Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 10.12.2016, 15:47
Ключевые слова
договор

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Важнейшие соглашения в области контроля над вооружениями
HTML clipboard

Важнейшие соглашения в области контроля над вооружениями

Капитан 1 ранга В. Середюшин

Многосторонние и двусторонние договоры и соглашения по разоружению и нераспространению оружия массового поражения, заключаемые в рамках процесса разоружения, способствуют снижению напряженности военно-политической обстановки на глобальном уровне и сокращению различных видов вооружений.

Достижение реальных договоренностей стало возможным после того, как СССР и США осознали, что гонка ядерных вооружений заходит в тупик, а мир реально приблизился к ядерной катастрофе. Начиная с 70-х годов разоружение, прежде всего ядерное, стало одним из важнейших направлений дипломатии, непосредственно связанным с обеспечением национальной безопасности, и главным стержнем советско-американских отношений.

К основным подписанным документам по проблемам разоружения и нераспространения оружия массового поражения относятся следующие:
- Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО);
- Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ);
- Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении;
- Договоры между СССР и США об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1 и ОСВ-2);
- Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (РСМД);
- Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1);
- Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений США и России (СНВ-2);
- Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО);
- Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении.

Договор о нераспространении ядерного оружия вступил в силу 5 марта 1970 года (был открыт для подписания 1 июля 1968 года*). В настоящее время его подписали 179 государств, в том числе все ядерные державы. По своей сути данный договор является универсальной и реально действующей основой сдерживания распространения ядерного оружия, а также отправной точкой начала процесса ядерного разоружения. Подписывая его, страны-участницы заявили о намерении прекратить гонку ядерных вооружений и принять эффективные практические шаги в направлении ядерного разоружения, уничтожения созданных средств доставки ядерного оружия и его запасов. В договоре определены права и обязанности государств-участников, гарантии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), порядок вступления и выхода из договора, внесения поправок в текст, статус государства - обладателя ядерного оружия (страны, которая произвела и осуществила испытание ядерного оружия до 1 января 1967 года).

В соответствии сданным договором государства-участники, обладающие ядерным оружием, обязуются не передавать другим странам это оружие и ядерные устройства или контроль над ними. Кроме того, он возлагает на государства, не располагающие ядерным оружием, обязательства не производить и не приобретать его, а также не добиваться и не принимать какой-либо помощи в его производстве. Эти государства должны поставить свою ядерную деятельность под контроль МАГАТЭ, гарантии которого обеспечивают обмен научной и технической информацией об использовании ядерной энергии в мирных целях, не препятствуют экономическому и технологическому развитию участников договора, международному сотрудничеству в области мирной ядерной деятельности. В то же время под особый контроль берутся возможные пути предоставления «третьим странам» исходного или специального расщепляющего материала и оборудования для его производства.

Реально существующий механизм МАГАТЭ по обеспечению международного контроля за соблюдением странами-участницами своих обязательств по договору внес определенный вклад в укрепление режима нераспространения ядерного оружия. МАГАТЭ имеет более 100 соглашений со странами-участницами о полномасштабных гарантиях. Оно осуществило около 33 тыс. инспекций на более чем 500 ядерных объектах за период с 1970 года по настоящее время.

Режим нераспространения ядерного оружия вышел на региональный уровень. Объявлены безъядерными зонами Южно-Тихоокеанский регион (Договор Раротонга), Латинская Америка (Договор Тлателолко), Африка (Договор Пелиндага), в 1995 году был подписан Договор о безъядерной зоне в Юго-Восточной Азии. Договор об Антарктике (1959 год) также фактически запрещает любую военно-ядерную деятельность на этом континенте.

В целях усиления контроля за режимом безъядерных зон предлагаются следующие мероприятия:
- предоставление странами - участницами МАГАТЭ исчерпывающих данных о национальных ядерных программах;
- внезапные инспекции без предварительного оповещения о времени и месте их проведения;
- использование возможностей национальных разведывательных органов и т. д. Продолжением и дополнением ДНЯО стал Договор о всеобъемлющем запрещении
ядерных испытаний, принятый 10 сентября 1996 года на Генеральной Ассамблее ООН (был открыт для подписания 24 сентября 1996 года) и являющийся бессрочным.

Данным договором определен режим контроля за соблюдением его положений, которым предусматривается:
- международная система мониторинга, базирующаяся на четырех основных технологиях: сейсмической, радионуклеидной, гидроакустической, инфразвуковой;
- механизм консультаций и разъяснений;
- инспекции на местах;
- меры укрепления доверия.

В соответствии с договором была создана Организация по ДВЗЯИ (штаб-квартира в г. Вена) и такие органы, как Конференция государств-участников, Исполнительный совет, состоящий из 51 члена от шести географических регионов, а также технический секретариат. При голосовании по вопросу подписания договора 10 сентября 1996 года только Индия, Бутан и Ливия высказались против, а Танзания, Куба, Сирия, Ливан и Маврикий воздержались.

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении вступила в силу 26 марта 1975 года (была открыта для подписания 10 апреля 1972 года) и является бессрочной. Государства, подписавшие конвенцию, обязались не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать, не сохранять и не передавать другим странам бактериальные средства и токсины, которые могут быть использованы в военных целях, а также оружие, оборудование и средства их доставки; уничтожить в течение девяти месяцев или переключить на мирные цели имеющиеся запасы указанных средств. Запрет охватывает все без исключения биологические агенты и токсины, которые могут быть использованы в качестве оружия. Участники конвенции обязались консультироваться и сотрудничать друг с другом в решении любых вопросов, возникающих в связи с выполнением конвенции, применять соответствующие международные процедуры в рамках ООН при проведении расследований случаев ее нарушения, а также всемерно содействовать обмену оборудованием, материалами, научной и технической информацией об использовании биологических средств в мирных целях.

Конвенция предусматривает проведение конференций для рассмотрения ее действия. Первая такая конференция состоялась в 1980 году, последняя - в ноябре-декабре 19%-го. Заключительная декларация, принятая на ней, подтвердила жизнеспособность конвенции и наметила конкретные шаги по ее укреплению. В ней дается положительная оценка деятельности специальной группы государств-участников (учрежденной специальной конференцией 1994 года) по разработке контрольного механизма, а также приветствуется решение интенсифицировать работу с целью ее скорейшего завершения. Группа представит свой доклад на рассмотрение специальной конференции до 2001 года. В случае выхода из ее состава государство обязано за три месяца уведомить об этом всех участников конвенции, а также Совет Безопасности ООН с указанием причин, побудивших принять данное решение.

Договор между СССР и США об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1) был подписан 26 мая 1972 года правительствами СССР и США и являлся временным (срок действия пять лет) соглашением о некоторых мерах по ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ). В соответствии с ним предусматривалось ограничение количества ПУ МБР уровнем на 1 июля 1972 года, а ПУ БРП Л и самих подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами, - согласованным числом. Контроль за соблюдением соглашения осуществлялся национальными техническими средствами.

Договор между СССР и США об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2) был подписан 18 июня 1979 года в г. Вена. Срок его действия предусматривался до 31 декабря 1985 года. В соответствии с его положениями предполагалось установить суммарные уровни СНВ сторон: ПУ МБР, ПУ БРПЛ, тяжелые бомбардировщики, БР класса «воздух - земля», а также качественные ограничения на отдельные характеристики, модернизацию существующих и создание новых типов СНВ. Однако из-за срыва его ратификации в сенате США договор в силу не вступил.

Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности (РСМД) вступил в силу 1 июня 1988 года (был подписан 8 декабря 1987 года). В соответствии с ним стороны обязались до 1 июня 1991 года ликвидировать имеющиеся у них ракетно-ядерные средства средней (РСД) и меньшей (РМД) дальности, установить запрет на их производство и испытания. Уничтожению подлежали советские и американские ракеты наземного базирования двух классов (с дальностью стрельбы от 500 до 1000 км и от 1000 до 5500 км), их пусковые установки, вспомогательные сооружения и объекты, а также позиции развертывания и ракетные операционные базы.

Договором охватывались следующие ракетные средства: РСД-10, Р-12, Р-14 (средней дальности, СССР); «Першинг-2» и крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G (средней дальности, США); ОТР-22, ОТР-23 (меньшей дальности, СССР) и «Першинг-1 А» (меньшей дальности, США).Уничтожению также подлежали советские крылатые ракеты наземного базирования РК-55, которые были испытаны, но не развернуты. С завершением к 1 июля 1991 года процесса ликвидации РСМД основной объем работ по реализации договора был выполнен и тем самым достигнута прочная гарантия того, что эти средства изъяты из ядерных арсеналов СССР (РФ) и США. В данном договоре впервые заложены новые принципы контроля и открытости, которые приемлемы для других соглашений в области ограничения вооружений и разоружения.

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) был подписан 31 июля 1991 года и вступил в силу 5 декабря 1994-го. К договорам СНВ-1 и ДНЯО в качестве неядерных государств присоединились Украина, Казахстан и Белоруссия, в которых также осуществлялись сокращение и уничтожение стратегических ядерных систем. Договор СНВ-1 способствует уменьшению опасности возникновения ядерной войны, упрочению международного мира и безопасности, укреплению стратегической стабильности. Он включает 19 статей, которые устанавливают средства, подпадающие под сокращенней ограничение, контрольные этапы и уровни сокращений, а также приложения, протоколы и меморандум о договоренности, конкретизирующие механизмы реализации согласованных сторонами положений.

Каждая из них за семь лет в три этапа (продолжительностью 36,60 и 84 месяца соответственно) сокращает и ограничивает свои МБР и ПУ МБР, БРПЛ и ПУ БРПЛ, тяжелые бомбардировщики и их вооружение, боезаряды БРПЛ. Через семь лет количество носителей не должно превышать 1600, а боезарядов- 6000 единиц, при этом на развернутых МБР и БРПЛ - не более 4900, на мобильных МБР - 1100, на тяжелых МБР -1540. Ограничивается также и суммарный забрасываемый вес. Он не должен превышать 3600 т. Определены подходы к подсчету предельных уровней числа МБР, БРПЛ, боезарядов.

Количество боеголовок на МБР или БРПЛ существующего типа определено в Меморандуме о договоренности об установлении исходных данных. На новых МБР и БРПЛ их число будет определяться количеством, с которым прошла испытание МБР или БРПЛ этого типа. За каждым тяжелым бомбардировщиком РФ, оснащенным крылатыми ракетами воздушного базирования (КРВБ), числится восемь боезарядов, США -десять, а оснащенным для ядерных вооружений, не являющихся ядерными КРВБ большой дальности, - один боезаряд. На дату подписания договора существующими типами являлись:
A. МБР и БРПЛ: в СССР-PC-10, РС-12, РС-16, РС-20, PC-18, РС-22, РС-12М, РСМ-25, РСМ-40, РСМ-50, РСМ-52, РСМ-54; в США - «Минитмэн-2», «Минитмэн-3», MX, «Посейдон», «Трайдент-1» и «Трайдент-2».
Б. МБР для мобильных пусковых установок: в СССР - РС-22, РС-12М; в США- MX.
B. Тяжелые бомбардировщики: в СССР - Ту-95, Ту-160; в США - В-52, В-1 (рис. 1), В-2 (рис. 2).
Г. КРВБ большой дальности: в СССР - РКВ-500А, РКВ-500Б; в США - AGM-86B, AGM-129.

Каждая сторона должна была ограничить число мест складского хранения МБР и БРПЛ, а также их ремонта (не более 50 мест).

Кроме того, как СССР, так и США взяли на себя обязательства:
- не производить тяжелые МБР нового типа, не проводить их летные испытания и развертывание, не увеличивать стартовую и забрасываемую массу на существующих МБР;
- не выпускать тяжелые БРПЛ нового типа, не проводить их летные испытания и развертывание;
- не увеличивать количество боезарядов тяжелой МБР существующего типа;
- не производить, не испытывать и не развертывать ПУ МБР, не являющиеся шахтными, грунтовыми мобильными и железнодорожными мобильными;
- не изготавливать МБР и БРПЛ с количеством боеголовок, превышающим десять единиц, не проводить их летные испытания и развертывание.

Контроль за переоборудованием и ликвидацией стратегических наступательных вооружений осуществляется национальными техническими средствами и при проведении инспекций.

Каждая сторона должна представлять другой уведомление по следующим аспектам:
-данные о средствах, подпадающих под ограничение;
- забрасываемая масса МБР и БРПЛ;
- переоборудование и ликвидация средств и объектов;
- меры, повышающие эффективность национальных технических средств контроля; -летные испытания МБР и БРПЛ и телеметрическая информация;
- стратегические наступательные вооружения новых типов и видов;
- инспекции и деятельность по непрерывному наблюдению;
- оперативные рассредоточения.

В целях повышения эффективности национальных технических средств контроля каждая из сторон в случае обращения другой стороны с запросом взяла на себя обязательство выставлять под открытым небом для беспрепятственного обзора без средств маскировки: грунтовые мобильные МБР в так называемых «ограниченных районах», железнодорожные мобильные МБР в пунктах размещения, тяжелые бомбардировщики в пределах одной авиабазы.

Для реализации целей и положений договора создана Совместная комиссия по его соблюдению и инспекциям, которая призвана разрешать различные вопросы (например, распространение положений Договора на новые виды стратегических вооружений), согласовывать дополнительные меры в интересах Договора и т. д.

В отличие от ограничительного подхода к развитию стратегических сил, лежащего в основе договоренностей по ОСВ-1 и ОСВ-2, в Договоре СНВ-1 были впервые подняты вопросы о сокращении данных видов вооружений.

При положительной в целом оценке Договора СНВ-1 тем не менее следует подчеркнуть следующие особенности:
- США приняли на себя обязательства сократить те системы, которые и без договора планировалось снять с
вооружения. СССР же должен был уничтожить половину своих в то время наиболее эффективных ракет РС-20 (по классификации НАТО СС-18), способных нести всего до 1540 боеголовок;
- США добились также благоприятного для себя решения в отношении бомбардировщиков, по которым они и без того имели существенное преимущество, поскольку удалось установить особые подходы к зачету комплектации бомбардировщиков ядерными зарядами. В частности, для В-1 В, имевшего 22 ядерных заряда (авиабомбы и ракеты малой дальности), засчитывался один ядерный заряд, а для В-52 - вместо полного половинный комплект крылатых ракет. В итоге в общий зачет попало только 1099 ядерных боеприпасов, якобы поднимаемых стратегической бомбардировочной авиацией США (вместо 6200);
- вне договора остались крылатые ракеты морского базирования с дальностью более 600 км. Однако были взяты обязательства не развертывать КРМБ в количестве, превышающем 880 единиц.

Интерес представляют положения Протокола об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению в связи с Договором СНВ-1, в правовом отношении регулирующие проведение отмеченных в его названии видов деятельности, а именно: правовой статус инспекторов, наблюдателей и членов летных экипажей, включая их привилегии и иммунитеты; виды и процедуры уведомления; организация воздушных перевозок; действия, начинающиеся по прибытии в пункт назначения; общие правила проведения и отмены инспекций и осуществления деятельности по непрерывному наблюдению; перечень объектов, подлежащих контролю; организация конкретных видов инспекций; отчетность по проведенным мероприятиям.

Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений США и России (СНВ-2) был подписан 3 января 1993 года и ратифицирован американским конгрессом в 1996 году. Он развивает положения Договора СНВ-1 в направлении дальнейшего снижения угрозы применения ядерного оружия, поскольку предусматривает более существенные сокращения развернутых СНС по количеству боезарядов до 3000 - 3500 для каждой стороны. Одновременно введены новые правила по подсчету потенциалов сторон (не по количеству носителей, а по реальному числу ядерных боезарядов) и устранена двойная система подсчета ядерных боезарядов на тяжелых бомбардировщиках.
Договор СНВ-2 намечается выполнить в два этапа:
- к концу первого этапа (ориентировочно к 2000 году) стороны планируют выйти на уровень 3800 - 4250 ядерных зарядов в своих стратегических наступательных (ядерных) силах. При этом для МБР с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН) потолок определен в 1200, БРПЛ - 2160, а для тяжелых МБР -650 боезарядов;
- к концу второго этапа (к 1 января 2003 года) в развернутых обеими сторонами СНС должно насчитываться не более 3500 боезарядов, из них на БРПЛ - 1750. Предусматривается отказ сторон от МБР с многозарядными головными частями (останутся только моноблочные ракеты наземного базирования) и от тяжелых МБР. Каждая сторона обязуется иметь до 100 тяжелых бомбардировщиков, переоборудованных для выполнения задач в безъядерном варианте и не подлежащих зачету в лимиты договора.

Особое внимание в данном договоре уделяется ликвидации развернутых и неразвернутых тяжелых МБР и их пусковых контейнеров, а также процессу сокращения тяжелых бомбардировщиков. В рамках Договора СНВ-2 американское руководство намерено преобразовать силы МБР следующим образом:
- 500 МБР «Минитмэн-3 и -ЗМ» переоснастить из трехзарядных в моноблочные (на каждой ракете останется одна боеголовка), разместив их в шахтных ПУ (ШПУ) на трех ракетных базах - Мальмстром, Майнот и Уоррен. Головные части этих ракет могут быть оснащены высокоточными боеголовками МБР MX. Кроме того, существует возможность продления до 2010 года срока нахождения на вооружении ракет «Минитмэн-3»;
- 50 МБР MX с разделяющимися головными частями индивидуального наведения снимаются с вооружения. Одновременно не проводится дополнительное развертывание данных ракет в ШПУ и прекращаются работы по созданию для них мобильных ПУ (на железнодорожных платформах) и перспективной легкой мобильной МБР «Миджитмэн»;
-450 МБР «Минитмэн-2» снять с вооружения к концу 1995 года.

В случае выхода США из Договора СНВ-2 они могут в короткие сроки нарастить потенциал сил МБР (за счет оснащения «Минитмэн-3» снова тремя боеголовками и развертывания ракет MX в мобильном варианте), тем более, что договор не обязывает ликвидировать сами ракеты и ядерные заряды к ним.

Договор СНВ-2 в наименьшей степени затрагивает развитие морского компонента СНС США и позволяет практически полностью осуществить намеченную программу его модернизации. К началу 1998 года в условиях выполнения Договора американские ВМС смогут иметь 18 ПЛ АРБ типа «Огайо», в том числе восемь лодок с ракетами «Трайдент- 1»(точность 300 м, мощность 100 кт) и десять с ракетами «Трайдент-2» (точность 170 м, мощность 500 кт). Единственное ограничение будет заключаться в оснащении данных БРПЛ не восемью, а четырьмя боеголовками, чтобы не превысить уровень 1750 ядерных зарядов (1728 ядерных зарядов вместо 3456). При изменении обстановки возможно увеличение численного и боевого состава сил ПЛ АРБ, так как производственные мощности США позволяют строить две - четыре лодки ежегодно.

Вывод из боевого состава самолетов B-52G и сокращение объема закупок бомбардировщиков В-2 (с 75 до 20) прямо не связаны с ограничениями Договора СНВ-2 и проводятся в плановом порядке по причине выработки самолетами B-52G летного ресурса и трудностей финансирования программы В-2 (стоимость одного самолета превышает 1,1 млрд долларов в ценах 1992 года) в полном объеме.

В случае выхода из Договора СНВ-2 США могут увеличить состав парка тяжелых бомбардировщиков на 167 самолетов-носителей за счет обратного перевода в «ядерный статус» 100 бомбардировщиков, переориентированных на применение обычного оружия и сохранивших возможность подвески ядерных боеприпасов. Кроме того, существующие производственные мощности могут обеспечить при необходимости выпуск до 24 самолетов В-2 в год. При принятии решения на восстановление свернутых мощностей по производству В-1В ежегодный объем их выпуска может составить до 30 единиц.

Оценивая в целом положения Договора СНВ-2, следует подчеркнуть, что США прикладывают усилия для сохранения и модернизации основного компонента ядерной триады- ПЛАРБ, ударный потенциал которых может быть наращен при необходимости в короткие сроки без технических трудностей и значительных затрат. Добившись запрета на МБР и РГЧ ИН, США снимают 1000 боеголовок индивидуального наведения со своих наземных ракет практически безболезненно, так как сохраняют «противосиловые» РГЧ ИН на БРПЛ.

К слабым сторонам Договора СНВ-2 (как и предыдущих - ОСВ-1 ,-2 и СНВ-1) следует отнести арифметический подход без учета различий в военно-географическом и военно-стратегическом положении США и России, сложившихся асимметрий и традиций в развитии стратегических вооружений, а также сроки реализации договора.

Весной 1997 года достигнуты договоренности о том, что срок СНВ-2 продлен до 2008-го. В предварительном плане были намечены рамки последующего соглашения СНВ-3 -до 2000 - 2500 ядерных боеголовок у каждой из сторон, причем этот уровень должен быть установлен с 31 декабря 2007 года. Стороны также договорились о выработке процедуры ликвидации ядерных боеголовок. В ходе переговоров американская сторона учла озабоченность России в отношении дестабилизирующего фактора крылатых ракет морского базирования. Было принято решение поручить экспертам обеих стран рассмотреть вопросы, связанные с КР, и найти взаимоприемлемое решение. Военные аналитики утверждают, что имеется реальная возможность разработки и заключения в ближайшей перспективе договора СНВ-4 с уровнями до 1000 - 1200 ядерных боеголовок у каждой стороны.

Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны был подписан 26 мая 1972 года и является бессрочным. При подготовке и заключении стороны базировались на своих обязательствах по Договору о нераспространении ядерного оружия и исходили из того, что эффективные меры по ограничению систем ПРО явились бы существенным фактором в деле сдерживания гонки стратегических наступательных вооружений.

В соответствии с договором СССР и США обязались не развертывать системы ПРО на территории своей страны, не создавать основу для такой обороны и системы ПРО отдельных районов, кроме:
- системы ПРО радиусом 150 км с центром, находящимся в столице государства;
-системы ПРО радиусом 150 км в пределах одного района расположения шахтных пусковых установок МБР.

Затем стороны ограничились возможностью создания одной объектовой системы ПЮ. В каждом случае определяется количество противоракет и их пусковых установок (не более 100), а также комплексов РЛ С ПРО.

Стороны получили право модернизировать и заменять существующие системы ПРО и их компоненты и в интересах этого могут иметь на существующих или дополнительно согласованных испытательных полигонах не более 15 ПУ противоракет. Кроме того, они взяли на себя обязательство не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования; не придавать ракетам, ПУ и РЛС способностей решать задачи борьбы со стратегическими баллистическими ракетами (СБР) или их элементами на траекториях полета и не испытывать их в целях ПРО. Ограничения касаются также РЛС предупреждения о нападении СБР. Договор предусматривает обязательства сторон о непередаче другим государствам и о неразмещении вне своей территории систем ПРО или их компонентов.

Участники договора создали постоянную консультативную комиссию, в задачи которой входит рассмотрение неясных вопросов и ситуаций, предоставление необходимой информации об изменениях в стратегической ситуации, согласование процедур уничтожения или демонтажа систем ПРО, предложений и инициатив в данной области.

Договором об ограничении систем ПЮ предусмотрено использование только национальных технических средств контроля для обеспечения уверенности в соблюдении другой стороной положений документа. При этом каждая из сторон обязуется не чинить помех техническим средствам контроля другой стороны, не применять преднамеренные меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля. Каждая из сторон может вносить поправки, которые, будучи согласованными, вступают в силу в соответствии с принятыми процедурами. Рассмотрение договора проводится каждые пять лет. В случае желания одной из сторон выйти из него, она должна предупредить об этом другую сторону за шесть месяцев до выхода, изложив обстоятельства, которые заставляют сделать этот шаг.

В течение всего периода действия Договора между США и СССР (РФ) об ограничении систем ПРО при всем благополучном формальном выполнении основных обязательств реальные шаги обеих сторон в области развития систем вооружений, а особенно в области разоружения, в первую очередь в сфере СНВ, создавали довольно острые проблемы, из-за нерешенности которых вставал вопрос о самом существовании договора по ПРО. Одной из них является активизация в США работ по противоракетной обороне, в частности с конца 1993 года по «тактической системе ПРО». Для того чтобы работы в этой сфере не противоречили букве и духу договора, американцам было предложено ввести для тактических систем специальные ограничивающие технические параметры. Предложенный ими вариант заключается в том, что «тактическая система ПРО» США, призванная якобы противодействовать существующей или возможной в будущем ракетной угрозе со стороны некоторых стран Азии и Африки, может использоваться для борьбы не только с тактическими, но и со стратегическими средствами нападения.

Переговоры по проблемам разграничения стратегической и нестратегической ПРО начались в 1993 году. Стороны пришли к компромиссу, и пакет соглашений, связанных с договором, был подписан 26 сентября 1997 года в г. Нью-Йорк. Принятые в нем технические ограничения во многом совпадают с пожеланиями США и реально не отражаются ни на одной из существующих американских программ. Но в пакете договоренностей введено Соглашение о мерах укрепления доверия, предусматривающее обмен информацией о системах нестратегической ПРО, планах и программах в этой области, взаимные показы техники и другие меры. Кроме того, Россия и США взяли на себя обязательства немедленно рассматривать на переговорах ситуации, связанные с появлением новых систем ПРО и вызывающие беспокойство одной из стран. Стороны согласовали запрет на размещение любых ударных систем ПРО в космосе.

В целом эксперты считают, что принятый пакет документов позволяет сохранить договор по ПРО и создает уверенность, что работы в области нестратегической противоракетной обороны не приведут к его нарушению.

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении была подписана 13 января 1993 года в г. Париж. По состоянию на 1 января 1998 года ее ратифицировали более 100 стран. В соответствии с данным документом в г. Гаага в апреле 1993 года создана и начала действовать Подготовительная комиссия Организации по запрещению химического оружия (ПК ОЗХО).

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия (ХО) и о его уничтожении содержит условия, которые запрещают:
-разработку, выпуск, приобретение, складирование, хранение, прямую или косвенную передачу кому бы то ни было ХО;
- использование химического оружия против кого бы то ни было;
- участие в военных приготовлениях с целью применения ХО;
- побуждение кого бы то ни было к участию в действиях, запрещенных для государств, подписавших этот документ.

Конвенция обязывает страны-участницы сообщить о наличии имеющихся запасов ХО. Затем сделанные декларации могут быть проверены, а химическое оружие должно быть уничтожено в течение 10 лет. Хранение и уничтожение будут контролироваться посредством инспекций на местах. При этом ведется уничтожение не только того оружия, которое имеется на своей территории, но и того, что размещено в других государствах.

Предусматривается прекращение выпуска ХО и предоставление сведений о всех производящих его предприятиях. Наблюдение за прекращением выпуска осуществляется также путем проведения инспекций на местах. В исключительных случаях может быть разрешена конверсия производств по выпуску химического оружия в предприятия невоенного назначения, которые будут находиться под соответствующим международным контролем. Конвенция содержит условия, запрещающие применение химических средств при подавлении беспорядков. Она подтверждает запрет на использование гербицидов и обеспечивает защиту и помощь в случае применения или угрозы применения ХО против государства-участника.

В конвенции химические вещества разделены на три списка в соответствии со степенью опасности. Предприятия, выпускающие, перерабатывающие и потребляющие эти вещества, должны находиться под международным контролем, включая инспекцию на местах. Подлежат декларированию и контролю также другие производства, способные выпускать указанные в списках химикаты. Вместе с тем разработаны меры, с помощью которых процедура инспекции и ее методика позволяют инспектируемой стороне сохранить секретность информации, не связанной с ХО.
В соответствии с конвенцией предусматривается два режима проверки с целью повышения безопасности государств-участников и исключения возможности тайного производства, хранения и использования ХО. Первый - обычный контроль, включающий декларирование, первоначальные визиты (по проверке исходных данных) и систематические инспекции мест складского хранения ХО, его производства и площадок уничтожения, а также предприятий промышленности, имеющих отношение к химическому производству. Второй - выборочные инспекции, позволяющие государству-участнику запросить и провести международную инспекцию любого предприятия и объекта на территории любого государства с целью ответа на вопросы о возможном нарушении конвенции.

Государства-участники обязаны разрешать выборочные инспекции на своей территории и делать все необходимое для выполнения конвенции. При этом инспектируемой стороне дозволено контролировать доступ к объекту, проверяемому выборочно. Во избежание злоупотреблений в конвенции предусмотрено, что все вопросы, связанные с ее предполагаемым невыполнением и возможными нарушениями, адресуются Исполнительному совету и Генеральному директору технического секретариата организации стран, подписавших конвенцию. Государство-участник может в любое время запросить Исполнительный комитет рассмотреть случаи злоупотребления правами, которые обеспечиваются конвенцией.

Важным обстоятельством является то, что проверяемая сторона имеет право решающего голоса в определении степени и вида доступа на проверяемый объект, может вести переговоры с инспекционной группой о степени доступа к любому определенному месту или местам в пределах инспектируемого объекта, конкретных видах инспекции (включая взятие образцов) и работ, проводимых инспекционной группой, а также о предоставлении проверяемой стороной необходимой информации. Расходы по выполнению конвенции распределяются между государствами-участниками по шкале ООН.

Многосторонние и двусторонние договоры и соглашения по разоружению и нераспространению в области оружия массового поражения, в том числе и российско-американские по стратегическим наступательным вооружениям, оцениваются в целом положительно. Между тем поддержание своего ядерного потенциала сдерживания остается для США важнейшей задачей на обозримую перспективу.

Еще одной чертой разоруженческого процесса в области ядерных вооружений является то, что он пока реализуется на двусторонней основе между РФ и США. Вместе с тем по мере выполнения договоров СНВ-1 и СНВ-2 (в перспективе СНВ-3) ситуация будет кардинально меняться и на повестку дня встанет вопрос о включении в процесс ядерного разоружения других ядерных держав. Достижение договоренностей между ними станет, по оценке специалистов, весьма сложной задачей, на решение которой потребуется длительный период времени.

* На конференции государств - участников Договора в апреле 1995 года в г. Нью-Йорк было принято решение о бессрочном продлении ДНЯО.

Зарубежное военное обозрение №1 1998 С.2-9

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (16.04.2010) | Автор: Капитан 1 ранга В. Середюшин

Просмотров: 5031 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов