Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник, 30.03.2020, 12:33
Ключевые слова
СИОП, ядерный удар, Дропшот

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [83]
Общевойсковые вопросы [466]
Разведка и контрразведка [87]
ВПК [73]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
Готовы ли ВС США к новой войне?
Всего ответов: 61
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 8
Гостей: 7
Пользователей: 1
DanielBut

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Пентагон: ставка на победу в ядерной войне ч2

 

Пентагон: ставка на победу в ядерной войне ч2
(История и современность)

Генерал-лейтенант И. Перов

Период 1960-1974 годов для Соединенных Штатов в области стратегических  наступательных вооружений (СНВ) был характерен принципиальным качественным развитием и количественным наращиванием. Именно в это время была создана триада, включающая межконтинентальные баллистические ракеты, атомные ракетные подводные лодки и стратегические бомбардировщики.

В январе 1961 года к власти пришла администрация во главе с Дж, Кеннеди. Как принято в США в таких случаях, новый президент, являясь также верховным главнокомандующим вооруженными силами страны, освоение этих обязанностей начал с детального анализа состояния стратегических наступательных сил и планов их боевого применения. Ибо только он и никто другой из членов его администрации имеет право отдать приказ на применение ядерного оружия. После изучения данной проблемы президент с подачи руководства Пентагона и стоящего за ним военно-промышленного комплекса Объявил о так называемом «ракетном отставании» Соединенных Штатов и несоответствии стратегии «массированного возмездия» реальному состоянию ядерных вооружений СССР. Новая стратегия, подчеркивал Дж, Кеннеди, должна не только отражать ядерное превосходство Соединенных Штатов, но и утверждать политические преимущества США с целью проведения активной внешней политики, и прежде всего по отношению к Советскому Союзу.

Пентагон, возглавляемый новым министром обороны Макнамарой, незамедлительно приступил к разработке широкомасштабного плана развития стратегических наступательных вооружений и новой американской стратегии, получившей наименование стратегии «гибкого реагирования». В ней наряду с сохранением прежнего основного варианта применения СНВ США - готовности к нанесению внезапного массированного ядерного удара по СССР и другим социалистическим странам - предусматривалось «дозированное» использование стратегических сил, соизмеримое с «масштабами возникающей для США опасности». Эта стратегия уже допускала возможность ведения против СССР на начальном этапе конфликта обычной войны в течение непродолжительного времени с последующим переходом к использованию тактического, а в критической ситуации и стратегического ядерного оружия. Таковы были военно-политические установки новой американской стратегии, утвержденные президентом Дж. Кеннеди.

Увеличивавшийся арсенал ядерных средств США требовал создания единого в масштабе вооруженных сил планирующего органа. Им стал сформированный во главе с командующим САК объединенный штаб, на который были возложены задачи определения объектов поражения противника и разработка плана ядерной войны в целом. За короткие сроки объединенный штаб разработал первый единый план ведения ядерной войны - план СИОП, в котором, в частности, значился вариант первого массированного ядерного удара по СССР и КНР с применением около 3500 ядерных боеприпасов общей мощностью свыше 7800 Мт. Такой удар, по оценке Пентагона, мог повлечь за собой уничтожение не менее 280 млн. человек в СССР и КНР.

К лету 1961 года план был уточнен в соответствии с требованиями стратегии «гибкого реагирования» и в последующем утвержден президентом Дж. Кеннеди. В нем значились следующие основные варианты ядерных ударов:
- Массированный упреждающий удар по стратегическим ядерным силам СССР (шахтным пусковым установкам МБР, аэродромам стратегической авиации, базам подводных лодок и другим важным военным объектам). Этим ставилась цель резко ослабить ответный удар Советского Союза по Соединенным Штатам.
- Нанесение ядерных ударов по силам и средствам ПВО СССР, расположенным в полосе полета американских стратегических бомбардировщиков над советской территорией.
- Поражение сил и средств ПВО, обеспечивающих прикрытие крупных городов и промышленных центров.
- Нанесение ядерных ударов по пунктам управления государственного и военного руководства.
- Нанесение так называемого «парализующего ядерного удара», то есть массированное применение ядерного оружия по всему комплексу важнейших гражданских, военных и промышленных объектов Советского Союза и других социалистических государств.

В июне 1961 года резко обострилась военно-политическая обстановка в связи с очередным, так называемым «берлинским кризисом». Президент Дж. Кеннеди, как и его предшественники, первым делом обратился к изучению возможности использования ядерного оружия. Специалисты Пентагона разработали следующие варианты применения ядерных сил против СССР:
- Нанесение демонстрационного ядерного удара по одному, из изолированных районов на территории СССР с целью демонстрации решимости Соединенных Штатов «урегулировать» кризис вплоть до применения ядерных сил. Опасность этого варианта, по мнению некоторых членов СНБ США, состояла в том, что Советский Союз мог ответить аналогичным ядерным ударом по Соединенным Штатам. В конечном итоге возникала угроза эскалации обмена ядерными ударами с перерастанием в полномасштабную ядерную войну.
- Нанесение внезапного массированного ядерного удара по стратегическим ядерным силам СССР с целью резкого сокращения возможностей ответного ядерного удара по Соединенным Штатам.

Во всем этом очередном ядерном ажиотаже неопровержимым оставался один реальный фактор - неизбежность ответного ядерного удара Советского Союза, что, по оценке Пентагона, могло бы означать беспрецедентную катастрофу для Соединенных Штатов. В итоге еще в начале 60-х годов зародилась идея создания противоракетного «щита» над территорией США.

Таким образом, в июне 1961 года Пентагон вновь, как и в 1948 и 1954 годах, настойчиво рекомендовал американскому правительству полномасштабное внезапное ядерное нападение на Советский Союз.

В октябре 1962 года возник «карибский кризис». И снова Пентагон советует президенту использовать вариант полномасштабного первого ядерного удара по СССР.

Вместе с тем министр обороны Макнамара, оценивая тогда качественное состояние СНС Соединенных Штатов, считал, что, созданные на базе устаревшей технологии, они уже не соответствуют требованиям успешного ведения ядерной войны. Поэтому под его руководством был разработан широкомасштабный план качественного развития стратегических наступательных сил, включающий создание и массовое развертывание МБР «Минитмен», форсированное строительство атомных ракетных подводных лодок, создание кассетных головных частей для МБР и БРПЛ, разработку системы ПРО и противоспутниковых ударных систем, коренную модернизацию всей системы управления и связи, которая бы обеспечила устойчивость управления вооруженными силами как в ядерной, так и в обычной войне. Согласно оценке Макнамары, СНС США должны обладать потенциалом, обеспечивающим в первом ударе уничтожение 25-33 проц. населения и 67 проц. промышленности Советского Союза. Как отмечал сам же министр обороны в памятной записке президенту в 1962 году, предложение командования ВВС по развертыванию свыше 1000 МБР «основывается на стремлении в достижении потенциала первого удара».

Программа создания национальной системы управления, согласно предложениям Макнамары, включала строительство разветвленной сети защищенных пунктов управления для высшего государственного и военного руководства страны, а также воздушных командных пунктов, обеспечивающих управление стратегическими наступательными и в целом вооруженными силами в ядерной войне, создание системы гражданской обороны и реализацию ряда других дорогостоящих мероприятий, связанных с подготовкой страны к ведению ядерной войны.

В середине 60-х годов США развязали агрессию в Юго-Восточной Азии, которая в конечном итоге окончилась для них поражением. Как отмечал в 1966 году начальник управления системного анализа Пентагона А. Энтхофен, «наша стратегия на истощение не сработала... Несмотря на то что мы привлекли массу войск численностью 500 000 человек, совершили 400 000 самолето-вылетов в год, уничтожили в ходе боевых действий 200 000 солдат противника в течение трех лет, потеряли в бою 20 000 своих военнослужащих и т. д., наш контроль за обстановкой в сельских районах и наша оборона населенных пунктов в настоящее время остались в основном на уровне августа предыдущего, 1965 года. Мы зашли в тупик при высоком уровне обязательств. Необходим поиск новой стратегии».

В новой стратегии ведения войны во Вьетнаме Пентагон отрабатывал вариант использования ядерного оружия. В ноябре 1964 года рабочая группа СНБ представила КНШ специальный доклад под названием «Курс действий. Юго-Восточная Азия». На этот доклад КНШ отреагировал следующим образом: «Возможность применения ядерного оружия, безусловно, существует. Если Китай посчитает возможным развязать войну против нас, ему больше, чем кому-либо другому, следует подумать о последствиях применения ядерного оружия...» Спустя восемь лет американский генерал Уэстморленд, выражая сожаление, что ядерные бомбы не были применены в Кхесане, писал: «Если бы руководство Вашингтона проявило твердость и уведомило Ханой, наверняка небольшое количество тактического ядерного оружия заставило бы Ханой что-то ответить на это, подобно тому как две атомные бомбы повлияли на японское руководство в ходе второй мировой войны и как угроза применения атомных бомб вынудила Северную Корею пойти на переговоры во время корейской войны».

Война США во Вьетнаме явилась сокрушительным политическим, военным и психологическим поражением для Соединенных Штатов. Президент Л. Джонсон 31 марта 1968 года, выступив по телевидению, объявил о прекращении бомбардировок ДРВ и одновременно заявил, что не выставит свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Это было не что иное, как политическая отставка президента по причине провала американской интервенции во Вьетнаме.

Агрессия США в Юго-Восточной Азии не внесла каких-либо тормозящих факторов в утвержденную программу строительства стратегических наступательных сил. Первая американская атомная ракетная подводная лодка «Джордж Вашингтон» вышла на боевое патрулирование в Норвежское море из созданной Соединенными Штатами передовой подвижной базы ПЛАРБ Холи-Лох в Великобритании в октябре 1960 года. К середине 70-х годов в боевом составе САК ВВС США находилось более 1050 МБР «Минитмен» и «Титан-2», 500 стратегических бомбардировщиков В-52 и FB-111.

За период 1958-1967 годов была построена и введена в боевой состав СНС морского базирования 41 ПЛАРБ, оснащенная баллистическими ракетами «Поларис А-1» (пять ПЛАРБ), «Поларис А-2» (13), «Поларис А-3» (23). С 1969 года началось перевооружение 31 ПЛАРБ более совершенными ракетами «Посейдон С-3», оснащенными РГЧ индивидуального наведения и имеющими точность стрельбы (КВО) около 540 м.

В 60-х годах США приступили к реализации планов милитаризации космического пространства. «Мы нуждаемся... в силах, которые могут контролировать каждый слой в космосе», - заявил генерал Еуртис Лэмей, бывший в то время одним из руководителей САК.

В 1963 году министр обороны Макнамара форсировал программу создания противоспутниковой системы АСАТ, которая, по его словам, предназначалась прежде всего для «ослепления системы раннего предупреждения противника, что практически требуется для первого удара». Она была создана в течение шести месяцев на основе зенитной управляемой ракеты «Найк-Зевс». На ракетном полигоне Уайт-Сэндс был осуществлен успешный перехват цели в космосе на высоте свыше 130 км, а при втором испытательном пуске 15 февраля 1963 года - условной цели в космосе на высоте свыше 200 км.

В феврале 1964 года на базе ракеты «Тор» была создана и в мае испытана по , реальной цели в космосе наземная противоспутниковая система, которая перехватила космический объект «Транзит 2А» на высоте 750 км от земной поверхности. После проведения еще двух успешных испытаний США в середине 1964 года в обстановке строгой секретности приняли ее на вооружение и развернули на о. Джонстон (Тихий океан). По оценке Пентагона, она была способна уничтожать до двух советских спутников в сутки, имея две ядерные ракеты «Тор» в готовности к пуску через 24 ч.

17 сентября 1964 года президент Джонсон сделал об этом следующее публичное заявление: «Мы имеем разработанные системы для перехвата и уничтожения спутников на орбитах в космосе вокруг Земли. Я сегодня могу вам сказать, что эти системы развернуты. Они в оперативном плане готовы и находятся в состоянии боеготовности».

Однако в последующем Пентагон вынужден был отказаться от этой противоспутниковой системы по той причине, что. как показали ее испытания, подрыв ядерного боеприпаса в космосе мощностью 1,4 Мт создавал электромагнитный импульс, оказывающий воздействие на ИСЗ и вносящий помехи в системы управления и связи. Произведенный Пентагоном в июле 1962 года такой ядерный взрыв в космосе в районе Гавайских о-вов на высоте около 400 км прервал на 20 мин высокочастотные радиопереговоры между Австралией, Гавайскими о-вами и Сан-Франциско и на 40 мин - между Японией и США. Даже у спутников, находившихся на расстоянии десятков тысяч километров от места ядерного взрыва, отмечались серьезные повреждения электронной аппаратуры.

В сентябре 1970 года обострилась обстановка на Ближнем Востоке. В Средиземном море Пентагон развернул мощную группировку в составе двух авианосных ударных групп. Была приведена в готовность к переброске в этот регион часть американских сухопутных войск, находившихся в Европе, и 82-я воздушно-десантная дивизия, дислоцирующаяся на территории США. Как писал позже президент Р. Никсон, «это напоминало ужасную игру в домино, в конце которой ожидалась ядерная война».

В октябре 1973 года в ходе арабо-израильской войны США вновь прибегли к ядерной угрозе. 25 октября американские ядерные силы были приведены в повышенную боевую готовность. На пресс-конференции в тот же день государственный секретарь Киссинджер, характеризуя размеры ядерного кризиса, заявил: «Мы, то есть каждый из нас, располагаем ядерными арсеналами, которые способны уничтожить человечество». Как отмечали американские историки, «представление было довольно впечатляющим и, несмотря на его влияние на американскую прессу, было предназначено для Советского Союза».

Спустя несколько лет после этого кризиса Никсон признал, что приведение в октябре 1973 года в повышенную готовность стратегических наступательных сил действительно было направлено против СССР и что это было полностью его решение. "Были три других повода (после Вьетнама), - говорил Никсон, - когда я считал возможным применение ядерного оружия".

В августе 1973 года Пентагон в своем секретном докладе президенту Никсону указывал, что в Советском Союзе проведено первое испытание МБР с РГЧ индивидуального наведения (ровно через четыре года после аналогичного испытания в Соединенных Штатах).

Это событие серьезно встревожило американское военное ведомство и его руководителя Шлесинджера, который на пресс-конференции 10 января 1974 года обрисовал журналистам картину ужасной угрозы, якобы нависшей над американскими ракетами «Минитмен». В связи с этим Шлееннджер утверждал, что Соединенным Штатам необходимо иметь «оружие противодействия», которое позволило бы надежно наносить удары по советским МБР. Следовательно, речь шла о придании американским стратегическим ракетным силам потенциала «выборочного первого ядерного удара», обосновании нового вида войны - так называемой «ограниченной» ядерной. При этом Пентагон, разрабатывая очередную стратегию, учитывал два следующих важнейших фактора: наличие ядерного паритета между США и СССР и американские достижения в области развития ядерной технологии.

В начале 70-х годов Соединенные Штаты приняли новую стратегию «реалистического устрашения». В ее основу были положены три главных принципа: «сила» - превосходство в стратегических наступательных вооружениях, «партнерство» с союзниками при значительном увеличении их военного вклада в наращивании военной мощи Запада, «переговоры» между США и СССР с опорой на силу. В военном плане эта стратегия предполагала создание такого военного потенциала, который обеспечивал бы гарантированное уничтожение противника.

Согласно стратегии «реалистического устрашения» давалась и новая классификация войн в современную эпоху: стратегическая ядерная война, ядерная война на театре войны, обычная война на театре войны и обычная война на ТВД или в его ограниченном районе.

Что касается политики США по ведению ядерной войны, то в меморандуме СНБ-242, подписанном президентом Никсоном в январе 1974 года, подчеркивалась необходимость иметь в составе СНС США специальный резерв, который призван угрожать другим государствам мира в ходе ядерной войны с СССР, а также являться «средством принуждения в период после завершения основного ядерного конфликта». В меморандуме отмечалось, что, если «эскалацию невозможно будет контролировать», Соединенные Штаты должны уничтожить «политические, экономические и военные ресурсы противника, критически важные для его способности возродиться в течение короткого времени в качестве государства, играющего значительную роль».

Пентагон, оценивая боевые возможности своих МБР по поражению шахтных МБР Советского Союза сделал вывод о том, что США не имеют оружия, по-настоящему пригодного для внесения высокоточного упреждающего ядерного удара. В итоге было разработано «теоретическое обоснование» необходимости создания нового поколения стратегических ракет, обладающих высокой точностью поражения сильно защищенных точечных целей, и прежде всего шахтных НУ МБР противника. Практическая реализация этого требования была воплощена в принятых в США программах разработки высокоточных стратегических ракет MX и «Трайдент-2», а также баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» и крылатых ракет наземного базирования, предназначенных для развертывания в Европе.

В итоге в середине 70-х годов в Соединенных Штатах начался очередной виток качественного развития стратегических наступательных вооружений с целью достижения неоспоримого превосходства и создания средств эффективного первого ядерного удара на базе передовой технологии.

(Окончание следует)

Начало статьи см.; Зарубежное военное обозрение. - 1989. - № 5. - Ред.

Зарубежное военное обозрение №6 1989 С.7-11

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (11.10.2009) | Автор: Генерал-лейтенант И. Перов

Просмотров: 5273 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2020

Рейтинг Военных Ресурсов