Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Пятница, 09.12.2016, 06:55
Ключевые слова
Прогнозы, концепции? И. Ващинин

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Война XXI века ч2 (1998)
HTML clipboard

Война XXI века ч2 ч1

(окончание)

Полковник И. Ващинин

В первой части статьи* рассказывалось о воздействии, которое, по оценкам американских аналитиков, «новая революция» в военном деле окажет в начале следующего столетия на облик, боевые возможности вооруженных сил ведущих стран и характер военного противоборства в целом. В данной части более подробно рассматриваются взгляды американских специалистов на то, какими, по их прогнозам, будут средства, формы и способы ведения боевых действий во всех сферах - в воздухе, на суше, на море, в космосе и в информационном пространстве.

Война в воздухе. Считается, что характер боевых действий в воздухе кардинально изменится вследствие более широкого использования беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и применения средств снижения заметности. Это, по мнению экспертов, потребует от командования и летного состава ВВС преодоления устойчивого стереотипа, отражающего суть этого вида вооруженных сил, а именно: боевые действия авиации невозможны без пилотируемых полетов. Решение этой задачи будет весьма трудным, поскольку речь пойдет об изменении не только устоявшихся традиций, но и самих основ боевого применения авиации. В связи с тем, что последней предназначается играть ключевую роль в ведении военных действий практически всеми формированиями видов вооруженных сил, рост децентрализации в ее применении может привести к необходимости организационных преобразований, которые, в свою очередь, поставят под вопрос сохранение ВВС как единого организма и вида вооруженных сил.
Серьезной проблемой в условиях доминирования средств нанесения ударов на большую глубину станет уязвимость авиабаз на ТВД и особенно самолетов, сосредоточенных на аэродромах. Самолеты, не способные осуществлять межконтинентальные перелеты, будут вынуждены при выполнении боевых задач совершать посадки в районах боевых действий и использоваться с рассредоточенных, слабооборудованных и временных аэродромов в условиях ограниченной видимости при активном применении средств маскировки и дезинформации.

Основу авиационного компонента сил, способного наносить удары на большую глубину, составят малозаметные межконтинентальные бомбардировщики. В то же время более широкое использование баллистических и малозаметных крылатых ракет морского и наземного базирования, а также возможное появление космических аппаратов, способных наносить удары по наземным целям, могут ограничить диапазон использования этих самолетов.

Новые высокоинтегрированные системы разведки и наблюдения, по мнению американских экспертов, должны значительно увеличить мощь стратегических ударных средств за счет повышения возможностей по выявлению и распознаванию целей противника. В то же время считается, что в обозримом будущем возникновение крупномасштабной войны по-прежнему будет сдерживаться наличием стратегических ядерных сил.

Малозаметные беспилотные летательные аппараты, вероятнее всего, будут играть более значительную роль в ведении стратегической разведки и станут доминирующим ее средством на тактическом и оперативном уровнях. Создание элементов системы управления на базе БЛА в будущем может явиться основой системы связи на ТВД, в особенности при использовании их совместно с космическими системами.

Малозаметные ударные БЛА, обладающие большой продолжительностью полета, могут стать основным средством поражения объектов противника в тактической глубине. Массовое внедрение в войска этих летательных аппаратов, а также повышение эффективности применяемого ими оружия, может привести к исчезновению с поля боя артиллерии. Считается, что возможности ударных БЛА возрастут во много раз, поэтому они будут наиболее предпочтительным средством оказания непосредственной авиационной поддержки, даже при действиях в населенных пунктах.

В условиях доминирования ракетного оружия большая высота полета и малая замет-ность БЛА значительно осложнят достижение превосходства в воздухе в традиционном понимании. Предполагается, что в результате широкого применения технологии «стелт» в конструкциях самолетов различных типов главенствующим в воздушном бою вновь станет визуальное опознавание. Это еще больше затруднит всепогодный и круглосуточный контроль за воздушной обстановкой, поэтому применение пилотируемых малозаметных самолетов, скорее всего, ограничится выполнением специфических задач по нанесению ударов на большой глубине и борьбе с самолетами управления, боевыми лазерными установками самолетного базирования и самолетами- носителями крылатых ракет.

В связи с тем, что все большее место в действиях авиации начнут занимать непосредственная поддержка, выполнение задач ПВО и ведение систематических боевых действий после дальних перелетов, будут созданы новые системы типа «ударный самолет -носитель БЛА». Такая система может представлять собой малозаметный самолет, имеющий межконтинентальную дальность полета и способный осуществлять запуск, управление полетом, обратный прием, дозаправку и пополнение вооружением эскадрильи ударных и вспомогательных БЛА. Ударные самолеты-носители БЛА (фактически воздушные авианосцы) совместно с малозаметными и традиционными самолетами-заправщиками могут стать решающим средством быстрого реагирования и применяться, например, при возникновении вооруженных конфликтов на удаленных ТВД для предупреждения или срыва захвата территории перебрасываемыми силами противника. Ударные самолеты-носители также могут использоваться для завоевания и удержания превосходства в воздухе над спорной территорией.

По мнению американских аналитиков, в ближайшем будущем в ведущих странах предполагается создание малозаметных транспортных самолетов и заправщиков. Применение их в операциях по переброске войск как на удаленные ТВД, так и внутри театров, должно во многом повысить безопасность доставки сухопутных войск и улучшить обеспечение создаваемых группировок. При этом считается, что на транспортных самолетах и самолетах-заправщиках должно быть обеспечено комбинированное использование средств снижения заметности и управления. Возможно потребуются новые формы обеспечения войск, в том числе с использованием малозаметных высокоточных средств десантирования.

Война на суше. Американские военные аналитики прогнозируют, что в результате «новой революции в военном деле» сухопутные войска США станут существенно меньшими по численности и более рассредоточенными. По-прежнему значительные группировки будут находиться в мирное время на заморских территориях. Войска будут перебрасываться на театры войны скрытно с использованием рассредоточенных временных пунктов выгрузки и вести боевые действия из разнесенных на местности районов, позволяющих наносить удары в любом направлении. На базе передовых информационных технологий, открывающих новые возможности в области взаимодействия и защиты информации, появятся «сетевые» формы организационных структур малых подразделений и новой тактики, в центре которых будет находиться одиночный солдат или боевая система.

Считается, что ведение боевых действий сухопутными войсками будет существенно осложняться наличием у потенциальных противников перспективных средств нанесения ударов на большую глубину во всех сферах (межконтинентальные малозаметные бомбардировщики, самолеты- носители ударных БЛА, корабли-арсеналы, наземные ракетные комплексы большой дальности, трансатмосферные средства и боевые спутники, оснащенные оружием класса «космос- земля»). Это выразится в непрерывном «изнуряющем» воздействии на войска в ходе боевых действий и приведет к снижению их эффективности. Вместе с тем применение нелинейного построения боевых порядков, возросшие скрытность и мобильность позволят малым рассредоточенным подразделениям легко уклоняться от боя, в результате чего классические наземные операции станут более напоминать партизанскую войну высокой интенсивности.

Радикальное сокращение относительного количества войск в пределах районов боевых действий может существенно улучшить возможности для маневра, но из-за отсутствия скоплений войск противника он будет зачастую ограничиваться лишь тактическим уровнем. Воздушно-наземные формирования могут стать мощным средством воздействия на развернутые наземные боевые системы противника дальнего поражения или на его защищенные информационные системы. Успешно проведенные операции против таких целей могут оказать эффект частичной «де-модернизации» противника, имеющего более современное вооружение.

Изменятся цели маневра в наземном бою. Маневренные силы не будут больше поддерживаемым родом войск. Предполагается, что их перемещения станут в первую очередь использоваться для того, чтобы вызвать такой ответный маневр противника, в результате которого он сам попадет в невыгодное положение.

Неспособность защитить свои войска от ударов систем глубокого поражения противника, вероятно, сделает проблематичным выполнение наземными силами своей традиционной задачи - захвата и удержания территории. Особенно трудным будет решение второй задачи. Максимально достижимым может стать косвенный контроль над территорией посредством взаимодействия сети боевых систем дальнего поражения с «косвенным присутствием» войск ближнего боя.

По мнению американских военных аналитиков, перспективным средством в будущем могут стать доставляемые по воздуху и развертываемые в удаленных районах автоматизированные ракетные системы, существенно дополняющие возможности многофункциональных высокоточных ударных комплексов дальнего действия и чрезвычайно осложняющие для противника задачу овладения территорией, контролируемой американскими войсками. Используемые в этих системах ракеты увеличенной дальности будут получать целеуказание и команды с БЛА или от наземных сил. Эти средства могут также предоставить уникальные возможности для передового развертывания (автономность по отношению к базам снабжения на ТВД, сложность определения противником их местонахождения, отсутствие обслуживающего личного состава) и явиться существенным дополнением к общей огневой мощи войск в зонах боевых действий.

Наземные силы будущего, по оценкам американских специалистов, должны обладать высокой огневой мощью, оперативной мобильностью и защищенностью. Одной из долгосрочных многообещающих разработок считается так называемый «экзоскелет» -индивидуальная бронированная мобильная система, включающая мощный комплект снаряжения (вооружение, сенсорные датчики, системы связи, средства ведения информационной войны) и позволяющая одиночному солдату передвигаться на пересеченной местности со скоростью до 60 км/ч. Предполагается, что личный состав, оснащенный такими «экзоскелетами», а также миниатюрными беспилотными летательными аппаратами и помощниками-роботами, будет успешно действовать в составе подразделений мобильной бронированной пехоты, десантируемых с воздуха.

Война на море. Как полагают американские военные аналитики, характер боевых действий на море в следующем столетии значительно изменится. Использование систем наземного и космического базирования позволит осуществлять контроль обширных морских районов. Основным средством нанесения ударов по морским целям станут беспилотные летательные аппараты наземного базирования и ракеты. Считается, что такие средства борьбы (разведывательно-ударные спутниковые системы, беспилотные летательные аппараты, мобильные ракетные системы наземного базирования) позволят даже тем странам, которые американские исследователи относят к «малым морским державам», контролировать морские пространства на значительном расстоянии от своих берегов. Подобная система обороны, опирающаяся в основном на наземную инфраструктуру, будет иметь более низкий пороговый уровень внедрения по сравнению с авианосными соединениями, что даст возможность некоторым странам «перепрыгнуть» через «эпоху авианосцев» и стать влиятельными конкурентами в борьбе на море.

Согласованное применение перспективных «думающих» мин, датчиков морского базирования и малошумных подводных лодок может значительно повысить эффективность подобной оборонительной системы, в результате чего боевые действия на море переместятся в основном в подводную сферу. Главным средством обеспечения контроля в подводном пространстве и борьбы с сильным противником, обладающим современным противокорабельным оружием, останутся, по-видимому, многоцелевые подводные лодки. Значение подводной войны может возрасти многократно, если морское дно приобретет особую экономическую ценность, что приведет к необходимости его позиционной обороны.

Основными боевыми кораблями флота в 2020 году могут стать подводные корабли-арсеналы, вооруженные крылатыми и баллистическими ракетами в обычном снаряжении (ожидается, что первоначально они будут выполняться в надводном варианте, а затем, по мере развития описанных выше противокорабельных средств, станут подводными платформами). Корабль-арсенал может иметь на борту от нескольких сотен до тысячи ракет. Передовые морские группировки, действующие рассредоточенно, будут также включать корабли других классов: подводные носители беспилотных летательных аппаратов; тральщики, имеющие на вооружении автономные подводные аппараты - искатели мин; подводные десантные корабли; суда снабжения и суда-склады. Установление полного господства на море в борьбе с противником, имеющим мощную оборонительную систему, сочетающую в себе элементы наземного, морского и космического базирования, потребует ведения боевых действий в космосе и на суше для достижения окончательной победы.

Предполагается, что амфибийно-десантные операции будущего станут значительно меньшими по масштабам и более скрытными. По мере развития противокорабельных средств эти силы будут вынуждены проводить боевые операции и их обеспечение из-под воды или с больших расстояний, используя малозаметные стратегические транспортные самолеты.

Война в космосе. Американские специалисты прогнозируют, что в следующем столетии использование космоса в военных целях станет еще более широким. Большее распространение получит спутниковая связь, где будут применятся передовые приемы закрытия информации, при этом существенно повысятся живучесть и безопасность каналов связи. В то же время значительное число потенциальных соперников также будет иметь доступ к информации о точном местонахождении объектов, получаемой такими системами, как американская глобальная навигационная система «Навстар», российская «Глонасс» и другие. Это даст возможность соперникам (как государствам, так и частным организациям) определять местоположение своих и вражеских объектов с точностью до нескольких метров и эффективно применять оружие с больших удалений, особенно по стационарным целям. Видовая спутниковая информация с высокой степенью разрешения позволит получать сведения об объектах, которые ранее были недоступными.

Потенциальные противники США, даже из числа стран, имеющих ограниченный доступ к космическим технологиям, будут стремиться затруднить использование Соединенными Штатами своих спутниковых систем в интересах обеспечения наземных операций. Считается, что они смогут, например, осуществлять постановку помех на космических линиях связи с целью нарушения управления войсками или воздействовать на навигационные системы для снижения эффективности применения американских высокоточных ракет. Кроме того, возможно влияние на связные и разведывательные космические аппараты с помощью средств информационной войны, систем РЭБ воздушного и космического базирования и средств прямого поражения. Не исключается, что в экстремальной ситуации обладающий соответствующими возможностями противник примет решение произвести ядерный взрыв в космосе для вывода из строя космических аппаратов.

По мнению американских военных аналитиков, в следующем столетии космос может стать самостоятельным театром военных действий, поскольку размещение оружия в космическом пространстве технически осуществимо, и потенциальные противники США могут этим воспользоваться, хотя им и придется преодолеть ряд политических препятствий. Космические операции могут включать применение противоспутниковых систем авиационного и космического базирования, а также средств передачи на ИСЗ ложной информации или временного вывода их из строя. Основным средством контроля космического пространства, а также нанесения ударов по наземным объектам могут стать лазеры космического базирования. Вместе с тем возможности обладателей собственных «созвездий» спутников будут подталкивать их к нанесению упреждающего удара. Предполагается, что для того чтобы избежать внезапного нападения в космосе, потребуются, по-видимому, противокосмические силы второго удара.

Основными системами, обеспечивающими гарантированное нанесение второго удара, должны стать малозаметные спутники информационной войны, способные ослеплять или временно выводить из строя оставшиеся у противника лазеры космического базирования, а также запускаемые с подводных лодок противоспутниковые ракеты типа ASAT. Для борьбы с противокосмическими системами противника, в частности для сведения к минимуму результативности его первого удара, может потребоваться содержание в стратегическом резерве нескольких космических систем, таких, как противоспутниковые ракеты ASAT, ИСЗ для нанесения ударов по наземным целям и многоцелевые «легкие спутники» быстрого запуска.
Ожидается, что в ближайшие два-три десятилетия могут также появиться средства нанесения ударов по наземным целям из космоса, особенно для поражения стационарных, высокозащищенных объектов, в результате чего системы нанесения глобальных высокоточных ударов получат новое измерение. Внеатмосферные средства доставки могут обеспечить требуемые возможности по быстрому нанесению точных ударов в глобальном масштабе без нарушения существующих договоров, а также снижение уязвимости от первого удара. Предполагается, что продолжится поиск путей повышения защищенности космических аппаратов, в частности в результате применения технологий малозаметности или совершения трансорбитальных маневров.

Информационная война. По прогнозам американских военных экспертов, информационная война как новый вид военных действий будет применяться на всех уровнях и во всех сферах вооруженной борьбы. Добывание информации и воспрещение получения ее противником, информационные удары, информационная защита своих войск и информационный маневр станут непременными элементами всех видов операций. Это приведет к созданию качественно новых средств поражения объектов противника с целью срыва его оперативных замыслов и разрушения государственной инфраструктуры. Например, считается, что в ходе информационной войны можно нанести чрезвычайно эффективный урон торговым и финансовым операциям, совершаемым по компьютерным сетям.

По мнению экспертов, самостоятельные информационные операции могут включать нанесение скрытых ударов с помощью приспосабливающихся и действующих с временной задержкой компьютерных вирусов. Затем последует открытое нападение, включающее вывод из строя спутников и объектов системы массовой информации, воздействие электромагнитного оружия по площадям и микроволнового лучевого оружия большой мощности для вывода из строя отдельных целей.

Согласованные информационные операции будут использоваться для введения противостоящего противника в заблуждение относительно состава, местонахождения и намерений своих сил, а также для временного или постоянного вывода из строя систем датчиков и обработки данных.
Информационная война на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях может стать основным способом максимального увеличения относительных преимуществ перед противником. В ряде случаев осложнение ситуации для противника (например, в результате огневого поражения его пунктов управления или дезинформации) может дать большее оперативное преимущество, чем улучшение положения своих войск. В связи с этим считается, что целью информационной войны должно быть «не только внесение разлада в действия противника и их срыв, но и фактическое обращение его же оружия против него самого».

Американские аналитики считают, что важную роль в боевых действиях XXI века будут играть так называемые «несиловые» информационные военные операции, которые подразделяются на «формирующие» и «парализующие». Первые предполагается использовать в основном для обеспечения мобильности и повышения боевой эффективности своих войск (сил), а также при воздействии на информационные системы противника для того, чтобы ввести его в заблуждение относительно местоположения, состояния и намерений своих войск и заставить совершить маневр (вести боевые действия) на выгодных для себя условиях. Большое значение в новой оперативной обстановке, то есть при доминировании высокоточных средств поражения большой дальности, будет иметь использование ложных сооружений и проведение мероприятий по распространению дезинформации. Цель «парализующих» операций - создание «информационной перегрузки» систем управления противника в периоды повышенного проявления разведывательных признаков. Кроме того, предполагается их использовать в качестве важного оперативного элемента на завершающем этапе операции.

Ядерная угроза. По прогнозам американских военных аналитиков, ядерное оружие будет оказывать продолжительное сдерживающее воздействие на развитие новой революции в военном деле «на стратегическом уровне». Считается, что «нависающая» ядерная угроза ограничит не только использование новых возможностей обычного оружия на стратегическом уровне, но и развитие новых форм стратегических действий. При этом допускается, что набор вариантов их ведения расширится. Например, при планировании стратегических операций ядерное оружие может быть заменено неядерными высокоточными средствами большой дальности, космическими системами или новыми средствами реализации стратегического нападения (например, средствами ведения самостоятельных информационных операций и наиболее смертоносными видами биологического оружия). Однако государства, обладающие эффективными средствами ядерного сдерживания, будут, по-видимому, по-прежнему иметь статус стратегической неприкосновенности в любой крупномасштабной войне с участием мощных и равных по силам соперников.

Кроме того, региональная держава, имеющая в своем распоряжении компактные, обладающие достаточной живучестью ядерные силы, включающие средства доставки ядерного оружия средней дальности, способные держать под прицелом ТВД и развернутые в передовых районах группировки войск, может вынудить противника отказаться от традиционных способов распространения военной мощи.

Конфликт, недостигающий уровня войны. Считается, что «новая революция в военном деле» может также стать уникальной с исторической точки зрения по своему потенциальному воздействию на нижнюю часть спектра возможных конфликтов. По прогнозам, внутри государств все чаще будут появляться группы лиц, получающие доступ к высокоточному оружию, передовым системам связи, средствам ведения информационной войны и даже к оружию массового поражения. Наибольшую опасность в руках этих людей (возможных участников конфликта) может представлять биологическое оружие. Дальнейшие исследования и разработки в молекулярной биологии могут привести к созданию биологических средств, поражающих лишь отдельные этнические группы населения, что, безусловно, существенно осложнит ситуацию.

Считается, что революция в военном деле может увеличить возможности государства по противодействию внутринациональным конфликтам. Небольшие и рассредоточенные вооруженные силы приобретут способность устанавливать и сохранять контроль над обширными районами при помощи огневых средств большой дальности, высокого уровня взаимодействия и непрерывного авиационного присутствия. Предполагается, что ключевыми средствами для выполнения этой задачи станут разведывательные и ударные БЛА, обладающие большой продолжительностью полета.

О структуре вооруженных сил. Американские военные исследователи прогнозируют, что новая революция в военном деле приведет к существенным структурным изменениям в вооруженных силах США. Однако пока не ясно, станут ли недавно внедренные системы и организации превалирующими или составят лишь небольшую часть будущих военных структур.

Так, ожидается, что в боевых порядках авиации количество беспилотных летательных аппаратов, как ударных, так и разведывательных, значительно превысит число пилотируемых самолетов, а основным средством воздушных перебросок могут стать малозаметные транспортные самолеты. В то же время обычных самолетов-заправщиков останется, по-видимому, гораздо больше, чем выполненных по технологии «стелт».

Численность части сухопутных войск, преобразованной в соответствии с требованиями «новой революции в военном деле», может составить всего лишь 25 тыс. человек. Численность же «традиционной» части (учитывая вероятную потребность в ней для использования в других операциях), как ожидается, будет в несколько раз больше. Это касается и амфибийно-десантных сил: лишь небольшая их часть сможет иметь подготовку и оснащение для применения «послереволюционных» способов боевых действий, таких, как высадка десанта из-под воды и ближний бой в условиях доминирования средств глубокого поражения.

«Послереволюционный» компонент ВМС США (многоцелевые подводные лодки, корабли-арсеналы и другие подводные корабли для действий в составе передовых группировок сил) может включать до 150 боевых единиц. Учитывая важность контроля под-
водного пространства, можно предположить, что в нем будут преобладать многоцелевые подводные лодки. В военно-морских силах многих стран средства борьбы с кораблями противника составят единственный боевой компонент, который может быть относительно небольшим в сравнении с традиционным флотом.

По оценкам руководства Пентагона, Соединенные Штаты лучше, чем другие страны мира, подготовлены к использованию результатов «новой революции в военном деле». Более того, считается, что американские вооруженные силы вступают в эту эпоху кардинальных перемен, имея значительный отрыв от соперников. Вместе с тем, по мнению американских специалистов, в настоящее время США стоят перед дилеммой, аналогичной той, с которой на пороге текущего века столкнулся британский флот: сохранение доминирования при существующем положении или занятие лидирующих позиций в новой ситуации. Высказывается опасение, что использование на ранней стадии преимуществ «новой революции» будет означать автоматическое устаревание тех средств, которые обеспечивают господствующее положение в настоящее время. Необходимо решить, когда следует приступать к реализации перемен, диктуемых «революцией в военном деле». Для Соединенных Штатов трудности заключаются в существовании «барьеров», к которым относят, во-первых, наличие крупных современных вооруженных сил, а во-вторых, непрерывность технологических циклов. Эта дилемма нашла отражение в работе над докладом министра обороны США президенту страны и конгрессу «Всесторонний обзор состояния и перспектив развития вооруженных сил США» (май 1997 года).

Руководство Пентагона рассматривало два варианта реформирования вооруженных сил в условиях изменившейся военно-стратегической обстановки в мире. Первый из них состоял в том, чтобы сосредоточиться на реагировании на угрозы сегодняшнего дня, сохраняя существующую структуру вооруженных сил. Второй акцентировал внимание на потенциальных опасностях следующего столетия и предполагал выделение значительных ресурсов для строительства вооруженных сил будущего. В результате анализа был избран третий путь, представлявший собой компромисс между потребностями настоящего и будущего.

Он предусматривает сохранение достаточных сил для глобального лидерства США в настоящем и в то же время обеспечивает достаточные капиталовложения в строительство будущих вооруженных сил с упором на модернизацию в соответствии с требованиями «новой революции в военном деле».

Во «Всестороннем обзоре» и в национальной военной стратегии США, выдвигающей в качестве одной из основных задач американских вооруженных сил «подготовку к неопределенному будущему», подчеркивается важность намеченных преобразований, цель которых - сохранить американское военное превосходство в условиях предстоящих изменений в военно-политической обстановке в мире и военном искусстве. При этом отмечается, что речь идет не просто о закупках новых систем оружия, но прежде всего об активном использовании последних научно-технических достижений в интересах значительного повышения боевых возможностей вооруженных сил США через разработку передовых концепций, доктрин и организационно-штатных структур. Поскольку вооруженные силы США в настоящее время повседневно используются для выполнения различных задач по защите и продвижению национальных интересов, их преобразование планируется как эволюционный процесс, в ходе которого они будут приобретать революционные возможности.

* Начало см.: Зарубежное военное обозрение. - 1998.-№5.-С.2-6.

Зарубежное военное обозрение.№7 1998 С.2-8

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (18.04.2010) | Автор: Полковник И. Ващинин

Просмотров: 1857 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов