Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Суббота, 10.12.2016, 15:46
Ключевые слова
ПРО, В. Мухин

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
История [16]
Политика [83]
US и мир [60]
Культура [7]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Union States » Политика

Проблема ПРО – только прикрытие гонки ядерных и высокоточных вооружений

Проблема ПРО – только прикрытие гонки ядерных и высокоточных вооружений

Владимир Иванович Мухин

заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор военных наук, профессор;
Сергей Владимирович Аксенов - кандидат технических наук, доцент

Широко обсуждаемая в прессе проблема ПРО без увязки ее с высокоточным и ядерным оружием является тупиковой по своей сущности. Выделение ее в отдельную проблему – это прикрытие для большой стратегической игры с целью вернуть для США позиции неоспоримого лидера в глобальном масштабе.

ПОЛИТИКА «ИЗГОИЗАЦИИ» ВМЕСТО РАЗОРУЖЕНИЯ

В 70-е годы прошлого столетия человечество осознало, что массовое использование ядерного оружия порождает глобальные катастрофические явления, такие как «ядерная ночь», «ядерная зима» и «огненный шторм». Ядерные удары с чрезвычайно сильными синергетическими эффектами, многократно усиливающие действия первичных поражающих факторов, могут привести к гибели земной цивилизации. Казалось бы, осознания этого достаточно, чтобы поставить и решить вопрос о запрещении и ликвидации ядерных вооружений.

Вопрос о ликвидации всех запасов ядерного оружия и о запрете его производства был озвучен в громких заявлениях Михаила Горбачева в бытность его руководства СССР. Ныне в духе Горбачева такие заявления озвучил президент США Барак Обама. Однако слова Горбачева так и остались словами, как и слова президента США так и остались громкими заявлениями.

Сегодня мы наблюдаем обратное, к странам, уже имеющим ядерное оружие, добавляются все новые «члены ядерного клуба». Это закономерный процесс, так как обладание ядерным оружием делает его владельца способным защитить себя от более сильного агрессора и быть неизмеримо сильнее в военном отношении по сравнению с теми, кто такого оружия не имеет.

Данное обстоятельство стало более важным, чем соображение о возможной ядерной катастрофе.

Политика «изгоизации» и действия США и НАТО подталкивают страны к обладанию ядерным оружием. Конкретными и наглядными примерами подобного рода действий могут служить агрессивная война НАТО и США против Югославии в 1999 году, интервенция США и их союзников против Ирака в 2003 году, агрессия стран НАТО против Ливии. Сейчас США и Израиль разрабатывают варианты военной акции против «изгоя» Ирана.

Агрессивная война НАТО и США против Югославии в последний год XX столетия с военно-политической точки зрения ознаменовала начало новой эпохи – эпохи передела мира. Применение новых форм, способов и средств ведения войны и достигнутые при этом успехи сыграли решающую роль в выборе Вашингтоном очередного направления переломить тенденцию, ведущую к утрате мирового лидерства, за счет наращивания американского стратегического военного потенциала, раскрутки нового витка гонки вооружений, развязывания войн под надуманными предлогами возрастающей «ракетной угрозы» в мире.

Одновременно в США пришли к выводу, что достижение в нынешних условиях и поддержание в дальнейшем своего военно-стратегического превосходства над любым потенциальным противником невозможно без создания качественно новых стратегических систем вооружения. Базовые направления создания качественно новых стратегических сил были определены администрацией Джорджа Буша в основных положениях новой американской Ядерной политики (2002 год), а также в «Превентивной военной стратегии» (2005 год).

К основным направлениям относятся создание: «чистого» термоядерного оружия (ЯО), применение которого не могло иметь негативных экологических последствий; ударных (активных) сил, предназначенных для оперативного поражения ракетных комплексов противника в их позиционных районах (систем ВТО); сил ПРО для перехвата стартовавших баллистических ракет и их боеголовок; обновленной военной, научно-исследовательской и промышленной инфраструктуры.

Администрация Обамы не отказалась от инициатив администрации Буша-младшего, реализованных ею в 2002–2006 годах. В первую очередь это относится к недавним важным изменениям, внесенным в американскую Стратегию применения ядерного оружия. Чтобы привлечь на свою сторону сенаторов-республиканцев, Обама пообещал потратить на модернизацию ядерного оружейного комплекса страны в предстоящие 10 лет 85 млрд. долл. Но выделенные 85 млрд. долл. на модернизацию ядерного оружия не удовлетворяют республиканцев, которые требуют еще.

Ядерная модернизация, по замыслу ее идеологов, предполагает возрождение старых и строительство новых комплексов, модернизацию существующего и производство нового «чистого» ядерного оружия. Создание новых ядерных кузниц предполагается в Канзас-Сити (штат Миссури), Оук-Ридже (штат Теннесси) и Лос-Аламос (штат Нью-Мексико) – месте рождения первой атомной бомбы. Все старое оборудование на этих предприятиях будет заменено новым, а технология создания зарядов модернизирована. В результате в год будут производить 80 ядерных боеголовок. Это больше, чем необходимо для замены демонтирующихся, хотя и меньше того, чего требовала администрация Буша (125 боеголовок).

Кристофер Пейн, директор ядерных программ Оборонительного совета естественных ресурсов, говорит: «Нет никакого сомнения в том, что сохранение высокого стандарта ядерного арсенала возможно уже имеющимися средствами». Обама, начавший свою политическую карьеру с цели создания безъядерного мира, пытаясь добиться ратификации СНВ, выхолостил его и теперь поможет республиканцам реализовать проект «ковать больше ядерного оружия». Это – старт новой гонки ракетно-ядерных вооружений. Ядерные эксперты вполне однозначно характеризуют цели «новой модернизации». Ганс Кристенсен из Федерации американских ученых говорит: «Это старт новой ядерной эры».

ВСЕМИРНАЯ ПАУТИНА ПРО США

Основные положения новой Ядерной стратегии США изложены в представленном Конгрессу США в январе 2002 года «Обзоре состояния и перспектив развития ядерных сил США». В обзоре формируются базовые требования, предъявляемые к ЯО нового поколения. Указывается, что придание современным ядерным силам новых возможностей должно обеспечить: поражение представляющих угрозу объектов, таких как высокозащищенные и заглубленные цели, носители химического и биологического оружия; обнаружение и поражение мобильных подвижных целей; повышение точности стрельбы; ограничение сопутствующего ущерба при применении ядерного оружия. Эксперты полагают, что в первую очередь новое термоядерное оружие будет использоваться для оснащения высокоточных управляемых ракет и авиабомб.

По мнению американских специалистов, применение в качестве боевых частей противоракет (БЧ ПР) «чистых» термоядерных боеприпасов должно существенно повысить эффективность создаваемой национальной системы ПРО США. Глобальная эшелонированная система ПРО США является неотъемлемой частью новой триады «ПРО – ВТО– ЯО», которая интегрирует в единую систему ядерные и обычные наступательные средства, активную и пассивную оборону, а также гибкую инфраструктуру, обеспечивающую их быстрое наращивание.

В триаде «ПРО – ВТО – ЯС» составляющая ПРО является системообразующей и обладает следующими интегративными свойствами:

1. Интеграция нестратегической ПРО ТВД со стратегической национальной ПРО США позволяет осуществить сопряжение информационных подсистем огневых комплексов нестратегических систем ПРО с системой предупреждения о ракетном нападении и информационной системой НПРО США, что дает возможность руководству США принимать решение о применении противоракет ПРО ТВД без согласия с руководством стран, разместивших на своей территории сегменты, элементы ПРО.

2. Интеграция эшелонированной ПРО ТВД НАТО и европейского сегмента американской глобальной обороны сопряженных с дополнительными космическими и беспилотными средствами позволяет создать первый передовой эшелон перехвата МБР РВСН. Реализация замысла США по созданию японо-американской ПРО ТВД на Дальнем Востоке позволяет создать второй эшелон перехвата МБР РВСН и находящихся в позиционных районах ракетных лодок ВМФ РФ и поражать их баллистические ракеты на активном участке траектории, в том числе и сразу после старта.

3. Интеграция эшелонированных ПРО ТВД и сегментов американской глобальной обороны ПРО США, включение их в национальную ПРО США позволяет создать «Всемирную паутину ПРО» США. Включение интегрированных сегментов других регионов мира в контур управления НПРО США означает, что включенные в «паутину» страны перепоручили обеспечение стратегической безопасности их стран США и предоставили им право единоличного принятия решения на применение противоракетных комплексов.

4. Создание структуры эшелонированной национальной системы ПРО, которая позволит осуществить интеграцию наступательного и оборонительного компонентов стратегических сил, по замыслу Пентагона, обеспечит возможность адаптивного планирования и проведения противоракетных операций ВС США в целях гарантированного уничтожения стратегических ядерных сил России. Противоракетные операции ВС США будут включать упреждающие массированные удары по группировке российских СЯС, так называемый предстартовый перехват, синхронизированный единой системой боевого управления с мероприятиями по блокированию глобальной эшелонированной системой ПРО ответно-встречных и ракетных ударов со стороны России, что вписывается в новую концепцию США «Быстрого глобального удара».

6. Используя завышенные оценки ракетных угроз, США активно навязывают собственные противоракетные средства своим союзникам и расширяют географический охват районов базирования элементов ПРО, стремясь не только усилить свои позиции в ключевых регионах мира, но и стать монополистами на «противоракетном» сегменте рынка продажи оружия. При этом одновременно решаются как военные, так и экономические проблемы.

В силу указанных свойств национальная система ПРО США стала определяющим фактором в задуманной Вашингтоном игре на геополитическом поле современного мира в XXI веке.

ИНИЦИАТИВА БЫСТРОГО ГЛОБАЛЬНОГО УДАРА

Новый Договор СНВ не ограничивает развитие и размещение ПРО ТВД, высокоточного оружия США. В договоре отсутствуют ограничения по модернизации ядерного вооружения. Отсутствие в СНВ-3 ограничений на развитие ЯО, ВТО и ПРО сделало этот договор политическим прикрытием в реализации замыслов США. Это означает, что Вашингтон фактически будет продолжать развивать свою концепцию «быстрого глобального удара» (БГУ).

Быстрый глобальный удар, БГУ (англ. Prompt Global Strike, PGL) – инициатива вооруженных сил США по разработке системы, позволяющей нанести удар обычным (неядерным, соnventional) вооружением по любой точке планеты в течение 4–6 часов (первоначальный вариант), с развитием его в течение одного часа, по аналогии с ядерным ударом при помощи МБР.

БГУ – давняя идея Министерства обороны Соединенных Штатов Америки. В Пентагоне, по словам одного из его руководителей, идеи не умирают – они трасформируются, адаптируются и рано или поздно воплощаются в жизнь. Генератором воплощения в жизнь идеи БГУ был президент Джордж Буш. Замысел проекта быстрого глобального удара родился после событий 11 сентября 2001 года. Проект БГУ был основан на «бушевской» Доктрине упреждающе-превентивных ударов. При этом критичность угрожающей ситуации и спрессованность времени для принятия жизненно важного решения как факторы, не позволяющие задействовать уставные процедуры ООН (резолюции Совета Безопасности), в замысле отражения не получили. В соответствии с замыслом БГУ, отдавая приказ о нанесении быстрого глобального удара по цели (целям) в другом государстве, президент США принимает решение единолично.

По заявлению вице-президента США Джо Байдена: «Разрабатываемые обычные боеголовки с глобальным радиусом действия позволят уменьшить роль ядерного оружия. С таким современным вооружением американская мощь остается неоспоримой даже в случае далеко идущих ядерных сокращений». По мнению Джо Байдена, силы БГУ будут способны выполнять более масштабные военные задачи, выступать средством устрашения и достижения военно-политических целей в кризисно-конфликтных ситуациях.

В глобальном плане по своим параметрам силы БГУ будут способны выполнить более масштабные, нежели уничтожение группы экстремистов в удаленных районах, военные задачи: поражать любые стратегические – военные и невоенные – объекты государств; выступать средством устрашения и достижения военно-политических целей в кризисных ситуациях и т.д. Обо всем этом до поры до времени не говорится, но данная сторона проекта может начать проявляться уже в ближайшее время по мере поступления в войска вооружений БГУ.

Рожденный под брендом защиты от заполучивших оружие массового уничтожения террористов и злонамеренных и непредсказуемых государств «оси зла», мощный и непопадающий ни под какие договорные ограничения потенциал БГУ явно нацелен на глобальность не только в плане радиуса действия средств удара, но и влияния на геополитику и геостратегию. Террористы, экстремисты, нарушители режимов нераспространения и прочие изгои скорее всего являются временным прикрытием более отдаленных перспективных целей неядерного глобального удара.

Концепция БГУ получила свое развитие во время президентства Обамы. Рассчитанная программа Обамы состоит в следующем: инициировать переговоры о сокращении ядерного оружия, пропагандировать сокращения до тех пор, пока ядерный потенциал соперников-конкурентов, то есть Китая и России, не понизится настолько, что последующее быстрое развертывание сил БГУ приведет к глобальному военному превосходству США.

В настоящее время концепция БГУ получила развитие в проекте модификации баллистических и ускорения разработки и внедрения в войска гиперзвуковых ракет. Ведь сущность модернизированной концепции «быстрого глобального удара» состоит в нанесении скрытного, «упреждающего» удара сверхскоростным, сверхмощным и сверхточным неядерным оружием, которое позволяло бы в срок до 60 минут после поступления приказа президента США поразить любую цель в любом районе земного шара.

К сверхэффективным неядерным вооружениям Пентагон относит: модифицированные баллистические ракеты (БРПЛ) «Трайдент D5», оснащенные вместо ядерных боеголовок обычными; разрабатываемые гиперзвуковые аэрокосмические ракеты с дальностью действия 6 тыс. км, способные доставить боеголовки в течение 35 мин.; гиперзвуковые крылатые ракеты со скоростью полета около 6500 км/ч; ракеты SJX61, принятие которых планируется в 2017 году.

Программа реализации концепции быстрого глобального удара тесно связана с реализацией «Европейского поэтапного адаптивного плана» (ЕПАП), предусматривающего размещение по российскому периметру элементов ПРО эшелонированной НПРО США. Совокупность двух потенциалов: ударно-превентивного БГУ и реализуемого сдерживающего ПРО ЕПАП создает для нашей страны ситуацию, при которой обеспечение ее безопасности, суверенитета и независимости может столкнуться с серьезными вызовами.

НОВЫЙ КОНТРСИЛОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ

По замыслу американского стратегического командования компоненты новой стратегической триады «ПРО – ВТО – ЯО» должны войти в силы «глобальных ударов». БГУ становится инструментарием реализации нового контрсилового потенциала, который должен обеспечить США возможность нанесения превентивного разоружающего удара по СЯС РФ без наступления необратимых экологических последствий.

Президент Обама не заявлял об отходе от концепции БГУ. Наоборот, он неоднократно заявлял о необходимости подавляющего превосходства над любым противником. Быстрый глобальный удар – это проект хорошо продуманный, первый его вариант апробирован в войне в Персидском заливе. По планам Пентагона к 2024 году ВС США будут располагать таким арсеналом БГУ, который позволит решать задачи сегодняшних стратегических ядерных сил, но с существенно меньшими издержками и побочными эффектами (жертвами среди гражданского населения, экологической катастрофой и т.д.).

Для координации в сфере стратегического и оперативного управления и практического воплощения концепции БГУ в августе 2009 года было сформировано и приступило к работе Глобальное ударное командование Военно-воздушных сил США, на которое возложено проведение операций БГУ. Ударное командование с 1 декабря 2009 года усилено 450 межконтинентальными ракетами наземного базирования и частями стратегической авиации. Практическая реализация проекта может состояться в организационной структуре Глобального ударного командования ВВС, объединившей МБР и стратегическую авиацию. Возможны и другие варианты.

Итак, не стоит удивляться, что переговоры по ПРО зашли в тупик: российская сторона увидела неготовность США к компромиссу по ПРО, Кремль не пойдет на глубокие сокращения СЯС без адекватных уступок США. Политика «добрых» отношений межу государствами и главами этих государств, заключение новых соглашений в этой области – это важно и нужно, но не может быть гарантией от обострения обстановки между государствами и в мире, вплоть до самих крайних пределов.

В сложившихся условиях имеется единственный путь предупреждения ядерной войны – сделать ее недопустимой (опасной) для тех, кто собирается ее начать, и тех, кто собирается в ней участвовать. Сделать войну недопустимой возможно только при условии, когда страна-агрессор не решится начать ядерную войну, так как будет знать, что после ее ядерного превентивного удара получит для себя неприемлемый (недопустимый) ущерб в результате ответной реакции со стороны, подвергшейся нападению, а также нежелательные экологические последствия собственного удара.

Независимое военное обозрение 22.12.2011

Категория: Политика | Добавил: pentagonus (23.12.2011) | Автор: В. Мухин

Просмотров: 1441 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов