Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 08.12.2016, 17:22
Ключевые слова
Ирак, А. Гущев, Е. Сергеев

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [17]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [50]
Ирак 2003- [39]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Ирак, Кувейт 1991

Военно-технические аспекты войны в зоне Персидского залива часть 2 (1991)

Военно-технические аспекты войны в зоне Персидского залива

Генерал-майор А. Гущев,
полковник Е. Сергеев

Как отмечалось в предыдущей статье, посвященной итогам войны в зоне Персидского залива(Итоги войны в зоне Персидского залива  ЗВО 6 1991), существенное влияние на подготовку в способ ее развязывания, ход и исход боевых действий оказали военно-технические возможности сторон, количество и качество их оружия и боевой техники. Это и неудивительно, так как на поле боя сошлись армии, оснащенные большим количеством современного вооружения. При этом США и их ближайшие союзники по НАТО значительно опережали Ирак по новейшим средствам ведения вооруженной борьбы.
Сейчас уже общепризнано, что решающую роль в достижении военного успеха многонациональных сил (МНС) в ходе войны в Заливе сыграло их военно-техвическое превосходство над иракской армией как по количеству и качеству вооружений, так я до умению применять его. В связи с этим военно-техническая сторона самого крупного после окончания второй мировой войны военного конфликта, каковым, безусловно, является война в Персидском заливе, представляет значительный интерес.
Прежде чем рассмотреть конкретные результаты применения тех или иных видов и типов оружия и военной техники, дать оценку их сильным в слабым сторонам, представляется уместным сделать несколько предварительных замечаний.
В ходе войны в зоне Персидского залива применялись практически все основные образцы оружия и военной техники сухопутных войск, ВВС и ВМС, состоящие в настоящее время на вооружении армий стран - участниц антииракской коалиции. Это дает основание предположить: что в военно-техническом отношении война в Заливе явилась демонстрацией реальных возможностей вооружений (кроме ядерных) США и их ближайших союзников на данном этапе развития их вооруженных сил.
Эта война, подтвердив большую роль современного оружия и военной техники в достижении победы, вместе с тем доказала, что слабая техническая подготовка войск, ошибочная тактика и стратегические просчеты командования могут свести на нет любые преимущества армии и достоинства оружия. Примерно то же произошло с Ираком, который уступал МНС в количестве и качестве вооружений, но не настолько, чтобы не быть в состоянии оказать хотя бы минимальное сопротивление атакующей стороне. В ходе войны зарубежные средства массовой информации, особенно телевидение (телезрители Советского Союза могли сами убедиться в этом по трансляции передач американской компании Си-эн-эн) взахлеб демонстрировали высокую эффективность американского оружия, "забывая" при этом, что иракское оружие практически "молчало". При анализе военно-технических аспектов войны в Персидском заливе нельзя не учитывать этого обстоятельства. Что касается "молчания" иракского оружия, то история покажет истинную его причину, а дискуссии по горячим следам в таких случаях не всегда бывают объективными.
После окончания войны в отдельных иностранных средствах массовой информации и среди некоторых "специалистов" в нашей стране поражение иракской \1рмии пытаются объяснить исключительно якобы низкими боевыми качествами советского оружия, состоявшего на вооружении иракских войск, а также отсталостью советской тактики и оперативного искусства, которые будто бы лежали в основе подготовки вооруженных сил Ирака. Появляются и такие утверждения, что в войне в зове Персидского залива поражение от американских в натовских войск потерпела вовсе не иракская, а Советская Армия и ее генералитет.
Что можно ответить на эти бездоказательные в легкомысленные заявления? Да, современная военная техника и эффективное оружие - предпосылка к успеху в бою. Но воюют не сами танки, пушки и самолеты, а люди, владеющие ими, и от того, как они реализуют потенциальные возможности имеющегося вооружения/во многом зависит характер войны, а также потери сторон.
Тем не менее некоторые из наших "специалистов", в том числе и в военных мундирах, видимо, в угоду своим личным амбициям и политическим интересам определенных кругов пытаются воспользоваться поражением Ирака для дальнейшего нагнетания кампании очернительства Советских Сооруженных Сил, подрыва их авторитета и доверия народа к ним. В этой связи будет уместным привести слова главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе Джона Гэлвина, который наверняка не является поклонником Советской Армии, но как истинный профессионал остается объективным в оценке даже своего противника. По мнению американского генерала, многие образцы советского оружия, состоявшего на вооружении иракской армии, не имели возможности проявить себя из-за сложившейся в ходе войны обстановки, что и привело некоторых военных экспертов к заблуждению относительно невысоких боевых качеств советской техники. К этому следует также добавить, что в период агрессии во Вьетнаме американская армия обладала еще большим военно-техническим превосходством, но в итоге была вынуждена уйти оттуда, столкнувшись с непоколебимой решимостью вьетнамцев до конца вести борьбу за освобождение.
Ход боевых действий в зоне Персидского залива по ряду причин, о которых говорилось выше, сложился таким образом, что МНС действовали в условиях практически полного отсутствия организованного сопротивления со стороны Ирака, особенно в воздухе и на море. В силу этого при описании успехов западного оружия пресса слишком сгущала краски, что также необходимо иметь в виду при оценке реальной эффективности применения тех или иных образцов оружия в военной техники мне.
Наиболее существенные особенности военно-технической стороны войны в зоне Персидского залива. Здесь прежде всего необходимо отметить, что наряду с широким применением традиционных средств и методов ведения войны (таких, как ковровое бомбометание с В-52, артобстрел побережья артиллерией главного калибра линкоров .и т. п.) достаточно активно использовалось вооружение и техника разработки 70- 80-х годов, включая опытные образцы так называемого высокоточного оружия. Именно благодаря применению высокоточного оружия (КР морского базирования "Томахок", управляемые авиационные боеприпасы, снаряды и ракеты сухопутных войск, современные зенитные ракетные комплексы "Патриот" и т. п.) многонациональным силам в первые часы и дни войны удалось вывести из строя такие важные элементы военного потенциала Ирака, как систему ПВО, аэродромы базирования боевой авиации с находящимися на них самолетами, ряд органов государственного и военного управления. Это позволило США и их союзникам по антииракской коалиции в короткий срок завоевать полное превосходство в воздухе, нарушить управление вооруженными силами Ирака и в ходе последующих боевых действий с массированным применением различных видов оружия навести такой ущерб иракской армии, который обеспечил МНС быстрый успех воздушно-наземной операции при минимальных потерях.
Второй особенностью можно считать то, что ряд образцов оружия и военной техники впервые получил боевое крещение именно в ходе войны в Заливе. Это КР "Томахок", зенитные комплексы "Патриот", танки М1А1 "Абраме", БМП М2 "Брэдли", боевые самолеты AY-SB, F-117, F-18 и "Торнадо", радиолокационная система воздушной разведки наземных целей и управления нанесением ударов Е-8А "Джи-старс", боевые ударные вертолеты АН-64А "Апач", новые боеприпасы различных типов, средства управления, связи и другая техника. территория Ирака и Кувейта стали, по существу, полигоном, на котором в боевых условиях западные страны испытали основные образцы оружия и военной техники, состоящие на вооружении их армий.
В ходе войны в зоне Персидского залива, как отмечалось, впервые в столь широких масштабах Соединенными Штатами и их союзниками в боевых условиях была проведена операция по радиоэлектронному подавлению активных средств ПВО, органов управления и других объектов противника. Это явилось третьей ее особенностью. В данном случае мероприятия МНС по радиоэлектронной борьбе (РЭБ) лишний раз подтвердили высокую эффективность этих средств по обеспечению действий ударных сил. Западные военные эксперты считают, что результаты применения сил и средств РЭБ в войне в Заливе позволят Пентагону достаточно убедительно обосновать запрашиваемые ассигнования на их развитие, особенно в условиях сокращения некоторых вооружений.
К четвертой особенности военно-технической стороны войны в Заливе специалисты относят комплексное использование многонациональными силами на региональном уровне средств сбора, обработки и анализа разведывательных данных о составе, состоянии и деятельности армии Ирака. Были задействованы средства космической, воздушной, наземной и морской разведки.
Отмечается также, что ввиду активного использования иракской стороной оперативно-тактических ракет (ОТР) собственной разработки для нанесения ударов по войскам МНС и военным объектам на территориях Саудовской Аравии, Бахрейна, Израиля и в других районах командованию многонациональных сил, в первую очередь американскому, пришлось в срочном порядке решать проблему борьбы с этой опасностью. В итоге в ходе боевых действий был создан своего рода прообраз системы противоракетной обороны на ТВД, состоявшей из спутниковых средств обнаружения запусков баллистических ракет, систем обработки и передачи данных, а также ЗРК "Пэтриот". Трудности в обнаружении пусковых установок ОТР вынудили командование ВВС США прибегнуть к испытанному способу боевых действий - свободному поиску целей и их уничтожению управляемым оружием класса "воздух-земля".
Эффективность и особенности применения оружия и военной техники сухопутных войск сторон. В войне в зоне Персидского залива с обеих сторон участвовали крупные группировки сухопутных войск: 16 дивизий и более 40 бригад многонациональных сил, а также свыше 780 тыс. личного состава, 65 дивизий и 50 бригад Ирака. В их составе в общей сложности насчитывалось более 10,5 тыс. танков, примерно такое же количество боевых машин пехоты и бронетранспортеров, около 12,5 тыс. орудий, минометов и реактивных систем залпового огня (РСЗО), свыше 4 тыс. противотанковых средств, 3,3 тыс. зенитных средств ПВО, более 1 тыс. вертолетов различного назначения. В распоряжении обеих сторон имелось значительное количество оружия и разнообразной техники инженерных войск и войск связи. Можно сказать, что обе стороны использовали все лучшее, чем располагают в настоящее время их вооруженные силы.
Бронетанковая техника. Основными типами танков МНС являлись американские М1А1 "Абраме" и М60А1, английские "Челленджер" и французские АМХ-30. Иракская сторона имела на своем вооружении советские танки Т-72, продемонстрировавшие высокую надежность эксплуатации в условиях жаркого климата.
В качестве боевых машин пехоты в конфликте применялись американские М2 "Брэдли" и LAV-25, а также английские MCV-80 "Уорриор".
Помимо танков и боевых машин пехоты, в распоряжении МНС было значительное число другой бронетанковой техники: гусеничные и колесные бронетранспортеры, танковые мостоукладчики, тягачи, ремонтно-эвакуационные машины.
Ввиду быстротечности воздушно-наземной наступательной операции многонациональных сил и отсутствия в ходе ее развития серьезного сопротивления со стороны Ирака соединения и части сухопутных войск МНС практически не имели возможности для проверки в бою своей бронетанковой техники. В связи с ее эксплуатацией в климатических условиях данного театра военных действий, для которых характерны повышенные температуры окружающего воздуха и сильная запыленность местности, у американских и западноевропейских танкистов, как сообщалось^ зарубежных репортажах, возникали проблемы с обеспечением надежности работы соловых установок.
Ствольная артиллерия и реактивные системы залпового огня. Основными артиллерийскими системами МНС являлись американские самоходные гаубицы М110А2 (203,2-мм) и М109А2 (155-мм), а также 155-мм буксируемые гаубицы М198 и французские буксируемые пушки TR (155-мм).
Высокую эффективность продемонстрировала американская реактивная система залпового огня MLRS (калибр 227 мм, имеет 12 направляющих, дальность стрельбы до 32 км, масса снаряда 310 кг, кассетная боевая часть содержит 644 кумулятивно-осколочных боевых элемента).
Впервые в боевых условиях американцы применили новый оперативно-тактический ракетный комплекс АТАКМС с дальностью стрельбы до 150 км и кассетной БЧ. Он предназначен для нанесения ударов по командным пунктам противника, стартовым позициям оперативно-тактических ракет и средств ПВО.
Из артиллерийских боеприпасов, применявшихся в ходе войны, наибольший интерес представляют американские 155-мм управляемые снаряды "Копперхед", а также кассетные 155-мм снаряды М483А1 и 203,2-мм М509. "Копперхед" предназначен для поражения бронированных объектов, в первую очередь танков. Его масса около 63 кг, дальность стрельбы до 16 км, вероятность попадания в цель 0,8, бронепробиваемость до 500 мм. Наведение осуществляется с помощью лазерной подсветки цели и соответствующего устройства самого снаряда.
155-мм кассетный снаряд имеет массу около 45 кг, содержит до 90 кумулятивво-осколочных элементов, бронепробиваемость каждого из которых до 70 мм.
203,2-мм кассетный снаряд имеет массу до 94 кг, 180 кумулятивно-осколочных элементов, бронепробиваемость каждого из которых до 70 мм.
Противотанковые средства. Их основу в МНС составляли противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) американского ("Хеллфайр", ТОУ-2, "Дракон-2") и французского ("Хот-2", "Милан-2") производства. Высокая насыщенность противотанковыми средствами была одной из особенностей МНС.
Наибольшую эффективность показали американские ПТРК "Хеллфайр". применявшиеся с современных ударных вертолетов АН-64А "Апач", боевые действия которых (ведение разведки и лазерная подсветка целей) обеспечивались разведывательными вертолетами OH-58D "Кайова". Кроме того, эти ПТРК американцы использовали также для уничтожения в первые сутки войны двух иракских РЛС раннего предупреждения, входивших в систему ПВО.
Зенитные средства. Их основу в МНС составляли американские зенитные ракетные комплексы (ЗРК) большой дальности ("Патриот"), средней дальности ("Усовершенствованный Хок") и самоходный ЗРК ближнего действия "Авенджер", а также французские самоходные ЗРК ближнего действия "Кроталь". Кроме того, в соединениях, частях и подразделениях МНС имелось значительное число переносных зенитных ракетных комплексов: "Стингер" (США), "Мистраль" (Франция) и "Джавелин" (Великобритания). Наряду с ними использовались войсковые подвижные зенитные ракетно-артиллерийские установки.
Боевое крещение прошел только ЗРК дальнего действия "Пэтриот", и то при стрельбе на перехват иракских оперативно-тактических ракет. Другие средства практически не применялись из-за бездействия иракской авиации.
Командование вооруженных сил США сумело быстро создать эффективную систему своевременного обнаружения и оповещения о пусках ОТР, их радиолокационного сопровождения и выдачи целеуказаний. При расчетном времени полета ракеты к цели 5-8 мин целеуказания на ЗРК "Патриот" поступали через 2-3 мин после старта ОТР. . _
Особенности боевого применения военно-воздушных сил США и их союзников. Как уже отмечалось в предыдущей статье, ВВС антииракской коалиции сыграли решающую роль в разрушении военно-экономического потенциала Ирака, нанесении неприемлемого ущерба иракской армии и создании условий для ее быстрого разгрома в ходе воздушно-наземной операции.
В состав авиационной группировки многонациональных сил входили самолеты практически всех типов, находящихся на вооружении армий стран антииракской коалиции, - от стратегических бомбардировщиков В-52, современных самолетов тактической авиации и палубной авиации ВМС до новейших истребителей, выполненных по технологии "стелт", обеспечивающей их малозаметность.
Стратегические бомбардировщики В-52 применялись с авиабаз в Саудовской Аравии и на о. Диего-Гарсия, а в последующем с авиабаз в Великобритании и Испании для нанесения бомбовых ударов по площадным целям с больших высот. Попытка решения боевых задач с малых высот для повышения точности бомбометания была сорвана иракскими маловысотными ЗРК и ЗСУ "Шилка", несмотря на активное применение американцами средств РЭБ.
В ходе всего конфликта американцы интенсивно применяли новые малозаметные истребители F-117A, которые базировались на удаленных аэродромах на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Они привлекались для нанесения ударов по наиболее важным объектам только в темное время суток во взаимодействии с истребителями F-15 и самолетами - постановщиками помех, которые использовались для отвлечения внимания и подавления иракской ПВО. Продолжительность боевого вылета самолета составляла в среднем около 6 ч при дальности полета свыше 3 тыс. км с двумя дозаправками топливом в воздухе. Для поражения целей F-117A применяли в основном управляемые авиабомбы с лазерным наведением. В первые дни воздушной операции 20 самолетов F-117 нанесли результативные удары по объектам в районе Багдада. В то время как для поражения одной цели МНС выделяли обычно восемь боевых самолетов (четыре штурмовика А-6 и четыре истребителя "Торнадо") и 30 обеспечивающих, состав наряда F-117A был значительно меньше, что давало заметную экономию боеприпасов и материальных ресурсов. Всего самолеты F-117 совершили 1270 боевых вылетов, то есть около 1 проц. общего количества самолето-вылетов авиации МНС (менее 4 проц. общего числа боевых самолето-вылетов).
Основная нагрузка в воздушной операции была возложена на тактические истребители F-15, F-16, F-18, F-111 и "Торнадо", которые, применяя высокоточные средства поражения, блокировали большинство иракских аэродромов, уничтожили значительное число складов военной техники, боеприпасов и ГСМ. Авиационные удары наносились, как правило, с малых высот.
Успешное выполнение авиацией боевых задач в основном было обусловлено, по мнению руководства ВВС США, высокой эффективностью применения высокоточного авиационного оружия, на долю которого приходилось всего лишь 7 проц. общей массы сброшенных боеприпасов. Вероятность поражения цели этими средствами в условиях незначительного противодействия со стороны Ирака достигала 90 проц. и примерно в 3-4 раза превышала аналогичный показатель для неуправляемого оружия.
В ходе конфликта для действий по малоразмерным целям авиация применяла УР "Мейверикг с телевизионными и тепловизионными головками самонаведения. С целью нанесения ударов по защищенным пунктам управления, узлам связи, средствам ПВО, мостам и другим важным объектам широко использовались управляемые авиабомбы (типов GBU-10, -12, -15, -16, -23 и -24) с лазерными и телевизионными системами наведения. Испытывая острую нужду в эффективных средствах поражения заглубленных высокозащищенных объектов, американцы уже в ходе войны в срочном порядке изготовили и применили новую бетонобойную управляемую авиабомбу GBU-28. В качестве боевой части для нее был взят ствол 203,2-мм гаубицы, залитый ВВ. Длина бомбы составила около 6 м, а масса - 2000 кг. Применявшаяся с самолетов F-111 бомба, по заявлению американцев, способна проникать в грунт иа глубину до 30 м и пробивать перекрытие из железобетонных плит толщиной более 6 м. Блокирование аэродромов производили английские самолеты "Торнадо" с помощью авиационных кассет JP-233, снаряженных бетонобойными бомбами и противотранспортными минами.
Как и в других крупных вооруженных конфликтах (в Корее и Вьетнаме), американцы не упустили возможности использовать войну против Ирака в качестве удобного случая для испытания в реальных условиях разрабатываемых образцов авиационного вооружения. Так, для ударов по военно-промышленным объектам впервые были применены новые УР "Попай" AGM-142A израильской разработки и "Сдам" AGM-84E американской разработки (вариант известной противокорабельной ракеты "Гарпун") класса "воздух - земля". Ракеты имели соответственно телевизионную и тепловизионную головки самонаведения. ВВС Великобритании провели испытания противорадиолокационной УР ALARM (как полагают западные военные обозреватели, это позволит ускорить принятие ракеты на вооружение). Американские противорадиолокационные ракеты HARM AGM-88A сыграли основную роль в уничтожении радиотехнических средств ПВО Ирака.
Вместе с тем специфические условия театра военных действий создавали для авиации МНС (как и для наземной техники сухопутных войск) ряд проблем. Так, высокая запыленность воздуха потребовала сокращения сроков между регламентными работами на самолетах и особенно на вертолетах. Отсутствие аппаратуры опознавания на наземной технике в ряде случаев в условиях плохой видимости приводило к нанесению ударов по своим войскам (в частности, ракетами "Мейверик" по БМП).
Постоянные, изматывающие воздушные удары на протяжении более месяца оказали решающее и деморализующее влияние на иракские вооруженные силы и население.
Военно-морские сипы. ВМС многонациональных сил имели господство на море и использовались для нанесения ударов по объектам на территориях Ирака и Кувейта главным образом самолетами палубной авиации и ЕР "Томахок" с фугасными и кассетными боевыми частями. Массированные ракетные удары наносились с линкоров "Висконсин" и "Миссури", крейсеров типа "Тикондерога" и ограниченно с подводных лодок типа "Лос-Анджелес". Всего было произведено 316 пусков КР. Применявшиеся ракеты в основном подтвердили свои точностные характеристики.
В целом новые средства поражения, примененные США и их союзниками в зоне Персидского залива, позволили нанести серьезный ущерб вооруженным силам и военно-промышленному потенциалу Ирака и практически решили исход войны.
Космическая, воздушная и наземная разведка. В период подготовки и в ходе войны США и их союзники широко и с большой интенсивностью использовали все ее виды для получения данных о противнике, и прежде всего состоянии его вооруженных сил, а также координат наиболее важных объектов. В результате были детально вскрыты расположение войск, командные пункты и узлы связи, система IIBO, а координаты основных стационарных объектов (промышленные предприятия, электростанции, научно-исследовательские центры ядерного и химического оружия, склады и т. д.) были определены с большой точностью и введены в системы наведения управляемого высокоточного оружия различных типов, что позволило эффективно применять ударные средства всех видов вооруженных сил МНС.
Группировка американских космических разведывательных средств включала 35 спутников разного назначения. Данные от ИСЗ видовой оптико-электронной (КН-11), радиолокационной ("Лакросс"), а также радио- и радиотехнической ("Феррет", "Шале", "Аквакейд" и других) разведки передавались на наземные центры обработки и распределения информации, однако американское командование постоянно выражало неудовлетворенность в связи с задержкой доставки космических разведданных.
Группировка разведывательной авиации и ДРЛО насчитывала около 70 самолетов RC-135, TR-1, U-2, RF-4C и Е-ЗА "Сентри" системы АВАКС. Комплексное использование фото-, радио- и радиотехнической разведки позволяло обеспечивать командование МНС достоверными данными о противнике, вскрывать объекты для последующего эффективного воздействия по ним средствами радиоэлектронного подавления и огневого поражения. Наибольшие трудности вызывало отслеживание мобильных целей. В связи с этим американцы были вынуждены развернуть на театре элементы системы воздушной радиолокационной разведки наземных целей и управления нанесением ударов "Джистарс" (самолеты Е-8А), которые обеспечивали выдачу данных в штаб ОЦК в масштабе времени, близком к реальному, в любых метеоусловиях, днем и ночью. Обработка аэрофотоснимков по-прежнему требовала достаточно длительного времени (3 ч и более).
Средства радиоэлектронной борьбы. Применявшиеся в ходе подготовки и проведения воздушных операций средства РЭБ позволили существенно сократить потери боевой авиации. Они активно использовались для подавления радиолокационных я радиосвязных систем вооруженных сил Ирака. Однако в ходе наземной операции в Кувейте и на территории Ирака проверить эффективность воздействия штатных средств РЭБ соединений и частей сухопутных войск МНС не удалось, так как система управления войсками Ирака уже была дезорганизована в результате воздушной операции.
Управление и связь. Боевые действия МНС в стратегическом и оперативно-тактическом звене обеспечивала современная комплексная система управления и связи. Ее основу составляла специально развернутая подсистема цифровой военной связи, возможности которой были существенно расширены за счет использования спутниковых каналов. Всего привлекалось 26 спутников связи и передачи данных, включая американские DSCS-2 и -3, "Флитсат", "Лисат", а также натовские "Скай-нет-4" и "НАТО-3". Организация управления в низших звеньях была возложена на полевую систему спутниковой связи на базе наземных мобильных станций системы DSCS. Гибкость и живучесть управления группировкой МНС обеспечивались за счет воздушных командных пунктов - самолетов ЕС-1 ЗОЕ ТАК.
Впервые командование вооруженных сил США уделило большое внимание созданию при штабах и органах управления локальных сетей с использованием персональных ЭВМ и подключением их к сетям обмена данными министерства обороны США. Всего в зону конфликта было переброшено свыше 10 тыс. персональных ЭВМ.
Имевшиеся в распоряжении МНС современные наземные, воздушные и космические средства управления, связи, разведки и РЭБ в целом показали высокую эффективность в надежность, что было обусловлено хорошо организованной системой МТО.
Инженерное обеспечение. Главное внимание инженерных войск МНС в ходе боевых действий уделялось преодолению глубоко эшелонированных заграждений, заблаговременно возведенных иракскими войсками и представлявших собой минные поля, противотанковые рвы и земляные валы. Для проделывания в них проходов применялись штатные средства сухопутных войск: минные ножевые тралы копейного типа на линейных танках, удлиненные заряды разминирования, танковые мостоукладчики и бронированные инженерные машины с бульдозерным оборудованием. К числу наиболее серьезных проблем, с которыми столкнулись МНС при подготовке к наступлению, относились разведка и преодоление минных полей, на которых подавляющее большинство мин были неметаллическими и поэтому не обнаруживались миноискателями. Значительное количество минных заграждений подобного типа вынудило американские войска использовать для уничтожения мин также ствольную артиллерию и авиацию, применявшую боеприпасы объемного взрыва и фугасные бомбы большого калибра периода войны во Вьетнаме.
В рамках данной статьи невозможно с достаточной степенью полноты рассмотреть и проанализировать все военно-технические аспекты войны в зоне Персидского залива. Однако даже из этого довольно общего обзора следует, что война в Заливе с точки зрения применения в ходе боевых действий современных и перспективных образцов оружия и военной техники займет особое место в новейшей военной истории, окажет заметное влияние на военно-техническую политику и строительство вооруженных сил во многих странах мира.
В очередной статье, посвященной итогам войны в зоне Персидского залива, будет дана оценка военно-политических последствий этого события, его влияния на расстановку политических сил и военно-стратегическую обстановку на Ближнем и Среднем Востоке.

ЗВО №7 1991

Другие материалы по теме
Категория: Ирак, Кувейт 1991 | Добавил: pentagonus (18.12.2007) | Автор: Генерал-майор А. Гущев

Просмотров: 3643 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов