Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 17:17
Ключевые слова
кодекс, Подводные силы

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
ВМС общие вопросы [153]
Флот [140]
Авиация [87]
Морская пехота [77]
Уставы и руководства [7]
вооружение [86]
снаряжение [18]
Боевые операции [33]
Структура и организация [110]
Стратегия и тактика [74]
Техническое обеспечение [98]
История [24]
ТТХ [12]
НИОКР [83]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » ВМС » ВМС общие вопросы

Кодекс подводника ВМС США ч1-2

Кодекс подводника ВМС США

Центральный Военно-Морской Портал публикует перевод Кодекса подводника ВМС США.

Война под водой

Бойцы подводного фронта привнесли уникальный и незаменимый набор средств и возможностей для национальной безопасности США. Благодаря скрытности, неожиданности и смелости подводные силы обеспечивают эффект присутствия и сдерживания в масштабах, которые далеко не пропорциональны их размеру и количеству. Когда наши неуязвимые и незамеченные подводные силы действуют совместно с очевидной и пугающей силой авианосных ударных групп и экспедиционными группами морской пехоты, такая группировка представляет собой грозную, гибкую и очень сложную силовую проекцию власти.

Роль подводных сил в этом альянсе зиждется на преимуществах,– продиктованных нахождением под водой. Будь то холодные и безжизненные арктические воды или теплые и оживленные тропические, мирное или военное время, шторм или штиль – наши подводные силы делают все, чтобы сохранить скрытность в целях угрозы постоянного присутствия и повышения боевых возможностей. Скрытность делает возможным проведение незамеченными самых разнообразных операций, позволяет проникать вглубь вражеской обороны, позволяет внезапно атаковать, удивляя врага временем и местом выбора цели, способствует живучести и порождает у противника неуверенность и неопределенность, которые значительно усложняют ему планирование операций. Но все эти преимущества и атрибуты не могут быть достигнуты без неустанных усилий умных и смелых бойцов. Наши подводные силы должны быть укомплектованы высокопрофессиональными кадрами, обладающими специальными техническими и военными знаниями, навыками в использовании скрытности, способными действовать самостоятельно, инициативно, склонными к тактическим инновациям и агрессивному боевому упорству. Смелые бойцы подводного фронта – гарантия того, что наши подводные силы готовы вступить в схватку в кратчайший срок, без помех проникнуть далеко вперед, в полной мере использовать подводное пространство для маневра, перехватить инициативу наступательных действий и быстро адаптироваться к изменяющейся ситуации в хаосе войны.

Для нас, подводников, важно, что мы понимаем значение выполняемой роли для безопасности страны. Хотя технологии, противники и места сражений неоднократно менялись на протяжении истории, основная цель наших подводных сил осталась неизменной: использовать свойства подводной среды для обеспечения военных преимуществ Соединенных Штатов. Набор навыков, которыми должны обладать подводники, не изменился. Цель Кодекса – предоставление нашим подводным воинам общих основ и перспектив, которые будут служить базой для их обучения, планирования и проведения учебных мероприятий и операций мирного времени. Такая надежная база создаст возможность плавного перехода от мира к войне, если будет необходимо.

Часть 1. Необходимые качества американских подводников
Успех в подводной войне зависит от умелого применения технически сложных систем в среде, враждебной во всех отношениях. Хотя военное руководство объединяет эффект от подводной войны с общими усилиями ВС США, очевидно, что подводная война является одним из видов самостоятельных войн и осуществляется практически без внешней поддержки. Для подводных боев требуется воин особой породы, который является техническим и военным специалистом, умеющим действовать скрытно, автономно, готовым проявлять инициативу, творчество и быть злым и упорным.

Подводная война зависит от подводников. Для ВМС США недостаточно иметь малошумные и быстрые атомные подводные лодки с великолепными техническими и боевыми характеристиками и возможностью нести на борту и вне его различные технические устройства и приспособления. Флот должен быть укомплектован обученными и опытными подводниками, чтобы наилучшим образом использовать дорогостоящие подводные лодки и аппараты. Чтобы быть эффективными, подводным силам необходимо обладать рядом качеств, а для этого и подводники должны обладать специальными качествами. ВМС США требуют от профессионального кадрового состава подводников:

технической грамотности,

военного опыта,

навыков в использования скрытности,

самостоятельности,

инициативы,

тактического творчества,

упорства.

Подготовка подводников с такими навыками есть непрерывный процесс, который начинается с подбора высококачественного персонала, предоставления возможности подготовки и получения опыта работы, а затем – права закалить свое лидерство в горниле боевых действий. Отработку такого набора навыков мы практикуем изо дня в день в мирное время. Инициатива ведь не появляется в бою, если она не развивалась и не поощрялась в мирное время.

Самостоятельность не может волшебным образом быть приобретена во время войны – она отрабатывается повседневно, когда операторы находят полное применение своих возможностей. Инновации и творчество также востребованы в условиях учений и в повседневной деятельности, поэтому мы уверены, что они проявятся и в условиях войны.

Техническая грамотность и осведомленность

Подводные боевые системы и подводные лодки – это механизмы, и нет шанса достичь успеха в подводной войне, если вооружение и техника не обслуживаются должным образом и не применяются по назначению. Как и в авиации, подводная война полностью зависит от безаварийности подводных лодок. Подводники знают, что техника может по-своему наказать тех, кто не обслуживает регулярно или неправильно эксплуатирует ее – такое наказание может не последовать сегодня или завтра, но плохое отношение к технике обязательно приведет к неприятностям. Некачественное обслуживание систем и механизмов может не сказаться на их работе сегодня, но это обязательно приведет к преждевременному выходу из строя оборудования много лет спустя, когда от того или иного прибора будет зависеть жизнь.

Подводники являются компетентными и дисциплинированными операторами и ухаживают за своей материальной частью. Мы знаем, что достижение такого уровня мастерства требует тщательной подготовки и постоянного повышения квалификации, и только так можно соответствовать строгим стандартам корабельной службы. Абсолютное знание техники является важнейшей основой для эффективного ее применения в бою. Знание позволяет проверить возможности технических средств и дает опыт использования проектного резервирования и проверки надежности.

Легко видеть, что есть техническая готовность по отношению к техническим системам, таким как эхолот, метеорологические станция, торпедные и ракетные шахты, противопожарные системы и комплекс движения. Но понятие технической готовности также относится к другим областям, которые не так очевидны. Боевая эффективность подводной лодки может быть быстро подорвана из-за плохого управления запасами ЗИПа или из-за болезней экипажа по причине плохих санитарных условий, из-за травм, произошедших в связи с небезопасной практикой работы, из-за необходимости возвращения по причине выхода из строя чего-либо. Необходимость технического опыта при исполнении обязанностей распространяется на всех членов экипажа подводной лодки во всех без исключения частях подводных сил.

Техническая готовность является ключевым фактором не только для исключения материальных проблем – она лежит в основе успешной борьбы за живучесть. Практика в переходе на резервные режимы работы и ручное управление системами, которые обычно работают автоматически, является важнейшей составляющей в подготовке специалистов. Учения в целях отладки совместной работы и организованных действий всегда были важным элементом нашего успеха. Упорные тренировки и тщательный анализ уроков, извлеченных из практики наших лучших экипажей, стали характерными в подводном флоте еще до Второй мировой войны. Накопленный на протяжении десятилетий передовой опыт был одним из наших главных преимуществ.

Враждебная подводная среда предъявляет особые требования к характеру и личности подводников. Безопасность всего экипажа часто зависит от команды одного человека. Безопасность глубоко под водой, в сложной машине с высокими давлениями жидкостей, ядерной энергетикой, электрическим напряжением, взрывчатыми веществами, достигается общей культурой подводной службы, личной ответственностью, коллективным трудом и взаимовыручкой. Поколения подводников передали нам эти уроки, и мы упорно работаем, чтобы каждый новый подводник усвоил их. Это часть нас, - это часть нашего подводного ДНК.

Опыт боевых действий

В дополнение к технической подготовке, очень важной самой по себе, настоящие подводники обладают хорошим боевым опытом. Основу этого опыта составляет осмысление того, что было сделано в историческом прошлом, и понимание, как это наследие продолжает влиять на сегодняшнюю реальность. Сюда включена оценка применения подводных сил другими флотами, наш собственный боевой опыт, что и служит отправной точкой для прогнозирования возможного применения подводных сил в будущем.

Есть много новых аспектов современной войны, которые стали следствием высокой степени автоматизации в век компьютеров. На оборудованных системой Aegis кораблях, например, радары и сложные системы управления огнем и вооружением могут обнаружить, отследить и перехватить несколько самолетов автоматически, если это необходимо. Подводная война, однако, несмотря на безусловную поддержку сложных компьютерных систем, по-прежнему будет зависеть от человеческого разума. Непрозрачный характер подводной среды, искажение звуковых волн, наличие помех и активные усилия противников, чтобы запутать и обмануть друг друга объединяются, что предъявляет повышенные требования к знаниям и опыту подводных воинов. В следующем разделе мы убедимся, что двусмысленность и неопределенность являются обязательными спутниками действий под водой.

Подводные силы часто действуют далеко впереди без поддержки других дружественных сил. Это означает, что подводные силы зачастую являются единственными реально действующими в этих районах. В результате после первой мировой войны было предложено использовать одиночные подводные лодки для проведения различных военных действий в передовых эшелонах. Каждая из военных категорий имеет свои соответствующие военные элементы. Экипажи подводных лодок маленькие – от половины до одной четверти количества моряков на тонну водоизмещения корабля – по сравнению с типичным надводным кораблем. Небольшой экипаж подводной лодки должен быть способен выполнять очень многообразные задачи противолодочной борьбы, борьбы с надводными кораблями и уклонения от воздушных атак, доставки сил специальных операций, поддержка информационных операций, разведка и минная война. Часто эти отдельные задачи должны выполняться одновременно.

Важным для боевого применения подводных сил является знание географии основных горячих точек в мировом океане. Есть районы Мирового океана, которые становятся местами важнейших сражений. Знание условий района плавания здесь может стать ключевым. Это особенно верно для подводников, которые должны в полной мере использовать "трехмерную" модель действий.

Устойчивый характер упоминания тех или иных районов в военно-морской истории обусловлен устойчивым характером коммерческих судоходных путей, расположением мировых торговых центров, используемых проливов и узостей. Подводники должны иметь твердое понимание ограничений, налагаемых условиями района, и наилучшим образом использовать имеющиеся данные о его географии. Даже с современными системами определения места знание географии района плавания имеет решающее значение для подводника.

Умение использовать скрытность и уверенно атаковать

Подводные лодки чаще действуют в условиях информационного голода, нежели избытка данных. Все малейшие фрагменты имеемой информации подлежат тщательному изучению, чтобы в максимальной степени понять их суть. Что особенно важно, наши подводные силы регулярно работают в условиях, позволяющих отточить навыки экипажей в применении и оценке степени их скрытности, в доступной им форме. Скрытность есть свойство, не поддающееся измерению, возникающее в результате взаимодействия подводной лодки и датчика, причем и то и другое управляется человеком в изменяющейся среде, пронизанной природными и техногенными эффектами. Не существует "шкалы скрытности", которая светится желтым, когда риск становится высоким, и красным, когда наши подводные лодки обнаружены. Подводники знают, что единственный датчик скрытности находится в мозге и душе каждого члена экипажа подводной лодки. Вся история показывает, что необходимо тщательно выверять этот "прибор скрытности" подводника в мирное время, чтобы им можно было воспользоваться в военное время.

До Второй мировой войны наши подводники обучались скрытности, используя одни и те же приемы, что сказалось на пользу противнику, и в результате поняли, что нужно пойти на крайние меры предосторожности и хитрости для того, чтобы выжить. Они перешли к постоянной практике погружений в дневное время, к выполнению дневных атак с использованием гидроакустических данных с максимальных глубин без помощи перископа и свели к минимуму время пребывания на поверхности. Переходы были медленными, а время пребывания на позиции было недостаточным. Точность торпедных атак была очень низкой. Слишком многие командиры не проявили достаточного упорства. В начале Второй мировой войны опыт командного состава лодок, находящихся на задании, составлял в среднем 15,7 лет службы, а к концу войны – 9,8 лет службы, из которых 3,5 года они провели в боевых походах.

Не отвечающие требованиям реального боя тренировки мирного времени так "откалибровали" многих командиров старшего поколения, сделав шкалу их внутреннего "прибора скрытности" очень чувствительной, что это ограничило их упорство и успех. Из 465 командиров, которые служили во время Второй мировой войны, всего около 15 процентов были успешными, имея на своем счету более половины от общего числа всех потопленных кораблей. Из этих 70 офицеров, только четыре погибли в бою (Мортон, Дэли, МакМилан и Гилмор) и только четыре подлодки погибли (Wahoo, Harder, Thresher и Tang). Это означает, что у наиболее успешных командиров и экипажей была значительно выше и живучесть, чем у подводных сил в целом. У подводников, входящих в эти 15 процентов, было в три раза больше шансов благополучно вернуться из похода по сравнению с остальными 85 процентами экипажей. Профессионализм атаки, как правило, неразделим с благополучным возвращением в базу.

Сегодняшние подводники готовят себя к будущей войне, практикуясь в мирное время, учитывая уроки прошлого, стремясь достичь необходимых навыков и качеств, гарантирующих победу. Среди этих навыков, обязательными являются скрытность и хитрость. Скрытность – это больше, чем бесшумность корабля. Она включает в себя действия и мероприятия, выполняемые в порядке, наиболее подходящем в условиях выполняемой задачи, чтобы извлечь максимальную выгоду с самым минимальным риском. Скрытность значит нечто большее, чем защитить себя от обнаружения. Скрытность – невозможность опознать и классифицировать лодку даже после обнаружения. Скрытность заключается и в использовании методов, препятствующих определению места лодки, даже если она обнаружена и классифицирована. Подводники должны стремиться к тому, чтобы использовались все названные инструменты, потому что война может потребовать от корабля и экипажа риска, в результате чего корабль будет обнаружен, и тогда живучесть лодки будет зависеть от того, как экипаж использует все возможные средства и методы, доступные в такой обстановке.

Рассмотрим на примере снайпера морской пехоты. Снайпер в камуфляжном костюме Ghillie практически незаметен. Действительно, во многих случаях скрытность снайпера заключается не в стремлении избежать обнаружения, а в стремлении избежать опознавания. Иногда, когда новых снайперов вводят в курс обучения, курсанты с удивлением обнаруживают, что "куст", рядом с которым они в течение получаса находились в поле, на самом деле является смертельным стрелком. Подводники имеют в своем распоряжении такое же многообразие вариантов достижения скрытности и те же умение и опыт в использовании каждого из них.

Во время Первой мировой войны Великобритания высадила десант в Галлиполи в попытке прорваться к Черному морю и к России, тем самым отделив Османскую империю в Азии от государств Оси в Европе. Для оказания помощи десанту в Галлиполи подводные лодки проникли в Мраморное море для сковывания действий турецкого судоходства, в том числе в порту Константинополя в восточной части моря. Эти действия, предпринятые впервые за 20 лет в истории боевого применения подлодок, включали полный спектр задач: преодоление минного поля в узости, артиллерийский обстрел, высадку пловцов для диверсий против береговых объектов и на железнодорожных путях, торпедные атаки кораблей, высадка и прием разведчиков на борт и классические задачи наблюдения и доклада. Даже на этой ранней стадии, подводники инстинктивно понимали, как важно сохранение скрытности. В качестве классического примера методов, применявшихся для сохранения скрытности, приводится факт выставления буев "с метлой", имитирующих перископы. Эти поддельные перископы должны были привлечь внимание турецких миноносцев, которые, выходя в атаку на "подводную лодку", невольно попадают в ловушку, открывая борт настоящей подводной лодке, готовой к торпедной атаке. Творчество, новаторство и хитрость при организации атаки – краеугольный камень подготовки подводника.

Автономность

Поcкольку характер операций американских подводных сил предполагает длительное пребывание на удаленных рубежах, разумеется, что подводные силы должны быть автономны, а экипажи должны исходить из тех запасов, которые есть на борту. Автономность действительно зависит и от тщательной подготовки, творческого ремонта в условиях ограниченных возможностей. Тщательность, с которой кладовщик заполняет шкафчики – это такой же фактор надежности подлодки, как и мастерство токаря с токарным станком или техника с паяльником. Кроме того, ежедневное надлежащее техническое обслуживание приводит к снижению проблемы технического износа и позволяет подводным силам выполнять запланированные операции без внеплановой внешней помощи.

Подводники знают, что каждый заход в базу обеспечивает противника исходной точкой, является сигналом для разведки. Каждый заход для обслуживания отнимает время от выполнения задачи. Каждое мгновение с неисправной системой снижает живучесть и надежность, ведет к большей опасности для корабля. Должны быть определенные причины для незапланированных изменений маршрутов и задач, незапланированной внешней помощи. Такие причины возникают и в мирное, и в военное время. Избежать причин незапланированного захода для обслуживания, значит усложнить задачу разведки противника. Кроме того, следуя запланированному графику действий, подводники дают возможность другим силам придерживаться своих планов. Все опытные подводники знают, насколько хлопотно выполнить выход в море вместо другой подлодки, которая в последнюю минуту из-за технических проблем не смогла это сделать. Чем меньше времени на подготовку, тем меньше эффективное время базового обслуживания, тем выше шансы на срыв задачи, упущение времени для обучения. Важнейшим качеством подводников является умение действовать автономно и самостоятельно: свести к минимуму опасность возникновения проблем тщательным обслуживанием техники и грамотной ее эксплуатацией, постоянным совершенствованием способности устранять возникшие проблемы с минимальным отклонением от оперативных планов.

Готовность взять на себя инициативу

Подводная война по своей природе ведется на значительном удалении и с ограниченными возможностями связи. Кроме того, подводники часто имеют возможность составить более глубокое представление о положении, месте и характере сил, что не всегда доступно командованию. Важно, чтобы командиры подводных лодок понимали, что у них есть свобода выбора и действий на основе полученной информации на удаленных позициях. В результате командование определяет приоритеты и доводит "замысел командира", а дальнейшее зависит от инициативы и решения командира подводной лодки. Такая свобода действий позволяет командиру подводной лодки оперативно принимать решения в быстро меняющейся обстановке, чтобы максимально соответствовать замыслу руководства.

Развитие уверенности в себе у командира подводной лодки имеет решающее значение для общего потенциала подводных сил США в достижении ожидаемого результата. Инициатива тренируется и ожидается во время боевой учебы и в дальних походах в мирное время, передается в экипаже от старшего младшему по мере получения опыта и зрелости. Подводники хорошо известны тем, что они могут протолкнуть по инстанциям любую инициативу. Инициативность требуется постоянно оттачивать.

В эксплуатации подводных лодок нет места ошибкам, особенно в боевой обстановке. Именно поэтому подводный флот уже давно применяет систему программ обучения, повышения квалификации на подводных лодках и награждения лучших. В 1924 году, через несколько лет после того, как летчики ввели знак отличия – крылья, в подводных силах был введен свой знак – дельфин для обозначения квалификации специалиста на подводных лодках. Частью обязательной и необходимой для всех подводников подготовки является скрупулезное изучение своего корабля и всех систем, чтобы все члены экипажа могли принять все необходимые меры в любой чрезвычайной ситуации, которая может возникнуть во время боя, аварии или повседневных действий.

Подводники, как ожидается, должны проявлять инициативу на основе глубоких технических знаний. Подобно тому, как командиры подводных лодок должны принять инициативное решение на тактические действия своего корабля, так должен каждый член экипажа проявлять инициативу в выполнении своих обязанностей. Инициатива является фундаментом боевого потенциала, необходимым элементом жизни на подводной лодке.

Если для покладки на новый курс дана команда положить руль влево, а младший рулевой видит, что быстрее выйдет на курс перекладкой руля вправо, он обязан сообщить об этом. Это дает командиру возможность исправить свой приказ, если только поворот влево не был обоснованным. Командир подводной лодки приветствует такую инициативу, поскольку она показывает, что даже один из самых младших матросов на корабле имеет голову и думает. Такая своего рода совместная работа – благо для корабля, и она является признаком успешной подводной службы.

Тактические творчество и инновации

Демонстрация тактических новинок вошла в привычку подводников. В истории подводной войны, всегда реальные боевые действия отличались от тех, что ожидались до их начала. Правила постоянно меняются. До нападения на Перл-Харбор, американские подводные лодки готовились действовать в соответствии с правилами, которые требуют предупреждать любой гражданский корабль до его атаки. Через шесть часов после нападения на Перл-Харбор COMSUBPAC (Командование подводных сил на Тихом океане) получило приказ от морского ведомства "Начать неограниченную воздушную и подводную войну против Японии". Это потребовало быстрой корректировки оперативного использования подводных лодок и способов выполнения ими боевых задач.

Как уже говорилось, подводникам противостоят обладающие намного большими возможностями силы противолодочной борьбы, что придает противолодочным силам уверенность в себе, а подводников заставляет усомниться в своей скрытности. Уинстон Черчилль, описывая историю Второй мировой войны, вспоминает, как он был в море в 1938 году, где увидел, насколько эффективен гидролокатор в поиске подводных лодок. Он отмечает, что он был удивлен "ясности и четкости" сигнала, как если бы он был "одним из тех существ, что просят об уничтожении". Он посетовал позже: "Без сомнения, на этот раз я переоценил их достижения, забыв на мгновение, насколько необъятным является море". Нельзя знать, какие изменения ждут тех, кто выходит в море на боевую операцию, но подводники должны четко понимать, что тактика, правила и военная ситуация будут иными, чем они ожидали, и что они должны будут адаптироваться к изменениям или подвергнуть себя и свои корабли опасному риску.

Тактические новинки должны применяться на каждом корабле, в каждом подразделении, обсуждаться в каждой кают-компании. Идея Эклундского полигона родилась в море, а затем была подтверждена и уточнена преподавателями школы подводников. Идея быстрой перезарядки торпедных аппаратов во время боя, а не после выхода из него была разработана и опробована молодым торпедным офицером на Parche во время Второй мировой войны и имела решающее значение для успеха в атаке подлодкой японского конвоя 31 июля 1944 года. Рэд Рамаж ночью в надводном положении проник в центр колонны и, оставшись на мостике один, за 48 минут выпустил 19 торпед, став среди подводников единственным до сего времени живым кавалером медали Почета.

"Тактические новинки" не обязательно ограничиваются боем. В 1972 году лодка Barb срочно вышла из Гуама, несмотря на уведомление о приближающемся через час тайфуне, чтобы сделать 300-мильный бросок в попытке спасти 8 членов экипажа B-52, потерпевшего катастрофу в океане вскоре после взлета с авиабазы Andersen AFB. Сильное волнение на море заставило все другие суда покинуть район поиска, но экипаж Barb проявил инициативу, в результате чего удалось поднять на борт 6 летчиков, несмотря на 40-футовые волны. Оставив только рубочный люк открытым, вахта привязала себя к ограждению, а шесть человек в прочном корпусе готовы были втянуть исчерпавших силы и раненых летчиков с поверхности моря. Старшина торпедистов, который поплыл к первой группе спасательных шлюпок для передачи конца, был награжден медалью ВМС и морской пехоты за героизм, проявленный в спасении. Такого рода творчество на подводной лодке или на других подводных системах всегда будет иметь важное значение, но подводники должны практиковать его регулярно, чтобы не зависеть от обстоятельств.

Потребность в тактических инновациях будет в будущем только расти с введением новых подводных технологий, особенно беспилотных систем. Необходимость координации между подводными системами становится все более важным. Подводники – это специалисты ВМС в "подводной войне" или войне из-под воды. Общество несет ответственность за полное обеспечение этой деятельности, предоставления полного и скоординированного набора средств. Как летчики соблюдают определенные правила по предотвращению столкновений летательных аппаратов, а надводные силы установили правила предупреждения столкновений судов, подводники должны соблюдать определенные требования, которые регулируют использование подводных пространств – включая предупреждение взаимных помех, маневрирование, управление подводными системами наилучшим образом.

Беспилотный подводный флот (UUVs) – новая и быстро растущая часть подводных сил США, и при этом необходимо, чтобы рост происходил гладко и слаженно. Например, развитие UUVs может потребовать появления новых кадровых специалистов, знания по эксплуатации UUV могут стать частью программы подготовки специалистов уже присутствующих родов сил. UUV могут быть размещены на борту и применяться экипажами других боевых платформ (подводные лодки, корабли, береговые базы). Или UUVs могут быть органической частью судовых систем. Вот некоторые из самых сложных вопросов, с которыми подводникам придется столкнуться и решать в ближайшие годы. Одно можно сказать точно: определенно, что в ближайшем будущем необходимо будет определить и профессионально разработать кадровый состав группы персонала для обслуживания UUVs и связанных с ними систем. Подводники, которые в настоящее время составляют экипажи подводных лодок, должны быть частью этой команды.

Наступательность и злость

В глубинах морей, скорее всего, подводные войны будут по-прежнему заключаться в обмене атаками и уклонении от них. Успех подводных сил в прошлом был построен на упорстве и воле продолжать атаки раз за разом, пока цель не будет поражена или возможность атаки безвозвратно потеряна. Муш Мортон как-то сказал Дику О'Кэйн после длинной цепи атак: "Упорство, Дик. Оставайтесь с ублюдком, пока он не пойдет ко дну". Такая агрессивность имела существенное значение для эффективного ведения подводных боевых действий. Существенное преимущество получает тот, кто умеет использовать хаос и беспорядок, пришедшие вслед за обычным спокойствием. Нервы на пределе, и моряки – все как у людей – будут принимать решения под воздействием эмоций. Это также может быть использовано во благо.

Ради общей цели сила, дерзость и смелость ограничены потому, что общепризнанно: чем больше порядка и дисциплины в совместных действиях, тем лучше. Однако такая взаимозависимость и совместная эффективность подходит для надводных сил, но не действует в подводном мире. Надводные силы и военно-воздушные силы создают "концентрацию" и "мощь", но это не применимо для подводных лодок. Подводные силы действуют для достижения общей цели, скоординировав свои действия с остальными военно-морскими силами, и подлодки участвуют в совместных действиях группы, но лучше всего для них для достижения максимального эффекта – действовать самостоятельно. Координация и планомерность требуют времени и постоянной связи, а это как раз то, чего нет у подводных сил, которые жертвуют собой для того, чтобы нанести противнику урон. Цель подводных сил – действовать на передовых рубежах таким образом, чтобы создать и поддерживать в сознании противника ощущение беспорядка, уязвимости, хаоса и неопределенности.

Какими качествами характера должен обладать подводник, обсуждается до сих пор, но упорство и агрессивность должны присутствовать. Это не означает, что в мирное время стоит идти на риск, который возможен во время войны. Но надо сказать, что творческое применение настойчивости в соответствующих пределах в повседневных учениях или дальнем плавании приемлемы и ожидаемы.

Когда готовилась операция "Буря в пустыне", командир Pittsburgh капитан 2 ранга Чип Гриффитс занимался межпоходовым ремонтом своего корабля и не планировал участвовать в боях. В качестве одной из немногих подлодок с вертикальным пуском ракет TLAM в подводном флоте Pittsburgh выпадал из обоймы. Гриффитс, обладая волей и упорством, которое характерно для большинства командиров в истории подводных сил, собрал свою кают-компанию и руководителей ремонта и спросил: "Что каждый собирается предпринять, чтобы вывести этот корабль в нужное время на линию огня?" Заразив творческой энергией весь экипаж и ремонтные бригады, ему удалось раньше завершить ремонт, погрузить ракеты, и завершить оперативное развертывание до начала операции. Это упорство. Это что-то вроде нежелания потерпеть неудачу, что характерно для большинства подводников.

Наличие исключительно талантливых и хорошо подготовленных кадров – необходимое, но не единственное для успеха подводных сил условие. Подводные силы должны быть оснащены по последнему слову техники, чтобы эффективно и в полной мере способствовать национальной безопасности. В следующем разделе рассматриваются преимущества, предоставляемые вооружением и техникой для успешного применения в глубинах Мирового океана.

Часть 2. Военные преимущества скрытных действий из-под воды
Подводники должны быть признательны водным глубинам, делающих их невидимыми, за множество военных преимуществ. Использование этих преимуществ неразрывной связью соединяет современных подводников с подводниками времен Первой мировой войны, Второй мировой войны и холодной войны. Военно-морские силы применяют подводные силы так, чтобы эти преимущества быть использованы для достижения более масштабных военных и геостратегических целей Вооруженных сил и американского народа. Говорим ли мы о подводных силах сегодня, состоящих преимущественно из подводных лодок, или о силах в будущем с особым упором на UUVs и другие системы, подводные силы должны всегда быть способны воспользоваться набором уникальных военных преимуществ. Все они являются следствием скрытности. Эти преимущества, в соответствии с утвержденной главнокомандующим "Концепции боевой деятельности в подводной среде", включают в себя:

способность проникать в глубины;

способность действовать незамеченными;

способность проникать в оборону противника;

возможность неожиданно атаковать, самостоятельно выбирая время и место атаки;

способность к выживанию без значительных затрат на оборону;

возможность использовать неопределенность и неоднозначность подводной среды.

Эти преимущества можно проиллюстрировать различными историческими и современными примерами.

Способность проникать в глубины
Одно из самых востребованных преимуществ, которое зачастую достижимо без подводных лодок и аппаратов. Подводная досягаемость может просто значить возможность установить систему в подводной среде, возможно, без необходимости какого-либо дальнейшего обслуживания и поддержания условий ее обнаружения или сокрытия. Такая система может представлять собой датчик, установленный под водой для наиболее эффективной работы, или это может быть поисковая система, предназначенная для сбора чего-либо, или это система нефтедобычи или нефтеразведки, рыболовная система или даже драга для дноуглубительных работ судоходного канала.

Некоторые задачи, требующие досягаемости морского дна, лучше всего выполняют подводные лодки. Например, после катастрофы космического челнока Challenger у берегов Флориды к поиску и подъему его частей были привлечены подводная лодка NR-1 и различные дистанционно управляемые аппараты (ДУА). Скрытность здесь не нужна, но важна способность доставить датчики с высоким разрешением на глубину и произвести поисково-подъемные работы непосредственно на дне рядом с объектом поиска. Другой распространенный пример подводной досягаемости заключается в размещении гидроакустического комплекса на заданной глубине, определяемой физикой распространения акустических колебаний, чтобы обеспечить высокую эффективность акустического поиска. Точно так же надводные корабли применяют свои ГАС на максимальные дистанции, регулируя глубину опускания гидролокатора. Подводная лодка для приведения бортовой и буксируемой ГАС на глубины наилучшего акустического поиска использует свою способность погружаться.

Тайные операции

Подводные лодки позволяют выполнять задачи, максимальный эффект от которых наблюдается, если они не были обнаружены. Это задачи сбора разведданных и наблюдение, которые по самой своей природе имеют особое значение, если противник не знает, что информация о наличии и расположении своих сил стали известны. Если разведка обнаружена, то у противника есть множество вариантов действий, которые могут снизить ценность полученных данных. К ним относятся изменения планов, которые были скомпрометированы, пересмотр способов действий или методов применения сил. Самое главное, что если противник знает, что определенная информация доступна врагу, он может использовать этот факт для подачи дезинформации или сознательного обмана. Наконец, противник может просто ограничить свою деятельность и свести к минимуму потери. Операции могут быть отменены или отложены, действия могут быть изменены, работа систем в незащищенных режимах может быть ограничена. Эти шаги являются дорогостоящими и не всегда эффективными. Противник теряет способность выборочно использовать инструменты защиты разведданных, когда наблюдение осуществляется подводными силами.

Кроме разведки и наблюдения, есть другие операции, успешность выполнения которых зависит от степени скрытности. Наращивание подводных сил путем перемещения большего числа подводных лодок в районы потенциальных конфликтов должно оставаться незамеченным. Это позволяет командованию "развертывать силы на линию атаки" скрытно, не допуская массовой утечки сведений о месте и характере выполняемых операций. Другой пример задач, когда необходима скрытность, это задачи в поддержку сил специальных операций. Такие силы, если они обнаружены, могут подвергнуться большому риску, а успех их миссии может оказаться под вопросом без проведения операций поддержки.

Проникновение сквозь оборону противника
Движение под водой значительно расширяет возможности сил проникнуть сквозь оборону противника и занять позиции в его тылу. Такое внутреннее положение обеспечивает доступ к самым важным целям, которые менее защищены, чем когда они находятся за пределами оборонительного периметра подлодки. Положение "внутри безопасной гавани" позволяет увеличить потенциал поражения. Тот факт, что проникновение выполнено скрытно без прорыва, предоставляет несколько недолговечных преимуществ:

на борту остается больше боезапаса для применения по противнику сразу после занятия позиции;

больше объектов не готовы к нападению, поэтому более уязвимы;

больше гибкости для политического руководства США, которому не нужно заранее принимать срочные меры и которое может ожидать большего и скорейшего эффекта от подводных лодок, которые уже преодолели оборону противника.

В качестве иллюстрации проникновения вглубь обороны противника в период Второй мировой войны можно привести смелый маневр Муш Мортона в бухте Вивак в январе 1943 года. В операции, которая стала легендой и вписана в историю подводного флота США, Мортон неожиданным образом интерпретировал приказ на разведку б. Вивак. Лейтенант Джордж Гридер, офицер лодки, вспоминает, что на вопрос Мортона, что он понимает под определением "разведка", ответил, что, по его мнению, это наблюдение через перископ из подводного положения со стороны моря. На что Мортон ответил: "Черт, нет. Только так можно разведать гавань, если пойти прямо в нее и посмотреть, что там ".

Гридер позже писал: "... подводная лодка, как известно, это глубоководный корабль, которому необходимы просторные океаны и большой запас глубины под килем, чтобы действовать. А порты часто опасны, в лучшем случае непредсказуемы, даже если проводкой судов в них занимаются опытные лоцманы, оснащенные самой современной информацией об обстановке. Для Wahoo было полным безумием погрузиться и войти в гавань противника, даже расположение которой на карте нам было неизвестно ". Когда они были внутри, и внезапно был обнаружен эсминец, один матрос пошутил: "Вот так разведали гавань! Давайте убираться отсюда". На что Мортон ответил: "Боже, нет. Мы собираемся пойти и взорвать его. Мы возьмем его врасплох. Он не ждет здесь атаки подводных лодок ". В итоге Wahoo потопил японский эсминец Harusame и покинул гавань. На следующий день Wahoo потопил все четыре корабля конвоя, направлявшегося в Вивак. Клай Блэр, в книге об истории войны американских подводных лодок в Тихом океане – "Тихая победа" – пишет, что "этот поход, один из самых знаменитых в истории войны, стал всему подводному флоту новым примером – пинком под зад" .

В Атлантическом океане, в сентябре того же года, Соединенное Королевство предоставило еще один пример скрытного проникновения сквозь оборону к очень важным целям. Три мини-субмарины типа X-Craft были доставлены подводными лодками в Северную Норвегию, чтобы проникнуть в фьорд и атаковать в сентябре 1943 года немецкий линкор "Тирпиц" в "точке ожидания". Мини-субмарины проникли через минные поля и противолодочные сети и достаточно долго избегали обнаружения противолодочными силами фьорда Каафьорд в Норвегии, чтобы успеть поставить по крайней мере четыре двухтонных заряда под корпусом "Тирпица", взрыв которых образовал пробоину, повлекшую прием 1400 тонн воды в корпус, выведя линкор из строя на шесть месяцев. X5 погибла со всем экипажем, а X6 и X7 были атакованы и их экипажи были захвачены в плен.

В подобной операции в ночь на 6 декабря 1941 года японцы подготовили пять сверхмалых подводных лодок, которые были отбуксирована на Гавайи, чтобы участвовать в нападении на Перл-Харбор. По крайней мере одной из этих подводных лодок удалось проникнуть во внутреннюю гавань и выпустить две 2100-фунтовые торпеды в линкоры "Оклахома" и "Западная Виржиния". "Оклахома" перевернулась. После передачи сообщения "задача выполнена" в ночь с 7 на 8 декабря сверхмалая подлодка была затоплена своим экипажем в бухте Вест Лох и не была обнаружена вплоть до 1944 года, когда спасатели ВМС США очищали судоходный канал от обломков, но и тогда обломки были спокойно утилизированы к устью канала, где они бы и потерялись окончательно, пока не были вновь обнаружены в 2009 году.

Приведенные примеры подчеркивают, что успех зависит от смелости моряков, способных проникнуть сквозь оборону противника для того, чтобы получить доступ к самым важным целям. Кроме того, приведенные примеры свидетельствует о других характерных чертах, таких как внезапность и живучесть.

Внезапность

Внезапность – возможность атаковать противника по своему выбору, самостоятельно выбрав время и место, что предоставляет ряд колоссальных преимуществ, каждое из которых усиливает эффект от атаки. Во-первых, атакующий из-под воды может выбрать условия атаки, наиболее соответствующие обстоятельствам. Атака может быть выполнена немедленно или может быть отложена по различным причинам.

Во время Фолклендской кампании лодка Conqueror скрытно маневрировала невдалеке от аргентинского крейсера "Генерал Бельграно" целый день в ожидании разрешения от британского штаба на атаку. В противоположность этому в течение той же кампании, когда обнаруженная цель классифицировалась как подводная лодка, атака выполнялась немедленно, потому что контакт с подводной лодкой настолько неуверенный и мимолетный, что нельзя впустую тратить время. Ни одна из таких срочных атак против предполагаемых подводных лодок не достигла цели. Атака может быть отложена подводной лодкой для маневра, чтобы занять оптимальную позицию для нанесения максимального урона противнику и свести к минимуму вероятность контратаки.

Второе преимущество внезапного нападения заключается в том, что атаки могут быть предприняты в момент, когда цель не приведена в полную готовность, что обеспечивает большую вероятность нанесения максимального урона. Внезапное нападение на Перл-Харбор было приурочено к периоду самой низкой боевой готовности флота США, что увеличило вероятность нанесения большего ущерба объекту нападения при меньших военных потерях нападавших.

Третье преимущество внезапности в том, что она порождает хаос, эффект, который может привести к повреждениям второго порядка, таким как столкновения, снижение эффективности обороны. Трудно ожидать упорядоченных и систематических ответных действий, когда сохраняется угроза продолжения атаки, и тем самым снижается эффективность контратаки. Внезапность – один лучших инструментов подводной войны

Живучесть

Подводное положение позволяет подводным лодкам перемещаться необнаруженными, сохраняя неопределенность нахождения в обширных районах и существенно усложняя задачу противника, который стремится их обнаружить. Подводное положение создает эффект "защиты" подводных лодок от атак без необходимости в какой-либо значительной степени применения оборонительного оружия. Что позволяет разместить больше наступательного оружия на борту. Кроме того, глубина значительно затрудняет оценку боевого повреждения, причиненного противником. Например, атака может быть выполнена по предполагаемой подлодке и, когда позже подводная лодка не обнаруживается, атака признается успешной. Неповрежденная, но по-прежнему уязвимая для атаки лодка может уходить, и тот факт, что ее местоположение и состояние неизвестно, защитит ее от последующей атаки.

Наши РПКСН полагаются на защиту глубин и на свою живучесть, которая позволяет им обеспечить "гарантированный ответ" даже после первого удара противника. Живучесть является совокупным результатом скрытности и использования огромных пространств океана, чтобы максимально затруднить действия сил поиска.

В дополнение к скрытности и постоянной смене позиции, предоставляя противнику вести поиск на всей акватории океана, подводные силы используют системы обороны, принимают контрмеры, чтобы снизить вероятность ущерба от атаки противника. Защита от ударных воздействий, ремонтно-восстановительные работы, резервирование механизмов и прочная конструкция делают подлодку более живучей.

Неопределенность происходящего

Последнее преимущество предоставляемое глубиной, хотя и не получило широкого признания, но во многих отношениях это одно из самых важных преимуществ. Тот факт, что океан является непрозрачной средой, затрудняет понимание происходящего под водой; этот очевидный факт имеет далеко идущие последствия, которые отличают водную среду от воздушной или даже от того, что происходит на поверхности моря. В воздухе и на поверхности невооруженным глазом человек способен обнаруживать удаленные цели, а значит, что даже неискушенные противники могут контролировать эти пространства. Мало того, цели заметны, они могут быть быстро опознаны и отслеживаться с достаточной точностью, чтобы принимать верные решения. Контраст с подводной средой просто удручающий.

Под водой только те могут обнаружить противника, кто способен умело применять самые высокотехнологичные, специализированные и дорогие приборы. Даже в случае обнаружения они часто имеют неопределенные, нечеткие данные, не позволяющие классифицировать цель, лишь дающие смутное представление о направлении ее движения или месте, что не позволяет принять немедленные меры.

Даже тогда, когда ясно, что "что-то" произошло или происходит, нелегко определенно сказать, что именно, поскольку причина скрыта в глубине. Эта сложность и неоднозначность оказывает значительное влияние на тех, кто зависит от подводной среды. Она усложняет работу рыбаков, которые должны решить, куда забросить сети. Глубина скрывает, что случилось с ПЛ Scorpion и Air France Airbus. Она позволяет контрабандистам наркотиков при угрозе поимки затопить груз в полной уверенности, что с ним утонут и не будут найдены доказательства их вины. Неопределенность подводной среды привела к значительному расходу противолодочных боеприпасов, примененных ВС Великобритании по неопределенным подводным целям во время Фолклендской войны.

26 марта 2010 года сверхмалая северокорейская подводная лодка торпедировала южнокорейский фрегат Cheonan в Желтом море, который раскололся на две части и затонул, унося в пучину 46 моряков. Северная Корея отрицала атаку. Во время спасательных работ, длившихся несколько недель, были обнаружены и подняты на поверхность корабль и хвостовая часть торпеды того типа, что использовались Северной Кореей. Многонациональная группа технических экспертов обработала всю имеющуюся информацию и предоставила официальный доклад, заключив с уверенностью, что причиной гибели фрегата стала северокорейская торпедная атака. По причине неопределенности подводной среды, несмотря на все данные технического анализа и недели работы десятков экспертов, средства массовой информации в Соединенных Штатах и других странах все еще не утверждают об атаке.

Неопределенность происходящего может быть использована, чтобы создать впечатление нахождения подводных сил не там, где они в действительности, чтобы представить катастрофы следствием несчастных случаев или природных факторов, а не враждебных действий, чтобы отвлечь, сорвать или задержать действия противника. Каждое из этих действием ведет к распылению или отвлечению внимания противника, снижая эффективность его действий и вызывая тревогу.

Скапа-Флоу, октябрь 1939

Первые месяцы войны дают нам пример, иллюстрирующий все преимущества подводных действий, применяемых в рамках одной операции, которую иногда называют самой известной атакой немецких подводных лодок.

В расчете подтвердить уверенность, что Германия сможет взять верх над Королевским флотом и ослабить британскую блокаду, Карл Дениц и его штаб разработали дерзкий план атаки, предусматривающий проникновение немецкой подводной лодки в главный порт британского флота Скапа-Флоу и атаку любых целей, что могут оказаться на рейде. (Во время Первой мировой войны две немецких подводных лодки были потеряны при попытке выполнения такой операции). Тщательная работа штаба и разведки позволила выявить потенциально уязвимые места в обороне: щели в пятьдесят футов шириной между брандвахтой и подводными сетями, охраняющими все подходы к местам якорной стоянки. Благоприятная фаза Луны и приливного цикла создавали узкое "окно" в ночь с 13 на 14 октября.

Гюнтер Прин, бывший моряк торгового флота и лучший командир Деница, был выбран для выполнения этой задачи и вызван в штаб, чтобы за субботу и воскресенье изучить план и сказать Деницу, сможет ли он это сделать. Когда командир подтвердил возможность выполнения, план получил название "Операция П". Обновив коды шифровальной машины, в полной тайне от всех, кто не связан с операцией, U-47 погрузилась в Киле 8 октября, направляясь к северной оконечности Шотландии. U-47 пересекала Северном море в надводном положении ночью, отлеживаясь на дне в течение дня (незамеченные операции). После оставшегося незамеченным перехода U-47 всплыла в ночь на 13 октября в 23.31 с целью войти в Кирк-канал. После одной неудачной попытки Прин все же проник в щель защитного барьера брандвахты и вошел незамеченным в Скапа-Флоу (проникновение сквозь оборону).

Прин обнаружил на якоре линкор Royal Oak с тендером Pegasus и атаковал двумя торпедами каждый корабль с дистанции 3500 метров. Атака была проведена совершенно внезапно по незащищенной цели (внезапное нападение). Одна торпеда не вышла, две прошли мимо, и одна взорвалась в носу Oak Royal. Экипаж линкора и адмирал не могли и подумать, что причиной взрыва была торпедная атака, и что все они находятся под угрозой. Не был отдан приказ к включению ГАС или к герметизации отсеков корабля (двусмысленность и неопределенность). Прин воспользовался этой неопределенностью и, не видя никаких признаков обнаружения, использовал время перезагрузки торпедных аппаратов для занятия позиции, чтобы сделать еще одну атаку. Он выстрелил тремя торпедами из носовых торпедных аппаратов в Oak Royal. Все три торпеды попали в правый борт линкора, в результате чего он опрокинулся 13 минутами позже, унося жизни более 800 из 1200 членов экипажа, находившихся на борту. Необнаружения по причине хаоса U-47 покинула Скапа-Флоу в 02.15 и направилась обратно в Вильгельмсхафен, где героев ждала слава.

Клэй Блэр в "Подводной войне Гитлера" писал, что "подвиг в Скапа-Флоу, безусловно, привлек внимание Гитлера и прочно внедрил в его сознании и во все немецкие умы тот факт, что одна дешевая подлодка с экипажем всего сорок четыре человека смогла утопить огромный линкор с командой 1200 человек. Из этого не трудно было сделать вывод, какую бойню огромный флот подводных лодок может устроить слабовооруженным судам торгового флота Великобритании. Таким образом, идея, что Германия может нанести поражение Великобритании в море с помощью подводных лодок, получила "зеленый свет". Продолжительное "эхо" Скапа-Флоу было, несомненно, на руку подводным силам.

Глубина предоставляет широкий спектр военных преимуществ, которые могут быть использованы подводными силами. Эти преимущества могут быть реализованы в рамках отдельных операций, как в примере с проникновением Wahoo в гавань Вивак, или они могут быть совмещены с деятельностью других видов и родов сил для достижения максимального успеха, как это было в случае нападения Японии на Перл-Харбор.

Неумение должным образом интегрироваться с действиями других сил может снизить результативность подводных операций. 8 октября, в день выхода Прина из базы, британский флот покинул Скапа-Флоу, чтобы перехватить тяжелый крейсер Гнейзенау который был замечен в Северном море, направляясь на рейдерство в Атлантику. Гнейзенау не стал прорываться и вернулся в Киль, а флот метрополии стал на непродолжительное время на якорную стоянку у берегов Шотландии в Лох Ив. Люфтваффе, не зная о миссии Прина, произвели 12 октября низкую разведку Скапа-Флоу за два дня до прибытия U-47, и это было воспринято британцами как прелюдия к бомбежке. В результате большая часть королевского флота осталась в Шотландии, и только флагман Royal Oak вернулся в Скапа-Флоу. Если бы этой ошибки в планировании не произошло, Скапа-Флоу, скорее всего, был бы переполнен кораблями (не менее четырех линейных кораблей и авианосцев) и ущерб, нанесенный Прином, мог бы быть еще ужаснее.

Совместная стратегия

В целом роль наших подводных сил заключается в том, чтобы, используя глубину, получить преимущества по отношению к противнику. Эти преимущества могут быть использованы в общих интересах действующих сил для достижения любых конкретных оперативных и стратегических целей.

Наша совместная морская стратегия подчеркивает шесть "ключевых условий", которые американские военно-морские силы должны совместно обеспечить: передовое присутствие, морскую безопасность, морской контроль, проецирование силы, сдерживание и гуманитарную помощь/ликвидацию последствий стихийных бедствий. Несмотря на то, что Совместная морская стратегия является относительно новой идеей, эти ключевые положения хорошо известны и по большей части они те же, что были в конце 1970-х, когда впервые были разработаны идеи об "основанных на результате" операциях. Подводные силы внести ценный вклад в каждое из этих ключевых положений военно-морских сил.

Передовое присутствие
Относится к постоянному присутствию американских военно-морских сил в удаленных оперативных районах, оперативности, с которой они могут быть задействованы в чрезвычайных ситуациях. Передовое присутствие позволяет участвовать в учениях и операциях с союзниками США, что способствует американским интересам в регионах. Если ВМС США не обеспечат постоянного присутствия значительных контингентов наших войск на передовых рубежах, то огромные расстояния, которые должны быть покрыты при необходимости, приведут к задержке прибытия наших войск. Эта задержка может быть легко использована потенциальным противником, поэтому необходимость передового присутствия становится важным элементом гарантий нашей безопасности. Как будет сказано ниже, подводные силы, в частности, используют передовое присутствие, чтобы уверенно занять ключевые позиции, выполнять задачи незамеченными и с целью устрашения.

Морская безопасность

Речь идет о шагах, необходимых для обеспечения повседневной безопасности текущей морской торговли США и их союзников на повседневной основе. Безопасность является результатом коллективных усилий военно-морских сил, разведывательных организаций, правоохранительных органов, союзников и правительства. Защита против терроризма и против использования морских судов, применяемых в системе обеспечения терроризма, являются ключевыми элементами морской безопасности, антинаркотических операций и других направлений помощи правоохранительным органам. Подводные силы обеспечивают значительный вклад в разведку и наблюдение, которые помогают основной деятельности других сил морской безопасности правительства США, нашим союзникам и друзьям.

"Морской контроль"
Способность одного государства использовать море для своих целей, ограничивая противников в возможности делать то же самое. "Морское ограничение" является подвидом морского контроля, когда обычно ограничивается возможность использования моря противником, но нет возможности в полной мере использовать море самим. "Морское доминирование" является более широким термином, чем морской контроль, и предполагает надежный и устойчивый контроль над морем на больших площадях. "Морское превосходство" – это морской контроль над определенной географической областью моря в течение определенного периода времени. Подводные силы являются основными в обеспечении "Морского ограничения", но, поскольку подводные силы сами по себе имеют ограниченные возможности, в полной мере под обеспечением такого ограничения, как правило, понимается, что Военно-морские силы общего назначения обеспечивают возможность дальнейшего поддержания и развития положительного эффекта "Морского ограничения".

Проекция силы

Относится к применению морских сил для оказания поддержки на берегу, включая наступательные операции (например, участие в воздушно-ракетном ударе) или десантные операции. Подводные силы несут на борту около трети ударных ракет ВМС, но их ударная мощь ограничена по сравнению с авиацией или морским экспедиционным корпусом возможность применения. Реальное значение подводного удара заключается в его внезапности с позиций, оптимальных для тех или иных приоритетных задач. Этот "маленький или без предварительного уведомления" контекст значительно увеличивает значение применяемой военной силы и может сыграть роль в достижении целей сил общего назначения, обеспечив им последующий доступ к театру военных действий.

Сдерживание

Сдерживание включает в себя не только ядерное сдерживание, что обеспечивается в ВМС исключительно подводными лодками с баллистическими ракетами. Сдерживание действует день за днем, понуждая другие государства не предпринимать действий, противоречащих интересам США в связи с явной угрозой. Ответные меры простираются далеко за пределы применения военной силы. Подводные силы значительно усиливают угрозу применения силы со стороны Соединенных Штатов, потому ВМС США вовсе не обязательно быть видимым, чтобы держать противника на прицеле. Так создается эффект сдерживания, даже если нет открытой демонстрации силы.. Ниже отметим, что боевая готовность является ключевым элементом эффективного сдерживания.

Гуманитарная помощь и ликвидация последствий стихийных бедствий (HADR)

Обычно вызывает в воображении образ вертолетов, оказывающих помощь жертвам землетрясения и спасая моряков, терпящих бедствие. Действительно, это самая значительная и хорошо известная часть усилий военно-морских сил в HADR. Вклад в HADR подводных сил США значительно уже, это узкоспециализированный вклад, но вполне достаточный, когда необходимы спасение подводной лодки или подводный поиск. Подводные силы США вносят свою долю для имиджа Соединенных Штатов в качестве "глобальной силой добра" путем предоставления специализированных спасательных подводных лодок и возможностей подводного поиска. Другим странам нет нужды развивать свои собственные возможности в этом направлении, потому что они могут положиться на нас в случае необходимости. Международное сотрудничество, которое мы практикуем, работая с другими странами, чтобы быть готовыми к потенциальным подводным чрезвычайным ситуациям, также выступает в качестве основы для других областей сотрудничества.

 

FLOT.com



Источник: http://flot.com/nowadays/concept/opposite/underseawarfighting/
Категория: ВМС общие вопросы | Добавил: pentagonus (24.09.2012)

Просмотров: 1879 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов