Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 08.12.2019, 09:38
Ключевые слова

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [249]
Боевые операции [67]
Личный состав [123]
Вооружение [220]
Законы, Уставы [56]
Подготовка [157]
НИОКР [148]
Техническое обеспечение [216]
Форма, знаки различия, награды [23]
Кадры [14]
Информационное противоборство [85]
Тактика и стратегия [162]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
Журналы на Pentagonus.ru я скачиваю через
Всего ответов: 67
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Информационное противоборство

Дезинформация как метод "психологической войны"

Дезинформация как метод "психологической войны"

(По итогам конфликта в Персидском заливе)

Полковник С. Печоров. кандидат военных наук

Вооруженный конфликт в зоне Персидского залива, завершившийся фактически поражением Ирака, имел ряд особенностей с точки зрения методов, масштабов и достигнутых результатов "психологической войны", которая была развернута задолго до начала боевых действий. Необходимо отметить, что главная роль отводилась обширному комплексу дезинформационных мероприятий, применявшихся противоборствующими сторонами для обеспечения военных в политических акций оперативного и стратегического характера. Особенность этих мероприятий во многом определялась задачами, которые решали участники конфликта на каждом из четырех этапов его развития.
Первый этап (до 2 августа 1990 года) - непосредственная подготовка к вторжению иракских войск в Кувейт. Командование армии Ирака постаралось обеспечить всестороннюю внезапность нападения на Кувейт. С этой целью Багдад предпринял ряд шагов, усыпивших бдительность кувейтского руководства и навязавших специальным службам Кувейта и союзных ему государств заведомо ложное представление о своих намерениях. Саддаму Хусейну, давно снискавшему себе репутацию "постоянного нарушителя спокойствия" в регионе, не удовлетворенному неуступчивостью Кувейта по отношению к его требованиям, связанным с квотами на нефть и притязаниями на кувейтские месторождения этого стратегического сырья, путем постепенного нагнетания антикувейтской истерии в национальных средствах массовой информации удалось создать впечатление, будто его угрозы Кувейту представляют собой не что иное, как очередной "иракский шантаж".
Весьма примечательно, что на вту уловку, видимо, попались и американцы. Согласно сообщениям западной прессы, еще 25 июля 1990 года ЦРУ передало в Белый дом полученные с помощью космических средств фотоснимки, подтверждавшие, что иракские войска продолжают концентрироваться на границе с Кувейтом. 30 июля американская разведка информировала руководителей ряда арабских государств, что численность группировки в данном районе достигла 100 тыс. человек. Однако акция С. Хусейна расценивалась руководством США всего лишь как "игра мускулами".
1 августа, когда Багдад уже принял решение о вторжении, иракские и кувейтские представители все еще вели переговоры по мирному урегулированию конфликта. Несмотря на то что к концу указанного дня американская и израильская разведки выразили сомнение относительно истинности намерений Ирака, "слишком прямолинейный", но "не выходящий за рамки обычного" тон угроз не внушал серьезных опасений. Если предположить (а для этого имеются все основания), что США, преследуя свои цели, умышленно подыгрывали Багдаду, настраивая кувейтцев на "безмятежный лад", то и в таком случае можно констатировать: дезинформация, на сей раз осуществленная американцами, увенчалась успехом. Так или иначе, но ночное вторжение иракцев на территорию Кувейта явилось "полной неожиданностью" для руководства этого государства.
Второй этап, связанный с проведением сторонами комплекса мер по обоюдной дезинформации, охватывает период со 2 августа 1990 года по 17 января 1991-го (операция "Щит пустыни"). Инициатива в проведении дезинформационных мероприятий на данном этапе конфликта в Персидском заливе принадлежала американцам.
С начала осуществления операции "Щит пустыни", имевшей целью обеспечить всестороннюю подготовку к войне с Ираком, в том числе переброску в регион к развертывание значительного количества войск и военной техники, командование вооруженных сил США во взаимодействии прежде всего с руководством вооруженных сил Великобритании, Франции, принимавших активное участие в военной кампании, разработало и четко провело в жизнь комплекс мер по психологической обработке и дезинформации противника.
По данным иностранной печати, в период с августа по декабрь 1990 года президент Дж. Буш подписал три секретные директивы, санкционировавшие осуществление "самых разнообразных мероприятий по специальным программам", в том числе и дезинформационным. Они проводились совместно специальными службами военных ведомств США и союзных стран с целью введения в заблуждение не только вооруженных сил и населения Ирака, но и народов своих государств, международной общественности. При этом особая роль отводилась средствам массовой информации, чья работа строилась на основе специальных инструкций и наставлений Пентагона для корреспондентского корпуса, реализация которых фактически превратила конфликт в Персидском заливе, по выражению французской газеты "Юманите", "в самый закрытый в нынешнем столетии".
Американские, британские и французские корреспонденты, включенные в состав аккредитованных при МНС журналистских пулов, в письменной форме обязались строго соблюдать жесткие нормы в отношении характера и содержания передаваемых сообщений, установленные военными властями. Практически все сведения из районов конфликта строго дозировалась военной цензурой. Теле- и радиокомпании могли интервьюировать только специально отобранных для общения с репортерами военнослужащих. Соответствующие военные органы предоставляли в распоряжение телекомпаний специально снятые видеоклипы, изображавшие в нужном для командования союзников свете ход подготовки к ведению боевых действий. Весьма характерно, что в рекомендации радио- и телекомпании Би-би-си, специально составленной для освещения конфликта, также подчеркивалась необходимость сведения к минимуму публичного показа снятых крупным планом раненых или трупов погибших британских военнослужащих, а также ограничения эфирного времени, предоставляемого противникам войны.
Основным объектом психологического давления и дезинформации, естественно, были вооруженные силы Ирака и население этой страны. Мощной кампанией, развернутой средствами массовой информации, главным образом через радиовещание, американцы и их союзники преследовали цель подорвать доверие иракцев к президенту С. Хусейну, убедить в бесперспективности сопротивления военной машине США, дискредитировать и принизить качество состоявшего на вооружении иракской армии оружия и военной техники, а также дезинформировать иракского лидера и командование вооруженных сил Ирака о планах подготовки к боевым действиям американских войск и их союзников в целом. В рамках этой кампании самолеты ВВС США сбрасывали над районами дислокации частей иракской армии миллионы листовок, призывавших солдат не оказывать сопротивления и переходить на сторону коалиции, возглавляемой Соединенными Штатами. Вместе с листовками разбрасывались и малогабаритные радиоприемники, позволявшие прослушивать на фиксированных частотах передачи специальных "антииракских радиопередатчиков".
Одновременно с этими мероприятиями предпринимались шаги и в противоположном направлении. Подыгрывая иракским средствам массовой информации, которые изо дня в день внушали своим гражданам, что их армия, "закаленная в многолетних боях" с Ираком, имеет "всесторонний, богатый опыт", президент "обладает полководческим талантом", американские официальные представители умышленно искажали данные своей разведки, сознательно недооценивая в публичных выступлениях, такие казавшиеся в итоге решающими факторы, как недостаточные профессионализм :i морально-волевые качества иракских военнослужащих. Этому в известной степени способствовали и появившиеся в западной печати прогнозы потерь многонациональных сил в случае начала боевых действий, исчислявшихся десятками тысяч. В частности, выделялся факт прибытия из США в Саудовскую Аравию 55 тыс. пластиковых мешков-гробов, а также огромных плавучих госпиталей "Мерси" (США) и "Ла-Ранс" (Франция), каждый из которых способен круглосуточно принимать до 200 раненых.
Эти два, казалось бы, взаимоисключающих направления психологической обработки в действительности дополняли друг друга, обеспечивая полное перекрытие воспринимаемого иракцами информационного потока. Причем наибольшего эффекта достигли в тот период как раз те сообщения, передача которых преследовала цель "расслабить" иракцев, стимулировала у командования вооруженных сил страны чрезмерную самоуверенность и непогрешимость в своих действиях.
Пытаясь оправдать свое намерение во что бы то ни стало разрешить возникший кризис военным путем, американские представители на самом высоком уровне постоянно дезинформировали мировое общественное мнение относительно степени угрозы вторжения Ирака в Саудовскую Аравию, ОАЭ, а также высадки десанта в Бахрейне. Столь же преувеличенными были заявления представителей администрации США о ядерном потенциале Ирака. В то же время, нагнетая в средствах массовой информации психоз относительно большой вероятности использования Ираком химического оружия, американцы и их союзники явно переусердствовали, спровоцировав в свою очередь иракскую кампанию по запугиванию противников возможностью применения этого оружия. Так, печатный орган иракского военного ведомства "Аль-Кадисия" констатировал: любая атака на Ирак будет отбита с использованием химического оружия. Между тем, как свидетельствовала западная печать, в ходе операции по освобождению Кувейта так и не удалось обнаружить ни одного химического снаряда. Отсутствовали средства химической защиты и у большинства попавших в плен иракских военнослужащих,
Эта хорошо скоординированная "информационная агрессия" достигла своей цели, по крайней мере. в отношении населения США. Если к концу сентября 1990 года лишь каждый десятый американец выступал в поддержку войны, то к началу ее развязывания (середина января 1991 года), согласно данным опросов, уже свыше 80 проц. граждан США поддерживали действия своего президента относительно урегулирования кризиса силой.
Что касается иракских мероприятий по дезинформации противника в тот период, то, по мнению западных аналитиков, они не принесли сколько-нибудь ощутимых результатов. Прежде всего это относится к воздействию иракской машины психологической войны на американцев и западноевропейцев. Специалисты в этой области из стран Запада однозначно оценили мероприятия Ирака по дезинформации как "неуклюжие". Примерами могут служить распространявшиеся в тот период иракскими органами массовой информации (но тут же легко опровергаемые) слухи о якобы имевших место казнях в вооруженных силах Саудовской Аравии "за отказ воевать со своими иракскими братьями", а также сообщения о якобы тайных переговорах между Ираком и Кувейтом с целью разрешения кризиса на приемлемых для обеих сторон условиях.
Следует подчеркнуть, что за несколько недель до начала боевых действий в средствах массовой информации Запада появились сообщения о "действенности экономических санкций", введенных решением СБ ООН. Так, в ряде публичных выступлений директор ЦРУ США У. Уэбстер подчеркивал, что "санкции оказались более эффективными, чем ожидалось", что они "подорвали экономику Ирака и ослабили его армию", следовательно, мол, нет необходимости в ведении боевых действий: Ирак через некоторое время и так будет "положен на лопатки".
Накануне нападения в содержании ориентированной на Багдад дезинформации * появились новые акценты. Теперь уже официальные представитель министерства обороны США, не отрицая возможности развязывания военных действий, вводили иракцев в заблуждение относительно того, что МНС будут готовы к ночному наступлению лишь к началу марта, а к дневному - в лучшем случае к середине февраля. Это "подтверждалось" многочисленными комментариями в различных печатных изданиях, в программах радио и телевидения. Так, буквально за несколько часов до начала воздушной кампании представитель Эй-би-си, комментируя экстренное совещание совета национальной безопасности США, подчеркнул: "Истечение срока вывода иракских войск из Кувейта (15 января) не означает автоматического вступления США в войну". Одновременно агентство АП со ссылкой на "секретные источники" в Вашингтоне уточнило, что президент Буш "еще не принял решение о войне с Ираком" и "каждый новый день предоставляет Багдаду возможность избежать войны и выбрать тропу мира".
Все это в значительной мере дезориентировало иракское руководство и настолько притупило его бдительность, что даже неоднократные предупреждения в советской прессе о серьезности намерений США не возымели действия. Получив за несколько дней до начала воздушной кампании предложение президента Буша обменяться визитами министров иностранных дел, С. Хусейн заявил в своем окружении: "Я же говорил вам, что Советский Союз запугивает нас неизбежностью удара, а события идут по другому сценарию".
В зарубежной печати особо выделялась роль американских спецслужб в распространении различного рода ложных, дезинформирующих сообщений на всем протяжении конфликта с целью представить в невыгодном свете Советский Союз. Нельзя расценить иначе, как провокационное, появившееся 14 ноября 1990 года на страницах "Вашингтон тайме" и подхваченное другими изданиями со ссылкой на источники в разведслужбах США сообщение о якобы продолжавшихся поставках советских ракет СС-12 в Ирак, хотя к этому времени Советский Союз уже определил свое отношение к агрессии Ирака против Кувейта и добивался ее прекращения политическими средствами.
В феврале 1991 года, тогда военные действия союзников против Ирака были в полном разгаре, средства массовой информации Запада передали целую подборку материалов, в которых со ссылкой на анонимные источники из ЦРУ и представителей радиоразведки Саудовской Аравии, сообщалось о якобы перехваченных радиопереговорах какого-то советского офицера, руководившего действиями иракского батальона, о советских военных советниках и специалистах, помогавших иракцам обслуживать и наводить на цели ракеты "Скад", о неопознанном советском судне с военным грузом для Ирака, о целых транспортных колоннах, направлявшихся из южной части СССР через Иран в Ирак и т. п.
Организаторы этой антисоветской кампании в средствах массовой информации США пытались ввести в заблуждение мировую общественность относительно искренности позиции СССР в отношении конфликта, вызвать недоверие к предпринимавшимся дипломатическим шагам Москвы для мирного решения проблемы. В подобных действиях усматривалось одно намерение: отстранить Советский Союз от участия в дальнейшем урегулировании обстановки на Ближнем Востоке в целом.
Третий этап дезинформационных мероприятий - это время с начала воздушной кампании до непосредственной подготовки к проведению воздушно-наземной операции мне.
Еще накануне нападения на Ирак в средствах массовой информации стран Запада развернулось широкое обсуждение возможного характера предстоящих военных действий. Направление этой дискуссии задал государственный секретарь США Дж. Бейкер, который в своем официальном выступлении 28 ноября 1990 года подчеркнул, что Соединенные Штаты нанесут внезапный массированный и решающий удар всеми тремя видами вооруженных сил. "Мы хотим дать противнику возможность выбрать один из многих способов погибнуть", - заявил высокопоставленный сотрудник Пентагона; комментируя выступление главы дипломатического ведомства США в сенатском комитет, по иностранным делам. За два месяца до начала боевых действий министр обороны Р. Чейни отстранил от должности начальника штаба ВВС М. Дугана, который в интервью газете "Вашингтон пост" "чересчур откровенно" высказался о решающей роли, отводившейся в грядущей войне авиации союзников. Судя по официальным комментариям в связи с этим смещением, заявление американского генерала явно противоречит принятой в армии США концепции "воздушно-наземная операция (сражение)". И даже тот факт, что массированным авиационным ударом практически без участия наземных войск американцы в точности повторили вариант боевых действий, отрабатывавшийся ими во время учений на континентальной части, говорит об успехе дезинформационных мероприятий союзников, заставивших иракское командование допустить существенный просчет в оценке форм и способов предстоящих боевых действий.
Первые комментарии в западной прессе по поводу результатов воздушной наступательной операции, в ходе которой выполнялось до 1,5 - 2 тыс. самолето-вылетов в сутки, отличались беспрецедентным психологическим делением на иракцев, создававшим впечатление полного разгрома их вооруженных сил. Однако, несмотря на подавляющее преимуществе многонациональных сил в воздухе, решительного успеха в первые дни ведения поенных действий добиться не удалось. Чтобы не подорвать свой авторитет и, что еще более важно, не дать повода иракцам свести на нет последующие усилия союзников в области дезинформации, представители вооруженных сил антииракской коалиции и средств массовой информации Запада пошли даже на такой шаг, как официальное дезавуирование первых победных реляций. В частности, как были вынуждены признать иностранные специалисты, вопреки первым сообщениям систему ПВО Ирака полностью уничтожить не удалось.
Продуманно и эффективно, с учетом опыта восьмилетней войны с Ираном, в Ираке была осуществлена оперативная маскировка, создано значительное число ложных аэродромов и стартовых (огневых) позиций. По сообщениям западной прессы, особенно удачно использовалось несколько тысяч макетов танков и самолетов, а также и ракет для дезориентации летчиков авиации МНС. Благодаря ложным радиосетям удалось обеспечить живучесть войск в ходе первых массированных налетов авиации противника Целенаправленно было проведено инженерное оборудование местности Еще до начала конфликта Ирак приобрел десятки гектаров маскировочных сетей, позволивших скрыть, от наблюдения противника скопления боевой техники. Следует подчеркнуть, что искусная маскировка, осуществленная иракцами, при всей ограниченной маскировочной емкости театра даже заслужила похвалу председателя комитета начальников штабов США генерала К. Пауэлла.
Эффективно, с прицелом на мировое общественное мнение иракцы использовали некоторые телепередачи с мест разрушений в результате бомбардировок и обстрелов крылатыми ракетами "Томахок". Несмотря на опровержения западными специалистами видеоклипа о "разрушении находившейся вблизи Багдада фабрики молочных смесей для грудных детей" (под тем предлогом, что это якобы было предприятие по производству биологического оружия), данный телесюжет вызвал бурное негодование во всем мире и инициировал кампанию за немедленное прекращение боевых действий.
Четвертый этап дезинформационных мероприятий был связан с непосредственной подготовкой МНС к проведению наземной операции по освобождению Кувейта и разгрому группировки иракских войск.
Через неделю после начала массированных налетов авиации МНС, когда разрушительные последствия бомбардировок стали очевидны, в средствах массовой информации стран Запада появились первые заявление представителей высшего командования США и пространные комментарии, в которых ставилась под сомнение необходимость проведения операции сухопутными войсками. Приблизительно через три недели массированных налетов акцент был резко смещен. Теперь уже не отрицалась необходимость ведения наземных боевых операций высказывались предположений о целесообразность продолжать, бомбардировки крылатыми ракетами. Так, за десять дней до начала операции сухопутных войск израильское радио информировало о том, что командующий группировкой МНС в зоне Персидского залива генерал Н. Шварцкопф рекомендовал министру обороны США Р. Чейни продолжить еще в течение месяца налеты на иракские позиции, а уже потом приступить к боевым действия"' на суше. В это же время американские средства массовой деформации со ссылкой на анонимные "военные источники). сообщили о намерении руководителей операции "Буря в пустыне" продлить бомбардировки еще на 30 сут. Одновременно в интересах дезинформации иракцев о направлении предполагаемого главного удара вблизи кувейтско-саудовской границы проводилась имитация перебросок войск.
Весьма искусно американцы и их союзники вводили в заблуждение иракское командование относительно своего мнимого намерения высадить морской десант на побережье оккупированного Кувейта. Так, в западных средствах массовой информации появились сообщения о том. что "наземной кампании против Ирака обязательно будет предшествовать высадка крупных сил десанта, в частности морской пехоты". Эта версия, активно обсуждавшаяся в прессе, а также проведенные американским амфибийно-десантным соединением в водах Персидского залива демонстративные действия и мероприятия по уничтожению рифов, песчаных отмелей и других естественных препятствий, подавление некоторых целей на берегу вынудили Ирак стянуть в противодесантную оборону до пяти дивизий. На самом деле высадки не произошло, а значительная часть иракских войск была практически выключена из боевых действий, что облегчило наступление 1-й и 2-й экспедиционных дивизий морской пехоты США на приморском направлении.
Все это наряду с продолжавшимися более месяца воздушными налетами, приведшими к огромным человеческим жертвам и разрушениям, окончательно сломило боевой дух иракских военнослужащих. В результате начавшееся 24 февраля наступление многонациональных сил завершилось уже к исходу пятых суток вытеснением иракской группировки из Кувейта и освобождением этой страны.
Весьма характерным представляется использование США и их союзниками "фактора ООН" для развязывания себе рук в ходе развития событий в зоне Персидского залива. По мере того как бомбардировки населенных пунктов Ирака становились все более интенсивными, средства массовой информации Запада все чаще характеризовали явно выходящие за рамки "достаточности" массированные налеты как "войну, ведущуюся ООН". Однако сам генеральный секретарь этой организации Перес де Куэльяр в то же время подчеркивал: "Необходимо прежде всего уточнить одну вещь, которая остается пока неясной. Нынешний конфликт - это не война ООН. Это - война, санкционированная Советом Безопасности".
В заключение следует отметить тот факт, что на протяжении всего конфликта, особенно его "боевой стадии", средства массовой информации Запада безудержно восхваляли, а также явно преувеличивали достоинства оружия и военной техники, состоящих на вооружении многонациональных сил, и прежде всего США. Необходимо признать умелое использование американским военно-промышленного комплексом "позитивны? комментариев и ОТКЛИКОР специалистов" для проталкивания через конгресс новых заказов на вооружения. Бывший директор Агентства по контролю за вооружением и разоружение"; П. Уернке был даже вынужден предостеречь законодателей от "быстрой и чрезмерной реакции" на давление лоббистов из военно-промышленных концернов и обслуживающей Пентагон прессы. В частности, выразив сомнение относительно появившихся в средствах массовой информации данных об успешных пусках ракет "Патриот), (в действительности они были строго засекречены), он высказал предположение, что сторонники "звездных войн" наверняка воспользуются этим для увеличения. закупок не только ракет данного класса, но и сокращенные в последние годы расходов на СОИ. Не прошло и нескольких недель после окончаний военных действий, как оно сбылось: в конгресс поступил запрос о выделений дополнительных средств на приобретение 500 ракет "Пэтриот", хотя в Заливе их было использовано менее 200. Министр обороны Р. Чейни выступил с предложением увеличить в следующем финансовом году на 60 проц. (до 4,6 млрд. долларов) расходы по программе СОИ.^
Не остались в стороне от этой кампании и западноевропейцы. Так, известный французский специалист в области вооружений П. Лелюш в целой серии статей обосновал необходимость немедленного отказа от намеченного было сокращения военного бюджета Франции под предлогом, "чтобы безнадежно не отстать от США в военных технологиях".
Таким образом, подготовка и ведение военных действий в зоне Персидского залива подтвердили значение методов психологического давления, и особенно дезинформационных мероприятий как их важнейшей части, продемонстрировали необходимость тесного взаимодействия всех видов и способов введения в заблуждение на стратегическом и оперативно-тактическом уровнях, наглядно показали ту роль, которую могут играть средства массовой информации в сохранении в тайне планов, введении в заблуждение противника, навязывании ему своей воли и дезориентации мировой общественности.

ЗВО №8 1992

Категория: Информационное противоборство | Добавил: pentagonus (18.12.2007) | Автор: Полковник С. Печоров

Просмотров: 3468 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2019

Рейтинг Военных Ресурсов