Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 04.12.2016, 02:48
Ключевые слова
Ирак, М. Хамзатов

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Первая мировая 1914-1918 [0]
Корейская война 1950-1953 [7]
Бельгийское Конго 1964 г. [0]
Доминиканская Республика 1965 г. [0]
Лаос 1964—1973 [1]
Вьетнамская война 1965—1973 [23]
Камбоджа 1969—1973 [0]
Ливан 1982—1984 [0]
Гренада 1983 [0]
Ливия 1986 [0]
Панама 1989—1990 [4]
Ирак, Кувейт 1991 [17]
Сомали 1992—1994 [0]
Босния 1995 Умеренная сила [12]
Судан 1998 [2]
Афганистан 1998 [7]
Югославия (Косово) 1999 [15]
Афганистан 2001- [50]
Ирак 2003- [39]

Поиск


Наш опрос
Who is more wise President of the United States?
Всего ответов: 405
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Войны » Ирак, Кувейт 1991

Боевые действия в Ираке: новый характер операций (2013)

Боевые действия в Ираке: новый характер операций

Муса Хамзатов

Прошло 10 лет после окончания в 2003 году самой масштабной в XXI веке войны США и их союзников против Ирака. И хотя об окончании активных боевых действий президент США Джордж Буш объявил уже 1 мая 2003 года, война, приняв форму партизанской, разгорелась с новой силой летом того же года. Если за первых полтора месяца активных боевых действий потери коалиции в Ираке составили 172 человека погибшими, то в последующие месяцы продолжали погибать по 30–50 человек ежемесячно, а в ноябре было убито почти столько же, сколько в дни самых жарких боев – 110 военнослужащих. Конечно, с одной стороны такие потери можно считать большими. Но если оценить размах боевых действий, количество войск и техники, принимавших в ней участие (более 300 тыс. солдат и 1700 единиц бронетехники), то такие потери свидетельствуют о высоком уровне подготовленности и обеспеченности войск коалиции.

Бесспорно, что одним из основных условий низких потерь явилось умелое использование войсками коалиции новых форм и способов ведения боевых действий, новых тактических приемов – «маленьких хитростей войны». Не все они были озвучены участниками даже после завершения войны, но практически все послужили основой для разработки новых форм действий, в том числе и такой, как перспективные глобально-интегрированные операции.

Тема актуальная и интересная. Но исходя из допустимого объема газетной статьи, я остановлюсь на некоторых наиболее, на мой взгляд, интересных «хитростях» войск коалиции, явившихся новым словом в военном искусстве.

Причем не только для иракцев, но и для специалистов многих стран, по тем или иным причинам считавших свое военное искусство не уступающим американскому. Жизнь показала, что они ошибались, а возможно, и продолжают недооценивать роль своей военной науки в разработке и внедрении новых форм военных действий.

ЗАВОЕВАНИЕ ГОСПОДСТВА В ВОЗДУХЕ


Бесполётная зона в ираке
Одним из новых теоретических положений военного искусства, взятых на вооружение союзниками по антииракской коалиции, как стало понятно значительно позже, явилось проведение в мирное время длительных, низконапряженных, практически невидимых для посторонних глаз, операций по завоеванию господства в воздухе над Ираком.

Эта задача решалась в ходе заблаговременной подготовки ТВД в рамках создания и поддержания США и Великобританией (до 1998 года – и Францией) двух так называемых бесполетных (запретных) для саддамовской авиации зон над Ираком, границы которых были установлены севернее 36-й (апрель 1991 года) и южнее 32-й параллели (август 1992 года). В 1996 году граница южной зоны была «поднята» до 33-й параллели. Фактически суверенитет Ирака в воздушном пространстве признавался только над третью его территории. Над остальной его территорией безраздельно господствовала союзная авиация. В качестве правового обоснования союзники ссылались на свое понимание резолюции Совета Безопасности ООН № 688 (1991 года), хотя текст резолюции создание таких зон не санкционировал.

Однако обеспечением только «бесполетности» обозначенных зон от иракской авиации союзники не ограничились и стали поражать наземные объекты, в том числе и элементы системы ПВО Ирака. На решение этой задачи не повлиял даже трагический инцидент в северной бесполетной зоне в 1994 году, когда американскими истребителями F-15 по ошибке были сбиты два вертолета, перевозившие персонал ООН. В результате этой «ошибки» погибли 26 человек.

В дальнейшем в 1998 году против Ирака была проведена полномасштабная воздушная операция с целью завоевания господства в воздухе – под предлогом поражения иракских объектов по разработке, производству и хранению компонентов оружия массового поражения, а также средств доставки боевых отравляющих и биологических веществ. Из 97 целей, подвергшихся ударам ВВС США и Великобритании, подавляющее большинство объектов (более 60%) относилось к системе ПВО, в том числе 32 объекта системы ПВО, 20 командных центров, шесть аэродромов.

По оценке Пентагона, эффективность ударов оказалась очень высокой – не менее 85% пораженных объектов. Из-за сказывавшегося экономического кризиса, невозможности восстанавливать импортную военную технику в условиях экономической блокады иракская система ПВО не смогла решить свои задачи. По воспоминаниям очевидца Владислава Шурыгина – известного военного публициста и обозревателя, который был в Ираке за месяц до начала войны, в реальности армия Ирака за десятилетия санкций деградировала: оставаясь на бумаге внушительной силой с тысячами танков на вооружении, сотнями самолетов и ЗРК, в реалии армия Ирака практически не существовала как организованная сила, способная противостоять коалиции во главе с самой современной армией мира – американской.

В середине 2002 года «миротворческая» операция ВВС США и Великобритании по поддержанию бесполетных зон была переформатирована военным руководством США в операцию «Южный фокус». Целью операции было планомерное уничтожение с воздуха военных объектов в Ираке, являвшихся ключевыми в системе обороны страны при отражении наземной агрессии. К сожалению, содержание данной операции практически неизвестно широкой публике, хотя с позиций новых положений военной теории в ней есть немало примечательного. О некоторых интересных подробностях по ее подготовке и проведению рассказал генерал-лейтенант Майкл Мозли, руководивший военно-воздушными операциями сил коалиции во время войны с Ираком в 2003 году.

В частности, в рамках этой операции с июня 2002-го по 20 марта 2003 года, когда официально началась война, американские ВВС совершили 21 736 боевых вылетов над территорией Ирака, уничтожив до 390 особо важных для них целей. Главной целью американских летчиков, участвовавших в операции «Южный фокус», стали радары, командные центры и, главное, новейшая сеть оптико-волоконной связи, соединявшая Багдад с военными объектами в Басре и Hасирии. Чтобы читатель понял масштаб действий авиации, подчеркну, что 21 736 боевых вылетов – это содержание полноценной воздушной кампании в составе четырех-пяти воздушных операций. Такой удар в масштабах территории, аналогичной территории Ирака, вряд ли выдержала бы и система ПВО СССР.

Успеху операции способствовала умелая информационная кампания. Истинные цели и задачи операции скрывались от мировой общественности многочисленными публикациями в СМИ о немотивированной агрессии со стороны иракцев. Однако, как заметил генерал Мозли, это была вынужденная активность: «Мы стали вести себя чуть-чуть более агрессивно, чтобы вызвать на себя их огонь и, таким образом, получить возможность чаще отвечать... Сложилась ситуация, в которой трудно было отличить курицу от яйца». В результате еще до формального начала военных действий союзники могли контролировать около 75% иракской территории.

ПЕРВАЯ ВОЗДУШНАЯ ОПЕРАЦИЯ И ПОДГОТОВКА НАЗЕМНОЙ

Новым в оперативном искусстве, привнесенным в него американцами, стало решение задач первых воздушных операций еще в мирное время в ходе заблаговременной подготовки к наземным операциям. Незнание данного факта привело к тому, что многие специалисты стали утверждать о том, что войска союзников начали наземное наступление почти сразу, без проведения длительной воздушной кампании. Формально это было так, но по существу – воздушная кампания была.

Не менее интересен и тот факт, что война фактически началась 19 марта 2003 года, за несколько часов до истечения срока ультиматума, предъявленного Джорджем Бушем Саддаму Хусейну, когда самолеты американских и британских ВВС нанесли удар по позициям иракской артиллерии, находившимся в непосредственной близости от иракско-кувейтской границы.


Широкомасштабные действия начались 20 марта 2003 в 05 часов 33 минуты по местному времени с массированной бомбардировки Багдада, Мосула и Киркука бомбардировщиками и штурмовиками A-10, B-52, F-16 и «Харриер». В ходе операции применялись «Томагавки» образца 2003 года, которые могли быть запрограммированы одновременно на 15 целей и транслировать их изображение на командный пункт. Помимо этого были использованы авиабомбы GBU-24 массой 900 кг для уничтожения подземных хранилищ. Оболочка бомб из особого никеле-кобальтового сплава могла пробивать бетон толщиной 11 м, а зажигательный снаряд создавал горящее облако температурой более 500 градусов по Цельсию.

В целом в ходе войны авиационную поддержку войскам союзников осуществляли 10 авиационных крыльев и групп. Авиация насчитывала 420 палубных и 540 самолетов наземной группировки, более 1100 вертолетов.

Благодаря заблаговременно проведенной в рамках операции «Южный фокус» скрытной «воздушной кампании» наземные операции в Ираке начались практически сразу, неожиданно как для иракцев, так и для большинства иностранных военных аналитиков.

В реализации такого замысла немаловажную роль наряду с заблаговременными действиями авиации сыграл и факт упреждающей (с лета 2002 года) деятельности специалистов ЦРУ и Командования специальных операций США на территории Ирака. В их задачи входило налаживание связей с оппозицией, определение потенциальных перебежчиков в иракских Вооруженных силах, выявление мест хранения оружия массового поражения, подготовка района боевых действий для ведения молниеносной войны, в том числе поражение объектов системы ПВО, определение мест аэродромов подскока и их первоначальное оборудование.

Немаловажную роль сыграли и многочисленные информационные операции, в том числе и заявления высокопоставленных представителей ВПК и Вооруженных сил США о том, что американская бронетехника не приспособлена для передвижения через пустыню и ее можно использовать только в Междуречье.

Информационные операции достигли своих целей, и иракское военное командование стало недооценивать возможности современных механизированных частей по преодолению пустынной местности, сосредоточив все свое внимание на организации боевых действий в Междуречье. Как следствие Ирак был разделен на четыре военных округа: Северный (в районе Киркука и Мосула), Южный со штабом в Басре, Евфратский, которому предстояло принять основной удар, и Багдадский, к которому приписывалась президентская гвардия. Пустыне должного внимания не уделялось. Иракцы предполагали, что агрессоры будут проводить стандартные фронтовые операции «сила-на-силу», продвигаясь в Междуречье. Соответственно основной упор делался на нанесении неприемлемого ущерба союзникам в дуэльных ситуациях. Мысль о том, что противник развивает не только технику, но и теорию вооруженной борьбы и постарается не допустить невыгодных для себя ситуаций высшим военным руководством Ирака, видимо, не рассматривалась. Поэтому вместо организации затяжной борьбы в городах, где военачальники могли использовать сильные стороны своих относительно слабых группировок, основной упор стали делать на «линейное» противостояние. И как в дальнейшем показала практика, выведение иракцами своих бронетанковых сил из-за спасительных стен городов на открытые пространства способствовало их успешному уничтожению авиацией союзников.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРВЫХ ОПЕРАЦИЙ

Общая диспозиция основной ударной группировки наземных войск международной коалиции была следующей. 3-я механизированная дивизия США сосредоточилась на левом фланге с целью действий на запад и далее на север через пустыню на Багдад. 1-й экспедиционный корпус морской пехоты США должен был продвигаться через центр страны на северо-запад по автомагистрали Басра–Багдад. 1-я британская бронетанковая дивизия имела задачу взять под контроль нефтеносный район вокруг Басры и нефтеналивные терминалы на побережье.

Наиболее наглядно новые подходы к тактике действий современных сухопутных войск проявились в ходе наступления 3-й механизированной дивизии армии США на Багдад в марте 2003 года. Исходя из того, что иракское командование было нацелено на позиционную оборону в междуречье Тигра и Евфрата, американское командование отказалось от проведения классической наступательной фронтовой операции, реализовав новую форму военных действий – центрально-сетевую операцию (по отечественной терминологии).

Три бригады 3-й механизированной дивизии (16,5 тыс. человек, 239 тяжелых танков, 283 БМП, 48 вертолетов огневой поддержки, а также самоходные артиллерийские установки и многочисленная техника тылового обеспечения) получили задачу максимально быстро выдвинуться вперед к Багдаду. Бригады должны были обходить населенные пункты, захватывать и удерживать до подхода второго эшелона аэродромы и мосты через Евфрат, оставаясь на его западном берегу до того момента, пока части Республиканской гвардии Ирака вокруг города Кербела в 80 км к юго-западу от столицы не будут полностью уничтожены.

Бригады совершали передвижение в тылу иракцев форсированным маршем расчлененными колоннами на широком фронте. 2-я бригада на левом фланге двигалась двумя колоннами: гусеничные машины шли на полной скорости по бездорожью пустыни, в то время как все колесные машины шли с меньшей скоростью по дорогам. Справа, где шла 1-я бригада, все машины шли по бездорожью в боевом порядке сперва «клин» (один батальон спереди, два сзади), а затем – в линию.

В первый же день боевых действий бригады 3-й механизированной дивизии США за шесть-семь часов продвинулись на 240 км в глубину территории Ирака. При современных скоростях поездок по автобанам кого-то эта цифра не удивит. Но представьте себе состояние командования, которое спланировало свои действия, исходя из того, что враг продвинется в сутки километров на двадцать, и вдруг узнало, что крупная группировка противника уже в глубоком тылу. Это был кошмар немецкого блицкрига 1939–1941 годов, но в новом, более качественном исполнении. Вся оборона иракцев практически рухнула.

В самом начале боевых действий американским командованием был применен новый способ действия бригад в наступлении («перекат»): одна бригада на максимальной скорости продвигалась вперед, обходя населенные пункты и узлы сопротивления противника. Вторая бригада шла следом и обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника. После подхода третьей бригады вторая выдвигалась далее, продолжая обеспечивать продвижение первой бригады или, наоборот, быстро выдвигалась вперед в то время, как теперь уже первая бригада обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника.

Для поддержания высокого темпа наступления и обеспечения безопасности наступающих сил было организовано четкое взаимодействие между бригадами по времени и по рубежам, с активной авиационной поддержкой в любое время дня и ночи.

Практически это выглядело так. 3-я бригада 3-й механизированной дивизии внезапно захватила расположенный рядом с городом Насирия военный аэродром Талиль и двинулась на запад в обход города, блокировав его частью сил. 1-я бригада на полной скорости прошла мимо города Насирия на запад к Самава. 3-я бригада оставалась в районе Насирия до подхода 2-й бригады морской пехоты, после чего выдвинулась на северо-запад для обеспечения контроля над маршрутом в сторону Самава.

Окружив Насирию, 23 марта морская пехота и силы спецназа начали штурм города. Захватив город, американцы получили важную базу в южном Ираке. Через аэродром Талиль коалиционные войска получили возможность быстрого пополнения.

К особенностям операции можно отнести и замысел тылового обеспечения маневренных действий боевых частей дивизии. Уже изначально частям тылового обслуживания 3-й механизированной дивизии была поставлена задача – избегая населенных пунктов, выйти в район сосредоточения дивизии в глубине территории Ирака на удалении до 400 км от линии фронта. В качестве такого района – с целью сокрытия от иракцев прорыва мощной группировки американцев в их тыл – был определен участок пустыни к юго-западу от населенного пункта Наджаф (условное наименование района – «объект РАМС»).

Замысел удался полностью. Из-за стремительности и внезапности действий бригад 3-й механизированной дивизии иракцы, несмотря на растянутость американских тыловых коммуникаций, не нанесли существенного урона их тыловым частям. Только один из конвоев, сбившись с маршрута, попал в засаду, понес потери убитыми и пленными.

Операция по обеспечению безопасности «объекта РАМС» и изоляции населенного пункта Наджаф проводилась силами 1-й и 2-й бригад. В первом эшелоне действовала 2-я бригада, которая за 40 часов преодолела маршрут протяженностью около 370 км и, организованно выйдя к «объекту РАМС», при непосредственной поддержке с воздуха и огня артиллерии к 10.00 23 марта полностью овладела районом. С севера (со стороны Багдада) «объект РАМС» от Наджафа изолировала 1-я бригада.

Иракцы не были заблаговременно подготовлены к активным действиям в данном районе, так как не ожидали крупных группировок противника в своем глубоком тылу всего через двое суток после начала боевых действий. Поэтому последующие импровизации иракского командования, хаотично пытавшегося перекроить свои планы под неожиданную тактику американцев, эффекта не дали. Ситуацию не спасли даже подразделения спецназа Ирака, которые из района Наджафа в течение двух последующих суток несколько раз предпринимали попытки атаковать американские позиции в районе «объекта РАМС». Они оказались безуспешны, так как спецназу уже противостояла группировка американских войск в составе до 30 тыс. солдат и офицеров, до 200 танков и до 230 вертолетов, которая к тому же активно поддерживалась тактической и стратегической авиацией союзников. Безраздельное господство союзников в воздухе позволило им диктовать свои условия войны, не давая иракцам порой даже поднять головы.

Высокое военное искусство американцев проявилось и в ходе организации бригадами 3-й механизированной дивизии при форсировании из района «РАМС» крупной водной преграды – реки Евфрат.

НА ПОДСТУПАХ К БАГДАДУ

На последнем этапе операции по овладению Багдадом предполагалось обойти город Кербела, форсировать реку Евфрат, выдвинуться к столице Ирака и изолировать город. После изоляции Багдада предполагалось овладевать городом методом рейдов (набегов) бригад.

Местность к западу от Евфрата ограничивала движение крупных масс войск, будучи насыщена каналами, ирригационными канавами и сооружениями, каменными карьерами и пригородами населенного пункта Кербела. Единственной проходимой полосой местности для боевых частей дивизии и их тылового обеспечения был узкий (до 4 км) проход между пунктом Кербела и большим озером. Американское командование по условиям местности вынуждено было идти вперед только через этот проход: через него был выход в район р. Евфрат, где находились два моста, каждый по 4 полосы. Естественно, что и иракское командование тоже правильно оценило местность и спланировало в этой узкой полосе «огневой мешок».

В этих условиях командование 5-го армейского корпуса, в состав которого входила 3-я механизированная дивизия, проявило военную хитрость. С целью отвлечения внимания иракцев от прохода возле города Кербела был выбран мост через реку Евфрат в другом районе – к востоку от Кербела. И затем, в течение двух суток, все усилия 5-го армейского корпуса были демонстративно направлены на его захват и на уничтожение огневых средств иракцев в этом районе. Предпринятые меры себя оправдали.

Атака началась успешно. Танки 2-й бригады менее чем за час овладели западной частью ложного моста через Евфрат и после того как инженерные подразделения разминировали сам мост, еще несколько часов вели интенсивный огонь по противнику на противоположном берегу. Так как действия 2-й бригады были всего лишь демонстративными, то американцы реку не форсировали, а чтобы убедить противника в успехе его обороны, к вечеру даже немного отошли. При этом блокирующие позиции бригады были выбраны так, чтобы убедить иракцев в том, что именно с них возобновится новое наступление американцев в направлении выбранного ложного объекта, а реально предназначались для организации поддержки боевых действий двух других бригад дивизии на следующий день на главном направлении. Основная задача «наступающих» на ложный мост войск заключалась в том, чтобы вскрыть позиции иракской артиллерии с последующим ее уничтожением. В результате двухдневных боев американское командование, широко применяя артиллерию и авиацию, предотвратило саму возможность создания противником огневого мешка в проходе Кербела, переиграв иракцев в контрбатарейной борьбе. При этом важную роль сыграли боевые вертолеты.

Настоящее наступление на главном направлении (в проходе между Кербела и большим озером) началось ночью с 1 на 2 апреля. 1-я бригада, имея танковый батальон справа и пехотный батальон слева, вошла в проход Кербела. Сопротивление иракцев, ослабленное массированным дальним огневым поражением, было незначительным. Через несколько часов после начала боя (к 06.00 2 апреля) танковый батальон 1-й бригады вышел к двум намеченным по плану мостам, в то время как пехотный батальон проводил зачистку местности от мелких групп противника. Остальные подразделения бригады закрепились к западу и северу от Кербела, а 3-я бригада – к востоку. Замысел удался почти полностью – к 15.00 2 апреля танковый батальон 1-й бригады полностью очистил и взял под контроль западный берег в районе мостов через реку Евфрат. Пехотный батальон бригады при поддержке артиллерии, авиации и боевых вертолетов совместно с саперной ротой, приданной инженерному батальону бригады, пересек реку на надувных лодках и взял под свой контроль восточный берег возле мостов. Их задача состояла в том, чтобы не допустить подрыва мостов противником. Однако эта задача была решена только частично – иракцы заранее заминировали опоры северного моста и успели привести в действие несколько взрывных устройств еще до того, как американские саперы добрались до объекта.

Южный мост был захвачен американцами в полной сохранности, и по нему танковый батальон бригады перебрался на противоположный берег. Остаток дня и последовавшая ночь были использованы для укрепления плацдарма и его расширения.

2-я бригада, высвободившаяся после ложной атаки на мост, получила задачу следовать за 1-й бригадой, форсировать Евфрат, выдвинуться вперед боевых порядков 1-я бригады и выйти к южным окраинам Багдада с целью изолировать город от возможного подхода резервов противника. На фоне действий 1-й и 3-й бригад действия 2-й бригады оказались не столь успешными. Сказался человеческий фактор. Вынуждаемый руководством действовать как можно быстрее, командир 2-й бригады сперва попытался пойти не через проход, а напрямую по кратчайшему пути по бездорожью. В результате колесная и гусеничная техника бригады завязла в каналах и ирригационных канавах. Сильная песчаная буря тоже оказала свое негативное влияние и 2-я бригада в нарушение плана смогла выйти к мосту через Евфрат только к утру 3 апреля.

Пока 1-я бригада ожидала на плацдарме за мостом подхода 2-й бригады, ей пришлось отразить танковую атаку 10-й танковой бригады иракской дивизии «Медина». Бой был тяжелым. Контратака противника была отбита только вводом в бой «опоздавшей» 2-й бригады.

Далее 2-я бригада продолжила наступление в следующем боевом порядке. Один механизированный пехотный батальон в течение трех часов выдвинулся к назначенному району на южной окраине Багдада, за ним по маршруту следовали подразделения танкового батальона. Один механизированный батальон замыкал боевое построение непосредственно от моста через Евфрат по всему маршруту движения. Один танковый батальон действовал на правом фланге по блокированию пересечения двух трасс № 9 и № 8 и недопущению подхода резервов противника.

Как только все части 2-й бригады прошли по мосту через Евфрат, части 1-й бригады снялись и приступили к выполнению своей главной задачи – выходу на западную окраину Багдада в район международного аэропорта имени Саддама Хусейна.

ПАДЕНИЕ СТОЛИЦЫ

Выдвижение 1-й бригады началось во второй половине дня 3 апреля. Первоначально пришлось двигаться вне дорог. Движение затруднялось сложной местностью и постоянными засадами. К 22.00 того же дня передовой танковый батальон бригады вышел к аэропорту. Успеху содействовали широкое ведение ночных действий и их внезапность. В частности, не дожидаясь подхода главных сил бригады, танковый батальон 1-й бригады начал с ходу ночной бой, атаковав оборону противника вокруг аэропорта с юга. Танкисты вели бой всю ночь, отразив несколько контратак противника. Беда иракцев была почти в полном отсутствии средств ведения ночного боя, поэтому выбить танкистов с аэродрома они не смогли. К утру 4 апреля в район аэропорта подошел пехотный батальон, который, действуя в спешном порядке, блокировал аэропорт с востока с целью не допустить подхода резервов со стороны Багдада. В итоге в районе аэропорта была создана важная база для операции по изоляции Багдада. Участь столицы Ирака практически была решена.

Большую роль в успешных действиях наземных войск, несомненно, сыграла и авиация. За 21 день войны 1800 боевых машин союзников нанесли около 20 тыс. ракетно-бомбовых ударов (практически в среднем каждый день по тысяче ударов). Из них 15 800 были направлены против наземных сил иракской армии, 1400 поразили объекты иракских ВВС и ПВО, целью еще 1800 стали административные объекты иракского режима.

При анализе эффективности действий иракских Вооруженных сил необходимо детально учитывать весь спектр условий, в которых они оказались: политическую, военно-стратегическую и экономическую обстановку, сложившуюся накануне войны. Иначе можно сделать однобокие и некорректные выводы. Так, по страницам прессы гуляет легенда, что основной причиной поражения иракской армии стало предательство со стороны высшего военного руководства. Конечно, часть правды в этом есть. Но причины поражения Ирака в 2003 году в большой степени аналогичны причинам поражения Красной армии в июне 1941 года в войне против фашистской Германии. Тогда тоже, не желая признавать истинные причины поражения, руководство Советского Союза обвинило во всех бедах группу генералов. Однако их расстрел не изменил хода войны. Отступали, пока не стали понимать суть новых революционных изменений не только в боевой технике, но и в теории ее применения, пока не «выросли» командиры, способные воевать по-новому.

Основная причина, приведшая к разгрому иракской армии в считанные дни, наряду с плачевным состоянием тяжелой техники и отсутствием стратегического союзника заключается в том, что новейшим формам и способам применения войск XXI века, заблаговременно разработанным и успешно реализуемым американцами, иракское командование попыталось противопоставить теорию ведения операций середины прошлого века.

Надо отдать должное мужеству большинства иракских солдат и офицеров, которые в этих условиях, осознавая огромное количественно-качественное превосходство противника, с автоматами и гранатометами встали на защиту своей Родины. И американцы, и иракцы сражались храбро. Перефразируя известное высказывание Наполеона о результате сражения под Бородином в 1812 году, можно утверждать, что американцы в этой битве сделали все, чтобы быть победителями, а иракцы получили право называться непобедимыми.
Иракцы – гордый народ, война еще не закончена.

Независимое военное обозрение  06.09.2013

.

Категория: Ирак, Кувейт 1991 | Добавил: pentagonus (13.09.2013) | Автор: Муса Хамзатов

Просмотров: 5139 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов