Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Четверг, 08.12.2016, 19:12
Ключевые слова
П.И. Антонович, киберпространство, кибервойна, В.В. Лойко, кибероперация, И.В. Шаравов

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 129
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Сущность операций в кибернетическом пространстве и их роль в достижении информационного превосходства (2012)

Сущность операций в кибернетическом пространстве и их роль в достижении информационного превосходства

П.И. Антонович,

И.В. Шаравов,

В.В. Лойко

Современное информационное общество порождает новые формы и способы межличностного, общественного и межгосударственного взаимодействия, приобретающие отчетливо выраженный информационно-технологический характер. Взаимодействие во все времена происходило на фоне обмена информацией, по сути, и заключалось именно в нем. Однако именно с появлением высокоскоростных средств приема, передачи и обработки информации, существенно расширяющих интеллектуальные возможности человека, нивелирующих расстояния между субъектами взаимодействия и позволяющих управлять масштабными процессами, информационное взаимодействие приобретает глобальный характер.

Неотъемлемыми атрибутами современного информационного общества стали постоянное наращивание объемов циркулирующей в информационном пространстве информации, а также комплексирование, развитие и трансформация сетевой информационной инфраструктуры. В качестве одного из последних примеров такого развития и очередного значимого его этапа специалисты считают повсеместное внедрение технологии "облачных вычислений"1.

Безусловной реальностью современности стала существующая по специфичным законам совокупность распределенных глобальных и локальных информационно-телекоммуникационных сетей и систем в сочетании с программными и аппаратными средствами обработки информации, самой информацией и субъектами ими связанными – "киберпространство"2. Также можно сказать, что кибернетическое пространство (виртуальное пространство) – умозрительно представляемая форма сосуществования кибернетических объектов и процессов, порядок расположения одновременно сосуществующих объектов кибернетической сферы.

Прорыв в информатизации, ознаменовавший революционные по своей сути изменения в информационной инфраструктуре общества, нашел отражение и в такой специфической сфере деятельности, как вооруженная борьба. Все современные и перспективные средства ее ведения и обеспечения, такие, как "интеллектуальные", высокоточные и роботизированные образцы вооружения, средства разведки, РЭБ, управления и связи основываются, в первую очередь, на информационных технологиях. Данное обстоятельство потребовало от развитых в военном и техническом отношении стран переосмыслить теорию и практику как строительства вооруженных сил, так и ведения современных военных действий.

Результатом этого переосмысления стало зарождение и развитие концепции ведения военных действий в едином информационном пространстве, получившей название "сетецентрической". Ключевыми и неразрывно связанными компонентами "сетецентрической войны" стали такие понятия, как "информационное превосходство", "информационные операции", "действия в кибернетическом пространстве".

О сущности и содержании "сетецентрических" войн (операций) написано достаточно подробно и много. Отметим только, что в рамках публикации особый интерес представляет рассмотрение такого фактора этого явления, как "информационное превосходство". Это связано с тем, что именно завоевание и удержание информационного превосходства в настоящее время, по взглядам ведущих государств, становится обязательным этапом и достигаемым условием начала и ведения современных военных действий. Так, например, в вооруженных силах США достижение и удержание информационного превосходства осуществляется в рамках информационных операций (ИО). При этом под информационным превосходством понимается возможность и способность осуществлять непрерывный сбор сведений, их обработку, распределение потока достоверной информации, а также способность не допустить выполнения аналогичных действий противником3. Про-
являться информационное превосходство может в различных формах – от возможности и способности более качественно и быстро оценивать обстановку, принимать и доводить до подчиненных адекватные решения, до исключения (существенного затруднения) информационного обеспечения противника за счет проведения наступательных информационных операций.

Само понятие "информационное превосходство" имеет комплексный характер и складывается из множества слагаемых. Считается, что для получения (завоевания и удержания), а затем и правильного использования информационного превосходства необходимо обеспечить:

развитую теоретическую базу проведения операций (боевых действий);

компетентный и грамотный командный и личный состав;

адекватную систему подготовки персонала всех уровней;

отвечающую потребностям операций (боевых действий) организационно-штатную структуру;

необходимые материальные ресурсы и техническое обеспечение.

Следует отметить, что такой ключевой элемент "сетецентрической" системы управления, как современные информационные системы, необходим при завоевании информационного превосходства, прежде всего, для обеспечения возможности быстро оценивать текущую обстановку. Знать ее (на необходимом уровне, с требуемой детализацией и оперативностью) в течение всей операции (боевых действий) – значит иметь возможность действовать более эффективно, принимая своевременные и обоснованные решения быстрее, чем противник, который, не имея возможности выдержать заданный ему темп обработки информации, будет вынужден приступать к решению новых проблем, еще не успев решить старые.

Фактически завоевание и удержание информационного превосходства позволяет получить в операции следующие (оперативные) преимущества:  возможность принимать решения быстрее противника; лишение противника способности принимать решения и противодействовать (сопротивляться); возможность воздействовать на восприятие обстановки противником. Слагаемые информационного превосходства, являющегося результатом скоординированного и согласованного использования всех трех видов преимуществ, представленны на рис. 1.

Слагаемые информационного превосходства

Рис. 1. Слагаемые информационного превосходства

При этом командованию предлагается постоянно помнить, что информационное превосходство в принципе не может быть стабильным, постоянным и обеспеченным раз и навсегда. Удержание информационного превосходства – непрерывный процесс, включающий оценку качества имеющейся информации и сопоставление ее с потребностями для обеспечения нормального процесса принятия решений.

Можно сказать, что информационное превосходство достигается только тогда, когда за счет координации разведывательной деятельности, проведения наступательных и оборонительных информационных операций (ИО), а также управления информационными ресурсами, полученный результат (сторона А) выше результата, полученного противником (сторона В), вследствие выполнения аналогичных действий (рис. 2).

Завоевание информационного превосходства

Рис. 2. Завоевание информационного превосходства

По существующим взглядам проведение наступательных и оборонительных информационных операций предполагает комплексное сбалансированное применение в соответствии с замыслом командования сил и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), операций в кибернетическом пространстве (компьютерных сетевых операций), психологических операций, дезинформации (обмана, введения противника
в заблуждение) и защиты своих систем управления и информационных ресурсов.

Также следует учитывать, что сетевая структура формируется исходя из специфики построения сетецентрических систем управления, объединяя на основе современных информационных технологий узлы сети (фактически – взаимосвязанные компьютеры). Таким образом, можно утверждать, что, по сути, она является элементом кибернетического пространства. Соответственно, воздействие на этот элемент будет носить характер "действия в киберпространстве".

Оставив за рамками публикации дискуссию о природе и содержании этого термина, отметим, что по существующим взглядам4 действия в кибернетическом пространстве принимают формы акций, действий, операций, а в перспективе – киберпространственных кампаний5. Отметим, что ранее читателям уже предлагалось поразмышлять о сущности и содержании кибервойны, составной частью которой могут являться кибероперации, а также о ряде терминов и определений в этой области6 .

Сами по себе кибероперации представляют собой скоординированные и согласованные по масштабам, месту и времени атакующие и защитные действия, объединенные целью завоевания информационного превосходства за счет нанесения ущерба информационной инфраструктуре противника и защите от его аналогичных воздействий.

То, что эти операции могут быть весьма результативными, стало уже общепризнанным фактом.  В основе эффективности киберопераций лежит упоминавшийся выше феномен "сетезависимости", присущий и современным вооруженным силам развитых в военном и техническом отношении стран. Сложившаяся ситуация связана, в первую очередь, со следующими обстоятельствами:

современные средства ведения вооруженной борьбы являются информационно насыщенными и содержат в своем составе элементы сетевой информационной инфраструктуры;

постоянно происходит сокращение циклов принятия решений, возникает необходимость учета дополнительных факторов в процессе управления, что, в свою очередь, требует увеличения скорости обмена и объема передаваемой информации;

принятие управленческих решений во многих случаях опирается на компьютерные справочные и экспертные системы (системы поддержки принятия решений);

устройства, обеспечивающие взаимосвязь внутри телекоммуникационных сетей, формируют сложную сетевую (в ряде случаев – глобальную) информационную инфраструктуру;

практически все элементы сетевой инфраструктуры (средства вооруженной борьбы, обеспечения, управления и коммуникации) по своей сути являются компьютерами разного уровня сложности.

Кроме того, в последнее время управление ведением военных действий во многих случаях осуществляется не "напрямую", а через глобальную инфраструктуру посредством протоколов обмена информационных систем. Постепенно такой вид взаимодействия разнородных элементов боевых систем становится основным.

Соответственно особенно актуальными становятся и боевые действия в формируемом современной инфраструктурой киберпространстве. В ряде случаев результаты проведения киберопераций могут быть сравнимы с полномасштабными военными действиями. В качестве примера можно привести сравнение результатов авиаударов ВВС Израиля по атомным объектам Сирии в сентябре 2007 г. и внедрения летом 2010 г. вредоносной программы (по сути – кибероружия) в модули SCADA на Бушерской АЭС и в научно-исследовательском центре в Натанзе. В первом случае достигнутый эффект был гораздо скромнее, не говоря о риске возможных потерь у атакующей стороны7, а во втором – ядерная программа Ирана (по оценкам специалистов) отброшена минимум на 3-5 лет назад8.

Множество фактов (как прямых, так и косвенных) говорят о применении сил и средств проведения киберопераций практически во всех вооруженных конфликтах последних лет. Чего только стоит официально признанный факт блокирования сетевых информационных ресурсов правительства Муаммара Каддафи в ходе последнего конфликта в Ливии и заявление о контроле коалицией стран НАТО над управляемой через Интернет инфраструктурой жизнеобеспечения и банковской системой страны9.

Применительно к завоеванию информационного превосходства, наглядным также будет следующий инцидент. В октябре 2011 г. в США военное командование проводило расследование в связи с заражением вредоносной программой электронных систем, управляющих флотом американских беспилотных летательных аппаратов. Множественные попытки "вылечить" систему оказались безрезультатными. К чему это может привести в ходе ведения военных действий, нетрудно предположить.

Также следует отметить, что помимо широко известного факта о формировании в США 24-й кибернетической армии ВВС и 10-го киберфлота ВМС, в настоящее время не менее 20 (а по некоторым данным около 100) стран мира имеют в составе вооруженных сил подразделения для проведения операций в киберпространстве. Во многих странах идет формирование системы подготовки специалистов вооруженных сил к ведению операций в кибернетическом пространстве, развертывание программ по созданию кибероружия, его тестирования на специальных полигонах10 и проведение масштабных учений по действиям в киберпространстве.

Характерным примером может служить позиция Правительства США, которое организовало набор в Центр стратегических и международных исследований в рамках программы US Cyber Challenge. В результате должны быть набраны около 10 000 специалистов по кибербезопасности. "Оружием будущих войн будут люди, а ценность информации становится высока как никогда", – полагает Алан Поллер, директор исследовательской и образовательной организации SANS Institute. В дальнейшем, по заявлению Алана Гринберга (технический директор компании Boeing), сделанному для журнала BusinessWeek, ожидается, что в течение ближайших трех лет потребуется не менее 60 000 работников в этой отрасли – "кибервоинов, готовых защитить нацию"11.

Также в этой связи показательным является заявление министра ВС Великобритании (где также ведутся разработки кибероружия) Ника Харви о том, что "Действия в киберпространстве станут частью сражений будущего, а кибероружие станет неотъемлемой частью арсенала страны"12.

К сожалению, рамки статьи не позволяют детально рассмотреть целый ряд вопросов, связанных с кибернетическими операциями в интересах завоевания информационного превосходства в условиях ведения сетецентрических войн (например, о возможных последствиях проведения киберопераций, показателях и критериях оценки их эффективности и т.д.).

Данное направление военной науки является новым и перспективным, а, следовательно, требует пристального внимания со стороны научного сообщества. Учитывая мировые тенденций развития этой области, очевидно, что повышенное внимание следует уделить развитию теории и практики операций в киберпространстве, подготовке (подбору) специалистов, способных планировать их и проводить, а также включению киберопераций в систему вооруженного противоборства.

Примечания:

1. ru.wikipedia.org/wiki/облачные_вычисления

2. Cyberspace policy review. Assuring a Trusted and Resilient Information and Communications Infrastructure, 2010. . – P. 76.

3. Joint Publication 3-13 Information Operations. Doctrine and Education Group, 116 Lake View Parkway, Suffolk, VA 23435-2697. 13 February 2006. – P. 137.

4. Cyberspace Operations Concept Capability Plan 2016-2028. Department of the Army Headquarters, United States Army Training and Doctrine Command (TRADOC Pamphlet 525-7-8) Fort Monroe, Virginia 23651-1047. – 22 February 2010. – P. 77.

5. В дальнейшем – кибероперации.

6. Антонович П.И. О сущности и содержании кибервойны // Военная мысль, 2011. №7.

7. http://www.ng.ru/world/2007-10-15/7_siria.htm

8. http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2010/10/15/412421

9. http://www.nvo.ng.ru/wars/2011-09-02/1_kaddafi.html

10. http://www.cybersecurity.ru/crypto/125744.html

11. http://www.electroname.com/url/php?url=http://cubersecurity.ru/.

12. http://www.guardian.co.uk/uk/2011/may/30/military-cyberwar-offensive/

Вестник АВН  2012, №1 (38), с.41-45


 

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (17.08.2012) | Автор: П.И. Антонович, И.В. Шаравов

Просмотров: 3067 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов