Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 11.12.2016, 16:50
Ключевые слова
Ирак, А. Гущев, Персидский залив

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [17]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [50]
Ирак 2003- [39]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 407
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Ирак, Кувейт 1991

Итоги войны в зоне Персидского залива часть 1 (1991)

Итоги войны в зоне Персидского залива

 Генерал-майор А. Гущев

Война в зоне Персидского залива, поводом к которой явился захват Ираком 2 августа 1990 года Кувейта, по своему составу явилась крупнейшим вооруженным столкновением после окончания второй мировой войны. В нее было вовлечено в различной степени 35 государств (Ирак и 34 государства антииракской коалиции). Значительное число стран, не имевших непосредственного отношений боевым действиям в данном регионе, также не остались безучастными к этим событиям, выразив свое отношение к ним в форме заявлений или других действий в пользу одной из противоборствующих сторон.
О масштабах военного кризиса в Заливе дают представление следующие цифры. В зоне конфликта в составе вооруженных сил сторон насчитывалось более 1,5 млн. человек, 80 дивизий, 82 бригады, четыре полка, 25 отдельных батальонов. С обеих сторон в составе их группировок имелось более 10,5 тыс. танков, 12,5 тыс. орудий и минометов, более 3 тыс. боевых самолетов, около 200 боевых кораблей. Из них непосредственное участие в боевых действиях приняли 1,2 млн. человек, 58 дивизий, 45 бригад, 8,5 тыс. танков, более 5 тыс. орудий и минометов, 1860 боевых вертолетов, вся боевая авиация и флоты.
В ходе войны многонациональными силами (МНС - вооруженные контингенты стран антииракской коалиции в зоне Персидского залива) использовались современные средства вооруженной борьбы, на практике проверены некоторые положения доктринальных установок, существующих уставов и наставлений, особенно в вопросах организации и ведения операций крупного масштаба с участием всех видов вооруженных сил и родов войск. Выл применен также ряд новых приемов и нестандартных способов действий, которые, по-видимому, найдут свое дальнейшее развитие.
Использование современных средств вооруженной борьбы и боевого обеспечения в масштабах, которые имели место в втой войне, по-новому высветило их возможности и перспективы.
Итоги войны в зоне Персидского залива, несомненно, окажут значительное влияние на посткризисное развитие военно-политической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, включая строительство вооруженных сил стран региона, формирование новых структур региональной безопасности, разблокирование сохраняющихся кризисных ситуаций, расширение отношений ряда стран этого района мира с США и другими западными государствами в политической, военно-экономической в других областях.
Возникновение и развитие кризиса на Ближневосточном ТВД, непосредственно примыкающем к южным границам Советского Союза, а также его последствия заставляют более пристально взглянуть на этот регион в плане его места и роли в политических и военно-стратегических замыслах США и НАТО. Некоторые серьезные военные обозреватели на Западе уже сейчас рассматривают события войны в зове Персидского залива как явный признак смещения стратегических интересов Вашингтона в его ближайших союзников в сторону южного фланга НАТО и далее - в регион Ближнего и Среднего Востока, располагающий богатейшими запасами нефти и находящийся у южных границ СССР.
Сегодня, может быть, еще рано говорить в возникновении новой военно-стратегической ситуации к югу от советской государственной границы в результате последних событий в зоне Персидского залива. Однако было бы серьезной ошибкой оставить без внимания возможность усиления угрозы безопасности нашей страны с южного направления. Слишком большой потенциал был задействован США и другими странами вместе с их арабскими союзниками для решения, как оказалось впоследствии, не такой уж сложной задачи, как выдворение Ирака из Кувейта. По оценке Массачусетского технологического института, для проведения операций "Щит пустыни" и "Буря в пустыне" по разгрому иракской армии и освобождению Кувейта Пентагон перебросил и развернул в зоне Персидского залива группировку войск, в состав которой вошло около 35 проц. личного состава армии США, 42 проц. танкового парка, 75 проц. боевых самолетов тактической авиации, 46 проц. личного состава ВМС США и 46 проц. их авианосцев (шесть из 13).
Кроме того, согласно оценкам многих иностранных специалистов, параллельно с решением задачи освобождения Кувейта Пентагон на практике отработал операцию по стратегической переброске и развертыванию крупнейшей группировки войск в районе, в котором в перспективе могут столкнуться интересы США и других государств, в том числе, как полагают на Западе, и Советского Союза.
В данной статье проводится анализ итогов войны в Персидском заливе в военной, военно-технической и военно-политической областях. Указанная задача довольно сложна, поскольку, несмотря на обилие зарубежных публикаций по этой теме, в них очень много противоречий и мало конкретных данных.
Прежде чем приступить к всестороннему анализу, представляется необходимым хотя бы кратко остановиться на предыстории конфликта. По глубокому убеждению автора, быстротечность событий и сознательное акцентирование западными средствами массовой информации внимания международной общественности на том, что единственной и главной причиной войны является захват Ираком Кувейта, искажает общую военно-политическую ситуацию, сложившуюся в регионе в последнее десятилетие, и оставляет в стороне другие важные моменты, приведшие в развертыванию боевых действий.
В феврале 1979 года в результате народной революции в Иране был свергнут шахский режим, находившийся в особо близких отношениях с США. Иран, как главная базовая страна Соединенных Штатов в регионе, выпал из их обоймы. Данное событие, о котором в Вашингтоне до сих пор вспоминают с содроганием, поставило перед находившейся в то время в Белом доме администрацией Дж. Картера проблему путей и способов сохранения позиций США в регионе Ближнего и Среднего Востока. В результате указанный район мира, в первую очередь зона Персидского залива, был включен в сферу американских "жизненных интересов" со всеми вытекающими мерами, и прежде всего военного характера. Именно тогда была выдвинута идея создания в составе вооруженных сил США специальных "сил быстрого развертывания", предназначенных для вооруженной защиты господствующих позиций американцев в различных районах мира.
Развитием этого решения стало сформирование объединенного центрального командования (ОЦК) вооруженных сил США, в зону ответственности которого были включены Ближний и Средний Восток, Африканский Рог и северная часть Индийского океана. С 1 января 1983 года ОЦК начало свое официальное функционирование (в 1988 году его возглавил ставший теперь широко известным генерал Норман Шварцкопф). В штабе ОЦК началась разработка оперативных планов применения "сил быстрого развертывания" в кризисных ситуациях. Реально такие планы были готовы уже к середине 80-х годов, когда возможность захвата Кувейта Ираком просто трудно было себе представить.
Поэтому имеющиеся сейчас в ходу на Западе рассуждения о том, что иракская акция застала Пентагон врасплох, едва ли отражают истинное положение дел. Тот же командующий ОЦК в своих докладах американским законодателям задолго до захвата иракцами Кувейта заявил о возможном появлении для Соединенных Штатов проблем со стороны Ирака.
Военно-политическое руководство США в те годы в большей степени беспокоили другие заботы, в том числе присутствие советских войск в Афганистане (эта страна также входит в зону ответственности ОЦК), угроза арабским монархическим режимам со стороны хомеймистского Ирана, ирано-иракская война, угроза срыва свободного вывоза нефти из зоны Персидского залива. Нелишне напомнить, что на заключительном этапе войны между Ираном и Ираком США выступили практически военным союзником Багдада. Вашингтону было важно не допустить победы Ирана, так как в этом случае для американских интересов в регионе создалась бы серьезная угроза. Во всяком случае так считали в Белом доме.
Развязав войну против Ирана в сентябре 1980 года и затем ведя ее почти В течение восьми лет, Ирак, по существу, защищал, хотел он того или нет, и американские интересы. Поэтому в Вашингтоне тогда не возникало вопроса о необходимости наказания агрессора в лице Ирака и оказания помощи Ирану. Наоборот, по всему чувствовалось удовлетворение Соединенных Штатов тем, что иракская армия "пускает кровь" режиму Хомейни, нагнавшему такого страху и на США, и на их ближайших союзников. На этом примере хорошо просматривается стратегия и тактика Вашингтона: поддерживать те режимы, которые сознательно или невольно действуют в его интересах. Соображения морального плана здесь, как Правило, уступают место политическому прагматизму.
Что касается стратегических интересов Соединенных Штатов на Ближнем и Среднем Востоке, то они после американского провала в Иране были сформулированы довольно конкретно и определенно. Например, генерал Н. Шварцкопф таким образом определил задачи своего командования: первая - укрепление региональной стабильности путем сбалансированного использования США своего влияния, военного присутствия в регионе и помощи союзникам, вторая - обеспечение свободы доступа к нефтяным ресурсам зоны Персидского залива, третья- "ограничение способности" недружественных режимов по дестабилизации или свержению правительств союзных и дружественных США государств, четвертая - противодействие шагам Советского Союза по усилению своего влияния и позиций в регионе, пятая - предупреждение, а если необходимо, и "отражение советской агрессии".
Исходя из вышеизложенного, можно легко понять, почему американская администрация действовала после захвата Ираком Кувейта так, как она действовала, а не иначе. Оккупация иракскими войсками Кувейта и последовавшее за этим его насильственное присоединение к Ираку в качестве 19-й провинции были расценены в Вашингтоне как прямой вызов усилиям США на занятие доминирующего положения в мире и создание "нового мирового порядка", при котором они обладали бы неоспоримым "правом" быть арбитром в решении кризисных ситуаций в любом, районе мира. А акция иракского руководства в случае ее конечного успеха могла бы превратить Ирак в лидера арабского мира и ограничить свободу действий США и их союзников в регионе. Даже в этой ситуации война в Персидском заливе не была неизбежной, однако Вашингтон с самого начала все свои политические, дипломатические и военные усилия ориентировал на подготовку вооруженной акции против Ирака. И все, что этому мешало, вызывало у американской администрации только раздражение и еще большую настойчивость в реализации своей цели - устранении неожиданно возникшего соперника.
Такова в общих чертах подоплека войны в зоне Персидского залива. Ирак, совершивший акт агрессии против Кувейта, заслужил то отношение, которое было проявлено к нему со стороны мирового сообщества, и те меры, которые были приняты с целью заставить его уйти из Кувейта. Вместе с тем за всем этим нельзя не видеть позиции США, которые воспользовались сложившейся ситуацией во имя реализации своих военно-политических устремлений в регионе.
Война вызывает к себе большой интерес военных специалистов. Ее участники стремятся извлечь уроки из своих действий, а те, кто не принимал в ней непосредственного участия,- уточнить собственные представления о сильных и слабых сторонах вовлеченных в конфликт государств, учесть их опыт для подготовки вооруженных сил.
Если придерживаться хронологической последовательности в развитии военных событий, то в первую очереди, необходимо остановиться на оценке действий сторон при стратегическом развертывании войск в зоне кризиса и подготовке к ведению боевых действий.
Следует отметить, что США и их союзники по антииракской коалиции, которая возникла благодаря активным усилиям администрации президента Буша и стремлению ряда государств усилить свое влияние в районе Ближнего и Среднего Востока, весьма организованно и четко провели переброску и развертывание здесь крупной группировки своих войск. Примечательными можно считать масштабы перебросок, удаление района событий от мест постоянной дислокации войск MHG, способы передислокации и использовавшиеся при этом средства. Забегая вперед, следует отметить, что США и их союзникам по НАТО при подготовке войны против Ирака удалось впервые в практике Североатлантического блока провести такую крупную переброску войск на удаленный ТВД и получить соответствующий опыт, проверить свои возможности, учесть на будущее выявленные сильные и слабые стороны.
Для создания группировки войск в зоне Персидского залива американскому командованию пришлось использовать контингенты, дислоцированные на континентальной части США, в Западной Европе и Тихоокеанской зоне. Для их переброски 6 зону кризиса использовалась стратегическая военно-транспортная авиация США (свыше 300 современных самолетов С-5А и С-141 или около 90 проц. самолетного парка ВТА), около 160 резервных военных и гражданских транспортных самолетов, примерно 120 судов и транспортов командования военно-морских перевозок и гражданских компаний. По данным западных источников, было совершено около 8,5 тыс. самолето-рейсов военно-транспортной авиации и до 250 рейсов морских судов. В среднем в течение суток совершалось до 85 самолето-рейсов с личным составом, оружием и техникой. В отдельные периоды в зону кризиса прибывало около 110 тяжелых транспортных самолетов. На маршрутах перехода морем иногда одновременно находилось 90 и более судов. Протяженность воздушных маршрутов с континентальной части до аэродромов на территории Саудовской Аравия и Других арабских стран зоны Персидского залива составляла в среднем 12 тыс. км, общее полетное время-13-17 ч, а с учетом промежуточных посадок-20 ч и более.
Переброски по воздуху войск и грузов осуществлялись по двум хорошо освоенным трансатлантическим маршрутам - северному в центральному. Погрузка проводилась на аэродромах континентальной части США, расположенных, как правило, вблизи мест дислокации перебрасываемых соединений и частей. Самолеты прибывали на них за 3-4 ч до погрузки. В качестве промежуточных использовались аэродромы на территории Германии, Бельгии, Испании, Италии, Египта.
Доставляемые в зону конфликта войска высаживались на аэродромах и в портах выгрузки, приводили в порядок оружие, военную технику и запасы, а затем выводились в назначенные для них районы. Весь этот процесс протекал в условиях отсутствия какого-либо воздействия со стороны противника. Следует отметить, что в первую очередь в район Персидского залива перебрасывались штабы и органы управления, соединения и части из состава "сил быстрого развертывания", силы и средства ПВО, которые прикрывали районы выгрузки войск и их сосредоточения. Основная часть тяжелой техники доставлялась морем.
Развертывание группировки военно-воздушных сил США в зоне Персидского залива осуществлялось непосредственно после перелета подразделений и частей тактической авиации с континентальной части США и других районов их постоянного базирования на назначенные для них аэродромы на территория стран Аравийского п-ова и Турции, а также на авиационные базы США, Великобритании и Франции в зоне Индийского океана, в Средиземном море и Европе. Для обеспечения беспосадочных перелетов в зону кризиса командование ВВС США использовало на маршрутах перелета более 125 самолетов-заправщиков КС-135 и КС-10. На маршруте средней протяженностью 12 тыс. км самолеты тактической авиации (в зависимости от типа) производили 7-12 дозаправок, стратегической авиации от двух до пяти. По данным зарубежной печати, эскадрилья тактической авиации при перелете в зону Персидского залива с континентальной части США в беспосадочном варианте затрачивала на преодоление маршрута 15-20 ч.
Группировка военно-морских сил США в их союзников в зоне кризиса начала создаваться на основе постоянно находящихся в этом районе сил флота. Ее наращивание осуществлялось постепенно методом выдвижения в северную част? Аравийского моря, Персидский залив и Красное море авианосных ударных соединений (АУС), ракетных ударных групп (РУГ) во главе с линейными кораблями, амфибийно-десантных соединений с морской пехотой на борту и других сил. Развертывание военно-морской группировки США началось практически с первых дней после захвата Кувейта Ираком и завершилось уже в ходе проведения многонациональными силами воздушной наступательной кампании.
В результате проведенных США мероприятий к началу воздушно-наземной операции против Ирака численность вооруженных сил США в зоне Персидского залива превысила 500 тыс. человек. В составе сухопутных войск имелось восемь дивизий, две отдельные бригады, три полка и один батальон, на вооружении которых было около 2,6 тыс. танков, до 1400 орудий полевой артиллерии, реактивных систем залпового огня и минометов, более 2300 пусковых установок ПТУР, свыше 300 зенитных ракетных комплексов, около 570 противотанковых вертолетов. Группировка ВВС включала более 1 тыс. боевых самолетов, военно-морская - почти 95 боевых кораблей различных классов, в том числе шесть ударных авианосцев, до 700 самолетов авиации ВМС, две дивизии и две бригады морской пехоты численностью около 75 тыс. человек.
Численность и боевой состав войск союзников США по антииракской коалиции были гораздо ниже (Великобритания - 40 тыс. человек, одна бронетанковая дивизия, 130 боевых самолетов, 20 кораблей; Франция - более 10 тыс. человек, две дивизии "сил быстрого развертывания", около 60 боевых самолетов, 15 кораблей; Египет - до 50 тыс. человек, две дивизии, 20 боевых самолетов; Сирия - около 15 тыс. человек, одна дивизия).
Вооруженные силы членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), куда входят Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Катар и Оман, насчитывали до 150 тыс. человек в составе 25 бригад сухопутных войск, до 1500 танков, 370 боевых самолетов, 15 боевых кораблей и свыше 170 различных боевых катеров.
Следует отметить, что Ирак также принимал меры по созданию на юге страны и в Кувейте сильной группировки войск, которая к началу боевых действий на сухопутном театре войны достигла почти 500 тыс. человек и имела в своем составе более 40 дивизий, около 4 тыс. танков и свыше 5 тыс. орудий и минометов. Но по количеству наиболее современных образцов вооружения иракская армия значительно уступала многонациональным силам. К тому же в авиации и военно-морских силах антииракская коалиция имела над Ираком подавляющее превосходство. Так, согласно подсчетам зарубежных специалистов, соотношение по боевым самолетам составляло 3:1 (современным образцам 13:1), боевым вертолетам-16:1, современным танкам 4,3 : 1 в пользу МНС. Как показали боевые действия, особое превосходство над Ираком многонациональные силы, и в первую очередь американские войска, имели в высокоточном оружии, средствах радиоэлектронной борьбы, разведки, управления и связи.
Однако на результаты военной кампании в зоне Персидского залива оказали влияние не только указанное выше превосходство МНС в количестве и качестве вооружения, но и другие важные факторы, о которых будет сказано во второй части статьи.
Ввиду того что события в зоне Персидского залива довольно широко освещались в журнале*, в данной статье основное внимание уделяется анализу боевых действий. ,".., - ;
Операция многонациональных сил по освобождению Кувейта (см. схему), как известно, состояла из двух основных частей: воздушная наступательная кампания (17 января-23 февраля 1991 года) и воздушно-наземная операция (24-28 февраля 1991 года). Перед началом воздушной наступательной кампании в качестве ее составной части командование МНС в течение нескольких суток проводило мероприятия по радиоэлектронному подавлению системы ПВО и управления вооруженных сил Ирака.
В ходе воздушной наступательной кампании, продолжавшейся без перерыва 38 сут, и воздушно-наземной операции авиация МНС совершила около 35 тыс. боевых самолето-вылетов. Общее количество самолето-вылетов авиации многонациональных сил за весь период войны превысило 110 тыс. За это же время ВМС США произвели 316 пусков крылатых ракет "Томахок" для нанесения ударов по важным объектам Ирака. Общий вес израсходованных авиационных боеприпасов составил более 88 тыс. т. Иракские средства ПВО и ВВС существенного противодействия МНС не оказали. Анализ причин столь низкой эффективности действий иракской стороны будет проведен во второй части статьи.
В результате наступательной операции многонациональных сил Ираку и его вооруженным силам был нанесен существенный ущерб. Так, было поражено полностью или частично свыше 360 важных объектов, составляющих основу военного и военно-экономического потенциала Ирака. В их числе большинство органов высшего государственного и военного управления, около 30 авиационных баз и аэродромов базирования боевой авиации, до десяти различных объектов по разработке и про-изводству химического оружия, ядерный исследовательский центр, военные заводы по производству боеприпасов, склады. Выведено из строя 75 проц. нефтеперегонных заводов, 80 проц. электростанций, более 50 крупных автомобильных и железнодорожных мостов и ряд других объектов. Группировка иракских войск на юге страны и в Кувейте была практически полностью изолирована, лишена подвоза боеприпасов, продовольствия и воды. В результате непрерывных ударов с воздуха личному составу и технике соединений и частей ее первого эшелона был нанесен ущерб, оценивающийся более чем в 50 проц. Все это явилось одной из главных причин быстрого поражения иракской сухопутной группировки в ходе воздушно-наземной операции МНС.
Потери иракской армии в живой силе в ходе войны, по оценкам зарубежных экспертов, составили свыше 70 тыс. человек убитых и раненых, около 85 тыс. пленных и более 30 тыс. пропавших без вести (было разгромлено 15 дивизий южной группировки войск), а в вооружении - около 360 самолетов (из них основная часть была уничтожена или выведена из строя на земле), примерно 2700 танков (из них оказались брошенными в районе боевых действий ве менее 1850 единиц). Кроме того, МНС уничтожили пять боевых кораблей Ирака, 25 катеров, около 40 пусковых установок оперативно-тактических и тактических ракет.
Общие потери МНС представлены в западной печати следующими данными: 795 человек убито, уничтожено 69 боевых самолетов, 28 вертолетов, некоторое количество бронетанковой техники.
Как известно, воздушно-наземная операция МНС продолжалась четверо суток и завершилась (была приостановлена) с выходом соединений на рубеж р. Евфрат. Потенциально войска антииракской коалиции были способны продолжить наступление вплоть до захвата Багдада и нанесения полного поражения режиму Саддама Хусейна. Поэтому решение президента Буша и его администрации удовлетвориться освобождением Кувейта и овладением южными районами Ирака было скорее политическим, чем военным.
Таким образом, если говорить о главных итогах войны, то к ним в первую очередь относится разгром самой мощной (во всяком случае, по численности и боевому составу) группировки иракских войск, находившейся на юге страны и в Кувейте, после чего Ирак был уже не в состоянии продолжать войну и согласился безоговорочно принять поставленные перед ним командованием МНС условия. Он полностью вывел из Кувейта и южных районов Ирака остатки своих разбитых войск без оружия и военной техники и прекратил нанесение ракетных ударов. Кроме того, военному потенциалу Ирака был причинен серьезный урон, подорваны основы иракского военно-экономического потенциала ввиду полного разрушения или вывода из строя важных объектов военной промышленности страны. Иракское руководство взяло на себя определенные обязательства перед ООН по ликвидации химического и ракетного оружия, что существенно уменьшает риск применения иракцами этого оружия в будущем,
В целом можно считать, что США и НАТО своих первоочередных целей в войне против Ирака добились. Освобождением Кувейта была продемонстрирована решимость и способность Соединенных Штатов и их ближайших союзников защищать свои интересы всеми доступными им действиями. А с разгромом военной машины Ирака (самой, пожалуй, мощной в арабском мире) на какой-то относительно длительный период снята или сильно уменьшена угроза американским стратегическим интересам в регионе. Это, по-видимому, и является одним из ответов на вопрос о том, почему администрация Буша остановила американские войска на рубеже р. Евфрат.
Воина в зоне Персидского залива велась в специфических условиях, главными из которых были полное военно-техническое превосходство США и стран НАТО над Ираком и отсутствие серьезного сопротивления со стороны Ирака, занявшего, если так можно сказать, глухую круговую оборону. Ввиду того что боевые действия носили, по существу, односторонний характер, многонациональные силы обладали большой свободой выбора форм и способов вооруженной борьбы и применения оружия. Война проходила почти в полигонных условиях, правда, созданных в основном самими МНС, в чем им нужно отдать должное. В этой обстановке едва ли можно было рассчитывать на получение объективной и полной картины о реальных боевых возможностях различных компонентов многонациональных сил. Но все же они во многом проявили себя весьма профессионально.
Ряд особенностей можно увидеть в применения сухопутных вовек США и их союзников.
Первое, по мнению зарубежных специалистов, это то, что администрация Белого дома руководство Пентагона главную роль в операции отводили первоначально соединениям и частям сухопутной группировки, хотя реально, как указывалось выше, много воевать им не пришлось. Большая ставка на сухопутные войска была сделана, очевидно, с учетом оценки противостоящего противника, обладавшего многочисленной и крупной по боевому составу сухопутной группировкой в зоне кризиса. В американские войска были включены соединения "сил быстрого развертывания" (24 мд, 82 вдд, 101 вшд) и другие части, а также наиболее боеспособные соединения и части 3-го и 7-го армейских корпусов из состава войск США, дислоцированных на территории Германии. Отличительными особенностями созданной Пентагоном группировки сухопутных войск в районе саудовско-кувейтской и саудовско-иракской границ были следующие: сочетание бронетанковых и механизированных дивизий с воздушно-десантными и воздушно-штурмовыми соединениями, что обеспечивало наряду с большой ударной мощью высокую маневренность и оперативную мобильность группировки, высокая насыщенность сухопутной группировки армейской авиацией, особенно противотанковыми вертолетами, мощное прикрытие наземных войск с воздуха развертыванием большого числа современных зенитных ракетных комплексов типа "Патриот" и войсковых средств ПВО.
Второе, что привлекает внимание, это стремление американского командования даже в условиях явного превосходства над Ираком в качестве вооружения и по другим параметрам создать перед началом боевых действий достаточное численное превосходство над противником в силах и средствах, как того требуют соответствующие уставы американской армии, гарантировав себе таким образом успех в операции при малых потерях.
Третьим заслуживающим внимания моментом является многонациональный состав сухопутной группировки МНС и вызванные этим особенности ее применения. Так, входящие в ОВС НАТО соединения и части США и Великобритании, имеющие значительный опыт совместных действий, приобретенный на различных учениях и маневрах блока, и в ходе операции "Буря в пустыне" действовали вместе. Морская пехота США имела свою задачу. Французский контингент также получил отдельную задачу и действовал на самостоятельном направлении, но по общему замыслу. Саудовские, египетские и другие арабские войска из состава МНС тоже имели конкретные задачи, вытекавшие из общего замысла, и действовали на самостоятельных направлениях. Однако при всем этом общее руководство операцией осуществляли американцы, их представителя были во всех штабах и на командных пунктах. Соответствующие представители командований вооруженных сил других стран - участниц антииракской коалиции также находились в американских штабах, во их роль сводилась в основном к ретрансляции приказов и распоряжений американского командования. Такая организация управления группировкой МНС в тех условиях, в которые она была поставлена, оправдалась.
Четвертой особенностью в действиях командования операцией "Буря в пустыне" считается процесс выработки замысла операции, в который постоянно вносились существенные коррективы, адекватные изменениям в общей оперативно-стратегической ситуации, и в первую очередь состоянию и действиям иракской стороны, Пря атом особо тщательно и широко прорабатывались и реализовывались мероприятия по оперативной маскировке, дезинформации противника и недопущению утечки сведении о планах, намерениях и практических мероприятиях командования ОЦК и подчиненных ему штабов и войск. Во многом благодаря этим мерам командованию МНС удалось добиться оперативно-тактической внезапности при развязывании боевых действий и в реализации общего замысла операции.
В ходе воздушно-наземной части операции "Буря в пустыне" обращают на себя внимание следующие особенности в действиях соединений и частей сухопутной группировки МНС. Прежде всего, следует отметить, что за несколько суток до перехода в наступление были предприняты активные усилия по разведке противника, разрушению его обороны, борьбе с танками и артиллерией на огневых позициях. Эти действия проводились в форме разведки боем, рейдов разведывательно-диверсионных групп в ближайшем оперативном тылу противника, ударов штурмовой и армейской авиации, а также дальнобойной артиллерии и РСЗО МНС по позициям иракских войск.
С переходом в наступление действиям сухопутных войск МНС были присущи высокая активность, выбор для нанесения ударов наиболее слабых мест в иракской обороне, широкий маневр, хорошее взаимодействие, в том числе с тактической авиа-" пией. Соединения и части наступавших войск в интересах быстрейшего решения задач широко использовали удары по стыкам оборонявшихся корпусов и дивизий Ирака, обход противника, выброску в высадку для захвата важных в оперативно-тактическом отношении районов и рубежей десантов из состава 82 вдд и 101 вшд. Встречая жесткую оборону иракцев (там, где это было), войска МНС, как правило, избегали втягивания в затяжные действия и старались поразить встретившегося противника при помощи тактической и армейской авиации, а также дальнобойных огневых средств.
Основными особенностями в использовании военно-воздушных сил США и их союзников в войне против Ирака являются следующие.
Основу группировки ВВС МНС составила авиация стран НАТО, имеющая на вооружении самые современные образцы авиационной техники и боеприпасов. Перебросив в зону конфликта до 2 тыс. современных боевых самолетов ВВС и ВМС, западные страны создали все условия (особенно с учетом низкого уровня боеготовности и боеспособности иракской авиации) для проведения длительной по времени воздушной наступательной кампании с нанесением в ее первые 3 сут семи массированных авиационных ударов (было выполнено более 4500 самолето-вылетов), лишивших Ирак значительной части его военного и военно-экономического потенциала. Принцип массированного применения авиации для нанесения ударов по объектам и войскам Ирака явился, пожалуй, самым примечательным в завершившейся войне.
При рассмотрении особенностей действий ВВС США и других стран НАТО обращается внимание на активное использование ими, особенно накануне операции и в первые ее дни, средств радиоэлектронного подавления иракских систем противовоздушной обороны и управления. Это позволило американцам не только во многом парализовать деятельность противовоздушной обороны Ирака, но и в значительной мере нарушить управление войсками южной иракской группировки. Вместе с тем, признавая высокую эффективность действий ВВС США по электронному подавлению соответствующих иракских средств, зарубежные специалисты отмечают, что реальный высокий аффект от применения средств РЭБ, по-видимому, был бы гораздо ниже, если бы иракская армия заранее готовилась к действиям в условиях сложной радиоэлектронной обстановки.
Бросается в глаза явное присутствие приоритетов в распределении целей по периодам воздушной наступательной кампании. Так, в ходе начального этапа в число первоочередных целей входили объекты системы ПВО Ирака, авиационные базы с самолетами и аэродромы рассредоточения, позиционные районы оперативно-тактических ракет, высшие органы государственного и военного управления страны, места разработки, производства и хранения ракетного и химического оружия. В дальнейшем боевые действия авиации направлялись на разрушение военно-экономического потенциала Ирака путем нанесения ударов по важнейшим военно-промышленным объектам, предприятиям нефтяной промышленности, складам, объектам инфраструктуры (электростанции, трубопроводы, мосты, узлы связи и т. д.). Одновременно с этим решалась задача изоляции района предстоящей воздушно-наземной операции в целях срыва снабжения южной группировки иракских войск, подхода пополнений и резервов. На последнем этапе воздушно-наземной операции основные усилия авиации были направлены на нанесение максимальных потерь войскам иракской группировки в Кувейте и южных районах Ирака, разрушение системы инженерных заграждений, борьбу с оперативными резервами. Таким образом создавались благоприятные условия для перехода в наступление сухопутных войск МНС.
В ходе всей воздушной наступательной кампании наблюдалась "специализация" стратегической, тактической и палубной авиации (истребительная, штурмовая, разведывательная, РЭБ, ДРЛО и управления и т. д.). Причем границы этой "специализации", поначалу довольно четкие, постепенно размывались, что было обусловлено полным господством авиации МНС в воздухе.
Во время операции отмечались действия смешанных групп с включением в них разных типов самолетов тактической авиации, что обусловливалось стремлением командования ВВС США в полной мере использовать в сочетании сильные стороны различных самолетов для решения важных боевых задач, таких, как нанесение ударов по пусковым установкам оперативно-тактических ракет и другим точечным целям.
В войне против Ирака американцы успешно применили малозаметные самолеты F-117A, изготовленные с использованием специальной технологии "стелт". С началом воздушной наступательной операции, незаметно преодолев систему ПВО Ирака, они нанесли ряд точных ударов по объектам ПВО и управления, полностью решив таким образом поставленные перед ними задачи. Специальная технология "стелт" впервые в таком масштабе заставила заговорить о себе, и это будет способствовать дальнейшим изысканиям на пути ее совершенствования и более широкого внедрения в разрабатываемые перспективные образцы военной техники.
В действиях ВМС США и союзников в первую очередь следует отметить их односторонний характер, так как иракский потенциал на море ввиду его незначительности в этой войне заметен не был. Единственно, чего опасались МНС на море, это иракских морских мин и заминированного побережья Кувейта. Военно-морская мощь многонациональных сил, сконцентрированная в зоне кризиса, была весьма значительной, что видно из приведенных в начале статьи данных. Причем это было обусловлено не столько необходимостью морской блокады Ирака, осуществлявшейся в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН, сколько соображениями военного порядка.
Как показал ход войны, ВМС коалиции решали следующие задачи: осуществление блокады Ирака с моря; нанесение крылатыми ракетами "Томахок", палубной авиацией и корабельной артиллерией ударов по важным объектам Ирака в глубине его территории и по войскам южной группировки войск, в том числе на островах в северной части Персидского залива; сковывание иракских войск в Кувейте демонстрацией активности и готовности к проведению крупной морской десантной операции на кувейтском и иракском побережьях. Морская пехота США (две дивизии) действо

Категория: Ирак, Кувейт 1991 | Добавил: pentagonus (18.12.2007) | Автор: Генерал-майор А. Гущев

Просмотров: 5228 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов