Главная Pentagonus Регистрация

Вход




Приветствую Вас Гость | RSS Понедельник, 05.12.2016, 07:24
Ключевые слова
киберкомандование, кибербезопасность, О. Туляков

Ключевой партнёр
Академия военных наук РФ
Академия военных наук РФ

Категории каталога
Финансы [73]
Общевойсковые вопросы [434]
Разведка и контрразведка [77]
ВПК [70]
Календарь [2]

Поиск


Наш опрос
The military tattoo
Всего ответов: 128
Статистика

Rambler's Top100

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Top secret


Translate.Ru PROMT©
Главная » Статьи » Общевойсковые вопросы » Общевойсковые вопросы

Информационная война в планах Пентагона (2015)

Информационная война в планах Пентагона

Полковник О. Туляков,
кандидат военных наук

Американское военно-политическое руководство (ВПР) рассматривает информационное пространство как сферу своих жизненно важных интересов, контроль над которым позволяет им достигать стратегических целей глобального доминирования. Используя свое преимущество в области разработки, производства и применения вычислительной техники и программного обеспечения, средств телекоммуникации и связи, США стремятся установить контроль над международной информационной инфраструктурой и распространить на нее свою юрисдикцию. При этом под обеспечением информационного превосходства над противником понимается использование всех имеющихся в распоряжении сил и средств американских ВС для сбора, обработки, защиты, распространения и эффективного использования информации, а также воздействия на информационно-технические объекты противника и информационно-психологического воздействия на его государственное и военное руководство, военнослужащих и население.

Эмблема Центра совместных информационных операций ВС США
Эмблема командования боевых действий в киберпространстве (КБДКП) объединенного стратегического командования ВС США
Эмблема 1-го командования информационных операций сухопутных войск США
Эмблема командования информационных операций ВМС США (Норфолк)

Эмблема Центра информационных операций морской пехоты США

9 октября 1998 года комитет начальников штабов (КНШ) ВС США издал наставление JP 3-13 "Единая доктрина информационных операций (ИО)" (Joint Doctrine for Information Operations), которое на относительно длительный срок становится определяющим для национальных ВС в области информационного противоборства. В нем обмечалось, что "информация стала представлять собой не только цель воздействия, но и оружие воздействия, а также область или сферу деятельности ВС США". Согласно положениям наставления информационной атакой считалась "любая скрытная атака на информационные сети или попытка копирования данных, рекомендаций или инструкций ВС США". В документе определялось, что информационная война (ИВ) - "это не только воздействие на компьютерные сети, это действия (операции) непосредственно по подавлению (искажению, уничтожению) или использованию в своих целях информации в любых ее формах, воздействие на передачу информации любыми СМИ, в том числе на ее объем и содержание, на все ее обеспечивающие информационные системы и компьютерные сети, на специальные программы математического обеспечения, физические средства материальной части систем и сетей, на средства хранения и размножения данных, на содержание инструкций по их использованию, на действия и сознание личного состава, обслуживающего эти системы, средства и сети".

В ходе оценки роли информационной войны проводится анализ сопоставимости финансовых потерь при применении традиционных средств ведения войны и ее информационных форм. При этом некоторые американские эксперты считали, что ИВ становится "дешевой войной" (War on the Cheap), потому что 1 млн долларов и 20 человек, проводя компьютерные атаки, могут обеспечить успех, сопоставимый с действиями многотысячной группировки войск. 10 млн долларов и десять человек могут дезорганизовать военную информационную инфраструктуру противника на неделю, а 30 млн долларов и 100 человек могут вывести из строя его государственную информационную инфраструктуру так, что на ее восстановление потребуются годы. Эти идеи при ведении ИВ в операциях XXI века были обнародованы представителями не только ВВС, но и других видов ВС США, а также американской администрации.

Совершенствованием концептуальной базы ведения ИВ наряду с Пентагоном активно стало заниматься и руководство страны. Так, в конце 1998 года Белый дом представил очередную "Стратегию национальной безопасности США", в которой значительное место было уделено вопросам защиты информационной инфраструктуры государства. В 1999-м аппарат советников МО США издал документ "Международное право в информационных операциях", оценивающий юридическую сторону и анализирующий международный правовой опыт, относящийся к ведению информационных войн.

С завершением войны в Персидском заливе в 1991 году информационная война и ее формы ведения (наступательная и оборонительная ИО) стали играть значительную роль в трансформации американских ВС. В 2000 году взамен концептуального документа КНШ "Единая перспектива-2010" (Joint Vision 2010) издается новый его вариант - "Единая перспектива-2020" (Joint Vision 2020), основным требованием которого является достижение информационного превосходства страны над любым противником.

Сущность ИО этот документ определяет как "эффективное воздействие на информацию и информационные системы (ИС) противника при одновременной всесторонней защите информации и ИС американских ВС". К информационным операциям меморандум относит также "любую деятельность в небоевых или неясных ситуациях по защите информации и информационных систем США, а также действия по оказанию негативного влияния на возможность и процесс обнаружения (разведки) информации и ИС противником. Информационные операции могут проводиться в мирное время, в кризисной ситуации и в ходе любого конфликта".

На XI конференции коалиционных сил по вопросам боевого управления в 2001 году командование ВС США выдвигает некоторые новые аспекты ведения кибервойны в информационном пространстве: обсуждает проблемы, возникающие в когнитивной области ИО и касающиеся обеспечения гарантированной информационной устойчивости; определяет ключевые условия, обеспечивающие успешное ведение боевых действий в киберпространстве; формулирует принципы организации и ведения информационной и кибервойны в частности; устанавливает взаимосвязь ИВ с виртуальной и физической областями боевого пространства.

ВПР ведущих зарубежных стран в полной мере разделяло и использовало концепцию информационной войны, разработанную Пентагоном. Об этом свидетельствует то, что еще в 1998 году командование ОВС НАТО издало доктрину информационных операций МС.422, которая, по сути, излагала доктрину информационных войн США. Более того, в 1993-м командование ВС Великобритании приняло доктрину SDS 23/93 "Борьба с системами боевого управления", где определялось, что одной из форм ведения военных действий будут в том числе невоенные, политические действия в информационной сфере. В январе 2000 года министр вооруженных сил королевства Дж. Спеллаз в своем выступлении перед руководящим составом ВС отмечал: "В современных операциях успех все больше будет зависеть не от простого превосходства в количестве ударных (огневых) сил, а от достижения и удержания информационного превосходства".

Вместе с тем менее развитые в технологическом отношении государства, а также страны, не обладающие крупными развернутыми в мирное время хорошо оснащенными и мобильными вооруженными силами, разрабатывают концепции информационного противоборства с учетом имеющихся возможностей своих силовых структур и уровня развития науки и промышленности. Суть этих концепций заключается в использовании асимметричных принципов ведения боевых действий, позволяющих создавать преимущества на тактическом, а иногда даже на оперативном и стратегическом уровне. Это происходит путем поиска и использования уязвимых звеньев в ИС, а также в системах и органах управления ВС потенциального противника. Сегодня к таким государствам можно отнести прежде всего КНР с миллиардным населением, имеющую крупные, но пока менее технологически развитые вооруженные силы.

Таким образом, борьба с системами боевого управления согласно уставам ВС США и ведущих зарубежных странах (ВЗС) на деле стала одним из способов ведения информационной войны. Ее составными элементами являлись психологические операции, военная дезинформация, оперативная маскировка и радиоэлектронная борьба. Положения концептуальных документов по строительству ВС ВЗС, а главное, реальное применение войск (сил) в конфликтах XX - начала XXI века показали, что ИВ может начаться без объявления войны между государствами и вестись, охватывая как локальные, так и обширные территории, театры военных действий и театры войны, в виде ИО на всех фазах: в мирное время, в период кризисного обострения обстановки, в ходе локальных или глобальных военных и невоенных конфликтов между государствами и после завершения военных действий, миротворческих или гуманитарных операций.

Эталонная схема отображения роли и места кибероперации в структуре информационных операций ВС США

Американское ВПР к 2000 году законодательно закрепило и в основном завершило практическую разработку ключевых форм и способов ведения информационной войны как в операциях ВС США, так и в совместных операциях многонациональных ВС. Внедрение в официальную государственную и военную терминологию Соединенных Штатов и ВЗС новых стратегических и оперативных концепций, понятий и терминов, таких как информационная война, информационные операции, информационное превосходство, в контексте вооруженной борьбы означало перенос акцента противоборства с любым противником с традиционных сфер борьбы в информационно-интеллектуальную и информационно-техническую область.

Так, американский политолог О. Мортон, определяя влияние бурного развития ИТ на вооруженную борьбу, заявлял: "Все войны носят характер информационного противоборства, но если в настоящее время термин "информационная война" означает что-то новое, то это использование информации и сил ИВ в качестве замены традиционных сил и способов ведения войны, а не как приложение к ним". Бывший председатель национального совета по разведке и помощник министра обороны США по вопросам международной безопасности Дж. Най утверждал следующее: "Движущей силой нового этапа революции в военном деле является порожденная ею информационная революция".

Постоянное развитие ИТ приводит к значительным изменениям содержания и роли информационного противоборства. Таким образом, информационное превосходство над любым противником может быть достигнуто путем трансформации ВС США в плане оперативных и боевых возможностей, а также за счет развития-системы боевого управления объединенных сил страны.

По мнению американских военных экспертов, вооруженные силы США, создав подавляющее превосходство, будут способны вести быстрые, всесторонне обеспеченные, согласованные с войсками союзников боевые действия в любых условиях, обеспечив их свободное применение во всех сферах (космической, морской, наземной, воздушной и информационной). В свою очередь, необходимое преимущество над потенциальным противником при прочих равных обстоятельствах может быть достигнуто только тогда, когда информационное превосходство трансформируется в необходимые знания, умения, понимание обстановки и упреждение в принятии решений.

В октябре 2003 года командование вооруженных сил США в целях дальнейшего совершенствования и устранения недостатков в организации и ведении информационной войны утверждает "дорожную карту" - план поэтапного проведения ИО, где ставились следующие задачи:
- обеспечить в американской армии создание структурной основы для освоения и правильного понимания целей, задач ИО, порядка их организации и ведения;
- установить порядок и способы передачи полномочий боевым командованиям по руководству, планированию и интеграции сил, привлекаемых для ведения ИО;
- укрепить органы, обеспечивающие контроль, безопасность проведения ИО и аналитические исследования их эффективности;
- разработать программы организации и ведения ВС США ИО, а также повысить степень обученное™ и подготовленности личного состава объединенных сил по использованию органов, сил и средств ИО;
- подготовить указания (разработать документы) по обновлению организационной структуры вооруженных сил США, чтобы обеспечить полное использование их оперативных возможностей при проведении информационных операций в боевых действиях XXI века.

13 февраля 2006 года председатель КНШ ВС США утверждает очередное наставление для всех видов ВС — JP 3-13 "Информационные операции", в котором юридически закрепляется доктрина, раскрывающая основные принципы ведения ИО и реализующая требования меморандума "Единая перспектива-2020" 2000 года и "дорожной карты" ИО 2003-го.

В предпроводительной к наставлению председатель КНШ указывает, что "объединенная доктрина ИО должна исполняться всеми командующими функциональными и зональными командованиями и подчиненными командованиями объединенных оперативных формирований, компонентами ВС этих командований и командующими всех видов вооруженных сил США".
Наставление JP 3-13 2006 года отменило ряд устаревших положений наставления JP 3-13 от 1998-го и утвердило новые требования к организации, планированию и ведению ИО американскими ВС в операциях XXI века.

Основные изменения в наставлении касательно информационных операций 2006 года сводились к следующему:
- документ был приведен в соответствие с изменениями положений по планированию боевого управления согласно положениям "дорожной карты ИО" от 30 октября 2003 года;
- прекращено использование терминов "наступательная ИО" и "оборонительная ИО" при сохранении положений, что ИО проводится для решения как наступательных, так и оборонительных задач;
- из наставления по ИО был исключен термин "информационная война" (то есть данное понятие было исключено из военной терминологии, чтобы отделить его от политической и тем самым скрыть его существование);
- введены новые понятия и термины: "основные компоненты (ядро) ИО", "элементы/компоненты обеспечения ИО" и "мероприятия, связанные (сопряженные) с проведением ИО"; в частности, к основным компонентам ИО были отнесены: РЭБ; операции в компьютерных сетях (ОКС); ПсО; оперативная маскировка и военная дезинформация;
- установлено, что ОКС могут включать атаки компьютерных сетей противника, защиту КС американских ВС, ведение разведки (выявление) имеющихся у противника сетей, внедрение в них и использование в интересах США;
- к специальным операциям по обеспечению ИО отнесены: ведение видовой разведки на поле боя, физическое воздействие (атака), обеспечение информационной устойчивости, контрразведывательное обеспечение ИО (контрразведка);
- к мероприятиям, связанным с проведением ИО, отнесены деятельность в поддержку публичной дипломатии, работа по связям с общественностью и военно-гражданские операции;
- введено понятие и определено содержание термина "информационное пространство" (information environment), отмечается его влияние и взаимосвязь на ведение информационных и других военных операций;
- введено понятие и определено содержание термина "стратегическая пропаганда" (strategic communication), а также установлена ее взаимосвязь сИО;
- в наставлении появилась отдельная глава - "Разведывательное обеспечение ИО и коммуникационные системы";
- расширена глава наставления по планированию ИО с использованием ряда его элементов в процессе подготовки военных операций единых сил и детализацией следующих аспектов: ситуационная осведомленность сил ИО, задачи, силы и меры информационного воздействия, степень эффективности информационного воздействия. Особое внимание было уделено вопросам межведомственной интеграции и координации при планировании ИО;
- добавлен раздел по обеспечению информационной безопасности на театре войны в ходе совместного планирования как боевых действий, так и ИО;
- введена новая глава по планированию ИО в операциях многонациональных сил.

В наставлении JP 3-13 2006 года определено, что "ИО являются общей составной частью военной операции (боевых действий) и обеспечивают ее успех". При этом отмечается: главная цель ИО — достижение и удержание информационного превосходства ВС США и их союзников над противником. Кроме того, подчеркивается, что "информационное превосходство обеспечивает преимущество над противником только в том случае, когда оно превращается (трансформируется) в превосходство в принятии решений (военных и политических) и упреждении действий и решений противника".

В документе также нашли свое отражение следующие важные элементы, касающиеся совершенствования организации и проведения информационных операций:
- было определено, что "ИО - это интегрированное применение сил, средств и способов (методов) ведения РЭБ, операций в компьютерных сетях, психологических операций (ПсО), оперативной маскировки и военной дезинформации в сочетании с мероприятиями обеспечения ИО и деятельностью других силовых структур (сил), связанных (сопряженных) с проведением таких операций";
- основными задачами ИО являются оказание деструктивного воздействия на противника - срыв, уничтожение, искажение, извлечение или использование в своих целях информации, информационных систем и деятельности личного состава противника, участвующего в подготовке, принятии и реализации решений, а также оказание разрушающего влияния на АСУ войсками и оружием противоборствующей стороны. Кроме того, ИО предполагают проведение объединенных мероприятий по защите информации и информационной инфраструктуры ВС США и государства в целом.

К этому времени Белый дом уже разработал национальную информационную стратегию как для мирного, так и военного времени. Ее суть заключалась в обеспечении эффективного проведения ИО в отношении противника, а также гарантированной устойчивости информации и соответствующей инфраструктуры США.

Согласно основополагающим уставным документам американских ВС, изданным в период с 1998 по 2006 год, основные принципы оперативно-стратегической концепции "Информационные операции" были объединены в четыре основные категории:
- "Воспрещение", или "обезглавливание", противника. Главными объектами информационного воздействия в этом случае являются системы управления, связи, разведки, РЭБ и личный состав, участвующий в сборе, обработке и анализе информации, оценке обстановки, принятии решений, планировании и доведении информации до соответствующих командных инстанций.
- "Усиление военного потенциала (боевой мощи) ВС". Основана на двух принципах - "информативность" и "оперативность" (своевременное и достоверное доведение информации в масштабе времени, близкому к реальному).
- "Живучесть информации, информационных систем и систем управления". Предполагает гарантированную устойчивую работу и выживаемость в любой боевой обстановке.
- "Упреждение" (упреждение в принятии решений и действий). Предусматривает интенсивность и оперативность применения сил с гарантированным опережением противника.

В ноябре 2012 года председатель КНШ ВС США генерал-лейтенант Кертис М. Скапарротти утверждает новую редакцию наставления - JP 3-13 "Информационные операции", в котором пересмотрены взгляды военного руководства страны на подготовку и ведение ИО, уточнены цели, задачи и основные принципы информационного противоборства, а также обязанности должностных лиц по подготовке и проведению информационных операций как в мирное, так и военное время.

Как отмечается в новом наставлении, для успешного достижения целей военных действий ИО должны обеспечивать завоевание и удержание подавляющего и всеохватывающего информационного превосходства над противником. Подчеркивается, что своевременная и достоверная информация является стратегическим ресурсом ВС и необходимым условием обеспечения национальной безопасности. При этом не менее важным для реализации информационного превосходства считается способность командиров, штабов и личного состава на основе полученной информации правильно оценить обстановку и принять верное решение.

Согласно наставлению информационные операции представляют собой совокупность согласованных по цели, задачам, месту и времени мероприятий, проводимых одновременно и последовательно по единому замыслу и плану в ходе военной операции для оказания влияния или воспрепятствования процессу подготовки, принятия и реализации военного решения вероятным, потенциальным или реальным противником и для одновременной защиты своих войск от аналогичных действий противостоящей стороны.

В документе определены требования по реализации его положений объединенными силами США в ходе реализации мероприятий информационного обеспечения средств физического поражения, а также по организации информационного воздействия на процесс принятий решений или на ограничение возможностей противника в применении своих ударных средств.
Как считают военные специалисты США, если будет достигнут необходимый уровень интеграции между силами и средствами ИО и ударными средствами ВС, это позволит обеспечить подавляющее преимущество над противником в операциях XXI века.

Кроме того, в наставлении уточнено определение и содержание термина "информационное пространство" (ИП).

Информационное пространство представляет собой объединение физической, информационной и когнитивных сфер, взаимосвязанных между собой, в пределах которых отдельные люди, группы лиц, организации и системы собирают (получают), анализируют и обобщают (обрабатывают), распространяют (передают) информацию, действуя (функционируя) на ее основе.
В американской военной терминологии возник еще один новый термин -"реляционная модель информационного воздействия" (Information-Influence Relation Framework) как модель, отражающая возможности сил, средств и способов, применяемых в рамках ИО для достижения геополитического превосходства.

Согласно наставлению выделяются два основных уровня реализации концепции информационного превосходства - общегосударственный и военный.

На общегосударственном уровне предполагается осуществлять целенаправленное, главным образом информационно-психологическое, воздействие на ВИР как противника, так и стран-союзниц. Его способами (формами) могут быть: политические, дипломатические и экономические акции; операции информационного обеспечения; политическая и экономическая поддержка оппозиционных групп и движений; проникновение в системы государственного и военного управления; мероприятия по разрушению и искажению информационных ресурсов, а также по введению противника в заблуждение (стратегической маскировке) и защите собственных информационных ресурсов.

На военном уровне обеспечение информационного превосходства сводится в основном к комплексному использованию сил и средств ВС США для сбора, обработки, защиты, распространения и эффективного использования информации, а также с целью воздействия на информационно-технические объекты противника и информационно-психологического воздействия (ИПВ) на его государственное и военное руководство, военнослужащих и население.

В наставлении указывается также, что успешные планирование, подготовка, проведение ИО и оценка их эффективности в значительной степени зависят от детального и своевременного разведобеспечения.

В новом документе исключено деление мероприятий информационных операций на основные, обеспечивающие и взаимосвязанные. Согласно наставлению к мероприятиям ИО относятся: стратегическая пропаганда, деятельность межведомственной координационной группы, мероприятия по связям с общественностью, военно-гражданские операции, операции в киберпространстве, обеспечение информационной устойчивости, задействование возможностей космических сил и средств для обеспечения ИО, информационное обеспечение военных действий, разведывательное обеспечение, военная дезинформация, обеспечение безопасности (скрытности) боевых действий и повседневной деятельности войск, специальные технические операции, распределение и управление использованием частот электромагнитного спектра, участие командного состава ВС США и лидеров иностранных целевых аудиторий в диалоге.

Совершенствуя терминологию, а также оптимизируя состав сил и средств, привлекаемых к ИО, американское командование считает, что успех ИО
зависит от решительности, быстроты и эффективной интеграции и синхронизации соответствующих действий в отношении противника с привлечением политических, экономических и военных рычагов, необходимых для завоевания и удержания информационного превосходства над потенциальным противником.

В этих целях рекомендовано руководствоваться пятью основными принципами:
1. Обеспечение тесной взаимосвязи между правительством, общественностью и вооруженными силами, необходимыми для обеспечения национальной информационной безопасности США и проведения ИО.
2. Создание условий, позволяющих снизить эффективность ИПВ противника путем обучения, тренировки и повышения боеготовности личного состава, контрпропаганды и мероприятий по ограждению вооруженных сил и общества от такого воздействия.
3. Повышение Эффективности контрразведывательной деятельности путем совершенствования ее методов, а также внедрения перспективных технологий выявления и закрытия каналов утечки информации.
4. Оптимизация сил, средств и способов воздействия на информационно-технические объекты противника и защиты своих средств от подобного воздействия.
5. Повышение базовых возможностей глубоко эшелонированной интегрированной обороны Соединенных Штатов на всех уровнях за счет синергетического объединения всех ресурсов ИО.

В Соединенных Штатах существует отлаженный механизм достижения национальных, политических, экономических и военных целей. По мнению американского военно-политического руководства, в настоящее время и в долгосрочной перспективе одним из наиболее эффективных инструментов реализации национальных интересов во внешней политике и обеспечения национальной безопасности является проведение информационных операций как в мирное, так и в военное время. Кроме того, оценка результатов проведенных вооруженными силами США ИО и военных операций в целом показали, что выполнение отдельных задач или комплекса мероприятий информационного противоборства позволяет избежать традиционного применения своих вооруженных сил (в том числе их огневой мощи) и достичь поставленных целей меньшими средствами, затрачивая при этом по возможности минимальные финансовые и людские ресурсы.

Проведенное исследование информационных операций ВС США начала XXI века позволило выделить по ним ряд общих моментов.

Во-первых, военно-политическим руководством США всегда публично предпринимались попытки предотвратить войну. Однако стоит отметить, что при демонстрации стремления сохранить мир, вероятному противнику предоставляются неприемлемые, невыгодные условия. При этом задействуются инструменты так называемой мягкой силы. То есть одновременно с подготовкой вооруженными силами США информационной операции используются элементы информационного противоборства государственного уровня, сводящиеся в большинстве своем к давлению на угрожаемую сторону по дипломатическим, экономическим и информационным каналам. Собственно вооруженными силами США до начала боевых действий активно и открыто применяются органы и силы таких элементов ИО, как стратегическая пропаганда и связи с общественностью, а также осуществляется взаимодействие с межведомственными партнерами, правительственными и международными организациями (например, государственным департаментом, ЦРУ, ФБР, агентством США по международному развитию, Международной организацией по правам человека).

Не менее интенсивно, но скрытно вооруженными силами США выполняются мероприятия по военной дезинформации, постоянно осуществляется информационно-разведывательная деятельность (в том числе и в интересах разведывательного обеспечения ИО), проводятся кибероперации.

Особое внимание заслуживают психологические операции, которые по своей специфике проводятся открыто и, как видно из последних событий на Украине, характеризуются широким задействованием телекоммуникационной инфраструктуры и направленностью на различные целевые аудитории, а именно на руководство противника (вероятного/действующего), командование и личный состав ВС, население противостоящей стороны (мирное, поддерживающее или враждебное по отношению к "легитимным" лидерам), военно-политическое руководство и жителей региона возможного будущего военного конфликта, правительство и население других стран мира (в том числе стран-союзниц, партнеров по коалиции, нейтральных и враждебно настроенных по отношению к США государств), а также население США. В качестве основных инструментов решения поставленных задач в данной области использовались СМИ и глобальная сеть Интернет (воздействие осуществлялось через социальные сети, микроблоги, видеохостинги и т. п.).

Во-вторых, после начала военных действий вооруженные силы США активно задействовали все имеющиеся возможности в области ИО. Учитывая, что ни Афганистан, ни Ирак, ни Ливия не были в состоянии оказать хоть какое-нибудь существенное вооруженное, не говоря уже про информационное, сопротивление вооруженным силам США, можно сказать, что эти страны стали "площадками" для совершенствования элементов информационных операций, их способов и методов проведения. Кроме того, от операции к операции командование ВС США повышало активность применения дезинформации, причем не только в отношении действующего противника, но и мирового сообщества.

Использование тех или иных составляющих информационных операций вооруженными силами США по отношению к вероятному противнику может быть различно в зависимости от его потенциала (экономического, технического, военного и т. д.). Это также доказывает ведущаяся информационная операция США против Сирии, в которой внутригосударственный вооруженный конфликт с успехом "поддерживали" американские силы и средства, используемые в ходе операций в киберпространстве ВС Соединенных Штатов, а также обеспечивающие проведение информационной операции как на государственном, так и военном уровне, сотрудники спецслужб (структур) военного и гражданского компонентов разведывательного сообщества США.

В-третьих, по завершении боевых действий, добившись своих целей, командование ВС США активно применяло силы военно-гражданских операций, которые совместно участвовали в восстановлении инфраструктуры стран. При этом проведение других мероприятий ИО на данном этапе не планировалось.

В-четвертых, по заявлениям первых лиц в Белом доме и согласно основным документам, в XXI веке, чтобы сохранить мировое лидерство, Соединенные Штаты должны будут активно действовать в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где они, безусловно, столкнутся с позицией одной из ведущих зарубежных стран - Китаем. В данной ситуации содержание и характер информационных операций ВС США, скорее всего, изменится. И уже сегодня в открытой печати появляются многочисленные сообщения об активных действиях подразделений вооруженных сил обеих стран в киберпространстве, направленных друг против друга. При этом военно-политическое руководство данных стран понимает, что продолжающееся информационно-техническое развитие ведет к появлению новых угроз - уязвимостей и открывает для противоборствующей стороны дополнительные возможности по достижению победы в кибервойне.

Другим регионом интересов, в котором (или по отношению к которому) будут активнее применяться органы, силы и средства ИО ВС США, является Арктика. Уже в настоящее время с целью оказания когнитивного воздействия на заинтересованных в регионе "игроков" ВПР США и НАТО постоянно увеличивают количество участников и привлекаемых сил в проводимых здесь военных учениях и сообщают о развитии информационной инфраструктуры региона, например о. Шпицберген.

По мнению администрации США для включения ИО в единую систему государства необходимо интегрировать шесть основных сфер деятельности последнего в информационном пространстве: политику; военную доктрину; организационную структуру; промышленность; оценку состояния и перспектив развития политической и военной обстановки; целенаправленные обучение и подготовку военных и гражданских специалистов ВС в области организации и ведения ИО; упреждение противника в принятии политических и военных решений; оказание эффективного влияния для завоевания и удержания информационного превосходства.

В мае 2013 года министр обороны США внес ряд коррективов в исполнительную директиву 3600.01, уточнив, в частности: порядок руководства, права и обязанности всех должностных лиц в области подготовки, организации и ведения ИО; задачи исполнительных групп управления этими операциями, а также некоторые определения (понятия) элементов ИО.

Проведя всесторонний анализ опыта применения сил и средств информационных операций на "большом Ближнем Востоке", севере Африки и Центральной Азии, Пентагон в ноябре 2014 года опубликовал наставление JP 3-13 "Информационные операции", внеся в него изменения и дополнения. Они затронули в основном технические и методические аспекты оценки информационно-сопряженных возможностей войск, информационного пространства и непосредственно ИО.

В документе представлена методология оценки проводимых мероприятий ИО в целях обеспечения выполнения задач объединенными силами. Кроме того, в нем более детально раскрыты методики оценки ИО, эффективности привлекаемых частных компаний, а также уделено особое внимание периодическому проведению оценки с целью выявления и учета неактуальной информации.

Раскрывая суть, характер и значение информационных операций как новой формы ведения военных действий, оценивая степень угрозы, связанной с их появлением, необходимо учитывать ряд особенностей, отличающих ИО от других форм и способов вооруженной борьбы:
- отсутствие четких границ (по территории, времени, пространству);
- возможность одновременного охвата не только локальных районов военных действий (своих и противника), но и жизненно-важных территории и объектов государственного значения противоборствующих сторон;
- они носят как локальный, так и глобальный характер или тот и другой одновременно;
- высокая анонимность и скрытность действий, трудность выявления актора и используемых им средств;
- возможность оказывать влияние (иногда решающее) на эффективность и успешность ведения непосредственных боевых действий группировками войск (сил);
- способность обеспечивать достижение и удержание в целом информационного превосходства над противником, повышать эффективность, сокращать потери и обеспечивать успешность завершения операции;
- возможность создавать благоприятные условия для реализации как военных, так и политических целей государства, оказывая когнитивное воздействие на личный состав войск (сил) лиц, участвующих в подготовке и принятии решений.

Кроме того, информационные операции, как правило, предшествуют началу военных (других) действий вооруженных сил, ведутся одновременно с ними или после их завершения, а также могут являться побуждением к переходу, продолжению или прекращению военных действий и отказу противника от своих намерений. При качественных планировании и проведении ИО сокращается временной цикл подготовки и принятия решений, а также обеспечивается возможность упреждения противника в принятии решений, уменьшаются сроки выполнения отдельных боевых задач и операции в целом. При этом боевые действия в информационном пространстве пока не могут быть сопоставимы с накопленным оперативно-стратегическим опытом ведения боевых действий на земле, в воздухе и на море.

По взглядам специалистов Пентагона, проведение информационных операций, ограничивающее возможности использования 50 и более % информационных систем и компьютерных сетей, является побуждающим условием для начала или продолжения военных действий.

Совершенствуя терминологию, состав сил и средств, привлекаемых к ИО, командование ВС США считает, что результативность таких операций зависит от решительности, быстроты и эффективной интеграции и синхронизации совместного информационного влияния на противника с привлечением политических, экономических и военных структур, необходимых для завоевания и удержания информационного превосходства над потенциальным противником.

ИО проводятся во всех фазах военной операции, взаимосвязаны с решением других ее задач, должны способствовать их выполнению, а также быть в том числе одной из главных ее составляющих. Именно информационные операции позволяют интегрировать информационно-сопряженные возможности войск (сил) и решать другие задачи операции с целью эффективного воздействия на вероятного, потенциального или действующего противника в нужной для ВПР США форме и достижения необходимых результатов.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №11, С. 3-14

 

Категория: Общевойсковые вопросы | Добавил: pentagonus (19.12.2015) | Автор: Полковник О. Туляков

Просмотров: 2466 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

avatar


Copyright MyCorp © 2016

Рейтинг Военных Ресурсов