В полете по командам с земли телекамерой производился обзор земной поверхности в пределах 360° по азимуту и 90° по углу места. Изображение передавалось по автоматической линии в пункт сбора информации и записывалось на видеомагнитофон вместе с данными о времени и координатах вскрытых целей. Одновременно информация по автоматической линии поступала на командный пункт для постановки задачи штурмовикам. К основным преимуществам такой системы разведки специалисты отнесли получение точных данных о целях на поле боя в реальном масштабе времени.

Расширение функций разведывательных подразделений. Взаимодействие со штурмовиками на поле боя было только одной из дополнительных задач разведчиков. Второй задачей, нашедшей отражение в уставных документах тактической авиации США, стала так называемая огневая разведка, предпринимавшаяся совместными усилиями тактических ударных и разведывательных самолетов. В общий боевой порядок, например, включались самолеты RF-4C и F-4C. Первый отыскивал наземную цель с помощью специального оборудования и обозначал ее сигнальными средствами, а второй наносил удар. Оба самолета имели одинаковые возможности по отражению атак перехватчиков противника и преодолению ПВО.

В ливанской войне 1982 года разведчики получили еще одну дополнительную задачу - демонстративные действия. Израильские самолеты RF-4C сочетали ведение радиотехнической разведки с ложными вторжениями в воздушное пространство Сирии. Поднятые на их перехват сирийские самолеты попадали под атаку израильских истребителей, скрывавшихся до этого в «засаде» за пределами нижней границы видимости РЛС.

Беспилотные аппараты «Мастиф», оснащенные уголковыми отражателями для усиления схожести на экранах РЛС с боевыми самолетами, перед групповыми налетами израильтян на объекты Ливана в течение полутора-двух часов демонстрировали угрозу нападения, удерживая боевые расчеты сирийских средств ПВО в постоянном напряжении. Когда наступала их физическая усталость, «подогреваемая» полуденной жарой, следовал реальный налет.

В локальных войнах установились тесные «рабочие» контакты разведчиков не только с подразделениями ударной тактической авиации, но и с истребителями, испытывавшими острую потребность в данных «глубокой» разведки воздушного пространства. Эту задачу в ливанской войне выполняли самолеты дальнего радиолокационного обнаружения Е-2С «Хокай» с бортовой РЛС кругового обзора.

Особое место в локальных войнах занимала стратегическая воздушная разведка, которая велась высотными скоростными самолетами SR-71 на высотах более 21 000 м и скоростях до 3200 км/ч за пределами зоны поражения зенитных ракетных комплексов. С помощью разведывательного оборудования за один час полета каждый из них «просматривал» около 150 тыс. кв. км земной поверхности. Бортовая РЛС бокового обзора добывала данные об объектах, расположенных на удалении до 80 км от трассы полета. Сейчас эти летательные аппараты заменяются высотными БСР. Перед началом шестидневной ливанской войны стратегическую разведку вели высотные малоскоростные самолеты U-2.

6 настоящее время автоматизация процесса разведки (особенно в ближней зоне) продолжается. В США одобрена программа разработки ДПЛА с улучшенными «боевыми» характеристиками. Создаваемые по ней аппараты тактического назначения разделены на четыре основных типа: ближнего действия для наблюдения «поверх холмов» в радиусе до 30 км с Продолжительностью полета до 6 ч при скорости 185 км/ч; ведения разведки на глубину до 150 км для обеспечения командования общими данными о построении сил противника на поле боя; средней дальности с радиусом до 650 км, околозвуковой скоростью полета и продолжительностью нахождения в воздухе 2 ч; с большим полетным временем - до 24 ч при радиусе действия около 300 км.

Пилотируемые самолеты-разведчики продолжают создаваться на базе серийных боевых машин. Наглядный пример - разведывательный вариант истребителя-бомбардировщика «Торнадо» ECR, на котором вместо пушки размещено специальное оборудование. Он предназначен для обеспечения войск переднего края информацией об объектах второго эшелона оперативных построений сил противника.

В концепции применения нового тактического разведчика одинаково важными считаются как одиночные, так и совместные действия а общих боевых порядках с ударной группой. Задания могут выполняться без захода в зону поражения средств объектовой ПВО и с преодолением противодействия зенитных комплексов и истребителей-перехватчиков. Для этого самолет располагает ракетами класса «воздух - воздух» и «воздух - РЛС», средствами РЭБ. Не потерял он после модификации и маневренных качеств, необходимых для «тактики уклонения».

Разведывательные возможности «Торнадо» по сравнению с его предшественником «Фантомом» значительно расширены. Специальная аппаратура кроме традиционных элементов включает инфракрасные системы передней полусферы и бокового обзора. «Тепловое» оборудование ликвидирует «информационный пробел», находящийся между диапазонами чувствительности РЛС и аэрофотоаппаратуры, давая привычные снимки теплоконтрастных объектов на поверхности и под землей, а' также рельефа местности. В ходе войсковых учений экипажи «Торнадо» ECR обнаруживали тщательно замаскированные объекты, вскрывали пути перемещения транспортных средств по «следу» за счет разности температур, возникающей из-за неравномерного поглощения поверхностью тепловой энергии, определяли наличие запасов горючего в хранилищах, отличали ложные цели от действительных, фиксировали запуски двигателей и даже расположение походных кухонь.

В области разведки одной из постоянных проблем являются сроки представления разведданных, которые, как правило, возрастают с удалением от объектов наблюдения. США эту проблему решают за счет применения разведывательных спутников, где вместо фотоаппаратуры используются оптико-электронные системы. Они передают изображение по высокоскоростным линиям передачи данных с помощью ретрансляционных спутников. Однако их стоимость очень высокая. Поэтому в дополнение им создана разведывательная аэрофотосистема, предназначенная для передачи информации с любой дальности в пределах прямой видимости самолета и способная через 80 с после съемки выдавать готовые фотоснимки на наземной станции.

Совершенствование методики подготовки летного состава. На фоне прогресса, достигнутого в технических областях сбора информации, остро ощущаются недостатки в подготовке летных экипажей для выполнения сложных разведывательных полетов. Еще не созданы для их обучения эффективные тренажеры, такие, например, как для летчиков других родов авиации. Разведчики вынуждены на земле осваивать только теорию, а практика по-прежнему приобретается лишь в воздухе. Все это сказывается на результативности их действий, поэтому ведется активный поиск путей устранения данного пробела.

2. ОПЕРАЦИЯ «БУРЯ В ПУСТЫНЕ»

В три часа ночи 17 января 1991 года сразу же после нанесения удара крылатыми ракетами (КР) самолеты ВВС США, Великобритании и Саудовской Аравии подвергли массированным бомбардировкам военные и промышленные объекты на территории Ирака и Кувейта. Во втором налете, последовавшем через три часа, к ним присоединились самолеты Франции и Италии. Так началась операция многонациональных сил (МНС) под кодовым наименованием «Буря в пустыне». Со стороны наземных войск в ней принимали участие только отдельные разведывательно-диверсионные группы, обеспечивавшие успех авиации.

Начальный этап операции, продолжавшийся трое суток, имел целью завоевание превосходства в воздухе путем массированных налетов преимущественно в ночное время.

В первом ударе, длившемся два с лишним часа, участвовали 750 самолетов различного назначения и 52 крылатые ракеты типа «Томагавк», запускавшиеся с двух американских кораблей в Персидском заливе.

В оперативном построении сил крылатые ракеты следовали в первом эшелоне и направлялись на поражение важных, сильно защищенных средствами ПВО целей в районе Багдада: центров управления и связи, заводов по производству вооружения, складов топлива и боеприпасов, а также позиций зенитных ракетных комплексов. Никаких обеспечивающих мероприятий перед вторжением ракет на территорию Ирака, которые могли бы «разбудить» систему ПВО, не проводилось, за исключением уничтожения нескольких передовых РЛС. Командование МНС делало ставку на полную внезапность, которая достигалась скрытным маловысотным полетом КР «Томагавк» к назначенным объектам.

Ракетный удар, которым начиналось массированное вторжение средств воздушного нападения МНС на территорию Ирака, - новый элемент в практике воздушных операций. До этого в локальных конфликтах в первом эшелоне следовали пилотируемые бомбардировщики, обеспечивавшиеся доразведчиками целей, постановщиками помех, самолетами прорыва.

После запуска с корабля крылатая ракета следовала к цели на высоте 50- 100 м с дозвуковой скоростью порядка 900 км/ч по заданной программе. Управление велось с помощью инерциальной системы наведения, корректируемой через заранее определенные промежутки времени по рельефной карте местности, что обеспечивало требуемую точность попадания (круговое вероятное отклонение - до 30 м). Малая отражающая поверхность «Томагавков» (~0,1 ма) в сочетании с маскировкой на фоне земли предельно затрудняла их обнаружение наземными РЛС, несмотря на нахождение иракской ПВО в состоянии повышенной боеготовности.

Первый эшелон нападавшей стороны представлял собой уже не крупную группу пилотируемых самолетов, построенных в плотный боевой порядок, а поток малозаметных целей, рассредоточенных в пространстве на интервалах и дистанциях, измеряемых десятками километров. Если раньше прорыв обеспечивался в результате воздействия «огнем на огонь», то в этой операции был выбран метод «просачивания», позволявший крылатым ракетам избегать не только обстрела огневыми средствами ПВО, но и обнаружения РЛС противника.

В следовавших сразу за ракетным ударом демонстративных действиях, обычно оправданных после утраты оперативной внезапности, основной новинкой по сравнению с предыдущими операциями стала замена «провокационных» вторжений самолетов и дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов групповым запуском ложных целей (ЛЦ). Впервые здесь применили ЛЦ типа TALD массой 180 кг каждая. Перед вылетом их подвешивали на один из самолетов (вместо средств поражения) в количестве 20 штук и на расчетном рубеже запускали залпом или поодиночно. Каждая ЛЦ имитировала полет одного ударного самолета, имея одинаковую с ним отражающую поверхность. «Демонстрация» в новом варианте преследовала две тактические задачи: во-первых, ложным вторжением принудить РЛС противника включиться в работу (традиционная), во-вторых, создать видимость группового налета ударных самолетов, заставить боевые расчеты средств ПВО принять решение на их обстрел и использовать создавшуюся обстановку для прорыва бомбардировщиков к объектам удара.

Последующие этапы вторжения проходили в установленной ранее очередности, однако и они в той или иной степени претерпели качественные изменения, связанные с применением новых комплексов оружия.

В наименьшей степени коснулись перемены этапа «ослепления», который проводился по образцу, отработанному в ходе ливийской операции «Эльдорадо каньон». Еще перед началом налета вместе с комплексами ВКП - ДРЛО Е-ЗА «Сентри» и Е-2С «Хокай» в зоны дежурства в воздухе были выведены специализированные самолеты РЭБ EF-111 и ЕА-6В. По команде ВКП они включали станции активных маскирующих помех, обеспечивая скрытный пролет ударных самолетов в образованных коридорах прорыва. Первый мощный «импульс» приурочивался к выходу на боевой курс крылатых ракет и был рассчитан на нейтрализацию иракских РЛС перед вторжением передовых ударных групп бомбардировщиков.

На этапе «подавление» вместе с самолетами прорыва F-4C «Фантом» («Уайлд Уизл») впервые применялись истребители-бомбардировщики F-15E и «Торнадо» с новыми противорадиолокационными ракетами (ПРР) НАРМ и ALARM. Главное изменение в способах боевого применения этих специализированных комплексов- пуск ПРР с малой высоты из-за пределов зон поражения ЗРК средней дальности.

Несколько выпадает по времени из этапа «подавление» эпизод с участием боевых вертолетов АН-64 «Апач». Эскадрилье этих машин ставилась задача: за две минуты до начала вторжения головных ударных групп в зону обнаружения ПВО противника уничтожить две РЛС дальнего действия на территории Ирака. На каждую цель выделялось по звену вертолетов АН-64 с противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) «Хел-файр». В группы прикрытия и доразвед-ки вошли легкие вертолеты UH-60. Полет по маршруту, проложенному с учетом закрытия рельефом местности иракских РЛС, проводился ночью на малой высоте. Экипажи вертолетов использовали тепловизионные прицельно-навигационные системы, а также приборы ночного видения. Цель была обнаружена визуально на удалении 12 км, а опознана по внешним признакам на дальности 7 км. Групповой удар занял четыре минуты: каждый экипаж успел сделать по два захода, применяя ПТУР с дальности 3-6 км. Кроме того, были поражены запасные цели неуправляемыми ракетами и огнем из 30-мм пушки.

Вариант вывода из строя РЛС дальнего обнаружения до начала нанесения удара основными силами уже применялся израильскими ВВС в ливанской войне 1982 года. Правда, тогда радиолокационный пост был разрушен днем в результате атак четверки истребителей F-16.

Наибольшие изменения претерпел этап применения высокоточного (управляемого) оружия, названного «умным». Наряду с истребителями-бомбардировщиками F-15E и F-111 оно впервые было применено с малозаметных тактических самолетов США F-117A (этому в дальнейшем предполагается посвятить отдельную статью). Об эффективности «умного» оружия говорит уже тот факт, что 80 процентов атак с его применением по таким особо важным объектам, как здание министерства обороны в Багдаде, центры управления и связи, склады топлива и вооружения, президентский дворец, достигли успеха.

Этап «групповой удар» с применением обычного (неуправляемого) оружия предусматривал выполнение двух основных задач: удары по аэродромам английских истребителей-бомбардировщиков «Торнадо» GR-1 с применением кассетного оружия JP-233 и групповые налеты стратегических бомбардировщиков В-52.

Согласно официальным данным, авиацией МНС за период проведения операции «Буря в пустыне» было использовано 88 500 т средств поражения, при этом количество высокоточного оружия не превышало семи процентов. Однако приоритетность «умных бомб» нельзя оспаривать: ими поражено 30 процентов из общего числа уничтоженных стратегически важных целей (не учитывая результаты применения крылатых ракет «Томагавк»).

Вместе с тем применение нового оружия как бы выделяется из традиционной стратегии устрашения, зародившейся еще в годы второй мировой войны и укрепившейся после вьетнамской.

Напомним, что во Вьетнаме в ходе заключительной воздушной операции «Лейнбакер-2» тяжелые бомбардировщики В-52 осуществляли двенадцать ночей подряд групповое «ковровое» бомбометание с большой высоты, когда один участок пораженной местности «накладывается» на другой. «Тактика выжженной земли» не претерпела заметных изменений и в войне в Персидском заливе. Ради этого стратегические бомбардировщики преодолевали огромное расстояние - от баз в Англии и Испании до «района целей» в Кувейте и следовали затем на посадку на аэродром острова Диего-Гарсия в Индийском океане.

Последний этап воздушной операции - контроль результатов удара. Основная нагрузка при этом выпала на долю космической и стратегической разведок. Важную роль в сборе информации после массированных налетов сыграли самолеты U-2 и TR-1. Вместе с тем отчетливо проявились и недостатки этих средств «сбора информации». До конца войны с их помощью так и не удалось установить ни численность, ни место расположения подвижных ракетных комплексов «Скад», не прекращавших в течение всех 43 суток войны вести обстрелы важных объектов в Саудовской Аравии и Израиле. Явно завышенными оказались данные о количестве выведенных из строя в ходе операции «Буря в пустыне» иракских аэродромов и радиолокационных постов. В связи с этим действия, направленные на удержание превосходства в воздухе, продолжались и после завершения воздушной наступательной операции. На них затрачивался не предусмотренный планом дорогостоящий авиационный ресурс.

Образно результаты воздушной разведки охарактеризовал один из зарубежных обозревателей: «Ее успехи начинались там, где требовались данные о стационарных объектах, и кончались там, где нужна была срочная информация о подвижных целях, расположенных в глубине территории противника».

По оценке командования МНС, цели операции были достигнуты по истечении первых двух суток с момента ее начала: до заданного уровня было нарушено управление авиацией и ПВО Ирака; «нейтрализованы» самолеты на земле после повреждения ВПП и рулежных дорожек аэродромов; почти исключено противодействие иракских истребителей; выведены из строя ЗРК средней дальности, что позволяло в дальнейшем совершать налеты на безопасных высотах за пределами досягаемости огня ПЗРК и зенитной артиллерии (23-мм подвижных установок).

За этот период авиация МНС совершила 2200 самолето-вылетов, подвергла ударам более 60 важных наземных объектов на территории Ирака и Кувейта. Потери составили: ВВС США - четыре самолета (по одному F-15 и F-18, два А-6), ВВС Англии - два самолета.«Торнадо», ВВС Италии - самолет «Торнадо», ВВС Кувейта - самолет А-4. Кроме того, четыре французских «Ягуара» получили повреждения от огня ствольных зенитных средств войсковой ПВО. Всего за время операции «Буря в пустыне» было потеряно 76 самолетов и вертолетов МНС, из них боевые потери составили 42 машины (в среднем по одной в сутки).

Начавшийся после завоевания превосходства в воздухе этап изоляции района боевых действий затянулся более чем на месяц - до 24 февраля. Он был характерен действиями по объектам иракских войск, находившихся в обороне, разрушением коммуникаций, связывавших войска с базами снабжения. Как отмечалось, значительная доля ресурса расходовалась на удержание уже достигнутого «превосходства». И лишь спустя тридцать восемь суток началось наземное наступление, поддерживаемое с воздуха самолетами и вертолетами всех видов вооруженных сил антииракской коалиции. Эта операция получила название «Меч пустыни».

 

Авиация и космонавтика № 3 1991 С.36-37, №10 1991 С.26-27

Категория: Вьетнамская война 1965—1973 | Добавил: pentagonus (02.11.2009) | Автор: В. Дубров

Просмотров: 4334 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2019

Рейтинг Военных Ресурсов