Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 10.12.2016, 21:31
Ключевые слова
политика, Г. Мельников

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
История [16]
Политика [83]
US и мир [60]
Культура [7]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Union States » Политика

Военная политика США в развивающихся странах (1980)

Военная политика США в развивающихся странах

Подполковник Г. Мельников,
кандидат исторических наук

В последние годы мир стал свидетелем значительных перемен в различных районах Азии, Африки и Латинской Америки. Происходящие там сложные политические процессы сопровождаются постоянным усилением активности национально-освободительных и революционных сил, уже добившихся немалых успехов. В расширении антиимпериалистической борьбы правящие круги США видят серьезную угрозу интересам американских монополий. Именно поэтому военно-политическое руководство Соединенных Штатов в течение уже нескольких лет пытается выработать некий "новый курс" в отношениях с развивающимися странами, который способствовал бы укреплению политических, экономических и военных позиций американского империализма.

Недовольство народов азиатских, африканских и латиноамериканских государств агрессивной, экспансионистской политикой Вашингтона вынуждает американскую администрацию маскировать свои гегемонистские намерения. Все президенты США последних лет выступали с заявлениями о необходимости улучшить отношения с развивающимися странами, обещали увеличить им экономическую помощь, оказать содействие в решении насущных проблем. Дж. Картер также не скупится на посулы, поддерживает на словах идею "равноправных, тесных и сбалансированных" связей с государствами "третьего мира".

Общественность этих стран скептически относится к подобным заявлениям. Ведь в действительности американская политика носит неоколониалистский характер и на-правлена на обеспечение экономических и военных интересов США. Ни о каком "равноправии" не может быть и речи, потому что Вашингтон, действуя по старому принципу "разделяй и властвуй", практикует "избирательный подход" к развивающимся странам. Так, в Азии, Африке и Латинской Америке он по-прежнему насаждает и поддерживает реакционные режимы, которые в свою очередь являются главной опорой Соединенных Штатов в их борьбе против целого ряда молодых прогрессивных государств. Стремясь подорвать и ликвидировать неугодные им правительства, США не стесняются в выборе средств.

События в Индокитае, Чили, а в последнее время в Иране, Афганистане, Никарагуа, Сальвадоре и некоторых других странах особенно наглядно продемонстрировали империалистическую сущность внешней политики США, открыли всему миру глаза на истинное отношение Белого дома к национально-освободительным движениям, которые Соединенные Штаты пытаются любыми доступными им мерами расколоть, развалить, дискредитировать в тщетной надежде затормозить исторический процесс национального, политического и экономического освобождения народов, перехода молодых государств к прогрессивным формам развития.

Патологическая нервозность, с которой администрация Картера реагировала на перемены, происшедшие на Ближнем и Среднем Востоке, была порождена рядом причин. Одной из них является усиление зависимости экономики США от ввоза сырья из-за границы. Но данным американского еженедельника "Бизнес уик", в настоящее время из 27 основных видов стратегического сырья Соединенные Штаты обеспечивают себя сами лишь шестью, а потребности в остальных на 50-100 % удовлетворяются за счет импорта, причем большей частью из развивающихся стран. Именно этим объясняется необычайно возросший в последнее время "интерес" Пентагона к районам Африки, расположенных к югу от Сахары и обладающим огромными запасами полезных ископаемых.

Особую значимость для экономики США и их союзников приобрел в последние годы импорт нефти и другого энергетического сырья. Так, Соединенные Штаты ввозят из-за границы около половины нефти, потребляемой на внутреннем рынке. Значительная ее часть поступает из стран Персидского залива. Этот факт американские правящие круги пытаются использовать для "оправдания" своей агрессивной политики в атом регионе, который они объявили сферой "жизненно важных интересов" США. Газета "Нью-Йорк тайме" утверждала даже, что, мол, "не существует более важных национальных проблем, чем американская зависимость от Персидского залива и импортируемой нефти".

Однако зависимость экономики от ввоза сырья является далеко не единственной причиной возрастающего "внимания" США к развивающимся странам. Немалую роль играет и стремление правящих кругов Соединенных Штатов уже сегодня заложить основы такой политики, которая и в отдаленном будущем обеспечивала бы интересы американского капитала в этих странах и отдавала бы их национальные богатства на разграбление монополиям США. Выработка такого внешнеполитического курса выдвигается в число важнейших задач еще и потому, что в конце XX века, по данным журнала "Юнайтед Стейтс ньюс энд уорлд рипорт", в странах Азии, Африки и Латинской Америки будет проживать около 85 % населения земного шара. Вместе с гем правящие круги США вынуждены признать продолжающееся ослабление позиций Соединенных Штатов в развивающихся странах в результате нарастания национально-освободительного движения народов. Выступая в декабре 1979 года с речью, посвященной вопросам внешней политики, Картер заявил, что 80-е годы принесут с собой "дальнейшие бурные события и катаклизмы", усиление "политической нестабильности" в различных районах мира.

В связи с этим в США в последнее время много говорится о необходимости обеспечения постоянного доступа в развивающиеся страны путем широкого и непосредственного использования американских вооруженных сил. По сообщениям иностранной печати, на протяжении всего периода пребывания у власти нынешняя администрация подвергалась давлению со стороны наиболее консервативных представителей военно-промышленного комплекса, требовавших разработки новой стратегии, которая определяла бы характер и последовательность использования военной мощи США в мире в целом и в развивающихся странах в частности. Так, бывший председатель комитета начальников штабов Т. Мурер упрекал администрацию в том, что ее "нерешительность" нанесла вред прежде всего военным инструментам внешней политики США. Под давлением крайне правых Пентагон все шире использует военную мощь на международной арене.

Правительство Картера уже предпринимало отдельные попытки сформулировать и как-то систематизировать свое понимание событий в развивающихся странах. В конце 1978 года советник президента США по вопросам национальной безопасности 3. Бжезинский выдвинул пресловутую теорию "дуги кризисов", протянувшейся, мол, от Афганистана через Аравийский п-ов до Африканского Рога. В соответствии с этой теорией обстановка в целом ряде стран, примыкающих к Индийскому океану, характеризуется "отсутствием политической стабильности" и наличие" "потенциальной угрозы интересам Соединенных Штатов". Беспочвенно обвиняя Советский Союз во вмешательстве во внутренние дела стран этого региона, Бжезинский пытается "обосновать" необходимость еще большей милитаризации американской политики.

Иранский кризис, возникший в конце 1979 года, был использован Вашингтоном для дальнейшего нагнетания международной напряженности, а также для того, чтобы, как отмечала американская печать, "продемонстрировать свою мощь" развивающимся странам. Одновременно была предпринята попытка связать региональную концепцию "дуги кризисов" с общими "глобальными интересами" США. С этой целью администрация Картера определила три "центральные зоны", безопасность которых якобы имеет "жизненно важное значение" для США. К ним были отнесены Западная Европа, район Восточной и Юго-Восточной Азии, а также Ближний и Средний Восток. Было заявлено, что все эти три стратегические зоны "взаимозависимы" и что их "безопасность" имеет непосредственное отношение к безопасности Соединенных Штатов. Концепция "трех центральных зон" очень напоминает провозглашенную бывшим министром обороны Р. Макнамарой "теорию домино", относившуюся к району Юго-Восточной Азии и способствовавшую развязыванию американцами агрессивной войны в Индокитае, итог которой хорошо известен. Нынешней же концепции придается глобальный характер.

Весьма показательным является и то, что в число вышеназванных зон включены страны Среднего Востока, которые еще какие-то пять-шесть лет назад не имели столь высокого приоритета в стратегических планах американского империализма. Объявление данного региона "жизненно важным" означает, что США намерены использовать все имеющиеся в их распоряжении средства, вплоть до применения вооруженных сил, для обеспечения американских интересов. Уже сегодня в северо-западной части Индийского океана Соединенные Штаты сосредоточили значительную часть своих ВМС, а из Пентагона раздаются угрозы о возможном использовании в зоне Персидского залива военной силы и даже с применением тактического ядерного оружия.

Свидетельством усилий администрации по выработке новой разновидности агрессивной политики в отношении развивающихся стран стали выступления американского президента, в которых была сформулирована так называемая "доктрина Картера" - программа действий на случай возникновения "чрезвычайных обстоятельств" и "кризисных ситуаций".

Появление этой программы на свет, как подчеркивается в печати, было порождено событиями, происшедшими в зоне Индийского океана, и прежде всего в районе Персидского залива. Вместе с тем ее значение выходит далеко за рамки одного, пусть и очень важного, с точки зрения правящих кругов США, региона. Она, по существу, определяет американскую политику в отношении развивающихся стран в целом. Об этом же свидетельствует стремление администрации всячески подчеркнуть ее долгосрочный характер.

Что же нового внесла администрация Картера в политику Вашингтона на международной арене? Иностранная печать отмечает два главных момента. Во-первых, то, что она официально провозгласила свое намерение использовать силу для защиты интересов США в развивающихся странах в случае возникновения опасной, по мнению американского военно-политического руководства, ситуации. Президент неоднократно говорил о том, что "краеугольным камнем" национальной безопасности Соединенных Штатов "по-прежнему остается военная мощь".

Во-вторых, осуществление новой программы означает отход от курса, которого придерживались предыдущие американские администрации, а также нарушение предвыборных обещаний нынешнего президента. После агрессии США во Вьетнаме, вызвавшей возмущение всего прогрессивного человечества, Р. Никсон объявил о намерении уменьшить "вовлеченность" Соединенных Штатов в военные конфликты в развивающихся странах. Зарубежные обозреватели подчеркивают, что, поставив во главу угла своей внешней политики силу и начав осуществлять программу мероприятий по расширению американского военного присутствия н различных районах мира, Картер на практике отбросил последние из тех лозунгов, под которыми он вел свою предвыборную кампанию и которые навязчиво рекламировались пропагандистской машиной США, - сокращение численности американских вооруженных сил за границей, уменьшение военных расходов, ограничение экспорта вооружения, демилитаризация Индийского океана и другие. В условиях нарастания борьбы народов развивающихся стран за свои права, свержение режимов шаха Ирана и "пожизненного президента" Никарагуа Сомосы - диктатур, считавшихся в США "незыблемыми", послужило еще одним поводом для администрации Картера усилить военный акцент во внешней политике. После этих событий стало особенно отчетливо видно, что всем другим возможным вариантам реагирования на события в развивающихся странах американское руководство предпочитает использование вооруженных сил. Такая откровенная ставка на военную силу в международных отношениях напоминает о худших временах "холодной войны".

Весьма характерным в этом отношении являются слова Бжезинского о том, что "США покончили с периодом изоляции, вызванной вьетнамской войной, и опять готовы принять на себя мировые обязательства сверхдержавы". Однако, несмотря на воинственные заявления, над правящими кругами США продолжает довлеть страх перед реакцией американской общественности в случае вооруженного вмешательства и дела какой-либо страны. В Вашингтоне еще живы воспоминания о расколе американского общества, который был вызван вьетнамской агрессией. В связи с этим официальный пропагандистский аппарат уже сегодня предпринимает попытки подготовить общественное мнение к возможности вооруженной интервенции за границей. Как отмечала "Нью-Йорк таймс", "некоторые считают, что если американский народ убедят в том, что затронуты его жизненно важные интересы и что военная акция может быть успешной, он одобрит ее". Стремясь успокоить население и убедить его в "безнаказанности" использования американских вооруженных сил в развивающихся странах, Картер утверждает, что "не всякий пример решительного применения мощи - это потенциальный Вьетнам".

Хотя нынешняя политика Вашингтона окончательно оформилась в конце 1979 - начале 1980 года, ее основные элементы начали вырисовываться значительно раньше. Уже в июне 1979 года на совещании межведомственного комитета по изучению политики, объединяющего представителей важнейших государственных органов США, были выработаны "специальные рекомендации" относительно усиления американского военного присутствия в районах Ближнего Востока и Индийского океана. В соответствии с "рекомендациями" было принято решение о создании в Индийском океане Флота постоянного базирования. В июле 1979 года было отменено принятое в 1977 году решение о выводе к 1982 году американских войск из Южной Кореи. Несколько позже для воздействия на развитие политической обстановки в Западном полушарии в выгодном для США направлении был создан штаб сил "специального назначения" для действий в чрезвычайных условиях в Карибском бассейне. Цель всех этих мероприятий состоит в том, чтобы, как отмечала газета "Юманите", противостоять любой политической эволюции, которая придется не по вкусу Соединенным Штатам.

Важнейшей составной частью реализации военной политики Вашингтона является создание так называемого "корпуса быстрого реагирования". Идея о необходимости иметь воинские формирования, которые можно было бы использовать в военных конфликтах в развивающихся странах, не нова. С конца 60-х годов Пентагон строил свое планирование на концепции "полутора войн", согласно которой Соединенные Штаты должны располагать возможностями для ведения "ограниченной", "локальной" войны в Латинской Америке, Африке или на Ближнем Востоке и одновременно участвовать в крупномасштабном конфликте в Европе.

На протяжении последнего десятилетия лишь одной 82-й воздушно-десантной дивизии считалось достаточно для подавления антиамериканских выступлений в развивающихся странах. Теперь Пентагон пришел к выводу, что для противодействия национально-освободительному движению одного этого соединения уже мало. План создания "корпуса быстрого реагирования" был обнародован в августе 1977 года, а с 1 марта 1980 года в соответствии с приказом министра обороны США начал функционировать его штаб на авиабазе Мак-Дилл (штат Флорпда). Для доставки этих интервенционистских войск в "горячие точки" планеты предполагается иметь соответствующие транспортные средства, состоящие из военно-морского и военно-воздушного компонентов.

Военно-морской компонент будет включать корабли и суда, предназначенные для переброски личного состава и техники в районы возможных боевых действий. Кроме того, предполагается использовать 16 транспортных судов в качестве специальных плавучих баз. Они будут поставлены на якорь в портах различных стран, выполняя роль складов боеприпасов и техники для прибываюшпх войск. Как отмечалось в январе этого года в послании Картера конгрессу США "О положении страны", "наличие такого компонента важно для действий в отдаленных районах мира", где США не могут "предсказать точное место возникновения осложнений" или заранее разместить боевую технику на суше.

Программой создания "сил быстрого реагирования" предусматривается использование тяжелых транспортных самолетов ВТАК ВВС США для перевозки танков и другого тяжелого оружия. Как заявляют руководители Пентагона, США уже к 1985 году планируют обеспечить возможность перебрасывать "орем и по воздуху до 50 тыс. морских пехотинцев, которые могли бы затем действовать самостоятельно в течение 30 дней.

В начале марта 1980 года в Аравийское море вошла амфибийная группа десантных кораблей 7-го флота с батальоном морской пехоты (1800 человек), усиленным транспортными вертолетами, танками, артиллерийскими орудиями и другой боевой техникой. Таким образом, США начали практическое осуществление своих зловещих планов усиления американского военного присутствия на Среднем Востоке, планов, чреватых большой опасностью для дела мира.

Вашингтонские стратеги особое внимание в последнее время уделяют обеспечению своих вооруженных сил военными базами за границей. Однако нынешние взгляды военно-политического руководства США несколько отличаются от тех, которые лежали в основе базовой стратегии США после второй мировой войны. Прежде американские военные базы целиком находились под юрисдикцией Соединенных Штагов: на них развевался американский флаг, они имели командование и штаб, охранялись американскими войсками и т. д.

Характеризуя новую концепцию, бывший госсекретарь С. Вэнс говорил: "Мы ведем разговор не о создании огромных американских баз, а об использовании тех баз, которые существуют в различных странах". Западная пресса отмечала, что такой подход позволит ускорить и удешевить создание сети баз и, кроме того, потребует меньше американского персонала. Использование уже существующих военных баз, принадлежащих другим государствам, по мнению Пентагона, связано с меньшими политическими трудностями, поскольку дает возможность избежать протестов со стороны местного населения и позволяет действовать более гибко, варьируя численностью личного состава в зависимости от обстановки.

Планируя создание сети военных баз в Индийском океане, США рассчитывают, во-первых, обеспечить основу для постоянного американского военного присутствия в этом регионе, а во-вторых, получить благоприятные условия для развертывания сил в случае каких-либо "чрезвычайных обстоятельств". Как отмечает иностранная печать, эмиссары Вашингтона пытаются заполучить разрешение на использование военных баз, расположенных на территории Кении, Омана и Сомали.

Американская пропагандистская машина стремится всячески завуалировать империалистическую сущность новых планов военно-политической верхушки страны, изобретая различные "аргументы" для "оправдания" их в глазах общественности. Однако агрессивный характер этах планов скрыть невозможно.

"Главное в том,- подчеркивал в речи перед избирателями Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР товарищ Л. И. Брежнев, - что у США появилось намерение создать сеть своих военных баз в Индийском океане, в странах Среднего в Ближнего Востока, в странах Африки. США хотели бы подчинить эти страны своей гегемонии, без помел выкачивать их природные богатства. А заодно использовать их территории в своих стратегических замыслах против мира социализма и народно-освободительных сил".

Разрабатывая планы собственного, еще более широкого участия в подавлении революционного движения в развивающихся странах, Вашингтон по-прежнему большую роль в защите своих интересов отводит союзникам и партнерам, прежде всего из числа реакционных режимов. В этой связи характерны попытки США сколотить на Ближнем Востоке новый блок, в который, как писал американский журнал "Форин сервис джорнэл", вошли бы Саудовская Аравия, Египет, Иордания и несколько других стран этого региона. Сепаратный сговор между Египтом и Израилем должен был составить основу для последующего более широкого военно-политического союза государств региона под эгидой Соединенных Штатов. Однако вследствие отрицательного отношения к этой идее целого ряда арабских стран она пока не реализована, хотя Пентагон от нее не отказывается.

Подняв шумиху вокруг событий в Афганистане и использовав их в качестве предлога для развязывания разнузданной антисоветской кампании, администрация Картера объявила о намерении создать новую "структуру безопасности" в районе Персидского залива, причем основная роль отводится Пакистану. Американская печать отмечает, что на него предполагается возложить полицейские функции в регионе, которые до недавнего времени исполнял шахский режим в Иране. В связи с этим много говорится о выгодном географическом положении Пакистана, которое позволяет снабжать афганских мятежников, оказывать им всевозможную помощь и поддержку. Кроме того, здесь есть удобные места для военно-воздушных и военно-морских объектов и размещения таких же технических разведывательных средств, которые ранее находились в Иране.

С целью более широкого вовлечения Пакистана в свои стратегические планы американская администрация объявила о намерении оказать этой стране военную помощь на сумму 400 млн. долларов. Причем, как подчеркивают руководители США, это лишь "первый взнос в долгосрочной программе помощи".

Военные поставки, превратившиеся сегодня в один из важнейших инструментов внешней политики США, широко используются Вашингтоном для привлечения различных стран к осуществлению его планов на международной арене. Не случайно поэтому Соединенные Штаты являются ныне самым крупным экспортером оружия в развивающиеся страны. Администрация Картера оказывает большую военную помощь режиму Садата. В 1979 году поставки американского оружия Египту составили 1,5 млрд. долларов, на высоком уровне предполагается сохранять их и в этом году.

Американские военные стратеги заняты поиском и других путей расширения военного сотрудничества с прозападными режимами. Так, США объявили о намерении практиковать такие формы связей, как визиты частей американских вооруженных сил в зарубежные страны и проведение там совместных учений.

Все большую роль в политике Вашингтона приобретают связи с Китаем. Во время визита министра обороны США Г. Брауна в Пекин в начале 1980 года речь шла, по существу, о распределении ролей в организации помощи афганским контрреволюционерам. Сотрудничало между США и Китаем в афганском вопросе зашло так далеко, что, как отмечала газета "Крисчен сайенс монитор", оно начинает напоминать неофициальный союз.

Империалистический, антинародный характер носят планы США по расширению военного присутствия в развивающихся странах, а также меры, предпринимаемые ими с целью расширения участия прозападных режимов в защите интересов американских правящих кругов.

Опыт истории показывает, что любые претензии на мировое господство в конечном счете обречены на провал. В то же время они неизменно представляют собой угрозу для дела мира. Гегемонистские устремления американской администрации, проявляющиеся в последнее время особенно явно, встречают протесты и отпор со стороны всех прогрессивных сил. Необходимо бдительно следить за всеми происками военщины США, давать отпор милитаристским провокациям Пентагона.

Зарубежное военное обозрение №6 1980 С.14-19

Категория: Политика | Добавил: pentagonus (12.02.2013) | Автор: Подполковник Г. Мельников

Просмотров: 1535 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
avatar
1
За 30 лет ничего не изменилось, хотя бывшие друзья стали врагами и наоборот

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов