Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 17.08.2019, 13:49
Ключевые слова
Сухопутные войска, история, доктрины, TRADOC, Печуров

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Структура и организация [249]
Боевые операции [67]
Личный состав [123]
Вооружение [220]
Законы, Уставы [56]
Подготовка [157]
НИОКР [147]
Техническое обеспечение [214]
Форма, знаки различия, награды [23]
Кадры [14]
Информационное противоборство [85]
Тактика и стратегия [161]
ЗВО [1]
ТТХ [9]
ВУС [11]

Поиск


Наш опрос
Журналы на Pentagonus.ru я скачиваю через
Всего ответов: 39
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 302
Гостей: 302
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Армия (Сухопутные войска) » Структура и организация

Видовая концепция сухопутных войск США: история возникновения
Видовая концепция сухопутных войск США:
история возникновения
 

Вплоть до окончания вьетнамской войны в середине 70-х годов XX века сухопутные войска (СВ) США фактически не имели концеп­ции (по американской терминологии — доктрины), содержащей ос­новные положения из области военного искусства, принципы и зако­номерности строительства, подготовки и применения СВ. Это на пер­вый взгляд может показаться странным, учитывая известное пристрас­тие американских военных к разработке уставов и наставлений, регла­ментирующих все стороны жизнедеятельности войск. Однако дело здесь в другом — даже так называемый главный полевой устав СВ FМ 100-5 со времени выхода в свет его первой версии (начало XX ве­ка) в военно-теоретическом отношении не отвечал предъявляемым к нему высоким требованиям. Толчком к изменению сложившегося по­ложения послужило беспрецедентное поражение США во вьетнамской войне, продолжавшейся почти целое десятилетие, и в особенности бесславная роль в ней наземных войск США.

В зарубежной, да и в отечественной литературе, посвященной во­просам развития вооруженных сил иностранных государств, подчер­кивается, что победа, одержанная западной военной коалицией в зоне Персидского залива в 1991 году, явилась следствием уроков, вынесен­ных США из войны в Юго-Восточной Азии. Однако при этом за кад­ром оказываются предшествующие события, те перипетии внутренней борьбы, которая развернулась в 70—80-е годы в сухопутных войсках США между условно называемыми «консерваторами» и сторонниками комплексной реформы СВ, прежде всего вокруг концептуально-доктринальных вопросов.

Вывод американских войск из Вьетнама ознаменовался формирова­нием крайне неблагоприятного политического фона для реформиро­вания вооруженных сил страны. Провозглашенная президентом США так называемая «новая доктрина Никсона» фактически временно за­блокировала военные рычаги управления внешнеполитическим кур­сом Вашингтона в угоду политико-дипломатическим мерам. Беспреце­дентный размах антивоенных, а затем и антиармейских акций в конце концов привел к безразличию представителей обеих ветвей власти и американского общества в целом к любым проблемам военного искус­ства и вопросам концептуально-доктринального оформления ставшей неизбежной военной реформы.

Вооруженные силы США охватило полное разочарование и уныние. До небывало низкого уровня упал рейтинг профессии военного. Бесслав­ное окончание войны в Юго-Восточной Азии и объявление о перехо­де на «полностью добровольные» вооруженные силы способствовали тому, что возник барьер между «людьми в форме» и остальным амери­канским обществом. В результате армия оказалась как бы в резерва­ции, где царили полууголовные обычаи и законы. Повсеместное упо­требление наркотиков, пьянство, конфликты на расовой почве, «дедовщина» стали обычными явлениями. Неповиновение, неуважение к старшим по званию и должности превратились в настоящий бич (в СМИ США приводился факт гибели в начале 70-х годов 45 офицеров от рук своих подчиненных). Младшие офицеры стали открыто обви­нять генералитет в бездарности и даже «предательстве», что, по их мне­нию, было одной из причин военного поражения. Следствием такого положения явился острейший дефицит личного состава, который ста­ли испытывать вооруженные силы. Так, в 1974 году только в сухопут­ных войсках недосчитывалось более 20 тыс. рекрутов. Среди тех же, кто был завербован в ряды СВ, более 40% не имели среднего образова­ния, почти половина новобранцев получила самые низкие оценки по результатам тестирования на предмет определения общего интеллекта.

В этих весьма непростых условиях во главе сухопутных войск оказал­ся авторитетный в офицерской среде генерал К. Абрамс. Он не питал осо­бых иллюзий относительно быстрого исправления сложившейся ситу­ации, но поставил перед собой задачу — любой ценой привести СВ в соответствие с положениями упомянутой «новой доктрины Никсона». Прежде всего, учитывая существенное сокращение численности лич­ного состава, необходимо было адаптировать С В к новой стратегии на­циональной безопасности, по которой взамен формулы «две с полови­ной войны» в военном строительстве следовало ориентироваться на ведение одной крупномасштабной войны и участие в одном военном конфликте. Свою главную цель генерал Абраме видел в возрождении су­хопутных войск и увеличении, даже в условиях сокращения ВС США, количества боевых формирований.

В числе важнейших шагов, предпринятых им, было создание в 1973 году временной исследовательской группы под руководством полковни­ка Э.Астарита. В ее функции входило «определение места сухопутных войск в стратегии ведения конвенциальной войны в поствьетнамскую эру». Группа просуществовала всего один год, но тем не менее продела­ла большую работу, включая организацию серии конференций и семи­наров с привлечением высокопоставленных лиц из министерства обо­роны, что во многом способствовало укреплению авторитета СВ.

Однако тяжелая болезнь резко снизила активность генерала-рефор­матора, как окрестили Абрамса американские журналисты. Постепен­но на первую роль в процессе преобразования СВ выдвинулся едино­мышленник Абрамса генерал Уильям Депюи, которого впоследствии американские военные эксперты назовут одним из самых выдающих­ся генералов сухопутных войск США за весь период после окончания Вто­рой мировой войны. Депюи имел достаточно богатый боевой опыт: в го­ды Второй мировой войны в чине младшего офицера сражался в Евро­пе, во время вьетнамской войны командовал 1-й пехотной дивизией. С 1969 до 1973 года генерал принимал самое активное участие в подго­товке планов вывода из Вьетнама и демобилизации американских войск, а также концепции перехода вооруженных сил США на добро­вольный принцип комплектования, зарекомендовав себя хорошим специалистом по разработке программно-целевых документов, свя­занных со строительством ВС США.

Именно солидный опыт боевой и штабной работы явился причиной того, что Депюи было поручено возглавить в 1973 году только что обра­зованное командование учебных и научных исследований сухопутных войск США (TRADOC) с одновременным присвоением ему звания ге­нерал-полковник. На него была возложена задача по курированию учебного процесса во всех офицерских школах и учебных центрах СВ, расположенных на территории США. Первое, чем занялся командую­щий TRADOC, была реорганизация нормативно-правовой базы бое­вой подготовки подразделений, частей и соединений американских войск в соответствии с требованиями новой стратегии национальной безопасности. Акцент в боевой и оперативной подготовке СВ был смещен с глобальной войны на скоротечные конфликты ограниченного масштаба. Однако вскоре стало очевидным, что без всестороннего ана­лиза опыта войн и военных конфликтов, без создания теоретической базы в виде концепции развития СВ, увязанной с аналогичными изы­сканиями в других видах американских вооруженных сил, обеспечить качественную подготовку войск невозможно.

Существенным толчком в форсировании разработки видовой кон­цепции СВ явилась очередная (четвертая по счету) война на Ближнем Востоке («октябрьская война» 1973 года). Она подтвердила прогнозы американских военных специалистов из TRADOC, но лишь в отноше­нии скоротечности боевых действий. Поэтому по указанию начальни­ка штаба С В генерала Абрамса была создана специальная комиссия (во главе с бригадным генералом М.Брэйдом) по изучению особенностей форм и способов действий войск противоборствующих сторон в конфлик­те и, самое главное, по формулированию предложений относительно опти­мизации развития СВ.

Результаты проведенного анализа оказались обескураживающими. Особенно впечатляли размеры потерь: за три недели интенсивных боев обе воюющие стороны потеряли танков и артиллерийских систем боль­ше, чем находилось на вооружении американских войск, дислоциро­ванных в Европе. Танковые сражения по своей интенсивности и резуль­тативности намного превзошли аналоги времен Второй мировой вой­ны. Египетские войска, руководствуясь разработанной в СССР теорией общевойскового боя, успешно использовали пехотные подразделения с ПТУР в боевых порядках танковых частей и подразделений, нанося ощутимые потери израильским танковым подразделениям, действовав­шим без поддержки пехоты. Отмечалось активное и согласованное при­менение арабами разнообразных средств ПВО, что лишило израильтян прогнозируемого подавляющего преимущества в воздухе. В результате анализа были определены, пожалуй, самые главные факторы достиже­ния победы в современной войне — умелое руководство войсками и про­ведение максимально приближенной к реалиям сражения боевой и опера­тивной подготовки, кроме того, подчеркивалась необходимость разра­ботки национальной теории оперативного искусства.

Вместе с тем в силу сложившихся традиций в американской воен­но-теоретической школе учет этих выводов и предложений осуществ­лялся фрагментарно (отдельно каждым видом и родом войск). Глав­ком TRADOC решил сломать эту порочную традицию и заняться на­конец разработкой видовой концепции сухопутных войск.

Учитывая сильную инерцию и консерватизм американского генера­литета, Депюи начал решение проблемы с поиска авторитетных и влиятельных единомышленников, которых намеревался сплотить в еди­ный блок разработчиков новой концепции, а также с выявления скры­тых и явных противников, которых следовало «нейтрализовать». В этот блок помимо подчиненных ему военных теоретиков из TRADOC во­шли начальник бронетанковой школы генерал-майор Д.Старри, имев­ший опыт командования 11-м бронекавалерийским полком в период войны во Вьетнаме, и довольно известный в СВ штабист бригадный ге­нерал П.Горман. К числу наиболее серьезных оппонентов Депюи, не разделявших его взглядов относительно сути и положений будущей ви­довой концепции СВ, принадлежал генерал-майор Дж.Кашман — на­чальник командно-штабного колледжа (бывший командир 101-й воз­душно-десантной дивизии), а также некоторые начальники школ ро­дов войск СВ.

Для обкатки своих взглядов, пропаганды некоторых явных достиже­ний ТЕАГЮС в области военного искусства и вскрытия слабых сторон замысла разрабатываемой видовой концепции в штаб-квартире коман­дования (Форт-Монро, шт. Вирджиния) весной 1974 года была органи­зована представительная конференция под названием «Влияние вой­ны на Ближнем Востоке на тактику действий и ВВТ сухопутных войск США». Во всех частях и соединениях СВ среди офицерского состава провели дискуссии в целях выявления интересных идей. Фактически весь 1974-й и начало 1975 года прошли в интенсивных спорах и обсуж­дениях отдельных положений концепции, которые выдвигались раз­личными коллективами американских военных теоретиков. В частно­сти, широко обсуждался и был подвергнут резкой критике документ, подготовленный бронетанковой школой (Форт-Нокс), в котором от­стаивался «преимущественно бронетанковый» характер боев и сраже­ний будущих войн. Большинство специалистов выступило за включе­ние в будущую концепцию положения о преимущественно совместном (объединенном) использовании в операциях родов войск и видов ВС. Все интересные вдеи и мысли, высказанные в течение более года дискус­сий, концентрировались в ТКАВОС и изучались при личном участии гене­рала Депюи.

Осенью 1974 года в Форт-Ноксе состоялась еще одна представи­тельная конференция, к участию в которой были привлечены практи­чески все командиры частей и соединений СВ, дислоцированных на континентальной части США, а также в Европе и Южной Корее. В хо­де нее проводились полевые учения и боевые стрельбы. Единственная цель, которая при этом преследовалась, — доказать командирам бое­вых формирований преимущества разрабатываемых положений такти­ки, новых нормативов и т.д. Окрыленный успехом этого мероприятия, Депюи дал команду подчиненным ему генералам и офицерам в течение двух месяцев подготовить план-проспект новой версии полевого уста­ва FМ 100-5, содержание которого фактически и стало бы новой видо­вой концепцией СВ США. Разработка проекта устава продолжалась до середины 1975 года.

Чтобы продвинуть новую концепцию СВ «вверх», Депюи было не­обходимо заручиться поддержкой в Европе кого-либо из союзников по блоку НАТО, поскольку, по его замыслу, разрабатываемая видовая кон­цепция главным образом ориентировалась на ведение боевых действий на Европейском военном театре. По совокупности обстоятельств вы­бор пал на Западную Германию. С самого начала (середина 50-х годов) процесс возрождения германских вооруженных сил был взят под жест­кий контроль американцами, в частности штабом 7-й армии ВС США, дислоцированной в ФРГ. После назначения генерала Абрамса началь­ником штаба СВ генерал Депюи стал выполнять роль связующего зве­на между руководством американских СВ и командованием бундесве­ра. Он наладил тесные неформальные отношения между генералите­том обеих держав и учредил специальную форму контактов между ни­ми путем проведения ежегодных обсуждений всего спектра проблем, интересующих обе стороны. Естественно, эти переговоры осуществля­лись под эгидой TRADOC. Большой интерес у Депюи вызвали нова­ции бундесвера в области тесного взаимодействия родов войск, нашед­шие свое воплощение в гибких организационных структурах механи­зированных дивизий, а также концепция активной обороны, предпола­гавшая быстрый и решительный переход в контрнаступление почти одновременно с отражением наступления противника.

В ходе доводки концепции СВ Депюи пришлось согласиться с целым рядом критических замечаний и включить под давлением «пехотного лобби» в ее проект некоторые положения, повышающие роль пехоты в совместных действиях с бронетанковыми частями и подразделениями.

Отдельно было выделено и положение, касающееся нового элемента бу­дущих боевых действий, а именно — применение вертолетов для десан­тирования войск на тактическую глубину, их широкое использование для поражения целей противника. Несмотря на существенное противо­действие со стороны «оппозиционеров», в 1975 году проект концепции СВ был подготовлен в виде очередной версии полевого устава FМ 100-5 и направлен в официальные инстанции, заинтересованные организа­ции, части и соединения сухопутных войск США на оценку.

После доработки окончательного варианта видовой концепции в феврале 1976 года Депюи доложил новому начальнику штаба СВ гене­ралу Ф.Уэянду о ее готовности к утверждению. В официальном рапор­те Депюи кратко изложил все проблемы, с которыми пришлось столк­нуться при разработке концепции, дал критический анализ основных замечаний, которые не были приняты, с объяснением причин этого, привел оценки новой концепции, данные командованиями ВС Герма­нии и Израиля, отметил почти полное совпадение взглядов с руковод­ством ВВС США по каждому из положений документа. Вскоре устав был утвержден и 1 июля 1976 года официально опубликован.

Не прошло и месяца со дня выхода в свет нового полевого устава FМ 100-5, как началась кампания по его критике, причем в неожидан­но широком масштабе. Наиболее непримиримую позицию занял по­мощник влиятельного сенатора Р.Тафта (конечно, не без поощрения последнего) Уильям Линд. Еще до опубликования окончательной вер­сии концепции на основании попавшего ему в руки проекта Линд на­писал разгромную статью, которую любезно согласилось протолкнуть в печать руководство командно-штабного колледжа. Но Депюи, восполь­зовавшись своим влиянием, не допустил ее публикации в журнале «Милитари Ревью». Однако вскоре на страницах другого влиятельного жур­нала «Арми Форсиз Джорнэл Интернэшнл» появилась статья с недву­смысленным названием «Доктрина, разработанная в вакууме?», в кото­рой проводилась мысль о том, что концепция Депюи и его единомыш­ленников есть не что иное, как внутренний документ TRADOC, а не ви­довая концепция. Одновременно Линд распространил среди членов во­енного истеблишмента США копии своей неопубликованной статьи. Ее положения фактически и стали основой для последующего широко­го критического обсуждения уже официально принятой концепции СВ.

Все высказанные замечания, по сути, сводились к следующим трем моментам. Во-первых, критиковался оборонительный характер пред­ставленной концепции. В ответ на контраргументы Депюи, подчерки­вавшего факт присутствия в документе довольно обширной главы «На­ступление», его оппоненты отмечали явно подчиненную роль этой гла­вы по сравнению с оборонительным контекстом всей концепции. Во-вторых, проводилась мысль, озвученная устами верховного главноко­мандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американского генерала А.Хейга, об ориентации концепции на дейст­вия на Европейском военном театре в ущерб широким обязательствам по защите национальных интересов США и их союзников во всех ре­гионах мира. В-третьих, был реанимирован тезис, выдвинутый в на­чальный период разработки концепции давним оппонентом Депюи ге­нералом Кашманом, о том, что концепция не должна быть жестко рег­ламентирующим документом. Это, по существу, сводило на нет главную цель, поставленную Депюи при разработке видовой концепции.

Тем не менее концепция продолжала действовать и в течение не­скольких лет оставалась фактически главным документом американ­ских сухопутных войск, которым они руководствовались в подготовке и ведении реальных боевых действий в конце 70-х — начале 80-х годов.


В конце 70-х годов Депюи ушел и отставку, а место командующего ТКАООС занял его соратник и единомышленник генерал-полковник Д.Старри, который и приступил вплотную к подготовке новой версии полевого устава FМ 100-5. В 1982 году труд возглавляемого им коллек­тива американских военных теоретиков увенчался успехом: в свет вы­шел устав FМ 100-5, содержащий с точки зрения американского воен­ного искусства поистине революционную концепцию — «Воздушно-на­земная операция». Впервые за долгую историю развития военно-теоре­тической мысли в США оперативное искусство было признано в каче­стве полноправной составной части военного искусства, что и нашло отражение в новом уставе.

В концепции 1982 года были учтены практически все конструктив­ные замечания и пожелания, высказанные в ходе работы над предыду­щей концепцией и после ее опубликования. И хотя теперь она была связана с именем генерала Д.Старри, он сам и все остальные, кто был привлечен к исследовательской работе по разработке обеих концеп­ций, в один голос признают, что без кропотливой, сопряженной с пре­одолением огромного количества препятствий, не всегда безупречной и не лишенной ошибок работы, проделанной в 70-е годы коллективом, руково­димым генералом Депюи, имевшим высокий авторитет среди офицеров и генералов сухопутных войск, не могло быть и речи о новой концепции, на­делавшей много шума как в Соединенных Штатах Америки, так и за рубежом и ставшей ядром видовой концепции сухопутных войск США, которой они руководствовались в своей деятельности вплоть до начала 90-х годов.



Источник: http://ryadovoy.ru/geopolitika&war/voenteoriya/vidovaya_konception_SV_USA-history.htm
Категория: Структура и организация | Добавил: TheShadow (25.04.2009) | Автор: С.Л. ПЕЧУРОВ

Просмотров: 4644 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2019

Рейтинг Военных Ресурсов