Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 20.09.2019, 04:19
Ключевые слова
РЭБ, авиаразведка

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [18]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [52]
Ирак 2003- [44]

Поиск


Наш опрос
Журналы на Pentagonus.ru я скачиваю через
Всего ответов: 53
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Вьетнамская война 1965—1973

В поисках новой тактики ч3-4

В поисках новой тактики ч3-4

В. Дубров, кандидат военных наук

ч1-2  ч3-4   ч5-6

3. РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ БОРЬБА

В целях снижения эффективности северовьетнамской ПВО американцы были вынуждены предпринять значительные усилия по оснащению своих самолетов средствами РЭБ. Более 2,5 млрд. долларов составили затраты на создание самолетных систем предупреждения экипажей об электромагнитном облучении, передатчиков помех, средств радиоэлектронной разведки. Но они с лихвой окупились повышением выживаемости авиации, снизив ее потери в пять раз. Для самолетов, вылетавших на боевое задание, контейнер с оборудованием, создающим помехи, стал такой же обязательной нагрузкой, как топливо и вооружение.

Оснащение боевых машин аппаратурой РЭБ ознаменовало второй- этап «радиоэлектронной войны» во Вьетнаме. На первом применялись только специализированные самолеты. После поступления в июне 1965 года на вооружение Северного Вьетнама зенитных управляемых ракет за четыре месяца было сбито более 30 американских самолетов. Резкий рост потерь заставил командование ВВС США пересмотреть тактику «вторжения». Наряду с нанесением ударов с малых высот, радиотехнической разведкой, целеуказанием широкое распространение в ходе боевых действий получил скрытный полет под прикрытием помех.

Сначала они ставились самолетами РЭБ ЕВ-66 из зоны дежурства в воздухе. Их станции радиотехнической разведки определяли параметры излучения работавшей РЛС, а помеховые - «подавляли» ее на рабочей частоте. Дальность обнаружение с земли ударного самолета в данном случае зависела от совпадения ето линии пути с направлением «подавляемая РЛС - постановщик помех». По мере увеличения угла рассеивания рубеж обнаружения отодвигался от РЛС, и у вьетнамцев появлялся резерв времени для приведения средств ПВО в готовность. Нечеткое взаимодействие обеспечивающего и ударного самолетов приводило к обстрелу последнего на этапе сближения с целью. Положение усугублялось тем, что атакующий не мог проконтролировать свое перемещение по отношению к полосе максимальной «засветки».

Полученный опыт позволил сделать три вывода: способ прикрытия помехами из зоны требует прежде всего усиления мощности передатчиков маскирующих помех на самолете РЭБ надежность маскировки может быть повышена за счет оборудования боевых машин индивидуальными средствами радиоэлектронной борьбы; необходимо сочетание активных помех с пассивными - недостаточно эффективным, но дешевым средством обеспечения скрытности полета.

Американская авиация применяла в основном два способа постановки пассивных помех: первый - создание ложных целей в надежде на ответную реакцию противника, вплоть до приведения им в действие огневых средств ПВО; второй - маскировка ударных групп самолетов на фоне рассеянных в воздухе на большой площади дипольных отражателей. Сбрасывание отдельных пачек таких отражателей нередко приводило к срыву автосопровождения наземными РЛС реальной цели или к захвату образовавшихся ложных. Во время налетов на объекты ДРВ полосы пассивных помех ставились на выбранном направлении удара специальными группами обеспечения, которые действовали с упреждением в 5-10 мин относительно бомбардировщиков.

Несколько позже самолеты тактической и палубной авиации США стали оборудоваться съемными контейнерами с аппаратурой создания активных помех (ALQ-71). Так как они занимали узлы подвески средств поражения, уменьшая боевую нагрузку самолетов, было решено устанавливать по два таких контейнера только на одной машине в каждом звене истребителей-бомбардировщиков, что повлияло на расстановку сил в воздухе. Ввиду малой мощности подвесных передатчиков были уплотнены боевые порядки ударных групп, что существенно затруднило выполнение ими противоракетного маневра. При использовании вьетнамскими зенитчиками так называемого «метода трех точек» прицеливание осуществлялось по максимальной засветке, и в случае удачного стечения обстоятельств одной зенитной ракетой поражались сразу два следовавших рядом самолета (при дистанции между ними менее 460 м). Попытки обезопасить себя от угрозы поражения размыканием строя сразу приводили к резкому уменьшению эффективности активных помех. Поэтому боевые порядки по мере подлета к цели и углубления в зоны обнаружения, сопровождения и поражения средств ПВО противника стали перестраиваться.

В последующем источники маскирующих помех были дополнены ответно-передающими станциями. При их работе в режиме «увода» сопровождавшая цель РЛС дезориентировалась принимаемыми импульсами с постепенно увеличивавшейся задержкой: на экране оператора РЛС вместо одной метки от цели образовывалось сразу несколько. С большей вероятностью захватывались ложные - более сильные «отраженные сигналы».

Таким образом в боевых условиях утвердились четыре способа применения помех: специальными самолетами из зон дежурства; из боевых порядков ударных групп; с борта боевого самолета индивидуальными средствами РЭБ; сброс дипольных отражателей (постановка пассивных помех). Впервые они были объединены в замысле воздушной операции «Лейнбакер-2», завершавшей длительную войну в Юго-Восточной Азии. В последующих локальных конфликтах тактика радиоэлектронного противодействия совершенствовалась по мере приобретения опыта ее применения и пополнялась новыми элементами.

Весь процесс радиоэлектронного обеспечения ударных сил разбивался на несколько этапов.

На первом этапе самолеты РЭБ ЕВ-66 занимали зоны дежурства в воздухе, окаймлявшие со всех сторон район бомбардировок стратегической авиацией. На наиболее важных направлениях ее действий в одной зоне находились одновременно два постановщика помех, эшелонированных по высоте.

На втором - группы тактических истребителей, выполняя полет на больших высотах в плотных боевых порядках, имитировали налет стратегических бомбардировщиков, чем создавали ложную угрозу вторжения и заставляли РЛС включаться в работу. Одновременно с этим самолеты ЕВ-66 начинали постановку активных заградительных помех из зон.

На третьем - подразделения самолетов F-4G «Уайлд Уизл» производили пуски противорадиолокационных ракет (ПРР) по вскрытым РЛС, расчищая пространство для последующего пролета стратегических бомбардировщиков к объектам удара. Прорыв осуществлялся способом «переката»: первый эшелон носителей ПРР действовал по передовым РЛС, второй - по расположенным в глубине обороны.

На четвертом - истребители-бомбардировщики F-4E «Фантом», оснащенные контейнерами с дипольными отражателями, ставили полосу пассивных помех над образованным коридором прорыва.

И, наконец, на пятом - в пределы коридора с включенными бортовыми станциями активных помех вторгались стратегические бомбардировщики - основная ударная группа. В ее боевой порядок включались также тактические самолеты-дораэаедчики, имевшие контейнеры с помеховыми передатчиками.

Появление нового поколения зенитных ракетных комплексов в составе систем ПВО арабских стран в октябрьской войне 1973 года, высокая насыщенность поля боя и обороны объектов РЛС и сложность спектра их сигналов вызвали необходимость разработки новых средств и способов РЭБ. Ранее применявшиеся способы радиоэлектронной борьбы были уже не столь эффективными, нередко помехи демаскировали самолет-постановщик, превращая его в первоочередную цель для ПВО противника.

Израильской авиации вновь пришлось частично возвращаться к тактике «вторжения», применявшейся ВВС США во Вьетнаме: сочетать радиоэлектронное подавление с полетом на предельно малых высотах. Метод «внезапного появления» над целью основывался на использовании при сближении с ней складок местности, с последующим крутым восходящим маневром и атакой с отвесного пикирования. Помехи ставились только при отходе от цели.

Следующий этап совершенствования способов ведения радиоэлектронной борьбы относится к массированному налету авиации США на Ливию в апреле 1986 года. Участие в нем принимали и специальные самолеты EF-111 и ЕА-6В, оборудованные новейшей для того времени аппаратурой РЭБ. Они выполняли перехват и анализ радиолокационных сигналов, пеленгацию источников, определение наиболее опасных РЛС и установление очередности их «подавления». В тактике РЭБ весомее стали факторы «реакция» и «точность». Согласно плану налета самолет РЭБ EF-111 включался в общий боевой порядок с истребителями-бомбардировщиками F-111F и следовал вместе с ними по маршруту в «колонне шестерок» (пять ударных - один обеспечивающий). На рубеже размыкания постановщик помех занимал отведенный ему район для барражирования, расположенный за пределами зоны поражения огневых средств объектовой ПВО, а ударные самолеты под прикрытием помех выходили на цель.

Самолеты РЭБ ВМС США ЕА-6В после взлета с авианосца располагались у береговой черты Ливии, взаимодействуя с палубными штурмовиками А-7, наносившими удары по выделенным для них объектам. Все боевые самолеты ставили активные помехи с помощью индивидуальных средств РЭБ. Пассивные помехи в ходе этой «операции» не применялись. Способы радиоэлектронной борьбы, рожденные в локальных войнах, остаются действующими до настоящего времени. На Европейском континенте их совершенствованием занимаются подразделения самолетов EF-111A и «Торнадо» ECii. На базе первых сформирована 65-я авиационная дивизия. Зона полетов для обучения экипажей этого соединения ведению РЭБ охватывает воздушное пространство Германии и Франции. Создан центр подготовки командного состава ВВС и армий стран НАТО, где моделируются боевые действия в условиях активного радиоэлектронного противоборства.

В боевой подготовке летного состава внимание уделяется отработке трех основных задач:
1. Создание помех наземным РЛС из-за пределов зоны досягаемости огневых средств ПВО противника. EF-111A предполагается при этом использовать на удалении 370-740 км от района боевых действий и больших высотах с целью маскировки самолетов Е-ЗА системы АВАКС, высотных разведчиков lii-1, самолетов связи «Компас Колл», топливозаправщиков и других летательных аппаратов, выполняющих полеты на /Сравнительно большой высоте и не имеющих достаточного оборонительного вооружения.
2. «Подавление» РЛС противника при обеспечении действий ударных самолетов (А-10, «Харриер», «Хок», «Альфа Джет»), выполняющих полеты на малых высотах, что должно им позволить незаметно проникать на территорию противоборствующей стороны и наносить удар по заданным целям. При этом постановщики помех будут располагаться в непосредственной близости от линии боевого соприкосновения. Для достижения максимальной дальности и продолжительности полета EF-111A следуют к району боевых действий на большой высоте и только на время атак ударных групп снижаются до 150 м. Однако это не обеспечивает защиты ударных самолетов от поражения с земли при их визуальном обнаружении.
3, Обеспечение действий ударной авиации в глубоком тылу противника - основная задача. Самолеты EF-111A при этом следуют в боевых порядках бомбардировщиков, сопровождая их на большие расстояния до исходного рубежа выхода на цель, затем резко набирают высоту и в момент атаки ударных групп создают активные помехи работе РЛС из зон («ливийский вариант»).

Опыт локальных войн четко показал, что ни мощность, ни количество передатчиков помех не могут заменить гибкости их боевого применения. Этим признается существенная роль тактики радиоэлектронной борьбы и выдвигаются жесткие требования к подготовке летного состава. Кроме обученных американских летчиков в Европе непосредственно в ВВС США существуют подразделения, занимающиеся подготовкой экипажей к ведению «радиоэлектронной войны», которые объединены в так называемые силы «синих» (Блу Форс), . «белых» (Уайт Форс) и «красных» (Рэд Форс).

В задачу «синих» входит разработка средств и тактики борьбы с вероятным противником. Подразделения «белых» оценивают возможности «красных» по «нейтрализации» и «поражению» средств ПВО, а «красные», используя рекомендации «мозгового центра» («белых»), отрабатывают современную тактику ведения РЭБ. В их состав попеременно входят строевые подразделения тактической авиации.
Опыт показал, что аппаратура РЭБ существует «полжизни», то есть за время появления нового поколения систем вооружения создаются два поколения средств радиоэлектронного противодействия. Для проектировщиков это означает темповую разработку оборудования, для авиаконструкторов - необходимость использования модульных элементов, для испытательных учреждений - быструю и всестороннюю оценку эффективности, для операторов самолетов и пунктов управления - непрерывную тренировку в освоении новой техники и разработку эффективных способов ее боевого применения.

4. ПРОРЫВ ПВО

Нанесению авиационного удара предшествует прорыв к объекту противника, назначенному для уничтожения. Этот наиболее активный способ преодоления ПВО широко применялся в локальных войнах и совершенствовался по мере накопления опыта, а также появления новых видов оружия.

В попытках проникнуть к важным наземным целям с сильной ПВО американская авиация во Вьетнаме была вынуждена пробивать их круговую оборону напрямую. Обходные маневры, одиночные рейды с огибанием рельефа местности, полет по затененным секторам, отвлечение внимания на ложные направления и другие хитроумные приемы были бессмысленны. Зоны поражения зенитных комплексов перекрывались, и на любом выбранном маршруте к цели самолеты встречали плотный огонь с земли. Из всех возможных вариантов остался один: воздействие огнем на огонь.

Проблема, возникшая при разработке тактики прорыва, заключалась в том, что зенитные ракетные комплексы имели большую досягаемость огня, чем вступавшие в борьбу с ними самолеты. Бомбардировщики оказывались даже в худшем положении. Чтобы поразить заданную цель, они должны были пройти над ней. На этапах подхода и прицеливания их «встречали» не только ракеты, но и стена заградительного артиллерийского зенитного огня. Попытки прорыва ПВО увеличением высоты упрощали работу истребителям-перехватчикам противника.

Усилия по обеспечению прорыва ударным группам распределялись по трем направлениям: «нейтрализация» средств обнаружения и наведения противника; воздействие огнем по средствам его ПВО: зенитным ракетам и зенитной артиллерии; устранение угрозы со стороны перехватчиков. Для каждого из этих направлений требовались свое оружие и способы его применения.

Прорыв считался процессом скоротечным. Растягивание его по времени давало возможность противнику восстановить боеспособность и вновь встречать самолеты огнем. Поэтому активное воздействие на средства ПВО скорее было комплексным, чем поэтапным. Однако для анализа и оценки эффективности этапы условно выделялись в следующем порядке: «ослепление», «расчистка», «подавление», «бросок к цели».

«Ослепление» - это постановка активных помех самолетами РЭБ из зон дежурства в воздухе, которые назначались на выбранном направлении прорыва за рубежом досягаемости огня наземных средств ПВО. В них вводились сразу по два самолета ЕВ-66 (тактическая авиация) или ЕА-6 (палубная). Маскирующей помехой на экранах РЛС противника забивались выбранные сектора «вторжения».

«Расчистка» - этап действий истребителей обеспечения по установлению контроля за воздушным пространством над районом объекта удара. Чаще всего выставлялся многоярусный заслон на вероятном направлении перехватчиков противника.

«Подавление» - огневое воздействие по средствам обнаружения и наведения противника. На этом этапе применялись самолеты F-4G «Уайлд Уизл», оснащенные противорадиолокационными ракетами. В соответствии с известным выражением «новая техника - новая тактика» непрерывно осуществлялись поиски оптимальных вариантов подавления противовоздушной обороны.

«Бросок к цели» - это пролет бомбардировщика к объекту удара по коридору, «пробитому» в группировке ПВО средствами подавления. По количеству потерь бомбардировщиков на маршруте к цели оценивалась действенность мероприятий, проделанных на трех предыдущих этапах.
И все же, несмотря на постоянное совершенствование средств «ослепления» и «подавления», уровень потерь бомбардировщиков, а также самолетов основной обеспечивающей группы не снижался. Такое положение сохранялось и во всех последующих вооруженных конфликтах, где авиации вторжения противостояла комплексная система ПВО. Чтобы внести необходимые усовершенствования в тактику, следовало установить причины потерь.

Налицо был один неоспоримый факт: после «взламывания» зональной обороны полностью исключить противодействие зенитных средств не удавалось. Огонь по бомбардировщикам, следующим по коридору прорыва после «подавления», продолжали вести маловысотные зенитные комплексы и батареи зенитной артиллерии. Малая уязвимость их с воздуха объяснялась несколькими обстоятельствами.

Во-первых, эти средства борьбы с самолетами были мобильными, обладали способностью быстро менять огневые позиции и немедленно, после развертывания, изготавливаться к бою. Если местоположение ракетных комплексов можно было установить с помощью радиотехнической разведки (пеленгованием работающих РЛС), то батареи ЗА, вообще не имевшие РЛС, вскрыть этим способом было невозможно.
Во-вторых, жизненно важные объекты маловысотных ЗРК и ЗА относились к категории малоразмерных и неконтрастных целей. Надежные естественная и искусственная маскировки предельно затрудняли их обнаружение и опознавание. Стандартные способы визуального поиска («гребенка», «квадрат» и т. п.) в зоне интенсивного огня были неприемлемыми.

В-третьих, зенитную артиллерию, не имевшую РЛС обнаружения и наведения, нельзя было «ослепить» помехами и сорвать тем самым применение этого оружия. Небольшие дальности обнаружения самолетов противника батареей ЗА компенсировались почти неограниченным расходом дешевых снарядов. Сложность прицеливания «возмещалась» ведением заградительного огня, в «стену» которого упирались стремившиеся прорваться к цели бомбардировщики.

Наряду с этим маловысотные ЗРК и ЗА имели и очевидные недостатки - небольшую досягаемость огня по высоте (до 6 км). Однако выход бомбардировщиков за пределы высоты этой опасной зоны ожидаемого эффекта не дал, так как они сразу же попадали в область поражения ЗРК средней дальности. Одновременно утрачивались преимущества, обусловленные близостью земли, - малое время наблюдения РЛС и снижение опасности, исходящей от перехватчиков.

Несмотря на возникшие проблемы выживаемости, маловысотный вариант прорыва оставался основным в тактике. Он не потерял актуальности до настоящего времени и постоянно дорабатывается на учениях ВВС стран НАТО. Мало того, под него подгоняются возможности оружия, создаются условия для нормальной работы экипажа самолета, испытывающего большие физические нагрузки. При жестких ограничениях в маневре направлением и высотой остаются надежды только на скоростной бросок. Незамысловатая формула гласит: «Чем меньше времени под обстрелом, тем меньше снарядов в поражаемой площади самолета».

Статистика свидетельствует, что на одну сбитую воздушную цель тратилось в среднем 8800 зенитных снарядов. Но пораженный самолет стоил в среднем 10 млн. долларов, а зенитный снаряд - 10 долларов. Данное сравнение отразилось на решении командования объединенных сил НАТО ввести в состав всех сухопутных соединений дивизионы ЗА. Локальные войны восстановили престиж, казалось бы, отжившего свой век оружия и одновременно заставили искать новые приемы борьбы с ним.

Моделирование прорыва показало, что увеличение скорости полета с 600 до 950 км/ч в два раза уменьшает количество попавших в самолет снарядов. Варьирование высотой позволило найти диапазон наименьших угроз: он расположен в пределах от 90 до 120 м. Выше - возрастает вероятность поражения огнем средств ПВО, ниже - резко увеличивается опасность столкновения с землей. Переход на «сверхзвук» особого влияния на выживаемость не оказывает, оптимальная скорость полета - 930 км/ч. Самолет больше спасает естественная маскировка поверхностью земли, чем прикрытие помехами. Групповой полет в составе более звена на этой высоте невозможен, все ведомые должны следовать с превышением относительно ведущего. Построение по принципу «два размаха, две длины» обеспечивает благоприятные условия для наблюдения за напарником и выполнения группового маневра. Увеличение расстояния между самолетами до 460 м ухудшает маневренные возможности группы, но исключает их поражение осколками одной зенитной ракеты средней дальности.

В контексте этого остро встала проблема объединения двух факторов: «летчика» и «малой высоты полета». В период вьетнамской войны американские экипажи, назначаемые в состав групп прорыва, предварительно проходили тренировку в полетах с огибанием рельефа местности над Таиландом. Лишь получившие достаточные навыки выдерживали при ручном пилотировании данный режим в течение 20 мин. После этого внимание летчика рассеивалось, реакция притуплялась, и он вынужден был переводить самолет в безопасный от столкновения с землей диапазон средних высот. Возможности техники вступали в конфликт с человеческими.

Опыт локальных войн постоянно используется в практике боевой подготовки ВВС США и западных стран. В Европе также ежегодно проводятся учения объединенных ВВС НАТО повышенной сложности. В отличие от операций в локальных войнах здесь уже предусматривается возможность противодействия более сильного и технически оснащенного противника. Так, например, при отработке нанесения «удара» по объектам зональной ПВО - позициям ЗРК средней дальности, препятствующим

пролету бомбардировщиков к «уничтожаемому» объекту, «противник» эффективно применял средства РЭБ, в составе сил отражения имел самолет дальнего -радиолокационного обнаружения, достаточное количество истребителей ПВО и маловысотные зенитные ракетные комплексы. В распоряжении «агрессора» (нападавшей стороны) находились, как правило, истребители-бомбардировщики F-111F, самолеты РЭБ EF-111 (известные по налету на Ливию в 1986 году), F-4G «Уайлд Уизл», а также истребители F-16. Таким образом, в смешанный боевой порядок включались четыре группы различного тактического назначения, действия которых объединялись единым замыслом и подчинялись разработанному на земле плану.

В условиях противодействия сильной ПВО противника результаты прорыва к цели зачастую оказывались намного ниже ожидаемых. До назначенного объекта удара долетало меньше самолетов, чем планировалось, и противник нес незначительный «ущерб», стоимость которого была ниже, чем оценивались «потери» нападавших.

Опыт учений неизменно подтверждал решающую роль внезапности в проведении операции. Если это преимущество нападающей стороны терялось, то при равных возможностях выигрывал всегда тот, кто имел лучшее информационное обеспечение и боевое управление. В борьбе равного по количеству и возможностям оружия перехватчиков обеих сторон преимущество обозначалось у сил отражения. Оно возрастало с появлением их перевеса в самолетах. После возникновения дуэльных ситуаций «лишнему» открывалась свободная дорога к бомбардировщикам, не располагавшим оборонительным вооружением. Атака с устойчивым прицеливанием всегда была результативной.

К тому же на маршруте большой протяженности (во второй его половине) группа вторжения выходила из зоны контроля своего самолета ДРЛО. Переход на информационное самообслуживание резко ограничивал поток сведений о воздушном противнике. В состоянии неопределенности решения на организацию обороны запаздывали.

В глубине своей территории «противник» получал возможность атаковать с задней полусферы - с самого опасного для группы вторжения направления. Поскольку самолеты эскорта не имели оружия, стреляющего назад, они были вынуждены разворачиваться навстречу атакующим и бросать прикрываемые бомбардировщики. Освободившаяся область немедленно заполнялась вторым эшелоном перехватчиков, входившим в непосредственный огневой контакт с ударной группой.

Как считали руководители учений, вскрытые пробелы в тактике прорыва подлежат устранению в ходе повседневной подготовки летного состава, а также при использовании новых видов оружия, в том числе и самолетов-невидимок.

(Продолжение следует)

HTML clipboardАвиация и космонавтика 1991 №5 С.40-41 №6 С.38-39

Категория: Вьетнамская война 1965—1973 | Добавил: pentagonus (02.11.2009) | Автор: В. Дубров

Просмотров: 6896 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2019

Рейтинг Военных Ресурсов