Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 13:14
Ключевые слова
демобилизация, Печуров

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [433]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
JustGod

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Некоторые уроки демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий в США в XX веке
HTML clipboard

Некоторые уроки демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий в США в XX веке

Полковник С. Печуров,
доктор военных наук, профессор

В XX веке в США были проведены четыре крупных комплекса демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий: после Первой и Второй мировых войн, войны во Вьетнаме и окончания «холодной войны» в конце 80-х-начале 90-х годов в ходе процесса сокращения вооруженных сил (ВС).

Первый крупный комплекс демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий в ВС США в целом и сухопутных войсках в частности проводился после Первой мировой войны (в период с 1918-го и до 30-х годов).

Необходимо отметить, что даже американские военные историки подчеркивают полную неготовность их страны к Первой мировой войне. Проведенная в короткие сроки мобилизация и включение в состав американских экспедиционных сил в Европе огромных масс плохо обученных людей поставили военное руководство США в положение, когда уже во Франции их пришлось срочно переучивать и форсированными темпами добиваться слаженности действий подразделений, частей и соединений. Кроме того, только через год после объявления о вступлении в войну американское руководство смогло организовать методичное поступление в войска современных (на тот период) вооружения и военной техники (В и ВТ).

После окончания войны и объявления о демобилизации сухопутные войска (СВ) США в течение четырех лет подверглись существенному сокращению - почти с 3,7 млн военнослужащих до немногим более 147 тыс. В разгар демобилизации в 1920 году конгресс США принял закон «О национальной обороне», предусматривавший наличие в мирное время небольших по численности вооруженных сил, на базе которых в случае чрезвычайных обстоятельств можно было бы развернуть мощную армию. В соответствии с национальной стратегией того времени предполагалось, что ВС страны должны быть готовы к ведению как одной большой, так и нескольких малых войн. При этом, по расчетам специалистов, для ведения последних было бы вполне достаточно иметь регулярные сухопутные войска численностью 300 тыс. человек. Большая война предусматривала наличие резерва 1-й очереди - национальной гвардии (435 тыс. человек) и 2-й очереди (600 тыс.).

Между тем конгресс США не согласился с данными выкладками специалистов, аргументируя это главным образом отсутствием средств на содержание такого огромного количества «джи-ай». В результате численность военнослужащих только в пехотных частях, составлявшая в 1920 году около ПО тыс. человек, к концу 1930-го сократилась до чуть более 40 тыс. К тому же из «разрешенных» конгрессом 38 пехотных полков треть оказалась не полностью укомплектована. Кроме того, конгрессмены посчитали вполне достаточным и даже где-то «излишним» количество вооружения и военной техники на складах, оставшихся невостребованными во время Первой мировой войны, в связи с чем отказали в выделении необходимых средств на приобретение современных В и ВТ. Как результат, подчеркивают американские исследователи, во Вторую мировую войну США вступили с оружием в лучшем случае образца 1918 года. Более того, по их мнению, «конгресс поставил собственные вооруженные силы в рамки еще более жесткие, чем побежденные германские ВС в результате Версальского договора».

Несмотря на то что в 1939 году американское военно-политическое руководство осознало факт неизбежности вовлечения в надвигавшуюся новую мировую войну и сориентировало ВС страны на подготовку к ней, «20 лет было потеряно впустую», что стало причиной катастрофических неудач и тяжелых потерь ВС США на полях сражений Второй мировой войны, по крайней мере в первые ее годы.

К концу Второй мировой войны численность американских сухопутных войск (СВ) достигла 8,5 млн человек. Потери США в ходе ее были не столь велики, как у других стран-участниц, -около 940 тыс. военнослужащих. Однако львиная их доля пришлась на первые годы войны, что говорит о неудовлетворительной подготовке ВС этой страны к ведению военных действий в целом. В качестве доказательств в американской специализированной литературе приводится тот факт, что ввод в бой первых двух пехотных дивизий обернулся их разгромом - потери личного состава превысили 40 проц. Как и в ходе Первой мировой войны, военному руководству пришлось в корне менять систему боевой подготовки, а также форсированными темпами создавать и поставлять в войска современные В и ВТ.

Второй комплекс демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий, начавшихся в 1945 году, напоминал аналогичные «обвальные» процессы, имевшие место после Первой мировой войны. В частности, количество военнослужащих сухопутных войск к 1948 году было сокращено до 554 тыс., а дивизий - с 89 в 1945-м, до 10 в 1948-м. Фактически страна вернулась к предвоенной национальной стратегии, во главу угла которой были поставлены задачи по обороне континентальной части США. Но так продолжалось недолго. Роль победителя в войне и новый статус с глобальными «обязательствами», приобретенный по ее результатам одной из двух сверхдержав, быстро привели к переоценке национальных интересов и угроз им и соответственно задач сухопутных войск. Поскольку главным элементом стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов стало «ядерное сдерживание (устрашение)» их главного оппонента на международной арене - СССР, войскам, не располагавшим ядерным оружием, была отведена второстепенная роль. В очередной раз, как подчеркивают американские исследователи, сухопутные войска «были преданы забвению» (как, впрочем, и ВМС) прежде всего путем перераспределения бюджетных средств в пользу ВВС - основного инструмента политики США. базировавшейся на ядерном факторе.

В соответствии с навязанным руководству страны военно-воздушными силами прогнозом о характере будущей войны - стратегическая ядерная - наземным войскам отводилась обеспечивающая, или подыгрывающая, роль. Фактически главной задачей сухопутных войск стало поддержание режима оккупации в поверженных странах (Германии, Японии и некоторых других). Вооружение и военная техника быстро приходили в упадок. К началу 50-х годов только один из четырех танков был «в рабочем состоянии». Бывший в то время начальником штаба СВ генерал Д. Эйзенхауэр констатировал факт полного отсутствия в войсках современных В и ВТ.

Американские специалисты определяют проблемы, с которыми столкнулись сухопутные войска страны в результате проведенных демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий после окончания Второй мировой войны, как проблемы количественного и качественного порядка. Так, из десяти дивизий восемь выполняли функции оккупационных войск, а две - стратегического резерва на континентальной части США. Но и это количество соединений командование не могло полностью обеспечить личным составом. В 1950 году в СВ было введено новое штатное расписание, в соответствии с которым численность личного состава дивизии регулярных войск составляла только 70 проц. дивизии времен Второй мировой войны. Однако даже этого уровня достичь было чрезвычайно сложно. Так, из расквартированных в Японии нескольких соединений только одна дивизия (25-я пехотная) была укомплектована по штату.

Но проблема качественного характера в результате указанных мероприятий оказалась еще острее. Из призванных в 1948 и 1949 годах новобранцев только около половины в результате тестирования смогли преодолеть барьер интеллектуальной пригодности для службы в ВС. К тому же негативное влияние оказывал такой фактор, как текучесть кадров, ставший результатом введения двухгодичного срока службы. В войсках недоставало учебной базы, полигонов, стрельбищ. В ходе учений практически не отрабатывались задачи по взаимодействию между подразделениями и частями различных родов СВ. В очередной раз войска испытали на себе последствия полного игнорирования руководством страны уроков предыдущих войн. Начальник штаба сухопутных войск генерал О. Брэдли сетовал на то, что «половина офицеров и солдат выполняют полицейские функции в оккупированных странах, а другая половина - различные задачи в основном административного характера».

Как считают американские эксперты, полное пренебрежение со стороны руководства страны, причем как законодательной, так и исполнительной ветви власти, нуждами наземных войск не могло не привести к очередному провалу. Что в реальности и произошло в начале войны в Корее (1950).

ВВС США были не в состоянии сдержать вторжение северокорейских войск в южную часть Корейского п-ова. Руководству страны был преподан урок того, что без наземных войск войну выиграть невозможно. Сухопутные же войска США к началу боевых действий в Корее оказались не готовы: уровень подготовки военнослужащих не соответствовал элементарным требованиям, степень оснащения войск и качество В и ВТ были явно неудовлетворительными. Так, 60 проц. потерь танков М-24 и М-26, состоявших на вооружении, являлись не боевыми из-за технических неисправностей.

Проанализировав результаты войны в Корее, американские аналитики сделали вывод о необходимости сбалансированного подхода к потребностям видов ВС. Недостаточное финансирование СВ стало причиной слабой подготовки личного состава и отсутствия в войсках современных образцов вооружения и военной техники. Отсюда и большие потери в личном составе, В и ВТ в ходе этой войны.

Третий крупный комплекс демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий в ВС США связан с окончанием войны во Вьетнаме. В период с 1969 по 1972 год численность сухопутных войск уменьшилась почти на 50 проц. - более чем на 700 тыс. человек. Примечательно, что и на сей раз, как подчеркивают американские аналитики, проблемы, которые имели место в ходе двух предыдущих мобилизационных и постмобилизационных кампаний, вновь проявились в полном объеме. Командование вооруженных сил США, проанализировав уроки предыдущих демобилизаций и их негативных последствий, сделало определенные выводы, но реальные шаги не предпринимались в связи с отсутствием ресурсов, то есть эти вопросы были неподвластны военным.

В 70-е годы острая нехватка квалифицированного личного состава, качественной оперативной и боевой подготовки, а также современного вооружения в негативном плане влияли на боеготовность американских войск, в частности расположенных в Европе. Военное руководство западноевропейских стран полагалось на «обязательства» США, опираясь на группировку их войск на Европейском театре. Однако убежденность европейцев в способности тех выполнить свои обязательства в случае войны в Европе была сильно поколеблена практическим «разорением», по образному выражению бывшего в то время министром обороны Дж. Шлезинджера, частей и соединений США под предлогом усиления войск во Вьетнаме.

Последствия этого «опустошения», затронувшего весь комплекс проблем, включая боевую подготовку и оснащение войск, ощущались практически до конца 70-х годов. Наиболее существенной для ВС США в тот период, как считают американские военные историки, стала проблема кадров. Переход в июле 1973 года на добровольный принцип комплектования в буквальном смысле потряс все основы американской военной машины. Прежде всего командование сухопутных войск сразу же столкнулись с острой нехваткой личного состава. Так, в 1974 году некомплект в СВ составил около 20 тыс. человек. Отмечавшийся в эти же годы подъем национальной экономики только усугубил положение, делая службу в вооруженных силах не только не престижной (как следствие крайне непопулярной в американском обществе вьетнамской войны), но и невыгодной с финансовой точки зрения. Средств же, чтобы заинтересовать рекрутов, естественно, не хватало. В этих условиях многие, даже ярые сторонники перехода к «добровольческим» ВС, начали предрекать близкий провал реформ.

Но и среди тех, кто изъявил желание служить в вооруженных силах, явно не хватало по-настоящему годных к полноценной службе. Так, в 1979 году в сухопутных войсках только 64 проц. новобранцев имели высшее и среднее образование и только около 50 проц. из них удалось преодолеть самый низкий рубеж тестирования на выявление общего интеллекта (четвертая категория). Все это не могло не отразиться на результатах оперативной и боевой подготовки и, самое главное, на состоянии дисциплины в ВС. В частности, в конце 70-х годов 40 проц. солдат и сержантов имели взыскания в связи с нарушениями дисциплины и правопорядка.

Недостаточная оплата и неудовлетворительные условия жизни военнослужащих и их семей вызывали упорное нежелание у «джи-ай» продлевать контракты. Фактически треть военнослужащих рядового состава всех категорий в 1979 году получала жалование, которое было меньше официально объявленного прожиточного минимума. В начале 80-х годов в СВ отмечалась недоукомплектованность военнослужащих-контрактников пяти высших категорий (не хватало 6,2 тыс. человек), причем это касалось только боевых подразделений. Руководство сухопутных войск пыталось прикрыть образовавшуюся «брешь» путем доукомплектования подразделений, прежде всего расположенных в Европе, за счет «оголения» формирований на континентальной части США, где не хватало 1/4 личного состава, что моментально отразилось на состоянии боевой готовности этого, по сути, стратегического резерва: по результатам проверки в 1979 году шесть из десяти дислоцированных на континентальной части США дивизий были признаны небоеготовыми!

Не лучшим образом обстояли дела и с оснащением ВС, в частности сухопутных войск, вооружением и военной техникой. По мере втягивания США в войну во Вьетнаме в 60-е годы для воюющих американских войск приходилось изымать В и ВТ из частей и соединений, дислоцировавшихся в других регионах. Производимые в Соединенных Штатах образцы вооружения также направлялись прямо во Вьетнам. О какой-либо модернизации и обновлении В и ВТ в американских ВС в целом в этих условиях не могло быть и речи. Еще более усугубило ситуацию принятое в конце 60-х годов президентом Р. Никсоном решение о передаче вооружения и военной техники режиму Южного Вьетнама в соответствии с переходом Белого дома к новой политике «вьетнамизации» войны, то есть постепенного ухода из этой страны с одновременным усилением ее военного потенциала. В 1973 году значительные объемы вооружений уже пришлось передать Израилю для компенсации потерь В и ВТ в ходе очередной войны с арабами.

Вообще же данная, третья по счету, арабо-израильская война, а точнее, ее уроки самым существенным образом повлияли на переоценку ценностей не только в военном ведомстве, но и во всех ветвях власти США.

Сокрушительное поражение израильтян в первые дни войны буквально повергло в шок руководство американских ВС. Прежде всего (и это признали военные аналитики) было доказано на практике явное превосходство советских оперативно-тактических концепций, которыми руководствовались арабы в ходе ведения боевых действий, но и, что было еще более неприятным для американцев, превосходство советских В и ВТ над западными образцами, самые современные из которых состояли на вооружении израильских ВС. Поразили американское руководство и беспрецедентные потери обеих сторон. Так, за 18 дней боев они суммарно потеряли танков и артиллерийских систем больше, чем насчитывалось в частях и соединениях ВС США, дислоцированных в Европе. Ряд советских образцов В и ВТ по своим ТТХ существенно превосходил американские аналоги. По признанию американцев, танк Т-62 со 115-мм гладкоствольной пушкой успешно поражал любой из американских танков, большая часть из которых была оснащена 90-мм орудиями. Советские ПТУР могли поражать любую бронированную цель противника на дальности до 3 тыс. м, аналогов чему в США в то время не было.

Арабо-израильская война еще раз подтвердила жизненность известного правила: лучше подготовленное формирование обязательно одержит победу. Один из уроков войны -эффективность действий небольших подразделений (отделение-взвод) резко возрастает при условии слаженности. Кроме того, военное руководство США сделало вывод: чрезмерное увлечение имитацией и моделированием боевых действий не дает должного эффекта в ходе боевой подготовки личного состава вооруженных сил, главное в обучении войск - полевые учения. Имевшие место в течение предыдущих лет проигрывания на компьютерах военных столкновений арабов и израильтян неизменно заканчивались полным разгромом первых. В действительности же получилось почти наоборот.

Используя как сильный аргумент непредсказуемые последствия арабо-израильской войны, бывший в то время начальником штаба сухопутных войск США генерал К. Абраме начал методично внедрять среди законодателей и высшего военного руководства страны мысль об актуальности кардинальной реформы в СВ, в том числе необходимость форсированных разработок и поставок в войска самых современных образцов В и ВТ. В конце концов данные инициативы воплотились в жизнь: ныне на вооружении состоят танки «Абраме», БМП «Брэдли», ударные вертолеты «Апач», транспортные вертолеты «Блэк Хок», системы ПВО «Патриот» и другие образцы, которые американские эксперты оценивают как «превосходящие аналоги любых других ВС стран мира». Однако на все это требовалось время, фактор которого на сей раз был благосклонен к американским вооруженным силам.

Четвертый комплекс демобилизационных и постдемобилизационных мероприятий в ВС США начался с завершением «холодной войны» в конце 80-х - начале 90-х годов и совпал, как и все предыдущие, с кардинальным изменением национальной военной стратегии.

Но еще до принятия новой стратегии военная машина США должна была выдержать очередное испытание - развертывание крупной группировки войск в регионе Персидского залива и военные действия против Ирака (1990 - 1991). Именно достаточное, как считают американские специалисты, финансирование военных приготовлений на протяжении 80-х годов и позволило Соединенным Штатам весьма убедительно продемонстрировать свою военную мощь. Несмотря на то что военные действия в зоне Персидского залива по большому счету нельзя назвать «классической войной» с точки зрения применяемых на поле боя сил и средств (практически речь могла идти о полигонных условиях использования в основном ВВС) и невозможности достижения ставившихся стратегических целей (свержение С. Хусейна и утверждение в Ираке прозападного режима), наземные войска США, как полагают американские эксперты, во взаимодействии с союзниками обладали потенциалом, достаточным для окончательного разгрома противника и захвата его территории. Не вина военных, оправдывался представитель Пентагона, что политики не дали довести дело до «полного триумфа».

Завершение войны в зоне Персидского залива, совпавшее с дезинтеграцией СССР -главного противника США, ускорило процесс выработки новой военной стратегии и соответственно реорганизации (под нее) вооруженных сил.

Теперь перед ВС в целом и сухопутными войсками в частности была поставлена задача «реагирования на различные кризисы регионального масштаба», что на практике воплощалось в резко увеличивающемся объеме задач, как правило, силового миротворчества. Несмотря на то что приблизительно в этот период начался очередной этап так называемой «революции в военном деле», конгресс и администрация посчитали необходимым «ввиду уменьшения непосредственной угрозы для США развязывания войны» резко снизить оборонные расходы, и как следствие, сократить численность ВС. Всего численность сухопутных войск уменьшилась на 650 тыс. человек, количество дивизий - с 28 до 18, более 700 военных объектов, расположенных за рубежом, были закрыты. В американской печати неоднократно приводился тезис о том, что «регулярные СВ «сжались» до самого низкого уровня со времени Перл-Харбора».

Несмотря на схожесть в целом ситуации с предыдущими послевоенными периодами, положение с сухопутными войсками в начале 90-х годов все же имело свои особенности. Так, вопреки резкому снижению финансирования и сокращению личного состава и формирований, части и соединения СВ должны были находиться в постоянной готовности к переброске в любой регион. По данным американской печати, в 1997 году ежедневно более чем в 70 государствах мира с различными задачами находилось до 35 тыс. американских военнослужащих. Общее же количество «зарубежных миссий» ВС США за период с 1989 до середины 90-х годов возросло более чем в 3 раза. Как полагают американские военные эксперты, в сложнейших условиях руководству СВ оставался единственный выход: улучшить подготовку личного состава за счет повышения ее качества и интенсивности. По официальным данным, среди новобранцев ВС США в 1997 году 90 проц. имели высшее и среднее образование (в 1979-м - лишь 64 проц.). Практически были искоренены принявшие в 70-е годы обвальный и порой, как казалось, необратимый характер грубые нарушения дисциплины со стороны рядового и сержантского состава. В то же время только 2 проц. новобранцев имели четвертую (низшую) категорию тестирования (для сравнения, в 1979 году - 48 проц.).

Весьма примечательно, что, как и в 70-е годы, нынешние наборы рекрутов проходят на фоне продолжающегося в стране экономического роста. Как отметил бывший начальник штаба сухопутных войск генерал Д. Реймер, «не в последнюю очередь молодежь идет служить из-за весьма высоких денежных окладов, а также постоянного внимания со стороны командования к вопросам уровня жизни военнослужащих и их семей». Именно это и удалось сделать общими усилиями законодателей и администрации США в начале 90-х годов. Были учтены также уроки предыдущих постдемобилизационных мероприятий в отношении В и ВТ. Кроме того, что, как считают американские военнослужащие, в их руках теперь лучшее в мире оружие, полностью решена проблема с запчастями.

В то же время некоторые американские исследователи предостерегают военно-политическое руководство, что не следует обольщаться. Уже в который раз, по их мнению, закладываются основы будущих «неурядиц». Так, объемы финансовых средств, выделенных на модернизацию В и ВТ в сухопутных войсках США в 1998 финансовом году, был самым низким с 1959-го. А это с неизбежностью, подчеркивает генерал Д. Реймер, приведет к деградации личного состава, старению вооружения и военной техники и, как следствие -к ослаблению боеготовности войск. Да и итоги агрессии против Югославии весной 1999 года не столь позитивно однозначны для США и их союзников, как пытаются представить западные СМИ. Как и восемь лет назад в Персидском заливе, главная стратегическая цель - свержение режима «врага НАТО» С. Милошевича и подавление воли противника в лице сербской нации к сопротивлению - не достигнута. Фактически никак не проявили себя и наземные войска.

В 1999 финансовом году министерство обороны США осуществило подписание контрактов на продажу вооружения и военной техники на общую сумму 12,2 млрд долларов, что на треть превысило аналогичный показатель предыдущего года (8,5 млрд долларов). Стоимость же реально поставленного оружия с учетом ранее заключенных соглашений превышает эту сумму. Так, в 1998 году она составила 13,9 млрд долларов.

Список крупнейших заказчиков американских В и ВТ возглавил Израиль - 2,3 млрд долларов. Далее следуют АРЕ (1,9 млрд), Саудовская Аравия (1,4 млрд), Сингапур (681 млрд) и Тайвань (559 млрд). В 1999 финансовом году покупателями также являлись Грузия (3,029 млн долларов), Латвия (2,871 млн), Эстония (2,658 млн), Узбекистан (2,604 млн), Молдавия (2,255 млн), Киргизия (901 тыс.) и Украина (864 тыс.).
В 2001 финансовом году министерство обороны США планирует увеличить общую сумму подписанных контрактов на поставку В и ВТ до 15,7 млрд долларов.

Зарубежное военное обозрение №5 2000 С. 2-6

 

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (08.03.2010) | Автор: Полковник С. Печуров

Просмотров: 2815 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов