Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Среда, 18.09.2019, 18:37
Ключевые слова
Ирак, Буря в пустыне, В. Палагин, разведка

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура [140]
Боевые операции [55]
Личный состав, подготовка [90]
НИОКР [204]
Вооружение [220]
Техническое обеспечение [196]
Стратегия и тактика [128]
Форма, знаки различия, награды [7]
ТТХ [13]

Поиск


Наш опрос
Журналы на Pentagonus.ru я скачиваю через
Всего ответов: 53
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » ВВС (Военно-воздушные силы) » Боевые операции

Ведение воздушной разведки в операции "Буря в пустыне"

Ведение воздушной разведки в операции "Буря в пустыне"

Полковник В.Палагин,
капитан А.Кайшаури

Одно из ключевых мест в обеспечении подготовки и ведения воздушной наступательной кампании и воздушно-наземной операции многонациональных сил (МНС) против Ирака (17 января - 28 февраля 1991 года) занимала воздушная разведка. На этапе стратегического развертывания и подготовки группировки вооруженных сил США и их союзников к боевым действиям основные усилия сосредоточивались на слежении за ходом оперативного развертывания вооруженных сил Ирака, сборе и обработке данных о военных объектах на территориях Ирака и Кувейта в целях планирования ракетно-бомбовых ударов и радиоэлектронного подавления, а также обеспечения проведения мероприятий по контролю за морской блокадой в Персидском заливе. С началом боевых действий разведывательные задачи перенацеливались на оценку результатов ракетно-бомбовых ударов, выявление новых объектов для поражения, в первую очередь мобильных оперативно-тактических ракет (ОТР) <Скад>, слежение за перемещениями иракских войск и авиации, контроль воздушного пространства, прежде всего с целью обнаружения пусков иракских ракет.
В решении данны,х задач наряду с космическими силами и средствами (спутники: видовой оптико-электронной разведки КН-11, радиолокационной - <Лакросс>, радио- и радиотехнической - <Феррет>, <Шале>, <Аквакейд>) принимали участие самолеты-разведчики стратегического авиационного командования ВВС США (с 1992 года - боевое авиационное командование), самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и управления, в том числе палубной авиации, а также тактические средства воздушной разведки.
К началу боевых действий в зоне Персидского залива командование МНС создало группировку разведывательной авиации в составе 41 самолета ДРЛО (17 Е-ЗА <Сентри> системы AWACS и 24 Е-2С <Хокай>), двух Е-8А и около 180 самолетов-разведчиков (шесть RC-135, один U-2C, девять TR-1A и примерно 150RF-4C, <Мираж-F.lCR>, RF-14A <Томкэт>, рис. 1, <Торнадо-GR.lA> в варианте тактического разведчика, рис. 2, и другие).
Стратегические самолеты-разведчики RC-135, U-2C и TR-1A осуществляли круглосуточную радиолокационную, радио- и радиотехническую разведку вдоль линии боевого соприкосновения в целях выявления военных объектов и группировок войск противника, определения результатов авиационных и ракетных ударов, доразведки радиоэлектронных средств управления войсками и оружием, заблаговременного вскрытия подготовки иракской стороны к внезапному авиационному удару. Интенсивность воздушной разведки в этот период составляла 10-12 самолето-вылетов в сутки, а в ходе боевых действий - до 200 (10 - 15 проц. общего их количества). Комплексы бортовой разведывательной аппаратуры стратегических самолетов-разведчиков позволяли:
- фотографировать военные объекты и позиции войск на удалении до 60 км с самолетов RC-135, до 150 км - с U-2C (с разрешающей способностью 0,2 -10м) и до 40 км в инфракрасном диапазоне волн (с разрешающей способностью 5- 10 м);
- снимать объекты телевизионной аппаратурой (с разрешающей способностью 0,2-0,5м);
- производить радиолокационную съемку объектов на дальности до 150 км (с разрешающей способностью 3 - 4,5 м);
- вести радио- и радиотехническую разведку в KB диапазоне в радиусе до 1000 км, а в УКВ диапазоне - до 450 км наземных РЭС и до 1000 км авиационных РЭС в полете.
Значительное внимание командование МНС уделяло решению задач поиска и обнаружения мобильных объектов вооруженных сил Ирака, что потребовало выделения большого наряда сил разведывательной авиации. Для этого впервые была применена перспективная система воздушной радиолокационной разведки и целеуказания <Джистарс> (авиаэскадрилья из двух самолетов Е-8А, созданных на базе Боинг 707, и шесть наземных мобильных пунктов приема и обработки данных AN/TSQ-132). Наземные станции были развернуты в составе основного и передового командных пунктов сухопутных войск, штабов 7 АК и 18 ВДК, штаба группировки ВВС (9 ВА), а также при командующем контингентом морской пехоты вооруженных сил США.
Два опытных образца Е-8А совершили 54 боевых вылета. Система <Джистарс> позволяла решать следующие задачи: отслеживать одиночные и групповые мобильные цели, прежде всего бронетанковые соединения иракских войск; обеспечивать распознавание гусеничной и колесной техники; обнаруживать низколетящие вертолеты и вращающиеся антенны РЛС системы ПВО; определять характеристики объектов и выдавать по ним целеуказания.
По замыслу американского командования, основное предназначение данной системы состояло в разведке целей для поражения их ракетами ATACMS (дальность стрельбы более 120 км). Кроме того, она успешно использовалась для наведения самолетов тактической авиации (F-15, F-16 и F-111) на наземные цели, значительно повышая их боевые возможности. Благодаря выдаче целеуказаний ночью можно было осуществлять круглосуточное воздействие на противника.
Например, только 13 февраля за 11 ч летного времени самолет Е-8А обнаружил 225 боевых машин, по большинству из которых тактические истребители нанесли удары. Самолеты радиолокационной разведки Е-8А и TR-1 наряду с искусственными спутниками Земли типа <Лакросс> обеспечили разведку территории противника в условиях плотной облачности, песчаных бурь, а также сильной задымленности, вызванной пожарами на предприятиях нефтяной промышленности.
Слежение за иракскими мобильными установками ОТР на самолете Е-8А системы <Джистарс> осуществляла РЛС с селекцией движущихся целей, данные которой передавались на самолет TR-1A, оборудованный РЛС ASARS с синтезированной апертурой, имеющей более высокую разрешающую способность. Эта РЛС обеспечивала обнаружение предполагаемых позиций ОТР с больших высот, причем самолеты находились за пределами зоны действий иракской ПВО. Считается, что TR-1A, получившие в 1993 году обозначение U-2R, и в дальнейшем будут действовать совместно с серийными самолетами Е-8С, поступление которых на вооружение ожидается в 1996 году. Самолет U-2R обеспечивал ведение не только видовой, но и радиотехнической разведки, что позволяло наблюдать за районами, замаскированными от системы <Джистарс>.
Кроме самолетов Е-8А, для ведения воздушной разведки ОТР и управления нанесением по ним ударов авиации привлекались:
- самолеты RF-4C <Фантом>, на которых установлены фотокамеры перспективной съемки, инфракрасные станции и РЛС бокового обзора, а также RF-5E ВВС Саудовской Аравии с ИК и фоторазведывательным оборудованием;
- палубные самолеты RF-14 <Томкэт>, оснащенные подвесными контейнерами с фотокамерами и ИК станциями;
- всепогодные разведывательные самолеты <Торнадр-GR.lA> ВВС Великобритании с тремя бортовыми ИК станциями.
Разведывательные задачи по обнаружению ОТР оказались наиболее сложными для авиации союзников. В течение первых двух недель на решение данных задач было затрачено до 30 проц. общего числа боевых вылетов самолетов авиации союзников. Однако все мобильные комплексы уничтожить не удалось, несмотря на то что на протяжении почти часа перед пуском они находились на открытой местности в стационарном положении. Небольшое количество комплексов было обнаружено на начальной стадии подготовки к пуску, благодаря чему появилась возможность наводить на них ударные самолеты. Часть вылетов пришлась на ложные цели, что отвлекло значительные силы разведывательной и ударной авиации.
В ходе боевых действий против Ирака в интересах сухопутных войск и морской пехоты использовались новые разведывательные комплексы на базе беспилотных летательных аппаратов (БЛА) типа <Пионер>-. Комплекс включал 14 - 16 БЛА, а также наземную аппаратуру управления и приема данных, размещенную на двух автомобилях типа <Хаммер>. Всего было развернуто шесть подразделений: 3 предназначались для морской пехоты, одно - для 7-го армейского корпуса и по одному - для линкоров <Висконсин> и <Миссури>. На вооружении каждого из них находилось до пяти БЛА, управление которыми в радиусе до 185 км могло осуществляться с основной наземной станции, а до 74 км - с портативной вспомогательной. В ходе операции <Буря в пустыне> суммарный налет БЛА типа <Пионер> составил 1011 ч. Эти аппараты, оснащенные телевизионными камерами или тепловизионными станциями переднего обзора, выполняли полеты как в дневное, так и в ночное время.
В интересах ВМС аппараты использовались для поиска мин и целеуказания корабельной артиллерии. Кроме того, они выполняли разведывательные полеты по заданию воздушно-десантных подразделений специального назначения (SEAL) военно-морских сил и привлекались для поиска береговых стартовых комплексов иракских противокорабельных ракет <Силкворм>.
В сухопутных войсках перед БЛА ставилась задача разведки маршрутов для полетов ударных вертолетов АН-64 <Апач>. Перед вылетом на боевое задание летчики проводили рекогносцировку местности с выбором потенциальных целей по изображениям, которые поступали с борта аппарата, выполняющего полет над заданным районом. Всего в ходе боевых действий в Ираке США потеряли 12 БЛА: два были сбиты, пять получили повреждения от огня зенитных средств, а пять - из-за отказов материальной части или ошибок операторов.
Кроме указанных, в районе Персидского залива использовались БЛА типа FQM-151A <Пойнтер>. Пять комплексов, каждый из которых включал четыре аппарата и две наземные станции, были развернуты в районах дислокации подразделений морской пехоты и 82-й воздушно-десантной дивизии. Облегченные аппараты в алюминиевых футлярах общей массой 23 кг, переносимые в ранцах, собирались в полевых условиях. БЛА имеет радиус действия 4,8 км, рассчитан на работу в воздухе в течение 1 ч. Высота его полета 150 - 300 м. Эффективность действия аппаратов <Пойнтер>, предназначенных для разведки и наблюдения на малой высоте, снижалась из-за неблагоприятных условий пустынной местности, лишенной ориентиров. В настоящее время изучается возможность оснащения этих БЛА приемником глобальной спутниковой навигационной системы (GPS) и прибором ночного видения фирмы LORAL.
Оценивая результаты воздушной и воздушно-наземной операций МЫС в зоне Персидского залива, зарубежные специалисты отмечают, что успешному решению поставленных задач в значительной степени способствовало всестороннее разведывательное обеспечение. Благодаря этому удалось достигнуть достаточно высокого уровня осведомленности о группировках войск и системах управления, оружии и военной технике Ирака, их тактико-технических характеристиках, уязвимых сторонах, боевых возможностях и особенностях применения на данном ТВД. Тщательная и продолжительная (более пяти месяцев) разведка территорий Ирака и Кувейта позволила командованию МНС четко спланировать и провести военные действия.
Воздушная разведка своевременно обеспечивала командование США и МНС подробными топогеодезическими и топографическими данными с точной привязкой важных военно-политических, экономических и военных объектов, расположении группировок вооруженных сил, пунктов управления и связи, коммуникаций, инженерных фортификационных сооружений. На основе полученной информации производились выбор и расчет оптимальных маршрутов выхода на цели (объекты), определялись наряды сил, необходимое количество и состав вооружения. Для повышения эффективности применения высокоточного оружия приходилось в отдельных случаях уточнять разведданные о ключевых компонентах объектов поражения.
Вместе с тем война в Персидском заливе выявила ряд недостатков в организации и ведении разведки МНС. Специалисты считают, что, несмотря на использование всех имеющихся воздушных и космических средств, американские разведывательные службы так и не смогли вскрыть места дислокации всех иракских ОТР и установить их точную численность, хотя было известно, что они базируются только в двух районах на относительно небольшой территории. Неоднократно отмечались задержки в обработке и предоставлении оперативной информации соответствующим органам боевого управления. Темп боевых действий авиации зачастую опережал скорость потока данных, поступающих от авиационных и космических средств оптико-электронной разведки.
В отчете о разведке, подготовленном комитетом по вооруженным силам палаты представителей конгресса США указывалось, в частности, что самым серьезным ее недостатком стали неточности в оценке нанесенного противнику ущерба. Так, было значительно (на 100 - 134 проц.) преувеличено число иракских танков, уничтоженных авиацией. Главнокомандующий МНС генерал Шварцкопф принял решение о проведении воздушно-наземной наступательной операции на основе этих оценок, а позднее заявил: <Военные разведчики просто не знают, как вести подсчет ущерба, нанесенного боевой технике противника. Во время шестинедельной воздушной войны методика подсчета неоднократно изменялась в попытках повысить достоверность, однако анализ, проведенный по окончании боевых действий, показывает, что цифры оказались все же на удивление завышенными>.
Командование ВВС США, проанализировав недостатки при ведении воздушной разведки в ходе боевых действий в зоне Персидского залива, планирует предпринять конкретные меры по повышению уровня достоверности и оперативности доведения разведданных, всестороннему и своевременному обеспечению ими своих войск, и прежде всего сил воздушного нападения.

Зарубежное военное обозрение №12 1995



Другие материалы по теме
Категория: Боевые операции | Добавил: pentagonus (23.12.2003) | Автор: Полковник В.Палагин

Просмотров: 6646 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2019

Рейтинг Военных Ресурсов