Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Вторник, 30.05.2017, 10:16
Ключевые слова
концепция, М. Хамзатов, сетецентризм, сетецентрическая война

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [443]
Разведка и контрразведка [78]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 472
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Влияние концепции сетецентрической войны на характер современных операция

 Влияние концепции сетецентрической войны на характер современных операция

М.М. Хамзатов,
кандидат военных наук

Новые вызовы угрозы безопасности России наряду с проводимой оптимизацией структуры и состава Вооруженных Сил Российской Федерации предопределяют необходимость адаптации форм и способов их применения к современным условиям. Мы вступили в новую эру стратегии, сильно отличающейся от стратегии XX века. Суть ее сводится к использованию непрямых действий, являющихся сущностью военного искусства.
Первые признаки таких непрямых действий выявились уже в ходе Второй мировой войны, и их количество постоянно увеличивалось в ходе военных конфликтов конца XX века. При этом особую актуальность приобрел вопрос о возможном характере будущих операций.

В контексте решения данной проблемы просматривается стремление многих военных специалистов прогнозировать содержание будущих военных действий на основе анализа концепции так называемой сетецентрической войны - СЦВ (сетевой войны, сетецентрических действий)1 .

Отмечая глубокую проработку авторами рассматриваемых вопросов, хотелось бы остановиться на некоторых спорных теоретических положениях, содержащихся в данных публикациях. Так, некоторые авторы рассматривают концепцию сетецентрической войны как основное содержание новых форм военных действий. По нашему мнению, употребление понятия "сетецентрическая война" применительно к содержанию военных действий не совсем корректно, так как данное понятие характеризует не специфические черты войны, а методы обработки данных и используется среди специалистов информационных технологий в контексте "сетецентрическая модель вычислений".

В соответствии с этой моделью пользователю не нужно приобретать все программное обеспечение для решения прикладных задач, а достаточно иметь лишь дешевое оборудование (сетевой компьютер) для обращения к удаленной центральной базе, которая производит все необходимые вычисления и обеспечивает потребителя требуемой информацией. Смысл сетевого принципа в том, что главным элементом всей модели является обмен информацией. Поэтому наиболее точно, на наш взгляд, содержание сетецентрической войны раскрывает Ю.Е. Горбачев, утверждая, что "главное содержание концепции СЦВ заключается не в новых формах и видах ведения военных действий, а в изменении способа управления войсками (силами)"2.

Наряду с вышеизложенным вызывает сомнение обоснованность утверждения некоторых авторов, что ведение сетевой войны предполагает отказ от классической иерархической системы управления войсками, поскольку общим принципом построения военной сетевой организации является "неформальный характер взаимоотношений в организации, когда горизонтальным связям между элементами группы придается гораздо большее значение, чем вертикальным"3 . Если допустить существование такого принципа, то возникает закономерный вопрос: кто и как будет обеспечивать боевые действия войск, имеющих сильные горизонтальные связи и слабые вертикальные? Сосед справа или сосед слева? Или все же непосредственный начальник (командир), определивший в соответствии со своим замыслом пространство, время и цели действий каждого "звена" своей "сетевой" организации?

Некорректным, на наш взгляд, представляется и утверждение о том, что организационная структура частей (подразделений), формы и методы выполнения ими боевых задач в сетецентрической войне, будут видоизменяться в соответствии с принципом самосинхронизации снизу вверх по усмотрению непосредственных исполнителей и в соответствии с потребностями вышестоящего командования . В данном случае необходимо рассматривать не новый специфический принцип из теории сложных систем, а реализацию старого принципа "централизованное управление - децентрализованное исполнение" боевых задач.

Спорно и утверждение о том, что "никто не разъясняет разницы между существующими взглядами на ведение военных действий и концепцией СЦВ, не показывает ее влияние на изменение форм и видов боевых действий"4 . Стоит напомнить, что еще в 2004 году в журнале "Военная Мысль" была опубликована статья "Молниеносная война нового поколения: возможный сценарий"5 , в которой авторы стремились раскрыть направления совершенствования форм и способов военных действий ВС США и ОВС НАТО на основе реализации ими положений концепции сетецентрической войны и центрально-сетевых совместных действий. В то же время следует признать, что поднятые авторами вопросы не вызвали широкого обсуждения среди военных специалистов, поэтому представляется целесообразным, не передавая содержания вышеупомянутой статьи, остановиться на характерных особенностях современных операций.

Как известно, в настоящее время на содержание военных действий влияют две противоречивые тенденции: уменьшение количественного состава вооруженных сил и повышение боевых возможностей отдельных высокотехнологичных систем вооружения. Соответственно стала меняться и концепция ведения современной войны, заключающаяся в переходе от широкомасштабных "линейных" действий против многомиллионных армий противника к маневренной войне нового поколения. Акцент стал делаться на мобильность и максимальную реализацию боевых возможностей небольших группировок войск за счет новых возможностей систем разведки, управления и обеспечения.

Здесь следует отметить, что ранее существовали определенные пространственные границы, вне которых не обеспечивалось взаимодействие раздельно наступающих групп войск в операции. Однако новые информационные технологии значительно расширили эти границы - вся информация о положении дел, в том числе и наглядная, стала доступна практически всем активным участникам вооруженной борьбы. Взаимодействие стали организовывать не путем объединения в решающих пунктах раздельных групп войск, а путем объединения их огневых и информационных возможностей. Это позволило впервые в истории военного искусства преодолеть пространственный, временной и информационный разрыв между войсками и органами управления. Новые информационные технологии обеспечивают твердое руководство и постоянное взаимодействие пространственно разделенных тактических группировок войск, поддерживающих между собой связь и координирующих свои действия в интересах проведения совместных операций. Данное обстоятельство изменяет характер современных операций: все процессы управления и сами боевые действия становятся более динамичными, активными и результативными, исчезают тактические и оперативные паузы, которыми противник мог бы воспользоваться.

Операции получают новое содержание, изначально предполагающее проведение быстрых и решительных маневров не только на флангах, но и в глубоком тылу противника. При этом, как свидетельствуют результаты исследований, такие действия могут вестись в форме центрально-сетевых операций разновидовых тактических группировок, управляемых из единого стратегического центра и одновременно действующих по отдельным ключевым элементам системы государственного и военного управления, частям и подразделениям "сил ответного улара (возмездия)" на всей территории противоборствующей стороны.

Основным фактором, определяющим характер современных операций, является не соотношение пространства и численности вооруженных сил, а наличие новых межвидовых мобильных соединений и частей, реализующих свои потенциальные возможности на основе сетецентрических методов разведки, управления и обеспечения. Существующий с давних времен принцип сосредоточения сил и средств на решающем направлении трансформируется в принцип сосредоточения усилий, реализуемый не методом сосредоточения войск (сил) на избранном направлении, а главным образом путем массированного согласованного применения средств дальнего огневого, радиоэлектронного и информационного поражения. Командиру каждой из относительно автономных группировок (групп) нет необходимости иметь в непосредственном подчинении какие-то конкретные специфические дорогостоящие системы вооружения - ему лишь необходимо сделать через сеть заявку на их применение в заданном районе в заданное время для решения конкретной задачи или довести текущую обстановку до вышестоящего командира, который, владея большей информацией, может принять более корректное решение с привлечением более разнообразных и наиболее соответствующих складывающейся обстановке средств вооруженной борьбы.

Основная задача центрально-сетевых операций - с первых минут войны захватить стратегическую инициативу переносом боевых действий в стратегическую глубину обороняющихся войск и не дать возможности обороняющейся стороне осуществить не только стратегическое, но и оперативное развертывание своих группировок вооруженных сил.

По существу, речь идет об операциях "молниеносной" войны нового поколения.

Особенностью центрально-сетевых операций является то, что сетецентрические методы разведки, управления и обеспечения позволяют применять силы и средства вооруженной борьбы не в одной линии приложения боевых усилий, а сразу во всей глубине театра военных действий соответственно своим боевым и маневренным возможностям. П ри этом совместное применение разновидовых группировок войск значительно повышает результативность операций. Например, в Афганистане (2001) и Ираке (2003) высокую эффективность применения высокоточных бомб обеспечивали команды американского спецназа. Они обнаруживали цели, координировали время и объекты нанесения ударов авиации по противнику, не задумываясь, с пилотами какого вида или рода вооруженных сил они взаимодействуют: ВВС, ВМС или корпуса морской пехоты.

Иными словами, применение в войне вооруженных сил агрессора по плану центрально-сетевых операций позволит ему наносить подавляющий удар за счет максимальной реализации боевых возможностей каждого подразделения. Основную роль играет способность различных разновидовых тактических войсковых формирований тесно взаимодействовать и поддерживать бесперебойную связь на поле боя.

В целом центрально-сетевые операции могут иметь преимущественно региональный масштаб, носить ярко выраженный наземно-морской- воздушно-космический характер, отличаться скоротечностью, избирательностью и значительной степенью поражения высокоточными средствами, быстротой маневра войсками (силами) и огнем, применением различных десантов, а также сил специальных операций и диверсионных групп. Огневые и электронные удары по объектам будут наноситься по всей глубине территории противника. Массированное применение высокоточных крылатых ракет в центрально-сетевых войнах будет осуществляться одновременно с нескольких стратегических воздушно-космических направлений, т.е. без сосредоточения основных усилий на одном направлении, что создаст исключительно сложную воздушно-космическую обстановку в зоне ответственности ПВО обороняющейся стороны. Здесь стоит отметить, что понятия "воздушное направление", "стратегическое воздушно-космическое направление" вследствие значительного повышения оперативных и боевых возможностей авиационно-ракетных группировок войск (сил) теряют свой смысл, так как разрывается существовавшая до 90-х годов XX столетия жесткая связь между районами базирования авиации и направлениями (районами) их применения.

В тоже время роль военно-воздушных сил в реализации концепции центрально-сетевых операций значительно возрастает, так как боевая авиация благодаря своей мобильности и универсальности боевых возможностей нередко является единственным средством, способным своевременно отреагировать на критичную по времени угрозу и ликвидировать ее. Кроме того, решающее превосходство в области информационного противоборства можно обеспечить только на основе широкого применения средств разведки, систем наблюдения, управления и РЭБ воздушного и космического базирования.

Таким образом, основным содержанием будущей войны могут стать совместные наземно-морские-воздушно-космические центрально-сетевые операции, представляющие собой зону многочисленных сражений, боев и ударов, проводимых рассредоточенными по всему пространству ТВД взаимосвязанными и взаимозависимыми тактическими группировками войск (сил). При этом наличие единой информационно-управляющей среды позволяет рассматривать совокупность таких группировок как группировку оперативно-стратегического или стратегического масштаба. Количество сил, развернутых (базирующихся, дислоцирующихся) в конкретном объеме пространства, будет не столь существенно, как возможность по своевременному наращиванию ими усилий в любом районе боевых действий. Кроме того, разбросанность главных группировок наряду с быстротой действий аэромобильных сил позволит противнику в реальном масштабе времени осуществлять изменение направления и вводить командование противостоящей стороны в заблуждение как о своих текущих намерениях, так и об общей оперативной обстановке. Поэтому основной проблемой, особенно в начале войны, могут стать сложности в определении общего характера действий противника.

Действия коалиционных сил в Ираке (2003) были первым осуществлением новых форм вооруженной борьбы на практике.

К сожалению, в настоящее время мы не имеем целостной теории применения наших Вооруженных Сил, которую могли бы противопоставить теории и практике противника по ведению центрально-сетевых операций. Так, даже при переходе к созданию единого командования Вооруженных Сил на стратегическом направлении вопросы применения его войск, как правило рассматриваются применительно к "линейным" фронтовым и армейским операциям, а не к "объемным" центрально-сетевым действиям. Кроме того, многие военные исследователи и практики понимают под маневренностью мобильность и, соответственно, считают, что для ведения маневренной войны достаточно иметь мобильные войска.

При таком подходе не учитывается, что мобильность - это только одна из многих составляющих маневренности. Если мобильность предполагает только быстрое перемещение войсковых подразделений в пространстве, то маневренный характер войны предполагает наличие соответствующей системы разведки, управления и обеспечения и возможности оперативного принятия адекватных мер. Например, сегодня американские солдаты не рисуют карт и не передают боевые донесения по радио. Если во время войны в Ираке в 1991 году для управления коалиционными войсками в основном использовалась радиосвязь, то в 2003 году ей на смену пришли беспроводные информационные сети, позволяющие получать не только формализованные сообщения о вскрытых и уничтоженных целях, потерях, расходе боеприпасов и горючего, но и видеоизображения с места боевых действий, информацию от разведывательных беспилотных летательных аппаратах, самолетах радиоэлектронного наблюдения и слежения за наземными целями.

Основное преимущество центрально-сетевых операций проявляется именно в способности соединений и частей практически непрерывно и оперативно планировать свои последующие действия, постоянно получая свежие данные разведки, вступать в бой, не заботясь о тыловом снабжении, которое придет в нужное время и точно по назначению.

В заключение хочется отметить, что для разрешения возникших противоречий наряду с организационно-техническими мероприятиями нужно на основе анализа войн и военных конфликтов последних десятилетий более детально исследовать особенности подготовки и ведения современных центрально-сетевых операций и разработать практические рекомендации по подготовке адекватных действий своих войск (сил).

Сноски по тексту:

1. Попов И. М. Сетецентрическая война Пентагона // НВО № 9 (369), 2004; Раскин А. В., Пеляк B.C. К вопросу о сетевой войне // Военная мысль, 2005, № 3; Шеремет И. Компьютеризация как путь к победе в вооруженной борьбе // Независимое военное обозрение № 42 (451), 2005; Дугин.А. Мир охвачен сетевыми войнами // Независимое военное обозрение № 4(453), 2005.

2. Горбачев Ю.Е. Сетецентрическая война: миф или реальность? // Военная мысль. 2006. № 1.

3. Раскин А. В., Пеляк B.C. К вопросу о сетевой войне // Военная мысль. 2005. № 3.

4. Горбачев Ю.Е. Сетецентрическая война: миф или реальность? // Военная мысль. 2006. № 1.

5. Демидюк А.В., Хамзатов М.М. Молниеносная война нового поколения: возможный сценарий // Военная мысль. 2004. № 10.

"Военная мысль", 2006, №7.

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (26.06.2011) | Автор: М.М. Хамзатов

Просмотров: 5892 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг Военных Ресурсов